МАРЦИАН (450 — 457)


Марциан (император на Востоке, 450-457 гг.), родился в 392 г. Он был сыном фракийского или иллирийского солдата и сам стал солдатом, завербовавшись в армию в Филиппополе. В 421 г. он принял участие в военной операции против персов (во время которой заболел), а впоследствии стал младшим офицером (protector domesticus). Затем в течение пятнадцати лет он служил командиром полка под началом Ардабурия Старшего и его сына Аспара, главных военачальников Феодосия II; в 431-434 гг. он был одним из офицеров Аспара в Африке, где его взяли в плен, но вскорости освободили.

Когда Феодосий умер, у него не было наследника мужского пола, он не назначил соправителя или преемника, и правительство в Константинополе должно было по закону перейти в руки западного императора, Валентиниана III. Однако восточный двор да и население этой части Империи могли выступить против такого решения. К тому же это, как предполагали, шло бы вразрез с желанием самого Феодосия, который на смертном одре, в присутствии Аспара (тогда уже главнокомандующего, magister militum; его приверженность арианству не позволяла ему самому стремиться к престолу), как сообщают, говорил Марциану: "Мне открыли, что ты будешь править после меня". Именно так и случилось – с одобрения могущественной сестры Феодосия, Пульхерии. Более того, поскольку Марциан был вдовцом, Пульхерия согласилась стать его второй женой, хотя и фиктивно, поскольку принесла клятву хранения невинности. Таким образом, основанная Валентинианом I династия формально сохранялась на Востоке, по крайней мере, на время еще одного правления.

Первым деянием Марциана была казнь непопулярного советника Феодосия II, Хрисафия. Его собственными главными советниками, кроме его решительной супруги, были министр (magister officiorum) Евфимий и префект претория, Палладий. Весьма значительную роль также играл Анатолий, патриарх Константинопольский. Именно он вместе с Пульхерией был вдохновителем Четвертого Вселенского собора в Халкедоне, в 451 г., который сыграл огромную роль в последующей религиозной и политической истории. На Собор съехалось множество людей, среди них и представители папы. Отступив от решений предыдущих Соборов и вернувшись к сложившимся раньше учениям, Халкедонский Собор объявил Христа совершенным Богом и совершенным человеком, единым с Отцом и Святым Духом. Две его ипостаси, божественная и человеческая, едины и неизменны. Эти определения удовлетворили Марциана и Пульхерию и легли в основу религиозного учения восточной православной церкви. Однако они не были приняты двумя восточными провинциями, Сирией и Египтом, где большую часть населения составляли монофиситы – те, кто верили, что Христос существует в одной, а не в двух ипостасях. Хотя решения Собора тактично включили в себя учение папы Льва I, они тем не менее расширили уже существовавший разрыв восточной и западной церквей. Главным покровителем этого собрания, наряду с самой Пульхерией, был патриарх Анатолий, доказывавший, что его константинопольская епархия должна быть второй по значению в христианском мире. Он изложил эти претензии в такой форме, которой папа никак не мог принять. Собор во время голосования, призванного подтвердить главенство патриарха над восточными епископами, воспользовался этой возможностью, чтобы расширить свою юрисдикцию. Посланники папы, а впоследствии и сам папа были против такого ведения дел патриархом, чье присутствие в Константинополе, где он мог завоевать поддержку восточных императоров, делало его серьезным соперником Рима. Более того, папа Лев I был недоволен, потому что нарушенная клаузула (статья договора) не оказывала должного уважения уникальному в своем роде апостольскому характеру Римской епархии, а это его представители постоянно подчеркивали. Так или иначе, но был сделан решающий шаг для того, чтобы увеличить уже существовавший разрыв между католиками и православными, величайший раздел, который когда-либо претерпевала христианская церковь.

Пульхерия умерла в 423 г., оставив все свое достояние бедным. Вдобавок к организации ею в Халкедоне Собора она пожертвовала средства на строительство нескольких важных зданий в самом Константинополе. Одним из них был восьмиугольный храм (ныне почти исчезнувший) Богородицы в квартале медников, Халкопратиях. В другой церкви, Богородицы Одигитрии, Ведущей к Победе, хранилась рака, которая, как считалось, исцеляет слепых, а в прилегавшем к ней монастыре – икона Девы Марии, которая, как говорили, была написана святым Лукой и прислана императрице из Иерусалима ее золовкой.

Правление Марциана было настолько лишено всяческих военных и политических потрясений, сопровождавших отделение Западной империи, что потом, по прошествии времени, его стали считать Золотым Веком. Правда, его отношения с Западной империей не были совершенно безоблачными, потому что Валентиниан III поначалу не признавал его вступление на престол (хотя впоследствии и согласился с ним). Более того, после смерти Валентиниана, Аспар отговорил Марциана от вмешательства в дела Рима с целью предотвратить разграбление города вандалами – упущение, которое произвело дурное впечатление на Западе. А когда он даровал часть Паннонии остготам, а земли вокруг Тиссы – другому народу, гепидам, его обвинили в том, что он вторгся на пограничные земли между Восточной и Западной империями. В пределах его собственной, восточной части происходили лишь незначительные беспорядки, в частности, в пустынях Сирии и Южного Египта. Марциан осмотрительно предпочитал на задевать персов, а когда армяне сопротивлялись попыткам последних заставить их отказаться от христианских верований, он убедил персидского царя Йездегерда II в том, что тот не должен опасаться враждебных действий со стороны римских войск.

Такая сдержанность отчасти была продиктована тем, что Марциан опасался возможного нападения другого врага – гуннов – с севера. В отношении этого народа и их вождя, Аттилы, он проводил новую, строгую политику, прекратив выплату дани, которую они привыкли получать от советника его предшественника, Хрисафия. "У меня есть железо для Аттилы, – сказал как-то Марциан, – но не золото". (Из-за этого решения гунны неожиданно ополчились на Западную империю). Отказ Марциана от возобновления субсидий сделался частью общего ужесточения политики расходов; так, например, консулам было велено, вместо того чтобы раздавать деньги населению Константинополя, тратить их на ремонт и поддержание в порядке городского акведука. С другой стороны, были снижены недоимки по налогам, отменены налоги на имущество сенаторов. Также было отменено предписание, запрещавшее правовое признание браков, которые они заключали с рабынями, вольноотпущенницами, актрисами и прочими женщинами низшего сословия.

В начале 457 г. Марциан почувствовал себя больным. После пяти месяцев страданий он скончался и был похоронен рядом с Пульхерией в Церкви святых апостолов. О его смерти сильно горевали: "Правь как Марциан!" – кричала толпа во время коронации последующих императоров. С Марцианом закончилась династия Валентинианов и Феодосиев (к которой он принадлежал в силу своего брака) в Константинополе, так же, как в Равенне двумя годами ранее. Но ее исчезновение не привело к хаотической нестабильности на Востоке, как это было на Западе.

(текст по изданию: М. Грант. Римские императоры / пер. с англ. М. Гитт — М.; ТЕРРА — Книжный клуб, 1998)