ЛЕВ I ВЕЛИКИЙ (457 — 474)


Лев I (Флавий) (император на Востоке, 457-474 г.) получил прозвище "Великий", вероятно, для того, чтобы отличать его от его внука, Льва II; впрочем, его современник, папа Лев I (440-461 гг.) тоже был известен как Великий. Он родился в 401 г. и, по-видимому, принадлежал к племени бессов во Фракии.

Когда Марциан умер, самым очевидным кандидатом на его место был его знаменитый зять Антемий; но Антемий (вскоре ставший императором на Западе) не пользовался расположением алана Аспара, главнокомандующего (magister militum) штаба. Вместо него Аспар выбрал собственного подчиненного Льва, который был командиром (tribunus) легиона в Силимврии. Сенат не смог отвергнуть ставленника Аспара, и Лев был коронован Анатолием, патриархом Константинополя. Коронация была великолепной и сложной церемонией.

Аспар остался главнокомандующим штаба, а его сын Ардабурий Младший, более легкомысленный человек, занял такой же пост на восточной границе. Влияние Аспара в государстве оставалось решающим на протяжении шести или семи лет, хотя посаженный им на престол человек не всегда прислушивался к его предложениям со всем вниманием; так, например, Лев постоянно откладывал обещанное повышение другого сына военачальника, Патрикия, до положения цезаря, и не сделал, как ожидалось, одну из своих дочерей, Элию Ариадну или Леонтию, его невестой. Более того, чтобы противодействовать преобладающему влиянию германских солдат Аспара, Лев набрал значительное количество солдат из числа исаврийских горцев с юго-востока Малой Азии. Он пополнил ими созданную им в 461 г. новую охрану (excubitores) и призвал на службу вождя исаврийцев, Трасикодиссу (будущего императора Зинона), и именно ему в 466 или 467 г. отдал в жены свою дочь Элию Ариадну.

Сам Лев женился на энергичной и честолюбивой Элии Верине. Ее брат, Василиск, принял командование большой армадой, отправившейся в поход против вандалов в 468 г., с целью принять участие в совместной операции с войсками Западной империи, на чей трон Лев I недавно поместил Антемия (после отказа признать двух его предшественников). Поход окончился полным поражением, и за ним последовала еще одна экспедиция в 470 г., которая тоже ни к чему не привела. Восток сильно пострадал от этой войны. В Константинополе ее расценили как унизительную катастрофу, едва не разорившую казначейство (см. также Антемий и Василиск). Еще более горьким было сознание того, что германцы непобедимы.

Многие обвиняли Аспара в том, что он своими изменническими действиями способствовал неуспеху всего предприятия. Тем не менее, улучив возможность, когда Зинон, ставший в 469 г. главнокомандующим штаба вместо него, воевал во Фракии с гуннами, он, наконец, сумел добиться титула цезаря для своего сына Патрикия и устроил брак молодого человека с оставшейся незамужней дочерью императора, Леонтией, в 470 г. Однако общество протестовало против возвышения еретика, потому что Патрикий, как и его отец, был арианином. Аспар, стараясь противодействовать этой враждебности и обойти сторонников Зинона, попытался подчинить себе солдат-исаврийцев в Константинополе. Зинон, узнав об этом, в 471 г. поспешно вернулся в город Халкедон, откуда мог управлять событиями в соседней столице. Аспар и младший Ардабурий укрылись в церкви святой Евфимии, где, несмотря на данное императором обещание, что они будут в безопасности, их схватили, возможно, по приказу Зинона; Аспар был убит, а раненому Патрикию удалось бежать.

В знак протеста сторонник Аспара, командир по имени Остр, сменивший Зинона на посту главнокомандующего штаба после назначения последнего на соответствующий пост на Востоке, ворвался во дворец с группой солдат, но исаврийская охрана отразила нападение. Остр бежал во Фракию, захватив с собой готтку – сожительницу Аспара. Другой реакцией на устранение Аспара стала жестокость одного из его германских родственников, Теодориха Страбона ("косоглазого"), начальника федеративных остготских войск на Балканах, с которой он продолжал опустошать Филиппополь и Аркадиополь (называвшийся ранее Бергулой) во Фракии, где он был провозглашен королем своими войсками. Лев I счел необходимым признать его королевский титул и владения и пожаловал ему денежную выплату, при условии что он будет сражаться за Империю против всех ее врагов (кроме вандалов). Лев также присвоил Теодориху звание главнокомандующего штаба, прежде занимаемое Остром; но он не был наделен властью, которую часто дает такой чин. Организовав исаврийскую охрану, Лев ясно показал, что намеревается прекратить попытки германцев завладеть Восточной империей и полагается не на них, а на войска из собственных провинций.

В октябре 473 г. у Льва I появился внук с тем же именем – сын Зинона и Ариадны. Он был объявлен августом как Лев II. Вскоре после этого Лев I заболел дизентерией, от которой и умер 18 января следующего года.

Всегда бывший ревностным христианином, он снискал великое уважение народа, привезя почитаемый Покров Богородицы из Галилеи во влахернский храм Богоматери (в Константинополе). Там было сооружено особое здание, где поместили драгоценную реликвию. Население считало ее божественным талисманом своего города, защищающим от нападения врагов. Лев I ввел суровые законы против сохранившихся языческих обычаев, равно как и против христиан-еретиков, побуждая епископов Константинополя, Рима, Антиохии и Иерусалима порицать монофиситов, заставивших патриарха-соперника отвергнуть решения Халкедонского собора, столь важные для его предшественника. Падение Аспара (которому Лев был обязан престолом) произошло, скорее всего, из-за арианских воззрений этого германского военачальника. Расправа с ним и с еретиками наделили императора прозвищем "Макелла" ("мясник", "убийца").

Историк Малх, около 500 г., обвинил Льва в религиозном фанатизме и описал его, как злобного и жадного правителя. И все же он был человеком, которому никак нельзя было отказать в наличии здравого смысла и который умел добиваться своего. Он предпринимал разумные меры, чтобы облегчить нужды народа, например, когда Антиохия была разрушена землетрясением. Более того, хотя Лев и был практически необразованным человеком, он понимал важность литературы; когда один из придворных стал испрашивать у него пенсию для философа, он, как говорят, сказал: "Дай Бог, чтобы в мое время жалованье воинов было даваемо ученым!" Было очевидно также, что он очень внимательно относился к своей семье, потому что регулярно, раз в неделю, навещал свою незамужнюю сестру Евфимию.

(текст по изданию: М. Грант. Римские императоры / пер. с англ. М. Гитт — М.; ТЕРРА — Книжный клуб, 1998)