РОМУЛ (475 — 476)


Ромул ("Августул") (император на Западе, октябрь 475 — сентябрь 476 гг.) был сыном Ореста, римлянина из Паннонии, который служил секретарем у Аттилы, короля гуннов, и был послан с поручением в Константинополь. Орест женился на дочери главного римского офицера (comes) Ромула, прибывшего из Поэтовиона и, после смерти Аттилы, поступившего на службу в Западной империи. Таланты Ореста способствовали его быстрому продвижению по службе; в 474 г. Юлий Непот назначил его главнокомандующим (magister militum) своего штаба (in praesenti), с титулом патриция. Длительные связи с Центральной Европой внушали любовь к Оресту его германских отрядов, составлявших в ту эпоху почти всю римскую армию в Италии. И они предпочли его императору Непоту, который пришел к ним в 474 г. с греческого востока. Орест откликнулся на просьбы жаждавших мятежа солдат, но по какой-то неизвестной нам причине решил возвысить до западного трона не себя, а своего юного сына Ромула. В августе 475 г. Юлий Непот бежал в Далмацию, а 31 октября Орест облачил Ромула в пурпур. Мальчик принял (тогда или раньше) имя Август не только как титул, но и как личное имя (есть свидетельства, что это не было беспрецедентным случаем даже среди обычных граждан); на его монетах присутствует любопытная надпись: "Dominus Noster Romulus Augustus Pius Felix Augustus". Его положение, однако, не признали в Восточной империи, где Непот продолжал считаться императором Запада. Тем не менее в течение десяти месяцев Орест правил Италией от имени своего сына.

Падение отца и сына было вызвано мятежом в их же собственных войсках, почти полностью состоявших из восточных германцев (преимущественно герулов, но также ругиев и скиров). Они знали, что правительство заключило с германцами других частей Западной империи соглашение, по которому местные землевладельцы были обязаны выделять определенную часть своих земель иммигрантам. До той поры этот принцип не распространялся на Италию, но германские солдаты, расквартированные на полуострове, заявили, что подобные действия должны быть предприняты и в их пользу. Они не настаивали на том, чтобы им выделяли две трети земли, как это было сделано Гонорием по отношению к вестготам в Галлии более полувека назад. Они говорили, что удовольствовались бы и одной третью, уступленной, например, бургундам.

Вероятно, Орест поначалу пообещал им это, если они помогут ему свергнуть Юлия Непота. Однако, когда это было сделано, он передумал, потому что, несмотря на долгое общение с германцами и гуннами, он все еще был достаточно римлянином, чтобы понять, что соглашение такого рода, пусть вполне допустимое в провинциях, совершенно неприемлемо на итальянской земле, которая должна оставаться ненарушенной. Его реакция даже внушила Эдварду Гиббону некоторое почтение. "Опасный альянс этих иностранцев подавил и оскорбил последние остатки свободы и достоинства Рима... Орест, исполненный духа, который при других обстоятельствах мог бы внушить нам уважение, предпочел встретить ярость вооруженных солдат, нежели одобрить разорение ни в чем не повинного народа. Он отверг их дерзкую просьбу".

Но этот твердый жест был слишком запоздалым, чтобы иметь какой-нибудь успех, и разочарованные солдаты нашли себе предводителя из числа ведущих командиров Ореста, Флавия Одоакра (Одовакра). Одоакр был германцем (скиром, или, возможно, ругием), его отец служил Аттиле послом в Константинополе. После смерти Аттилы он присоединился к армии западного императора Антемия и впоследствии помогал Оресту изгнать Юлия Непота. Столкнувшись с враждебностью войск, Орест забаррикадировался в стенах Тицина. Однако эта крепость подверглась осаде, штурму и разграблению. Ее епископ Епифаний сумел отстоять собственность церкви и защитить женщин от изнасилования, но не смог спасти жизнь самого Ореста, которого казнили в Плацентии в августе 476 г. Его брат Павел пал в сражении в лесу близ Равенны, и Одоакр, войдя в город, заставил Ромула отречься от престола империи 4 сентября. Дальнейшая жизнь Ромула была довольно жалкой. Его с семьей отправили во дворец Лукулла на мизенском мысу (в Кампании), который стал местом их изгнания. Ему назначили ежегодное содержание в размере шести тысяч золотых монет (возможно, что он был жив еще и в 507-511 гг.).

О судьбе Одоакра упоминается в связи с Юлием Непотом, находившимся в Далмации и остававшимся в живых еще четыре года. Но 476 год, когда Ромула заставили отречься от престола, был канонизирован учеными Византии, Италии эпохи Возрождения и восемнадцатого века как последний, эпохальный год заката и падения Западной империи. Более того, самым драматичным моментом в этом событии стало то, что безобидного юного монарха звали Ромулом — так же, как легендарного основателя Рима, жившего двенадцатью столетиями ранее — и это имя в шутку переделали в Моммула (что значит "маленький позор"). С иронией относились и к другому его имени, Август, превратив его в уменьшительное Августул, под которым он обычно упоминается.

В последние годы существует тенденция преуменьшать важность свержения Ромула Августула, потому что, в конце концов, оно было лишь одним эпизодом в длинной череде постепенного разрушения. Тем не менее оно на самом деле означало, что последние главные территории Запада, а также земли метрополий, к добру ли, к худу ли, превратились в еще одно королевство германцев. Западной империи более не существовало. Ее затянувшееся умирание, как сказал Эдвард Гиббон, "всегда будет вспоминаться и до сих пор еще ощущается народами мира".

(текст по изданию: М. Грант. Римские императоры / пер. с англ. М. Гитт — М.; ТЕРРА — Книжный клуб, 1998)