Аурей, золото
Дата чеканки: 41—42 гг.
Монетный двор: Рим
вес: 7.78 г
АВЕРС: TI. CLAVD. CAESAR AVG. P. M. TR. P. — голо­ва Клав­дия, в лав­ро­вом вен­ке, впра­во.
РЕВЕРС: DE GERMANIS — над­пись на архит­ра­ве три­ум­фаль­ной арки, увен­чан­ной кон­ной ста­ту­ей вле­во меж­ду дву­мя тро­фе­я­ми; всад­ник под­нял пра­вую руку в знак при­вет­ст­вия, дер­жит меч (?) в левой руке.
Ссылки:
RIC I 3 (R4);
Vagi 580;
Calicó 344 (на иллюстрации эта монета);
CNR XIV p. 57, 44;
Примечание:
Сохранность: EF
Описание аверса и реверса приводится по BMC.
Чрезвычайно редкий: в основных справочниках зарегистрирован всего лишь один экземпляр.
Ex Sotheby’s sale 7.3.1996, 157.
Numismatica Ars Classica NAC AG — Auction 24 Lot 27 (5 Dec 2002).
Estimate: CHF 12000 ($8155). Price realized: CHF 16000 ($10873 — 5 Dec 2002).
RIC (Sutherland), т. I, с. 122, прим. к №№ 3—4 (1984 г.):

Экзем­пля­ры с леген­дой DE GERM всё же долж­ны быть под­твер­жде­ны.

Комментарий аукциона Numismatica Ars Classica (http://www.acsearch.info/record.html?id=11775) (2002 г.):

Клав­дий взо­шел на трон после того, как был убит его пле­мян­ник Кали­гу­ла, запят­нав­ший своё имя все­ми вида­ми поро­ка, но до того, как стать импе­ра­то­ром, со сто­ро­ны окру­жаю­щих он зача­стую видел к себе дур­ное отно­ше­ние. В самом деле, на фоне всех неурядиц, сопро­вож­дав­ших род Юли­ев-Клав­ди­ев, Клав­дий всё вре­мя сохра­нял доволь­но проч­ное поло­же­ние, хоть и не имел серьез­но­го веса, и впо­след­ст­вии Робер­та Грей­вз сде­лал его глав­ным дей­ст­ву­ю­щим пер­со­на­жем сво­е­го клас­си­че­ско­го исто­ри­че­ско­го рома­на «Я, Клав­дий». Он рос без отца, кото­рый умер, когда маль­чи­ку не испол­ни­лось и года, и, по-види­мо­му, ему не доста­ва­ло мате­рин­ской люб­ви — Анто­ния, хоть и была жен­щи­ной, в целом достой­ной вос­хи­ще­ния, одна­ко соглас­но Све­то­нию, гово­ри­ла о сво­ем сыне, что он «урод среди людей, что при­ро­да нача­ла его и не кон­чи­ла» (Клав­дий 3). Впро­чем, физи­че­ские недо­стат­ки Клав­дия сослу­жи­ли ему доб­рую служ­бу, посколь­ку помог­ли бла­го­по­луч­но пере­жить то неспо­кой­ное вре­мя, когда у вла­сти нахо­ди­лись Тибе­рий и Кали­гу­ла (хотя нуж­но отме­тить, что кое-какие печаль­ные послед­ст­вие все это для него, тем не менее, име­ло). Его воца­ре­ние ста­ло пол­ной неожидан­но­стью. В одном из самых запо­ми­наю­щих­ся и ярких пас­са­жей Таци­та, тот гово­рит о Клав­дии следу­ю­щее: «Чем боль­ше я раз­мыш­ляю о недав­нем или дав­но минув­шем, тем боль­ше рас­кры­ва­ет­ся предо мной, все­гда и во всем, сует­ность дел чело­ве­че­ских. Ибо мол­ва, надеж­ды и почи­та­ние пред­ве­ща­ли власть ско­рее всем про­чим, чем тому, кому судь­ба опре­де­ли­ла стать прин­цеп­сом и кого она дер­жа­ла в тени». Боль­шин­ство рим­лян бла­го­склон­но вос­при­ни­ма­ли Клав­дия, посколь­ку его прав­ле­ние выгод­но отли­ча­лось от дес­по­ти­че­ских режи­мов Тибе­рия и Кали­гу­лы, кото­рых почти никто не любил. Веро­ят­но, он был весь­ма популя­рен среди наро­да и даже среди армии, но обыч­но был не в ладах с сена­том, пото­му что тре­бо­вал от него напря­жен­ной работы и боль­шой самоот­да­чи. Этот ауре­ус, дати­ру­е­мый пер­вым годом прав­ле­ния Клав­дия, выпу­щен в честь его отца Неро­на Клав­дия Дру­за, умер­ше­го за пять­де­сят лет до это­го.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА