АНТЕМИЙ (467 — 472)


Антемий (Прокопий) (император на Западе, 467-472 гг.) был одним из наиболее знаменитых граждан Восточной империи. Гейзерих, могущественный король вандалов, рекомендовал Олибрия на смену Ливию Северу, но то, что он был кандидатом вандалов, сделало его неприемлемым для многих. В результате в течение двух месяцев после смерти Ливия Севера в Равенне вообще не было императора; но набег Гейзериха на Пелопоннес в 467 г. убедил восточного правителя Льва I в том, что сотрудничество между двумя римскими империями жизненно необходимо, поэтому должен быть назначен новый западный август — причем выбранный им самим.

Его выбор пал на Антемия, мужа его дочери Евфимии. Этот человек, родившийся в Галатии, прекрасно разбирался в греческой философии и утверждал, что происходит от Прокопия, в 365 г. недолго занимавшего восточный трон. Отец Антемия, которого тоже звали Прокопием, был главнокомандующим (magister militum) и имел положение патриция. А его дед по матери, Антемий, был префектом претория и успешно исполнял обязанности регента, пока Феодосий II был слишком мал. Сам будущий император был командиром (comes) во Фракии в 453-454 гг., главнокомандующим в 454-467 гг., консулом в 455 г. и патрицием с того же года. Считали, что он мог сменить Марциана на восточном престоле, но вместо него это назначение получил Лев I. По слухам, Антемий перенес эту неудачу с достоинством и после одержал две военные победы от имени Льва: над остготами в Иллирике с 459 по 464 г. и над гуннами в Сердике в 466-467 гг. В 467 г. Лев назначил его императором Запада. Заручившись поддержкой западного главнокомандующего, Рицимера, путем женитьбы на его дочери, Алипии, Антемий вышел из Константинополя в окружении известных людей и со значительными военными силами; его назначение было поддержано не только римским народом и варварами-федератами, но и сенатом. На монетах того времени он изображен стоящим вместе с Львом I. Каждый держит копье и вместе поддерживают увенчанный крестом шар. Надпись гласит: SALVS REIPVBLICAE (Благополучие государства). Лев, в свою очередь, сделал несколько публичных заявлений, в которых звучала отеческая привязанность и покровительственное отношение к Антемию, с которым, как он заявлял, он разделил правление миром.

После многочисленных трещин, расколовших две империи, такое сотрудничество внушало некоторые надежды, но оно состоялось слишком поздно, чтобы спасти Запад. На самом деле его практическое воплощение оказалось катастрофическим. Оно приняло форму совместного похода против Гейзериха. Даже если количество кораблей (тысяча сто тринадцать) и людей (сто тысяч) в дошедших до нас сообщениях несколько преувеличено, все равно это было большое и честолюбивое предприятие. Но командующий восточного контингента, Василиск, был ненадежным человеком, и назначение Марцеллина (главнокомандующего в Далмации) адмиралом Западной империи оттолкнуло Рицимера. Марцеллин атаковал лагеря вандалов на Сардинии, а другая флотилия высадилась в Триполитане. Но когда восточный флот Василиска приблизился к Карфагену, Гейзерих, при содействии благоприятного ветра, поджег многие из его кораблей и разрушил другие. Оставшиеся войска бежали на Сицилию с Василиском и Марцеллином, который был убит, возможно, по подстрекательству Рицимера.

Антемию также пришлось столкнуться с ухудшившейся ситуацией в Галлии: грозный король вестготов, Эрих, убил своего брата Теодориха II в 466 г., занял его место и как будто собирался завоевать всю Галлию. Галло-римская аристократия, почувствовав себя в опасности, послала делегацию к Антемию в Италию. В ее число входил и Сидоний Аполлинарис, который теперь мог прославлять в своих стихах третьего достойного императора в обычной своей манере и превозносить воссоединение империй. Он был вознагражден званием городского префекта в Риме. Тем временем в Галлии люди Рицимера завязали важные связи со свевами и королем бургундов, Гундиохом, женившимся на его сестре. На основании этого родства Антемий пожаловал бургундам значительные милости, с целью заручиться их помощью против Эриха. Но Арванда, галльского префекта, обвинили в измене и растрате и казнили, а Эрих нанес полное поражение римской армии на берегу Рена, убив сына императора, Антемиола, и трех его главных военачальников.

К тому же Антемий не пользовался широкой популярностью в Италии, где греческие культура и образ жизни вызывали отвращение; ходили слухи, что он также снисходительно относится к язычеству. Потерпев неуспех как против вандалов, так и против вестготов, Антемий начал, как и его предшественники, внушать сомнения Рицимеру, и их отношения резко ухудшились. Сообщали, что император будто бы выражал сожаление о том, что позволил своей дочери выйти замуж за такого варвара, как Рицимер, который, в свою очередь, как слышали, называл своего тестя "гречонком" и галатийцем.

Эта взаимная неприязнь означала, что Италия фактически разделилась на две враждебные части — Антемий правил в Риме, а Рицимер в Медиолане. Епифаний, епископ Тицинский, попытался примирить их в 470 г., но примирение оказалось недолгим, и в 472 г. Рицимер отправился на юг, к вратам Рима, с намерением сместить своего бывшего протеже. Теперь его кандидатом на западный трон стал Олибрий (муж дочери Валентиниана III Плацидии Младшей), который приехал в Италию из Константинополя. Антемия поддерживали вестготские войска под командованием Билимера (вероятно, главнокомандующего в Галлии), а также на его стороне и против Олибрия была большая часть сената и римского народа. Началась трехмесячная осада города, которой сопутствовал голод и эпидемии. Спустя некоторое время Рицимер бросил все силы на Понт Элий, мост напротив мавзолея Адриана (позднее "Замок святого Ангела"). Билимер отчаянно сопротивлялся, но в конце концов погиб, а войска Рицимера ворвались в центр города не без помощи, вероятно, предательства изнутри. Антемий капитулировал, но поскольку разграбление продолжалось, он переоделся и спрятался среди нищих в церкви святого Хрисогона. Однако его опознали и обезглавили по приказу племянника Рицимера, Гундобада, в марте или апреле 472 г. Все, что можно сказать о правлении, которое закончилось так внезапно, это то, что Антемий, хоть и был греком, пользовался более широкой поддержкой в Риме, чем его более удачливый соперник Олибрий.

(текст по изданию: М. Грант. Римские императоры / пер. с англ. М. Гитт — М.; ТЕРРА — Книжный клуб, 1998)