Монетарий Луций Муссидий Лонг
Аурей, золото
Дата чеканки: 42 г. до н. э.*
Монетный двор: Рим
вес: 7.97 г
диаметр: 21 мм
АВЕРС: M. LEPIDVS III VIR R. P. C. (Marcus Lepidus triumvir reipublicae constituendae) — непо­кры­тая голо­ва Лепида вле­во.
Кай­ма из точек.
РЕВЕРС: L. MVSSIDIVS (MV моно­грам­мой) T. F. LONGVS IIII VIR A. P. F. (Lucius Mussidius Titi filius Longus, quatuorvir auro publico feriundo) — обна­жен­ный Марс, в коринф­ском шле­ме, сто­ит скло­нив­шись впра­во, дер­жит в пра­вой руке копье и в левой пара­зо­ний (пояс­ной кин­жал, BMCRR) или меч (RRC, HCRI) в нож­нах, с рем­нем; его левая нога постав­ле­на на щит.
Кай­ма из точек.
Ссылки:
BMC RR I Rome 4228 var (p. 574);
Crawford RRC 494/7a (p. 503, штемпелей аверса: 1 для 7a и 7b, реверса: 1, использовался для 8a и 9a);
Sydenham CRR 1099 var (p. 182, степень редкости: 9 — Exceedingly rare);
Babelon (Mussidia) 10/(Aemilia) 38 (T. 2, p. 244 / T. 1, p. 133—134);
Cohen I 2 p. 33 (2000 Fr.);
Bahrfeldt 50a (pl. VI, 20) (этот штемпель);
Buttrey, ANSNNM 137 (1956) p. 68, pl. 7, 50. 1;
HCRI (Sear) 161a (p. 104);
Calicó 75 (на иллюстрации эта монета);
Примечание:
Сохранность: good VF / VF
* Дата чеканки: 43 г. до н. э. (Cohen); 43 — начало 42 г. (MRR); ок. 39 г. до н. э., Рим (BMCRR); ок. 42 г. до н. э., Рим (CRR); 42 г. до н. э., Рим (RRC, HCRI).
Монета высочайшей степени редкости; вероятно, только пятый известный экземпляр и лишь единственный в частных руках.
Описание аверса и реверса приводится по BMCRR, RRC.
Ex Leu sale 25, 1980, 223 and Chandon de Braille collection.
Numismatica Ars Classica NAC AG — Auction 33 Lot 374 (6 Apr 2006 — Hotel Baur au Lac, Zurich).
Estimation: 55000 CHF ($42652). Price realized (do not include buyer’s fees): 90000 CHF ($69794 — 6 Apr 2006).
MRR (Babelon), т. I, с. 114, к Aemilia (1885 г.):
V. ЭМИЛИИ

Одна из древ­ней­ших и извест­ней­ших пат­ри­ци­ан­ских семей в Риме, семья Эми­ли­ев, была сабин­ско­го про­ис­хож­де­ния; соглас­но одним источ­ни­кам, она пре­тен­до­ва­ла на про­ис­хож­де­ние от Мамер­ка, сына Пифа­го­ра, соглас­но дру­гим — от сына Нумы. Мамерк полу­чил имя Эми­лия за свое убеди­тель­ное крас­но­ре­чие, δἰ’ αἰμυλίαν λόγου1. Дру­гая тра­ди­ция счи­та­ет пред­ком Эми­ли­ев Эми­ла, сына Аска­ния, от кото­ро­го про­изо­шли Нуми­тор и Аму­лий — аль­бан­ский царь в эпо­ху ста­нов­ле­ния Рима. Этот род осо­бен­но зна­ме­нит Пав­ла­ми Эми­ли­я­ми, Скав­ра­ми, Мамер­ка­ми и Лепида­ми. Так­же Тацит пишет: род Эми­ли­ев все­гда изоби­ло­вал достой­ны­ми граж­да­на­ми2. Моне­та­ри­ев, чека­нив­ших во вре­ме­на Рес­пуб­ли­ки, мно­го, и мало какие рода были для нумиз­ма­ти­ки столь же исто­рич­ны и инте­рес­ны.

При­во­дят­ся моне­ты сле­дую­щих пер­со­на­жей:

1. Луций Эми­лий Павел (или Пап).

2. Маний Эми­лий Лепид.

3. Марк Эми­лий Скавр.

4. Павел Эми­лий Лепид.

5. Луций Эми­лий Бука.

6. Марк Эми­лий Лепид.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

1Plut. Aemil. 2; Num. 8, 21. Festus, s. v. Aemil. Ср. Borghesi B. Œuvres complètes. T. 1. Paris, 1862. P. 330.

2Tac. Ann. VI. 27.

MRR (Babelon), т. I, с. 125—126, 129, к Aemilia 20—39 (1885 г.):
6. М. ЭМИЛИЙ ЛЕПИД
Моне­та­рий 694 (60 г. до н. э.)
Импе­ра­тор и три­ум­вир с 711 по 718 (43 по 36 г. до н. э.).

Марк Эми­лий, сын Мар­ка, внук Квин­та, Лепид — самый зна­ме­ни­тый из всех чле­нов рода Эми­ли­ев: это три­ум­вир, кол­ле­га Мар­ка Анто­ния и Окта­вия. Он испол­нял обя­зан­но­сти моне­та­рия в 694 (60 г. до н. э.)1, но впер­вые упо­ми­на­ет­ся у исто­ри­ков толь­ко в 702 г. (52 г. до н. э.), когда сенат после смер­ти Кло­дия избрал его интеррек­сом, чтобы он созвал коми­ции, кото­рые долж­ны были изби­рать кон­су­лов. Лепид был пре­то­ром в 705 г. (49 г. до н. э.), когда раз­ра­зи­лась граж­дан­ская вой­на меж­ду Цеза­рем и Пом­пе­ем; был отправ­лен в Ближ­нюю Испа­нию в долж­но­сти про­кон­су­ла бла­го­склон­но рас­по­ло­жен­ным к нему Цеза­рем, затем, после неко­то­рых успе­хов вер­нул­ся в Рим, чтобы насла­дить­ся поче­стя­ми три­ум­фа. Он был кол­ле­гой Юлия Цеза­ря по кон­суль­ству 708 г. (46 г. до н. э.), и когда послед­ний был про­воз­гла­шен дик­та­то­ром в тре­тий и после­дую­щие разы, Лепид стал началь­ни­ком кон­ни­цы (magister equitum). После смер­ти Цеза­ря в 710 г. (44 г. до н. э.) Лепид стал его пре­ем­ни­ком на посту вер­хов­но­го пон­ти­фи­ка (pontifex maximus) и во вре­мя раз­ра­зив­ших­ся после смер­ти Цеза­ря бес­по­ряд­ков ста­рал­ся сохра­нять ней­тра­ли­тет до тех пор, пока собы­тия, после­до­вав­шие за оса­дой Мути­ны, не бро­си­ли его в объ­я­тия Мар­ка Анто­ния. После встре­чи в Боно­нии в 711 г. (43 г. до н. э.). Лепид стал три­ум­ви­ром для вос­ста­нов­ле­ния государ­ства (triumvir reipublicae constituendae) с Анто­ни­ем и Окта­ви­ем и при рас­пре­де­ле­нии про­вин­ций Рес­пуб­ли­ки полу­чил со сво­ей сто­ро­ны часть Испа­нии и Нар­бонн­скую Гал­лию. В сле­дую­щем году, после разде­ла сфер вли­я­ния меж­ду Окта­ви­ем и Анто­ни­ем, Лепид лишил­ся про­вин­ций, кото­рые были ему опре­де­ле­ны, затем ему дали Афри­ку, где он оста­вал­ся до 718 г. (36 г. до н. э.). Он был вклю­чен в три­ум­ви­рат при его вос­ста­нов­ле­нии, кото­рое состо­я­лось в преды­ду­щем году (717) на новый пяти­лет­ний срок; но вско­ре был вызван на Сици­лию Окта­ви­ем, кото­рый нуж­дал­ся в его помо­щи в веде­нии вой­ны с Секс­том Пом­пе­ем, затем про­изо­шел раз­рыв меж­ду дву­мя коман­дую­щи­ми: вой­ска Лепида оста­ви­ли его и, нако­нец, Окта­вий, исклю­чив его из три­ум­ви­ра­та в 718 г. (36 г. до н. э.) сослал его под хоро­шей охра­ной в Цир­цеи. Он про­жил до 741 г. (13 г. до н. э.); Август стал его пре­ем­ни­ком в долж­но­сти вер­хов­но­го пон­ти­фи­ка. Моне­ты Мар­ка Эми­лия Лепида логи­че­ски разде­ля­ют­ся с. 126 на две груп­пы: те, на кото­рых он назван моне­та­ри­ем, и те, на кото­рых ука­за­но его имя и назва­ны его титу­лы импе­ра­то­ра и три­ум­ви­ра для вос­ста­нов­ле­ния рес­пуб­ли­ки. (…)


с. 129 2. Лепид, импе­ра­тор и три­ум­вир.

Моне­ты, кото­рые мы здесь опи­сы­ва­ем, отно­сят­ся к пери­о­ду меж­ду смер­тью Цеза­ря в иды мар­та 710 г. и пер­вым рас­па­дом три­ум­ви­ра­та Мар­ка Анто­ния, Окта­вия и Лепида в 712 г. (42 г. до н. э.). Их мож­но разде­лить на две груп­пы: те, на кото­рых Лепид изо­бра­жен вме­сте с Мар­ком Анто­ни­ем, либо с Окта­ви­ем без ука­за­ния име­ни моне­та­рия, и те, на кото­рых им Лепида сопро­вож­да­ет­ся име­на­ми дру­гих маги­ст­ра­тов, соста­вив­ших кол­ле­гию моне­та­ри­ев 711 года (43 г. до н. э.). На пер­вых име­ют­ся сим­во­лы, напо­ми­наю­щие о сане вер­хов­но­го пон­ти­фи­ка, кото­рый Лепид полу­чил после смер­ти Цеза­ря. На вто­рых име­ют­ся име­на толь­ко трех моне­та­ри­ев, хотя кол­ле­гия 711 года состо­я­ла из четы­рех чле­нов. Это: Л. Ливи­ней Регул, Л. Мус­сидий Лонг и Г. Вибий Вар. У нас нет монет Лепида с име­нем П. Кло­дия. Моне­ты Лепида, выпу­щен­ные маги­ст­ра­та­ми, кото­рых мы назва­ли, золотые и очень ред­кие. Монет Лепида после 711 или нача­ла 712 года, вре­ме­ни, когда он отпра­вил­ся в Афри­ку вслед­ст­вие раз­но­гла­сий, воз­ник­ших меж­ду чле­на­ми три­ум­ви­ра­та, нет.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

1Mommsen Th. Histoire de la monnaie romaine / Trad. franç. par le duc de Blacas. T. 2. P., 1870. P. 500, № 281.

MRR (Babelon), т. I, с. 134, к Aemilia 38 (1885 г.):

Это изо­бра­же­ние Мар­са, воз­мож­но, наме­ка­ет на мно­го­чис­лен­ные вой­ска три­ум­ви­ра­та, создан­но­го толь­ко что.

MRR (Babelon), т. II, с. 240—241, к Mussidia 1—15 (1885 г.):
CVIII. МУССИДИИ

Семья Мус­сиди­ев извест­на толь­ко по моне­там Луция Мус­сидия Лон­га, сына Тита Мус­сидия Лон­га. Нам ниче­го не извест­но о жиз­ни это­го чело­ве­ка, кото­рый был моне­та­ри­ем в 711 и 712 г. (43—42 гг. до н. э.), в то же самое вре­мя, что и Пуб­лий Кло­дий, сын Мар­ка, Луций Ливи­ней Регул и Гай Вибий Вар. Поми­мо монет, на кото­рых ука­за­но лишь его имя, Луций Мус­сидий выпус­кал и моне­ты с име­на­ми: 1) Юлия Цеза­ря, кото­рый уже умер к момен­ту их выпус­ка; 2) Лепида; 3) Мар­ка Анто­ния; 4) Окта­вия. Луций Мус­сидий Лонг на несколь­ких моне­тах име­ет титул кват­ту­о­рви­ра, ответ­ст­вен­но­го за чекан­ку золотых монет1.

Венок, изо­бра­жен­ный на ревер­се дена­ри­ев №№ 1, 2, 3, — это венок Арваль­ских бра­тьев из коло­сьев, обвя­зан­ный лен­той из белой шер­сти. На дена­рии № 4 мы видим харак­тер­ное изо­бра­же­ние голо­вы Фуль­вии с атри­бу­та­ми Победы; выше мы уже объ­яс­ня­ли порт­ре­ты пер­вой жены Мар­ка Анто­ния на моне­тах2. Голо­ва боги­ни Согла­сия, изо­бра­жен­ная на дена­ри­ях 5 и 6, встре­ча­ет­ся на мно­гих моне­тах это­го вре­ме­ни; мы толь­ко напом­ним, с. 241 что у боги­ни Согла­сия был храм «в кре­по­сти» (in arce)3, стро­и­тель­ство кото­ро­го нача­лось в 537 г. (217 г. до н. э.), и что празд­ник этой боги­ни отме­чал­ся 5 фев­ра­ля4. Так­же на моне­тах кон­ца рес­пуб­ли­ки, в раз­гар граж­дан­ских войн, мы часто встре­ча­ем изо­бра­же­ние каду­цея, сим­во­ла мира, кото­рый дер­жат две соеди­нен­ные руки. Сия­ю­щая голо­ва Солн­ца (№ 7) так­же встре­ча­ет­ся на моне­тах Мар­ка Анто­ния, выпу­щен­ных в 711 г. (Antonia, 28—31). Но самое инте­рес­ное изо­бра­же­ние нахо­дит­ся на ревер­сах типов 6 и 7, хотя оно точ­но и не объ­яс­не­но. Имя Кло­аки­на (Cloacina (от cluere, очи­щать, напи­сан­ное на кораб­ле, — это про­зви­ще Вене­ры Иску­пи­тель­ни­цы (expiatrix), и оно дока­зы­ва­ет, что имел­ся памят­ник, воз­двиг­ну­тый в честь этой боги­ни неда­ле­ко от коми­ция. Рас­ска­зы­ва­ли, что этот алтарь был воз­веден рим­ля­на­ми и саби­на­ми, при­нес­ши­ми вет­ви мир­та в знак при­ми­ре­ния после похи­ще­ния саби­ня­нок и после­до­вав­ше­го за этим боя5. Таким обра­зом, к Вене­ре Кло­акине, чьи сим­во­лы име­ли мно­го обще­го с сим­во­ла­ми Согла­сия, было умест­но взы­вать в пери­од граж­дан­ских войн. Двое пер­со­на­жей, сто­я­щих на кораб­ле, один из кото­рых дер­жит ветвь мир­та — это Ромул и Таций, царь саби­нов.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

——————

ПРИМЕЧАНИЯ (постра­нич­ная нуме­ра­ция заме­не­на на сквоз­ную):

——————

1Золотую моне­ту Л. Мус­сидия Лон­га с леген­дой C. CAESAR DICT. PERPETVO, опуб­ли­ко­ван­ную Коэном как под­лин­ная в 1858 г. (Cohen H. Une médaille d’or inédite de Jules César // Revue numismatique. 1858. T. 3. P. 386), сам Коэн и A. фон Зал­лет позд­нее при­зна­ли про­из­веде­ни­ем совре­мен­но­го фаль­ши­во­мо­нет­чи­ка (Cohen H. Description historique des monnaies frappees sous l’empire romain communement appelees medailles imperiales / 2° édit. P., 1859. T. 1. P. 13, not.; von Zallet A. Die Münzen Caesars mit seinem Bildniss // Zeitschrift für Numismatik. 1877. Bd. 4. S. 138.

2См. выше, т. I, с. 169.

3Liv. XXII. 33. 7.

4Marquardt J. Rœmische Staatsverwaltung. Bd. 3. Leipzig, 1885. S. 548.

5Plin. NH. XV. 36. 1; Ср. Preller L. Rœmische Mythologie / 3 Aufl. hsg. H. Jordan. Berlin, 1881. S. 439.

BMC RR (Grueber), т. I, с. 573—574, прим. 1 (к №№ 4226—4254) (1910 г.):

Моне­та­ри­я­ми, чьи моне­ты отно­сят­ся к это­му году, были Луций Мус­сидий, сын Тита, Лонг и Луций Ливи­ней Регул, оба чека­нив­шие золотые и сереб­ря­ные моне­ты. Это самые позд­ние выпус­ки рим­ско­го монет­но­го дво­ра, най­ден­ные в кла­де Вигат­то. Бабе­лон (Babelon E. Description historique et chronologique des monnaies de la République romaine. T. 2. P., 1886. P. 240) отно­сит выпуск этих монет к 43—42 г. до н. э. и при­со­еди­ня­ет к Мус­сидию и Ливи­нею П. Кло­дия, сына Мар­ка, и Г. Вибия Вара, ком­плек­туя таким обра­зом кват­ту­о­рви­рат монет­но­го дво­ра, но граф де Салис отнес выпуск послед­них двух моне­та­ри­ев к 38 г. до н. э. (см. ниже, с. 582).

В этом году начи­на­ет­ся некий новый этап раз­ви­тия монет­ных типов, чека­нив­ших­ся в Риме. Ранее един­ст­вен­ны­ми изо­бра­же­ни­я­ми живых людей на этих моне­тах были порт­ре­ты Юлия Цеза­ря и Мар­ка Анто­ния (см. выше, с. 542, 550). В 39 г. до н. э. име­ют­ся не толь­ко памят­ные порт­ре­ты Юлия Цеза­ря, но и изо­бра­же­ния три­ум­ви­ров, Анто­ния, Окта­вия и Лепида (см. выше, с. 557). По-види­мо­му, было изда­но осо­бое рас­по­ря­же­ние в свя­зи с чекан­кой золотых монет с порт­ре­та­ми три­ум­ви­ров, на что ука­зы­ва­ют бук­вы A. P. F. (Auro publico feriundo, «для чекан­ки государ­ст­вен­но­го золота»), обна­ру­жен­ные на неко­то­рых экзем­пля­рах обо­их моне­та­ри­ев это­го года. Хотя после смер­ти Цеза­ря не пред­при­ни­ма­лось попы­ток изо­бра­жать на моне­тах рим­ско­го монет­но­го дво­ра живых людей, за исклю­че­ни­ем выше­упо­мя­ну­то­го Анто­ния, эта прак­ти­ка была обыч­ной для про­вин­ци­аль­ных выпус­ков. Брут во вре­мя сво­его отступ­ле­ния на Восток чека­нил моне­ты со сво­им соб­ст­вен­ным изо­бра­же­ни­ем, а с 43 г. до н. э. порт­ре­ты Анто­ния, Окта­вия и Лепида появи­лись на мно­гих золотых и сереб­ря­ных моне­тах, чека­нив­ших­ся ими в соот­вет­ст­ву­ю­щих про­вин­ци­ях на Восто­ке, в Гал­лии и Афри­ке. Начи­ная с это­го вре­ме­ни, чекан­ка монет утра­ти­ла огром­ную часть сво­его офи­ци­аль­но­го харак­те­ра и при­об­ре­ла лич­ный харак­тер, отсут­ст­ви­ем кото­ро­го ранее была при­ме­ча­тель­на.

Изо­бра­же­ния, исполь­зо­вав­ши­е­ся моне­та­ри­я­ми это­го года, мож­но разде­лить на две груп­пы: одни отно­сят­ся к теку­щим собы­ти­ям; дру­гие свя­за­ны с тра­ди­ци­я­ми соот­вет­ст­ву­ю­щих семей. Судя по сохра­не­нию вто­рой груп­пы изо­бра­же­ний, моне­та­рии не хоте­ли отка­зы­вать­ся от освя­щен­но­го вре­ме­нем обы­чая.

О моне­та­рии Луции Мус­сидии Лон­ге, сыне Тита Мус­сидия Лон­га, нам извест­но толь­ко то, что мы зна­ем из его монет. О роде Мус­сиди­ев нет упо­ми­на­ний у антич­ных авто­ров, и Л. Мус­сидий — един­ст­вен­ный член это­го рода, чьи­ми моне­та­ми мы рас­по­ла­га­ем. Изо­бра­же­ния, как уже гово­ри­лось, делят­ся на две груп­пы: пер­вая отно­сит­ся к три­ум­ви­рам и теку­щим собы­ти­ям; вто­рая, несо­мнен­но, — к пре­да­нию, свя­зан­но­му с его соб­ст­вен­ной семье. Изо­бра­же­ния Мар­са и Победы на биге на типах I и II — это дань три­ум­ви­рам, воз­мож­но, глав­ным обра­зом, в свя­зи с их победа­ми над Бру­том на Восто­ке. Рог изоби­лия, изо­бра­жен­ный на типе III, голо­ва Цере­ры и венок из коло­сьев на типе IV и голо­ва Согла­сия и соеди­нен­ные руки, дер­жа­щие каду­цей, на типе V, и, воз­мож­но, так­же рог изоби­лия на небес­ном гло­бу­се и т. д. на типе VI могут отно­сить­ся к согла­ше­нию меж­ду с. 574 Окта­ви­ем и Секс­том Пом­пе­ем, заклю­чен­но­му в 39 г. до н. э., соглас­но кото­ро­му послед­ний пообе­щал обес­пе­чи­вать Ита­лию зер­ном в обмен на про­вин­ции Сици­лия, Сар­ди­ния, Кор­си­ка и Ахайя, авгу­рат, ком­пен­са­цию за его лич­ное состо­я­ние в раз­ме­ре сем­на­дца­ти с поло­ви­ной мил­ли­о­нов дена­ри­ев и обе­ща­ние кон­суль­ства. Несколь­ко ранее Секст пере­крыл достав­ку про­до­воль­ст­вия в Ита­лию, что вызва­ло чрез­вы­чай­но бед­ст­вен­ное поло­же­ние как внут­ри, так и за пре­де­ла­ми сто­ли­цы. Таким обра­зом, воз­мож­но, что золотые и сереб­ря­ные моне­ты с эти­ми изо­бра­же­ни­я­ми были выпу­ще­ны спе­ци­аль­но, чтобы покрыть чрез­мер­ные издерж­ки этой ситу­а­ции. Это объ­яс­ни­ло бы не толь­ко изо­бра­же­ние голо­вы Юно­ны Моне­ты на типе IV var., но и несколь­ко гру­бую чекан­ку неко­то­рых ауре­ев, штем­пе­ли кото­рых мог­ли быть изготов­ле­ны в спеш­ке. По порт­ре­ту Окта­вия на кото­ром он изо­бра­жен с неболь­шой щети­ной, мож­но понять, что в знак тра­у­ра он не брил­ся со вре­ме­ни убий­ства Цеза­ря до кон­ца вой­ны с Секс­том Пом­пе­ем, послед­ним остав­шим­ся в живых убий­цей его дяди, в 36 г. до н. э. Дион Кас­сий (XLVIII. 34) сооб­ща­ет, что Окта­вий сбрил боро­ду в 39 г. до н. э., в год кон­суль­ства Л. Мар­ция Цен­зо­ри­на и Г. Каль­ви­зия Саби­на по слу­чаю про­веде­ния пуб­лич­ных игр, но свиде­тель­ство монет дока­зы­ва­ет, что он не брил­ся до пора­же­ния Секс­та Пом­пея, про­изо­шед­ше­го тре­мя года­ми позд­нее.

Наи­бо­лее инте­рес­ные и, воз­мож­но, наи­бо­лее труд­но­объ­яс­ни­мые моне­ты Мус­сидия — те, что свя­за­ны с Вене­рой Кло­аки­ной. Имя Кло­аки­ны (про­изо­шед­шее от cluere или cloare, мыть, чистить, очи­щать) было дано Вене­ре Иску­пи­тель­ни­це (Expiatrix). Пли­ний (NH XV. 36) сооб­ща­ет, что после сра­же­ния рим­ляне и саби­ны про­ве­ли обряд очи­ще­ния вет­вя­ми мир­та на том месте, где поз­же были соору­же­ны ста­туи Вене­ры Кло­аки­ны. Эти ста­туи сто­я­ли в север­ной части Фору­ма рядом с Коми­ци­я­ми и над Боль­шой Кло­акой. Судя по моне­там, у Вене­ры Кло­аки­ны не было хра­ма на Фору­ме, а посвя­щен­ный ей памят­ник состо­ял из круг­лой плат­фор­мы и огра­ды из узор­ча­той решет­ки. Вход рас­по­ла­гал­ся с левой сто­ро­ны, что вид­но по лест­ни­це и пор­ти­ку. На этой плат­фор­ме сто­я­ли ста­туи боги­ни (ср. Thédenat H. Le forum romain et les forums impériaux. Paris, 1898. P. 87). Посколь­ку Пли­ний гово­рит об изо­бра­же­ни­ях (signa), мож­но заклю­чить, что обе ста­туи — это ста­туи Вене­ры, но, воз­мож­но, пока­зы­ваю­щие ее в раз­лич­ных аспек­тах. Плат­фор­ма сохра­ни­лась на Фору­ме до сих пор, и на ней мож­но опре­де­лить те места, где сто­я­ли ста­туи. Голо­ва боги­ни Согла­сия в свя­зи с этим ревер­сом озна­ча­ет тес­ный союз и друж­бу, уста­но­вив­ши­е­ся меж­ду рим­ля­на­ми и саби­на­ми, посе­лив­ши­ми­ся на Кви­ри­на­ле и постро­ив­ши­ми там храм богу Солн­ца, чей культ они очень чти­ли (Preller L. Römische Mythologie / 3 Aufl. hsg. H. Jordan. Berlin, 1881. S. 324, 325). Этим же обсто­я­тель­ст­вом объ­яс­ня­ет­ся вза­и­мо­связь изо­бра­же­ния голо­вы бога Солн­ца с голо­вой Вене­ры Кло­аки­ны в монет­ной чекан­ке. Дан­ное объ­яс­не­ние это­го инте­рес­но­го изо­бра­же­ния появи­лось неза­ви­си­мо от взглядов док­то­ра Дрес­се­ля, изло­жен­ных в ста­тье Dressel H. Das sacrum Cloacinae // Wiener Studien. Bd. 24. 1902. S. 418 и далее. Дрес­сель пола­га­ет, что пор­тик сле­ва может быть бази­ли­кой Эми­лия. Бабе­лон (Babelon E. Op. cit. P. 241) пред­по­ла­га­ет, что две фигу­ры, сто­я­щие на плат­фор­ме (кото­рую он опи­сы­ва­ет как корабль), — это Ромул и Таций, царь саби­нов. Слож­но объ­яс­нить связь изо­бра­же­ния Вене­ры Кло­аки­ны с родом Мус­сиди­ев. Воз­мож­но, пред­ку моне­та­рия тра­ди­ци­он­но при­пи­сы­ва­ли соору­же­ние этих ста­туй, или эта семья пре­тен­до­ва­ла на сабин­ское про­ис­хож­де­ние. Эти изо­бра­же­ния, оче­вид­но, долж­ны быть каким-то обра­зом свя­за­ны с семьей моне­та­рия. Имя моне­та­рия ино­гда ука­за­но в роди­тель­ном паде­же (см. № 4235, с. 576).

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

RRC (Crawford), с. 502, к № 494 (1974 г.):

Сна­ча­ла пере­чис­ле­ны золотые порт­ре­ты три­ум­ви­ров, затем золотые и сереб­ря­ные изо­бра­же­ния каж­до­го моне­та­рия по оче­реди, выпус­ки, содер­жа­щие наме­ки на одно­го или более три­ум­ви­ров, пере­чис­ле­ны преж­де выпус­ков, содер­жа­щих част­ные изо­бра­же­ния.

© 2009 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

RRC (Crawford), с. 509—511, к № 494 (1974 г.):

О штем­пе­лях ревер­сов, общих для №№ 16, 17 и 18, см. Bahrfeldt M. Über die Chronologie der Münzen des Marcus Antonius 710—724 u.c. (44—30 v. Chr.) // Atti del Congresso Internazionale di Scienze Storiche VI, Sezione Numismatica. Roma, 1904. P. 190.

Эти четы­ре моне­та­рия ина­че не извест­ны; Л. Мус­сидий Лонг, веро­ят­но, отец сена­то­ра вре­мен Авгу­ста (Wiseman T. P. Some Republican senators and their tribes // CQ. Vol. 14. 1964. P. 127; idem. New men in the Roman senate, 139 B. C.—A. D. 14. Oxford, 1971. P. 243), Л. Ливи­ней Регул, воз­мож­но, сын дру­га Цице­ро­на Л. Ливи­нея Регу­ла с. 510 (Att. III. 17. 1; Fam. XIII. 60. 1); послед­ний, веро­ят­но, был пре­то­ром, упо­мя­ну­тым на №№ 26—31, или, воз­мож­но, пре­фек­том горо­да, упо­мя­ну­тым на № 31; ни исто­рия это­го пери­о­да, ни кон­сти­ту­ци­он­ная прак­ти­ка не поз­во­ля­ют счи­тать, что сам моне­та­рий был пре­фек­том горо­да в 42 г. до н. э. или око­ло это­го вре­ме­ни (contra Broughton T. R. S. Supplement to the Magistrates of the Roman Republic. New York, 1960. P. 35; ср. моне­ту, подоб­ную № 31, без явно­го и исклю­чи­тель­но­го ука­за­ния на моне­та­рия, отче­ка­нив­ше­го ее: №№ 433/12; я не иден­ти­фи­ци­рую моне­та­рия и пре­фек­та 46 г.).

Золотые моне­ты с порт­ре­та­ми три­ум­ви­ров содер­жат как изо­бра­же­ния, про­слав­ля­ю­щие осно­ва­ние три­ум­ви­ра­та, так и изо­бра­же­ния, соот­вет­ст­ву­ю­щие отдель­ным три­ум­ви­рам: Л. Ливи­ней Регул изо­бра­жа­ет вестал­ку Эми­лию (Plut. Rom. 2 и Borghesi B. Œuvres complètes. T. 1. Paris, 1862. P. 329—332; см. так­же № 419), Гер­ку­ле­са, пред­ка Анто­ни­ев (App. BC III. 60 и 72; Plut. Ant. 4, 36 и 60; воз­мож­но, [Cic.] Caes. iun. I. 7), и Энея, несу­ще­го Анхи­за; П. Кло­дий изо­бра­жа­ет фигу­ру, веро­ят­но, явля­ю­щу­ю­ся Фор­ту­ной (сле­ду­ет отме­тить связь Лепида с хра­мом Εὐτυχια на фору­ме, Cass. Dio XLIV. 5. 2; Cic. Att. XIII. 42. 3), гения (ср. №№ 329 и 397), соеди­ня­ю­ще­го атри­бу­ты Солн­ца, Апол­ло­на, Вик­то­рии и Сча­стья (felicitas) и опи­раю­ще­го­ся пра­вой ногой на зем­ной шар меж­ду орлом и щитом (биб­лио­гра­фию см.: Buttrey T. V. The triumviral portrait gold of the Quattuorviri monetales of 42 B. C. New York, 1956. P. 9 n. 40; веро­ят­но, фигу­ра каким-то неяс­ным сего­дня обра­зом отно­сит­ся лич­но к Мар­ку Анто­нию; вопре­ки мне­нию А. Аль­фёль­ди (Alföldi A. Der neue Weltherrscher der vierten Ekloge Vergils // Hermes. Bd. 65. 1930. S. 377), фигу­ра не явля­ет­ся Эоном, о кото­ром см. Charbonneaux J. Aion et Philippe l’Arabe // MEFRA. T. 72. 1960. P. 253; Теве­но (Thevenot E. La figuration du Genie de Lyon // RAE. T. 10. 1959. P. 94) не при­во­дит свиде­тельств в поль­зу сво­его мне­ния, буд­то эта фигу­ра — гений Лугду­на) и Вене­ру Пра­ро­ди­тель­ни­цу. Л. Мус­сидий Лонг изо­бра­жа­ет Мар­са как напо­ми­на­ние о пла­нах три­ум­ви­ров пред­при­нять пар­фян­скую вой­ну (Weinstock S. Divus Iulius. Oxford, 1971. P. 128—132; ср. № 497 и с. 740) и рог изоби­лия как сим­вол Фор­ту­ны (нет осо­бой свя­зи меж­ду этим изо­бра­же­ни­ем и изо­бра­же­ни­ем Энея, отче­ка­нен­ным Л. Ливи­не­ем Регу­лом, Erkell H. Augustus, Felicitas, Fortuna: lateinische Wortstudien. Göteborg, 1952. S. 115—116 про­тив Alföldi A. Op. cit. S. 375 Anm. 1); Г. Вибий Вар изо­бра­жа­ет руко­по­жа­тие как сим­вол согла­сия меж­ду три­ум­ви­ра­ми.

Марс вновь встре­ча­ет­ся на дена­ри­ях П. Кло­дия, вме­сте с порт­ре­та­ми Цеза­ря, М. Анто­ния и Окта­ви­а­на; с послед­ним так­же сосед­ст­ву­ет изо­бра­же­ние Бла­го­че­стия на ревер­се, явно ука­за­ние на наслед­ство Цеза­ря и долг Окта­ви­а­на ото­мстить за него. Л. Ливи­ней Регул поме­ща­ет на свои дена­рии порт­рет Цеза­ря меж­ду лав­ро­вой вет­вью и каду­це­ем с изо­бра­же­ни­ем быка на ревер­се, воз­мож­но, напо­ми­ная бла­го­при­ят­ное пред­зна­ме­но­ва­ние в 47 г.1 (Cass. Dio XLI. 39. 2, ср. Suet. Iul. 59, и Weinstock S. Op. cit. P. 118—121), и порт­рет Окта­ви­а­на с изо­бра­же­ни­ем Победы на ревер­се (см. ILS. 108 о пер­вой победе Окта­ви­а­на при Мутине 14 апре­ля 43 г.). Г. Вибий Вар соеди­ня­ет на сво­их дена­ри­ях Фор­ту­ну, дер­жа­щую Вик­то­рию, с порт­ре­та­ми М. Анто­ния и Окта­ви­а­на и чека­нит так­же ауреи с Апол­ло­ном и Вене­рой, бога­ми-покро­ви­те­ля­ми Юли­ев (см. № 320). Л. Мус­сидий Лонг соеди­ня­ет порт­рет Цеза­ря с сим­во­ла­ми с. 511 гос­под­ства «на суше и на море» (terra marique) — рогом изоби­лия на зем­ном шаре с рулем (см. № 393), — с сим­во­ла­ми Сча­стья (felicitas, ср. алтарь рода Авгу­ста, The Cambridge Ancient History. Plates IV. Cambridge, 1960. Pl. 134) и пон­ти­фи­ка­та; он так­же посвя­ща­ет Вик­то­рии обе сто­ро­ны еще одно­го выпус­ка дена­ри­ев и наме­ка­ет на согла­сие (concordia) меж­ду три­ум­ви­ра­ми, изо­бра­жая на дена­ри­ях руко­по­жа­тие вокруг каду­цея и храм Вене­ры Кло­аки­ны с Кон­кор­ди­ей (о хра­ме Вене­ры Кло­аки­ны см. Nash E. Pictorial Dictionary of Ancient Rome. London, 1968. Vol. I. 262; свиде­тель­ство Пли­ния (NH. XV. 119) пред­по­ла­га­ет, что он тоже может быть сим­во­лом граж­дан­ско­го мира, см. Pais E. I nummi di L. Mussidius Longus ed il loro significato per la storia del triumvirato romano // RAL. Ser. 5. Vol. 33. 1924. P. 15; о свя­зан­ной с ним идее очи­ще­ния см. van Essen C. C. Venus Cloacina // Mnemosyne. Vol. 9. 2. 1956. P. 137); соеди­не­ние звезды, полу­ме­ся­ца и Солн­ца на той же груп­пе дена­ри­ев, воз­мож­но, пред­по­ла­га­ет веру в неиз­беж­ность ново­го века (Cic. ND II. 51; Censorin. 18. 11; Norden E. Geburt des Kindes / 2 Aufl. Stuttgart, 1958. S. 143; Alföldi A. Op. cit. S. 373; Солн­це и Луна и род­ст­вен­ные им боже­ства Апол­лон и Диа­на на ауре­ях и дена­ри­ях П. Кло­дия, несо­мнен­но, наве­я­ны той же иде­ей)2.

Оста­ют­ся лишь ауреи и дена­рии Л. Ливи­нея Регу­ла, про­слав­ля­ю­щие куруль­ные долж­но­сти двух его пред­ков и наме­каю­щие на две обла­сти дея­тель­но­сти эди­ла (ср. выпус­ки, рас­смот­рен­ные на с. 729) и ауреи и дена­рии Г. Вибия Вара с изо­бра­же­ни­я­ми Ромы и Неме­зиды (о Роме ср. № 292/1, о Неме­зиде см. Roscher W. H. Ausführliches Lexikon der griechischen und römischen Mythologie. Bd. 3. Leipzig, 1902. S. 143—166), Либе­ра с его атри­бу­та­ми, Гер­ку­ле­са и Минер­вы; учи­ты­вая связь меж­ду Неме­зидой, Вик­то­ри­ей и Ромой (Weinstock S. Victoria // RE. Bd. VIII A. 1958. Sp. 2536—2537), ауреи, изо­бра­жаю­щие Рому и Неме­зиду, веро­ят­но, пред­вос­хи­ща­ют победу три­ум­ви­ров, ср. связь Ромы с победой Сул­лы (№ 421 и с. 732). Гер­ку­лес, веро­ят­но, — цеза­ри­ан­ский тип; во вся­ком слу­чае, его диа­де­ма похо­жа на пер­гам­скую коро­ну «Алек­сандра» (Kraft K. Der goldene Kranz Caesars und der Kampf um die Entlarvung des «Tyrannen». Darmstadt, 1969. S.12). Либер и Минер­ва, воз­мож­но, — семей­ные типы Виби­ев: Г. Вибий, сын Гая, Пан­са (№ 342) изо­бра­жа­ет Апол­ло­на, Цере­ру и Минерву; Г. Вибий, сын Гая, внук Гая, Пан­са (№ 449) — Либе­ра, Цере­ру и Мер­ку­рия; Г. Вибий Вар — Либе­ра и Минерву.

© 2009 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

1Но сле­ду­ет так­же отме­тить связь зоди­а­каль­но­го зна­ка Тель­ца с Вене­рой, см.: Mommsen Th. Die römische Chronologie bis auf Caesar. 2 Aufl. Berlin, 1859. S. 305—308.

2Но сле­ду­ет так­же отме­тить связь Солн­ца, Луны и Вик­то­рии в над­пи­си CIL. III. 14386d. Более ста­рые точ­ки зре­ния, а имен­но: Vercoutre A. Explication de l’Aureus frappé par P. Clodius à l’effigie de Marc’Antoine // Revue Numismatique. Ser. 3. T. 8. 1890. P. 377—384; Grueber H. A. Coins of the Roman Republic in the British Museum. Vol. I. L., 1910. P. 577, n. 1; P. 582—583, n. 2; Cesano L. M. Antonius-Sol (monete di M.A.) // Bollettino dell’Associazione Archeologica Romana. 1912. Vol. 10—12. P. 238, — неубеди­тель­ны.

HCRI (Sear), с. 104 (к № 161—161a) (1998 г.):

Марс, види­мо, был уме­стен для пери­о­да при­готов­ле­ний к войне, и моне­та­рий Мус­сидий Лонг исполь­зу­ет этот же тип ревер­са для ауре­ев, выпу­щен­ных в честь Анто­ния и Окта­ви­а­на (см. №№ 145 и 152). Кро­уфорд47 пред­по­ла­га­ет, что этот тип может наме­кать на пла­ны три­ум­ви­ров пред­при­нять пар­фян­скую вой­ну, заду­ман­ную Цеза­рем в послед­ние годы его жиз­ни. Здесь голо­ва Лепида сно­ва смот­рит в про­ти­во­по­лож­ном направ­ле­нии по срав­не­нию с дво­и­ми его кол­ле­га­ми, что может быть тон­ким намё­ком на его под­чи­нён­ный ста­тус в три­ум­ви­ра­те.

© 2018 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой
47Crawford M. Roman Republican Coinage. Cambridge, 1974. P. 510.

HCRI (Sear), с. 78 (к № 114) (1998 г.):

Самой при­ме­ча­тель­ной осо­бен­но­стью кол­ле­гии моне­та­ри­ев 42 г. до н. э. ста­ла регу­ляр­ная чекан­ка золотых монет: впер­вые в исто­рии рим­ской чекан­ки такая зада­ча была пору­че­на моне­та­ри­ям. Источ­ни­ком золотых слит­ков для этой бес­пре­цедент­ной чекан­ки ста­ли про­скрип­ции, а её цель состо­я­ла в том, чтобы опла­тить огром­ные воен­ные рас­хо­ды в пред­две­рии решаю­ще­го столк­но­ве­ния с лиде­ра­ми рес­пуб­ли­кан­цев, Бру­том и Кас­си­ем, при Филип­пах. Иден­ти­фи­ка­ция Луция Ливи­нея Регу­ла, Пуб­лия Кло­дия, Луция Мус­сидия Лон­га и Гая Вибия Вара как чле­нов монет­ной кол­ле­гии в этот решаю­щий год в исто­рии Рес­пуб­ли­ки осно­ва­на на работах Т. Бат­три27. Эти моне­та­рии чека­ни­ли не толь­ко ауреи, но и зна­чи­тель­ное коли­че­ство дена­ри­ев, и на неко­то­рых из них изо­бра­жён порт­рет покой­но­го дик­та­то­ра. Для это­го типа Пуб­лий Кло­дий, сын Мар­ка, о кото­ром мы не зна­ем ниче­го опре­де­лён­но­го, исполь­зо­вал аверс, воз­вра­щаю­щий­ся к реа­ли­сти­че­ско­му порт­рет­но­му сти­лю при­жиз­нен­ных монет­ных порт­ре­тов Цеза­ря, в про­ти­во­вес иде­а­ли­зи­ро­ван­ным изо­бра­же­ни­ям на дена­ри­ях Фла­ми­ния, выпу­щен­ных в 43 г. до н. э. Парал­лель­но чека­ни­лись выпус­ки с порт­ре­та­ми двух три­ум­ви­ров, Анто­ния и Окта­ви­а­на (см. № 148 и >155). Изо­бра­же­ние Мар­са, бога вой­ны, было вполне умест­но в то вре­мя, когда при­готов­ле­ния к войне с рес­пуб­ли­кан­ски­ми сила­ми на Восто­ке шли пол­ным ходом.

© 2017 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой
27Buttrey T. The Triumviral Portrait Gold of the Quattuorviri Monetales of 42 BC // ANSNNM. Vol. 137. 1956. P. 32—44.

Комментарий аукциона Numismatica Ars Classica (2006 г.):

Этот экзем­пляр зани­ма­ет место сре­ди наи­бо­лее извест­ных ауре­ев с порт­ре­том Лепида, обре­чен­но­го чле­на Вто­ро­го Три­ум­ви­ра­та (43—36 гг. до н. э.). Его могу­ще­ст­вен­ные кол­ле­ги, Марк Анто­ний и Окта­виан рано про­де­мон­стри­ро­ва­ли в сво­ем пак­те, что Лепид явля­ет­ся вто­ро­сте­пен­ным чле­ном, и посто­ян­но напо­ми­на­ли ему об этом в тече­ние всех деся­ти лет, кото­рые три­ум­ви­рат оста­вал­ся в силе. С само­го нача­ла Лепиду была отведе­на вспо­мо­га­тель­ная роль: так как он был зятем Бру­та, его оста­ви­ли в Ита­лии, когда Анто­ний и Окта­виан уеха­ли, чтобы сра­зить­ся с Бру­том и Кас­си­ем при Филип­пах в кон­це 42 г. до н. э. Впо­след­ст­вии Лепид был прак­ти­че­ски исклю­чен из три­ум­ви­ра­та, полу­чив вза­мен это­го соб­ст­вен­ную сфе­ру вли­я­ния, сужен­ную до Север­ной Афри­ки. Несмот­ря на помощь, пред­ло­жен­ную Окта­виа­ну в Перу­зий­ской войне (40—41 гг. до н. э.) и в его кам­па­нии про­тив Секс­та Пом­пея в 36 г. до н. э., Лепид не участ­во­вал в разде­ле воен­ной добы­чи. Во вре­мя послед­ней кам­па­нии Лепид выса­дил в Сици­лии 14 леги­о­нов, чтобы под­дер­жи­вать с суши Окта­ви­а­на, кото­рый на море сра­жал­ся с Секс­том Пом­пе­ем. Но преж­де, чем Окта­виа­ну была обес­пе­че­на победа на море, Лепид потре­бо­вал, чтобы Сици­лия была при­со­еди­не­на к его терри­то­ри­ям в Север­ной Афри­ке. Вме­сто того, чтобы выпол­нить тре­бо­ва­ние, Окта­виан бро­сил вызов Лепиду, леги­о­ны кото­ро­го быст­ро пере­шли к Окта­виа­ну. Уни­жен­ный три­ум­вир был лишен всех сво­их пол­но­мо­чий, за исклю­че­ни­ем долж­но­сти вели­ко­го пон­ти­фи­ка, кото­рую сохра­нил до сво­ей смер­ти в изгна­нии в 13 или 12 г. до н. э. Хотя Лепид и выпус­кал моне­ты как моне­та­рий в 61 г. до н. э., его порт­рет впер­вые появ­ля­ет­ся на аурее, отче­ка­нен­ном на галль­ском монет­ном дво­ре Анто­ни­ем в 43 г. в озна­ме­но­ва­ние созда­ния Вто­ро­го три­ум­ви­ра­та. В сле­дую­щем, 42 г., порт­рет Лепида во вто­рой (и послед­ний) раз появ­ля­ет­ся на аурее. В этом слу­чае его ауреи чека­ни­лись в Риме моне­та­ри­я­ми Г. Виби­ем Варом, Л. Мус­сиди­ем Лон­гом, П. Кло­ди­ем и Л. Ливи­не­ем Регу­лом.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА