Аурей, золото
Дата чеканки: 41—42 гг.*
Монетный двор: Рим
вес: 7.78 г
диаметр: 26 мм
АВЕРС: TI. CLAVD. CAESAR AVG. P. M. TR. P. — голо­ва Клав­дия, в лав­ро­вом вен­ке, впра­во.
РЕВЕРС: Вид пре­то­ри­ан­ско­го лаге­ря; спе­ре­ди — сте­на с дву­мя неболь­ши­ми откры­ты­ми арка­ми вни­зу и пятью зуб­ца­ми навер­ху; свер­ху за зуб­ца­ми сто­ит вле­во на стра­же сол­дат, дер­жа копье в пра­вой руке; спра­ва от него сто­ит акви­ла; поза­ди него фрон­тон, на кото­ром изо­бра­жен полу­ме­сяц, на двух колон­нах, по сто­ро­нам, сле­ва и спра­ва, — сте­ны, каж­дая с зуб­цом ввер­ху и аркой вни­зу. По всей длине глав­ной сте­ны над­пись: IMPER. RECEPT.
Ссылки:
RIC I 7 (R2);
BMC RE I 5;
CBN II 23;
Cohen I 40 p. 254 (60 Fr.);
Calicó 359;
von Kaenel 26;
Bauten Roms 148 (Castra Praetoria);
Примечание:
Сохранность: EF / about EF, хороший портрет, край слегка обработанный, крохотные царапины
* Дата чеканки: 41—42 гг., Рим (RIC, BMC), 41 г. (Cohen).
Описание аверса и реверса приводится по BMC.
Numismatik Lanz München — Auction 94 Lot 202 (22 Nov 1999).
Estimation: 12000 DM ($6333). Price realized: 17000 DM ($8972 — 22 Nov 1999).
Комментарий аукциона Numismatik Lanz München (1999 г.):

Изо­бра­же­ние на ревер­се это­го аурея изо­бра­жа­ет, — разу­ме­ет­ся, несколь­ко скра­ши­вая, — дра­ма­ти­че­ские собы­тия после убий­ства Кали­гу­лы в янва­ре 41 г., кото­рые Све­то­ний изо­бра­жа­ет сле­дую­щим обра­зом: «Когда, гото­вясь напасть на Гая, заго­вор­щи­ки оттес­ня­ли от него тол­пу, буд­то импе­ра­тор желал остать­ся один, Клав­дий был вытолк­нут вме­сте с осталь­ны­ми и скрыл­ся в ком­на­ту, назы­вае­мую Гер­ме­со­вой; оттуда при пер­вом слу­хе об убий­стве он в испу­ге бро­сил­ся в сосед­нюю сол­неч­ную гале­рею и спря­тал­ся за зана­ве­сью у две­рей. Какой-то сол­дат, про­бе­гав­ший мимо, увидел его ноги, захо­тел про­ве­рить, кто там пря­чет­ся, узнал его, выта­щил, и когда тот в стра­хе при­пал к его ногам, при­вет­ст­во­вал его импе­ра­то­ром и отвел к сво­им това­ри­щам, кото­рые попусту буй­ст­во­ва­ли, не зная, что делать даль­ше. Они поса­ди­ли его на носил­ки, и так как носиль­щи­ки раз­бе­жа­лись, то сами, пооче­ред­но сме­ня­ясь, отнес­ли его к себе в лагерь, дро­жа­ще­го от ужа­са, а встреч­ная тол­па его жале­ла, слов­но это невин­но­го тащи­ли на казнь.

Ночь он про­вел за лагер­ным валом, окру­жен­ный стра­жей, успо­ко­ив­шись за свою жизнь, но тре­во­жась за буду­щее. Дело в том, что кон­су­лы, сенат и город­ские когор­ты заня­ли форум и Капи­то­лий, в твер­дом наме­ре­нии про­воз­гла­сить все­об­щую сво­бо­ду. Его так­же при­гла­ша­ли через народ­ных три­бу­нов в курию, чтобы участ­во­вать в сове­те, а он отве­чал, что его удер­жи­ва­ют сила и при­нуж­де­ние. Одна­ко на сле­дую­щий день, когда сенат, утом­лен­ный раз­но­го­ло­си­цей про­ти­во­ре­чи­вых мне­ний, мед­лил с выпол­не­ни­ем сво­их замыс­лов, а тол­па сто­я­ла кру­гом, тре­бо­ва­ла еди­но­го вла­сти­те­ля и уже назы­ва­ла его имя, — тогда он при­нял на воору­жен­ной сход­ке при­ся­гу от вои­нов и обе­щал каж­до­му по пят­на­дцать тысяч сестер­ци­ев — пер­вый сре­ди цеза­рей, купив­ший за день­ги пре­дан­ность вой­ска» (Suet. Claudius 10, пере­вод М. Л. Гас­па­ро­ва).

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА