ГОНОРИЙ (395 — 423)


Гонорий (Флавий) (западный император, 395-423 гг.) родился в 383 г. и был вторым сыном Феодосия I Великого и Элии Флавии Флакциллы. Он получил титул августа в 393 г. в Константинополе, а когда двумя годами позже умер его отец, он стал императором Западной империи, тогда как его брат Аркадий занял тот же пост на Востоке.

Поскольку Гонорию исполнилось лишь двенадцать, фактическим правителем стал его загадочный главнокомандующий Флавий Стилихон, полувандал-полуримлянин, женатый на двоюродной сестре правителя-подростка Серене, причем их дочь Мария в 395 г. стала женой самого Гонория. Исключительно способный и деятельный Стилихон не смог в конечном счете спасти Римскую империю от распада из-за двух особенностей его политики. Во-первых, он холодно, а затем и враждебно относился к правителям Восточной империи, так как рассчитывал захватить у них земли на Балканах (префектура Иллирик), отошедшие к ним по распоряжению Феодосия (см. Аркадий). С этой целью Стилихон даже подослал убийц к Руфину, главному управляющему и префекту претория Аркадия. Второй гибельной особенностью правления Стилихона, непосредственно связанной с первой, являлось его нежелание оказывать серьезное сопротивление своим германским соотечественникам, вестготам, во главе которых с 395 по 410 г. стоял талантливый вождь Аларих. В 397 г. Стилихон в ответ на просьбу восточного правительства отразил наступление вестготов в Греции, но при этом не стал преследовать их. Когда в 401 г. они (под влиянием Константинополя) двинулись против Запада, Стилихон отозвал войска из Британии и с Рейна и два года успешно отражал их вторжение. Но Алариху вновь не отрезали путь к отступлению.

Это не помешало Гонорию устроить триумфальный въезд в Рим в честь победы над вестготами. Тем не менее он понимал, что в его резиденции в Медиолане оставаться небезопасно, и в 404 г. перенес столицу в Равенну. Защищенная болотами и расположенная на берегу моря, она оставалась главным городом Западной империи на протяжении трех четвертей столетия, пока вся Италия не перешла в руки варваров.

Тем временем на территорию Империи на среднем Данувии проникла другая группа германских племен, остготы, вытесняя с венгерских равнин большую часть римского населения. В 405 г. остготы и другие племена во главе с Радагайсом хлынули на Апеннинский полуостров, Стилихон нанес им поражение при Фезулах. После этого Стилихон намеревался осуществить свое давнее желание напасть на Восточную империю, но ему помешало самое грозное вторжение германцев из всех, что случались прежде. В последний день 406 г. (либо на протяжении более длительного периода) многоплеменные полчища — вандалы, свевы, алеманны, аланы и бургунды — перешли скованный льдом Рейн. Под их натиском пали, зачастую почти без сопротивления, многочисленные приграничные города, в том числе Монгунциак и Тревиры. Захватчики разошлись по всем галльским провинциям, опустошая и разоряя их. Как писал Гиббон, "с этой роковой минуты были снесены барьеры, столь долго разделявшие дикие и цивилизованные народы".

Стилихон, по-прежнему занятый подготовкой войны против Константинополя, не принял почти никаких мер, чтобы сдержать натиск варваров. Воспользовавшись бессилием правительства Западной империи, узурпатор Константин (III) захватил власть над Британией, Галлией и частью Испании, после чего последовал ряд схожих переворотов. В то же время Аларих потребовал от Гонория около двух тонн золота, и Стилихон уговорил сопротивлявшийся сенат уступить. Вскоре стараниями тех же сенаторов, которые считали, что такой главнокомандующий не соответствует их интересам, его самого обвинили в сговоре с Аларихом с целью посадить своего сына Евхерия на императорский престол. У Тицина войска, по наущению сенаторов, подняли против Стилихона мятеж, в 408 г. он сдался Гонорию в Равенне и был казнен. Это дало толчок мощному движению против влияния германцев, и в течение следующих пятидесяти лет ни один из них не занимал поста главнокомандующего. Служившие у Стилихона германцы, опасаясь, что их жены и дети могут погибнуть от рук солдат-римлян, перешли на сторону Алариха. Тот, со своей стороны, лишившись весьма прибыльных связей со Стилихоном, предпринял поход на Рим и не вступил в город лишь потому, что вновь получил крупную взятку, которую Гонорий и его новый главный советник Олимпий после первоначального отказа с большой неохотой согласились дать. В следующем году Аларих вновь подошел к Риму, захватил порт Августа и заставил сенаторов посадить на трон императора-марионетку Приска Аттала, выпустившего монеты и огромный медальон с надписью: "Непобедимый вечный Рим" (INVICTA ROMA AETERNA).

Особая ирония надписи проявилась в следующем году, который стал свидетелем ужасной катастрофы — захвата Рима Аларихом. Перед этим вождь вестготов лишил власти Аттала и лично встретился с Гонорием в окрестностях Равенны. Но когда на его лагерь напало враждебное германское войско во главе с Саром, Аларих прервал переговоры, подозревая, что это нападение произошло с ведома императора. Вестготы предприняли третий и последний поход на Рим. Аларих со своими солдатами вошел через ворота, открытые изменниками, и захватил Вечный город, который не склонялся перед внешним врагом более восьмиста лет. Иероним и Августин, как и многие в Римском мире, испытали огромное потрясение, и именно в ответ на обвинение, что ничего подобного при язычниках не случалось, Августин написал свой Град Божий. Аббат Геронтий заявлял более трезво: "Блаженны те, кто оказался проницателен и продал свою собственность перед приходом варваров". Однако, хотя Аларих сжег несколько зданий и частично разграбил город, он оставался в нем не более трех дней. Затем, забрав с собой двадцатилетнюю сводную сестру императора Элию Галлу Плацидию, Аларих двинулся на юг полуострова. Он собирался вторгнуться в Африку, но не успел, так как скончался в Консенции.

В следующем десятилетии ведущим полководцем Гонория был Констанций (III), который вскоре разделался с узурпаторами в Галлии. В 414 г. преемник Алариха, Атаульф, женился в Нарбоне на Галле Плацидии, но Гонорий не дал своего согласия на этот брак, и Констанций отправил Атаульфа в Испанию, где тот был убит. Его преемник Валлия отдал Плацидию римлянам, и за это вестготам дозволили вернуться в Галлию, где в 418 г. они получили статус федератов со столицей в Толозе.

После смерти в 421 г. Констанция (ставшего к тому времени императором-соправителем) Гонорий, всегда с нежностью относившийся к сводной сестре, начал проявлять свою привязанность весьма откровенными ласками и объятиями, что не только привело к публичному скандалу, но и настроило Плацидию против него. Этот разрыв породил потасовки на улицах Равенны между соответствующими свитами. Среди врагов Плацидии был главнокомандующий Кастин, который, хотя и потерпел тяжелое поражение от вандалов в Африке, рассчитывал занять место Констанция. В конце концов Плацидию выслали из Равенны, и в 423 г. она нашла убежище в Константинополе, забрав с собой двоих детей, в том числе младенца Валентиниана (III). В том же году императора поразила водянка, и он скончался.

Как ни парадоксально, именно на правление ничтожного Гонория приходится расцвет деятельности святого Августина, епископа Гиппон-Регия, и святого Иеронима. И все же имелась некая связь между жизнью императорского двора убеждениями этих великих теологов, поскольку Гонорий был очень набожен, а Августин в конце концов пришел к неутешительному выводу, что инакомыслящих, в первую очередь язычников, а затем и еретиков, следует подвергать принуждению со стороны государства. Сначала, после того как африканские язычники восстали из-за закрытия их храмов в 399 г., Августин примкнул к другим епископам, которые в 401 г. обратились к правительству с просьбой принять новые законы, дабы "вырвать с корнем остатки идолопоклонничества". Стилихон же, хотя и счел необходимым сжечь Сивиллины книги, самые священные документы язычества, склонялся все-таки к веротерпимости. Сразу же после его смерти был издан закон, запрещавший язычникам службу в армии. А в 407-408 гг. и ересь была объявлена преступлением против общества, "ибо нападки на божественную религию наносят вред всему обществу". Тогда же всех некатоликов отлучили от двора, хотя годом позже Гонорию пришлось смягчить эти правила, поскольку оказалось невозможным добиться обращения каждого германца-арианина. Вскоре были изданы новые грозные указы, и именно тогда Августин после долгих размышлений отказался от прежней терпимости к еретикам и в 408 г. в письме к епископу Картеннскому Винценцию написал, что их, как и язычников, следует подвергать принуждению со стороны государства. Более того, в 415 г. были предприняты карательные меры в отношении последнего иудейского патриарха Гамалиила VII.

Поскольку император к этому времени достиг совершеннолетия, он, скорее всего, принимал участие в этих событиях. Справедливо также возложить вину за срыв переговоров с Аларихом, что привело к захвату Рима, на его упрямство, хотя вообще он обладал податливым и мягким характером. Возможно, Аларих был прав, предполагая, что за спиной вероломного нападения на него, приведшего к прекращению переговоров, стоит Гонорий. Многие считали, что Гонорий противился тому, чтобы Констанций III становился его соправителем, но если так, то с его желанием не посчитались. В его поступках можно заметить определенную склонность к предательству. Разумом он также не блистал. По сообщению Прокопия, когда Гонорию сообщили о падении Рима, он будто бы не понял и подумал, что околел его любимый петух по кличке Рим. "Да я же только что кормил его", — воскликнул он.

По словам Филосторгия, много тяжелых ран получило государство в правление Гонория. В частности, действующая армия Западной империи потеряла в различных военных неудачах по меньшей мере половину своего состава, а может, и все две трети. Личный вклад императора в развитие событий был совершенно незначителен.

(текст по изданию: М. Грант. Римские императоры / пер. с англ. М. Гитт — М.; ТЕРРА — Книжный клуб, 1998)