КОНСТАНТИН II (337 — 340)


Константин II (Флавий Клавдий, или иногда Юлий, Константин) (император-соправитель, 337-340 гг.) родился в Арелате. Он был вторым сыном Константина Великого от (как утверждается) императрицы Фаусты; но если его появление на свет правильно относят к февралю 317 г., то это невозможно, поскольку достоверно известно, что в августе того же года она родила Констанция II. В таком случае Константин II был сыном другой женщины, а стало быть, незаконнорожденным. Возможно также предположение, что он родился от Фаустины не в 317 г., как об этом сообщают, а годом раньше.

Как бы то ни было, еще до конца 317 г. отец провозгласил его в Сирмии цезарем наряду со старшим сводным братом Криспом; в это же время Лициний провозгласил своего сына, носящего то же имя (он был на год-два старше Константина II), цезарем на Востоке. Этим назначением на высокий пост подростка и двух младенцев окончательно похоронили идею Диоклетиана о выдвижении на правящие должности по заслугам и возродили принцип престолонаследия по рождению. Назначение в 320 и 321 гг. младенца Константина на должность консула (сначала вместе с отцом, а затем с Криспом, который до того уже однажды был консулом) в значительной степени способствовало ухудшению отношений между его отцом и Лицинием, счевшим своего сына обойденным; Лициний стал предпринимать усилия, чтобы в одностороннем порядке исправить это упущение. Примерно к 322 г. Константин уже научился в перерывах между придворными увеселениями ставить свою подпись, а в 324 г. (год окончательного поражения Лициния) они с Криспом в третий раз стали консулами. Но через два года Криспа казнили по обвинению в измене, и Константин (хотя его предполагаемая мать Фауста также пала жертвой роковой немилости) превратился в старшего наследника, так как был старше остальных своих родных (или сводных) братьев, Констанция II и Константа I.

В 332 г. его послали номинальным командующим на Данувий, воевать с вестготским вождем Аларихом I в ответ на просьбу сарматских и вандальских племен, для которых тот представлял угрозу. Римское войско одержало важную победу, нанеся тяжелые потери (умноженные голодом и холодом) и захватив многочисленных пленных, в том числе сына вождя. В 333 г. Константина II перевели в Тревиры охранять рейнскую границу. Двумя годами позже его отец, предчувствуя скорую кончину, произвел окончательный раздел Империи между сыновьями (и двумя племянниками, Делмацием и Ганнибалианом). Юному Константину император отдал Галлию, Испанию и Британию. После смерти отца в 337 г. всех трех его сыновей провозгласили августами. После обожествления отца в соответствии с имперской традицией (вопреки христианству, которому все трое были ревностно привержены) они договорились убрать двух его племянников, а также убили еще множество людей. Однако очень скоро между братьями начались трения. К частности, когда знаменитый, но крайне непоследовательный епископ Афанасий, укрывшийся в столице Константина II, Тревирах, получил от последнего разрешение вернуться в Александрию, это вызвало гнев Констанция II (на его территории находилась Александрия), совершенно не желавшего появления здесь епископа.

В 338 г. углубляющиеся разногласия побудили трех сыновей Константина Великого провести встречу то ли в Паннонии, то ли в Виминации для того, чтобы окончательно установить границы между ними. При этом владения Константина II не изменились, тогда как Константу I удалось несколько увеличить свою территорию. Это решение обострило спор о главенстве между братьями: так, Констант, хотя и выпустил медальон, где они с Констанцием почтительно обращены к старшему брату, более не желал признавать претензий Константина II на положение старшего августа. В 340 г. Константин II воспользовался тем, что Константа нет в Италии (входившей в его владения), и двинулся на полуостров. Но передовой отряд, высланный Константом из Иллирика навстречу вторгнувшейся армии, внезапно напал на Константина в Аквилее и убил его.

О характере Константина II мало что можно сказать; но, возможно, имеет значение тот факт, что, хотя он был старшим из оставшихся сыновей Константина Великого (и к тому же женатым, а значит, способным продолжить династию), отец, видимо, не считал его достаточно способным (а может быть, достаточно взрослым), чтобы передать управление всей Империей.

(текст по изданию: М. Грант. Римские императоры / пер. с англ. М. Гитт — М.; ТЕРРА - Книжный клуб, 1998)