ЗИНОН (474 — 475, 476 — 491)


Зинон (император-соправитель на Востоке, февраль 474 г. и до конца года; единовластный император Востока до января 475 г. и август 476 — апрель 491 гг.) изначально носил имя Трасикодисса; он был исавром из Роусомблада в Исаврии (юго-восток Малой Азии).

Император Лев I привез его в Константинополь и в противодействие влиянию германских войск алана Аспара доверил ему командование новой дворцовой охраной (excubitores), состоявшей из его соотечественников-исавров. Он принял менее неуклюжее имя Зинон, обычное для человека, происходившего из тех же земель, что и он. Лев I дал ему в жены свою старшую дочь Элию Ариадну (вместо его бывшей жены Аркадии), а в 467-468 гг. он был назначен главнокомандующим (magister militum) во Фракии и должен был дать отпор вторжению гуннов под предводительством сына Аттилы, Дензиха (Денгезиха).

Несколько солдат, подстрекаемых Аспаром, задумали убить Зинона, но его предупредили заранее, и он бежал на Сердику. Получив консульство в 469 г., он был переведен на Восток в должности главнокомандующего и отправился в Малую Азию, где ему нужно было остановить грабительскую деятельность своего соотечественника, исавра Индака. Для него было ударом узнать, что Лев I даровал титул цезаря Патрикию, младшему сыну его соперника Аспара, и устроил его помолвку со своей младшей дочерью Леонтией. Зинон также обнаружил, что старший сын Аспара, Ардабурий, старается захватить командование над исаврскими войсками в столице. Когда впоследствии в 471 г. Аспар и Ардабурий были убиты, все считали Зинона ответственным за это. В 473 г. он был назначен главнокомандующим штаба.

В октябре того же года Лев I возвысил своего пятилетнего внука с таким же именем, сына Зинона и Элии Ариадны, до положения августа-соправителя, и, когда 18 января 474 г. император умер, мальчик стал номинальным восточным правителем. 9 февраля его отец, Зинон, сделался его соправителем. Этот почин был поддержан сенатом с согласия вдовы Льва, Элии Верины. В Константинополе были выпущены монеты с обычными погрудными изображениями в шлемах и латах с надписью: "Господа наши Лев [II] и Зинон Вечные Августы". Погрудное изображение по виду взрослого человека, видимо, представляет Зинона. Но на обороте монеты вместе с надписью "Благополучие государства" (SALVS REIPVBLICAE) видны сидящие фигуры двух императоров; и Лев II, хотя и миниатюрного размера, сидит справа от Зинона в позиции старшего августа. Однако еще до конца этого года Лев II умер. Ходили слухи, что он был убит собственным отцом. Так это было или нет, но Зинон остался единственным императором на Востоке.

Отношения Зинона с Западом были хорошими, потому что человек, занимавший западный трон, Юлий Непот (474- 475 гг.), был его ставленником (связанным с семьей его жены по браку). Но Гейзерих, король вандалов, очень недовольный убийством Аспара, овладел Эпиром с моря и захватил Никополь, правда, в конце концов был заключен мирный договор между Восточной империей и вандалами (который оказался необычайно продолжительным и выполнялся в течение более чем полусотни лет). Восшествие на престол Зинона также побудило остготского родственника Аспара, Теодориха Страбона, возобновить враждебные действия во Фракии. Он сумел взять в плен главнокомандующего, но впоследствии ему помешал исавр Илл, военачальник Зинона.

Вскоре выяснилось, что Илл ненадежен: он оказался вовлеченным в разрушительное движение в самом Константинополе. Заговор был подготовлен собственной тещей Зинона, Элией Вериной, которая, хоть и способствовала его возвышению, не выносила того, что ее дочь, царствующая императрица, затмила ее саму. Она собиралась заменить Зинона своим любовником Патрикием, бывшим смотрителем императорских секретариатов (magister officiorum) (имеется в виду не сын Аспара, а его тезка). Илл и его брат, Трокунд, тоже были вовлечены в этот план ее братом, Василиском. Зинон, предупрежденный о том, что его жизнь в опасности, бежал в Исаврию со многими своими соотечественниками и богатой казной. Вышло так, что сенат отверг Патрикия и предпочел Василиска, но после двадцати месяцев правления он потерял всех тех, кто его поддерживал, и в августе 476 г. Зинон вернулся в столицу.

Одним из его главных дел была подготовка развала Западной империи. Только через несколько месяцев после его бегства из Константинополя в предыдущем году его ставленника, Юлия Непота, прогнали из Италии и заменили Ромулом Августулом под руководством его отца Ореста. Но Ромула так и не признали на Востоке, и его вскоре заставил отречься от престола германский военачальник Одоакр. Так Западная империя перестала существовать в Италии, которой теперь правил, как король, Одоакр. Он отправил посланников к Зинону, и в то же самое время в Константинополь прибыла делегация Непота, чтобы просить помощи в попытке восстановить западный престол. В ответ Зинон, продолжая признавать Непота полноправным западным правителем, не зашел настолько далеко, чтобы послать ему помощь, зато пожаловал Одоакру титул патриция и de facto, если не de jure — независимость; в то время как Одоакр в свою очередь (вдобавок к тому, что он тактично поместил изображение головы Непота на своих монетах) отчеканил монеты от имени Зинона в Равенне, Медиолане и Риме (INVICTA ROMA). Отягощенное многочисленными бедствиями правление Зинона (во время которого Илл предводительствовал мятежом при поддержке Элии Верины в 483-484 гг.) продолжалось и после времени, охваченного объемом этой книги. Историк Малх, писавший около 500 г., выказывал сильное предубеждение против Зинона, но остальные тоже писали о нем неприязненно. По этим отзывам он предстает перед нами как физически непривлекательный, морально разложившийся и трусливый в бою человек. Однако другой летописец, аноним Ва-лезия, выражал большее расположение, не только отметив странное строение коленных чашечек Зинона, которое делало его чрезвычайно быстрым бегуном, но и предположив, что, как император, он оказал некоторое благотворное влияние на Льва I, ставшего менее скупым (несмотря даже на растущий дефицит в казне) и менее жестоким: например, он считал смертный приговор отвратительным. Зинон также был достаточно умным и стойким, чтобы противостоять преемнику Одоакра в Италии, могущественному остготу, Теодориху. В целом общественное мнение обратилось против Зинона из-за его религиозной снисходительности, которую расценивали как проявление благосклонности к монофиситам (осужденным Халкедонским собором за провозглашение единосущности Христа). К тому же доверие, которое он, как и Лев I до него, оказывал наемникам-исаврам, способствовало его непопулярности: многим из граждан Империи не нравилось видеть вокруг себя этих неуклюжих людей, и они не могли забыть, что исавры не так давно жесточайшим образом опустошали Малую Азию.

(текст по изданию: М. Грант. Римские императоры / пер. с англ. М. Гитт — М.; ТЕРРА — Книжный клуб, 1998)