Монетарий Луций Ливиней Регул
триумвир Марк Эмилий Лепид
Аурей, золото
Дата чеканки: 42 г. до н. э.*
Монетный двор: Рим
вес: 8.03 г
диаметр: 22 мм
АВЕРС: M. LEPIDVS III VIR R. P. C. (Marcus Lepidus triumvir reipublicae constituendae) — обна­жен­ная голо­ва Лепида впра­во. Кай­ма из точек.
РЕВЕРС: L. REGVLVS IIII VIR A. P. F. (Lucius Regulus, quatuorvir auro publico feriundo) — вестал­ка Эми­лия, под покры­ва­лом и в дра­пи­ров­ке, сто­ит вле­во, дер­жит ковш (simpulum) в пра­вой руке и ски­петр в левой. Кай­ма из точек.
Ссылки:
BMC RR I Rome 4259 (Pl. LVII. 11);
Crawford RRC 494/1 (Pl. LIII) (штемпелей аверса: 1, реверса: 1);
Sydenham CRR 1105 (Pl. 28) (степень редкости: 9 — Exceedingly rare);
Babelon (Livineia) 7/(Aemilia) 36;
Cohen I 3 p. 33 (2000 Fr.);
Sear (2000) I 1521 (VF $48000, EF $104000);
Vagi 141;
Bahrfeldt 47.4 (эта монета);
Calicó 77 (эта монета);
RIS 159;
T. V. Buttrey, ANSNNM, The Triumviral Gold Portrait of the Quottuorviri Monetales in 42 BC, pl. 5, 47.4 (эта монета);
Примечание:
Сохранность: Good VF
* Дата чеканки: 42 г. до н. э., Рим (RRC); ок. 42 г. до н. э., Рим (CRR); ок. 39 г. до н. э., Рим (BMCRR); 43 г. до н. э. (Cohen); 42 г. до н. э. (RCTV).
Монета высочайшей степени редкости; известно очень немного экземпляров, из которых лишь два в частных руках.
Описание аверса и реверса приводится по BMCRR, RRC.
Ex Rollin & Feuardent 1887, Ponton d’ Amécourt, 36; Rollin & Feuardent 1896, Montagu, 50; J. Hirsch 1909, A.J. Evans, 8; Ars Classica 18, 1938, 28 and Glendinig 1956, Ryan, 1581 and NAC 27, 2004, 275 sales (sold for 95000 CHF, approx. $73518).
From the Biaggi and William H. Williams collections.
Numismatica Ars Classica NAC AG — Auction 46 Lot 446 (2 Apr 2008 — Hotel Baur au Lac, Zurich).
Estimation: 70000 CHF ($68952). Price realized (do not include buyer’s fees): 130000 CHF ($128054 — 2 Apr 2008).
MRR (Babelon), т. I, с. 114, к Aemilia (1885 г.):
V. ЭМИЛИИ

Одна из древ­ней­ших и извест­ней­ших пат­ри­ци­ан­ских семей в Риме, семья Эми­ли­ев, была сабин­ско­го про­ис­хож­де­ния; соглас­но одним источ­ни­кам, она пре­тен­до­ва­ла на про­ис­хож­де­ние от Мамер­ка, сына Пифа­го­ра, соглас­но дру­гим — от сына Нумы. Мамерк полу­чил имя Эми­лия за свое убеди­тель­ное крас­но­ре­чие, δἰ’ αἰμυλίαν λόγου1. Дру­гая тра­ди­ция счи­та­ет пред­ком Эми­ли­ев Эми­ла, сына Аска­ния, от кото­ро­го про­изо­шли Нуми­тор и Аму­лий — аль­бан­ский царь в эпо­ху ста­нов­ле­ния Рима. Этот род осо­бен­но зна­ме­нит Пав­ла­ми Эми­ли­я­ми, Скав­ра­ми, Мамер­ка­ми и Лепида­ми. Так­же Тацит пишет: род Эми­ли­ев все­гда изоби­ло­вал достой­ны­ми граж­да­на­ми2. Моне­та­ри­ев, чека­нив­ших во вре­ме­на Рес­пуб­ли­ки, мно­го, и мало какие рода были для нумиз­ма­ти­ки столь же исто­рич­ны и инте­рес­ны.

При­во­дят­ся моне­ты сле­дую­щих пер­со­на­жей:

1. Луций Эми­лий Павел (или Пап).

2. Маний Эми­лий Лепид.

3. Марк Эми­лий Скавр.

4. Павел Эми­лий Лепид.

5. Луций Эми­лий Бука.

6. Марк Эми­лий Лепид.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

1Plut. Aemil. 2; Num. 8, 21. Festus, s. v. Aemil. Ср. Borghesi B. Œuvres complètes. T. 1. Paris, 1862. P. 330.

2Tac. Ann. VI. 27.

MRR (Babelon), т. I, с. 125—126, 129, к Aemilia 20—39 (1885 г.):
6. М. ЭМИЛИЙ ЛЕПИД
Моне­та­рий 694 (60 г. до н. э.)
Импе­ра­тор и три­ум­вир с 711 по 718 (43 по 36 г. до н. э.).

Марк Эми­лий, сын Мар­ка, внук Квин­та, Лепид — самый зна­ме­ни­тый из всех чле­нов рода Эми­ли­ев: это три­ум­вир, кол­ле­га Мар­ка Анто­ния и Окта­вия. Он испол­нял обя­зан­но­сти моне­та­рия в 694 (60 г. до н. э.)1, но впер­вые упо­ми­на­ет­ся у исто­ри­ков толь­ко в 702 г. (52 г. до н. э.), когда сенат после смер­ти Кло­дия избрал его интеррек­сом, чтобы он созвал коми­ции, кото­рые долж­ны были изби­рать кон­су­лов. Лепид был пре­то­ром в 705 г. (49 г. до н. э.), когда раз­ра­зи­лась граж­дан­ская вой­на меж­ду Цеза­рем и Пом­пе­ем; был отправ­лен в Ближ­нюю Испа­нию в долж­но­сти про­кон­су­ла бла­го­склон­но рас­по­ло­жен­ным к нему Цеза­рем, затем, после неко­то­рых успе­хов вер­нул­ся в Рим, чтобы насла­дить­ся поче­стя­ми три­ум­фа. Он был кол­ле­гой Юлия Цеза­ря по кон­суль­ству 708 г. (46 г. до н. э.), и когда послед­ний был про­воз­гла­шен дик­та­то­ром в тре­тий и после­дую­щие разы, Лепид стал началь­ни­ком кон­ни­цы (magister equitum). После смер­ти Цеза­ря в 710 г. (44 г. до н. э.) Лепид стал его пре­ем­ни­ком на посту вер­хов­но­го пон­ти­фи­ка (pontifex maximus) и во вре­мя раз­ра­зив­ших­ся после смер­ти Цеза­ря бес­по­ряд­ков ста­рал­ся сохра­нять ней­тра­ли­тет до тех пор, пока собы­тия, после­до­вав­шие за оса­дой Мути­ны, не бро­си­ли его в объ­я­тия Мар­ка Анто­ния. После встре­чи в Боно­нии в 711 г. (43 г. до н. э.). Лепид стал три­ум­ви­ром для вос­ста­нов­ле­ния государ­ства (triumvir reipublicae constituendae) с Анто­ни­ем и Окта­ви­ем и при рас­пре­де­ле­нии про­вин­ций Рес­пуб­ли­ки полу­чил со сво­ей сто­ро­ны часть Испа­нии и Нар­бонн­скую Гал­лию. В сле­дую­щем году, после разде­ла сфер вли­я­ния меж­ду Окта­ви­ем и Анто­ни­ем, Лепид лишил­ся про­вин­ций, кото­рые были ему опре­де­ле­ны, затем ему дали Афри­ку, где он оста­вал­ся до 718 г. (36 г. до н. э.). Он был вклю­чен в три­ум­ви­рат при его вос­ста­нов­ле­нии, кото­рое состо­я­лось в преды­ду­щем году (717) на новый пяти­лет­ний срок; но вско­ре был вызван на Сици­лию Окта­ви­ем, кото­рый нуж­дал­ся в его помо­щи в веде­нии вой­ны с Секс­том Пом­пе­ем, затем про­изо­шел раз­рыв меж­ду дву­мя коман­дую­щи­ми: вой­ска Лепида оста­ви­ли его и, нако­нец, Окта­вий, исклю­чив его из три­ум­ви­ра­та в 718 г. (36 г. до н. э.) сослал его под хоро­шей охра­ной в Цир­цеи. Он про­жил до 741 г. (13 г. до н. э.); Август стал его пре­ем­ни­ком в долж­но­сти вер­хов­но­го пон­ти­фи­ка. Моне­ты Мар­ка Эми­лия Лепида логи­че­ски разде­ля­ют­ся с. 126 на две груп­пы: те, на кото­рых он назван моне­та­ри­ем, и те, на кото­рых ука­за­но его имя и назва­ны его титу­лы импе­ра­то­ра и три­ум­ви­ра для вос­ста­нов­ле­ния рес­пуб­ли­ки. (…)


с. 129 2. Лепид, импе­ра­тор и три­ум­вир.

Моне­ты, кото­рые мы здесь опи­сы­ва­ем, отно­сят­ся к пери­о­ду меж­ду смер­тью Цеза­ря в иды мар­та 710 г. и пер­вым рас­па­дом три­ум­ви­ра­та Мар­ка Анто­ния, Окта­вия и Лепида в 712 г. (42 г. до н. э.). Их мож­но разде­лить на две груп­пы: те, на кото­рых Лепид изо­бра­жен вме­сте с Мар­ком Анто­ни­ем, либо с Окта­ви­ем без ука­за­ния име­ни моне­та­рия, и те, на кото­рых им Лепида сопро­вож­да­ет­ся име­на­ми дру­гих маги­ст­ра­тов, соста­вив­ших кол­ле­гию моне­та­ри­ев 711 года (43 г. до н. э.). На пер­вых име­ют­ся сим­во­лы, напо­ми­наю­щие о сане вер­хов­но­го пон­ти­фи­ка, кото­рый Лепид полу­чил после смер­ти Цеза­ря. На вто­рых име­ют­ся име­на толь­ко трех моне­та­ри­ев, хотя кол­ле­гия 711 года состо­я­ла из четы­рех чле­нов. Это: Л. Ливи­ней Регул, Л. Мус­сидий Лонг и Г. Вибий Вар. У нас нет монет Лепида с име­нем П. Кло­дия. Моне­ты Лепида, выпу­щен­ные маги­ст­ра­та­ми, кото­рых мы назва­ли, золотые и очень ред­кие. Монет Лепида после 711 или нача­ла 712 года, вре­ме­ни, когда он отпра­вил­ся в Афри­ку вслед­ст­вие раз­но­гла­сий, воз­ник­ших меж­ду чле­на­ми три­ум­ви­ра­та, нет.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

1Mommsen Th. Histoire de la monnaie romaine / Trad. franç. par le duc de Blacas. T. 2. P., 1870. P. 500, № 281.

MRR (Babelon), т. I, с. 133, к Aemilia 36 (1885 г.):

Это изо­бра­же­ние свя­за­но с родо­слов­ной Лепида: крат­ко изло­жен­ная ранее фан­та­сти­че­ская исто­рия вестал­ки Эми­лии.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

MRR (Babelon), т. II, с. 141—142, к Livineia 1—13 (1885 г.):
1. Л. Ливи­ней Регул.

Моне­та­рий в 711—712 (43—42 г. до н. э.)


Это пер­со­наж неиз­ве­стен исто­рии; о нем мож­но ска­зать с уве­рен­но­стью лишь то, что он был три­ум­ви­ром по чекан­ке моне­ты с Луци­ем Мус­сиди­ем Лон­гом, Пуб­ли­ем Кло­ди­ем и Гаем Виби­ем Варом. Эта кол­ле­гия дей­ст­во­ва­ла в 711—712 г., а не в 716 г., как пола­гал Момм­зен1. Моне­ты Луция Ливи­нея Регу­ла, как и моне­ты его кол­лег, мож­но разде­лить на раз­лич­ные кате­го­рии: 1) с изо­бра­же­ни­ем голо­вы Юлия Цеза­ря, умер­ше­го в преды­ду­щем году; 2) те, на кото­рых изо­бра­же­на голо­ва Мар­ка Анто­ния; 3) те, на кото­рых изо­бра­же­на голо­ва Окта­ви­а­на; 4) те, на кото­рых изо­бра­же­на голо­ва Лепида; 5) и нако­нец те, на кото­рых име­ет­ся осо­бое изо­бра­же­ние моне­та­рия, напо­ми­наю­щее о его роде. Голо­ва, изо­бра­жен­ная на моне­тах это­го послед­не­го выпус­ка (номе­ра с 8 по 15) — это голо­ва пре­то­ра Луция Ливи­нея Регу­ла, отца моне­та­рия. Этот порт­рет фигу­ри­ру­ет на моне­тах как сим­вол памя­ти рода, и мы видим ана­ло­гич­ные при­ме­ры у Гая Антия с. 142 Рести­о­на, Мар­ка Аррия Секун­да, Гая Нумо­ния Ваа­лы, Гая Целия Каль­да и еще мно­гих. Пре­тор Луций Регул — это, веро­ят­но, друг Цице­ро­на, о кото­ром мы толь­ко что гово­ри­ли и кото­рый был офи­це­ром Юлия Цеза­ря во вре­мя Афри­кан­ской вой­ны в 708 г. (46 г. до н. э.)2.

Моне­та № 8 тре­бу­ет осо­бо­го пояс­не­ния из-за сво­ей леген­ды. Монет­ный маги­ст­рат, кото­рый на ней назван, — это Regulus filius, praefectus Urbis. Сле­до­ва­тель­но, когда он выпус­кал эту моне­ту и после­дую­щие, он был пре­фек­том Рима; но на этих образ­цах он сна­ча­ла назван quatuorvir auro publico feriundo. Отсюда мож­но сде­лать два сле­дую­щих пред­по­ло­же­ния: либо что это два раз­ных чело­ве­ка, один из кото­рых являл­ся монет­ным маги­ст­ра­том в 711—712 г. (43—42 гг. до н. э.), а дру­гой выпус­кал моне­ты в каче­стве город­ско­го пре­фек­та, воз­мож­но, в 709 г. (45 г. до н. э.) с Муна­ци­ем План­ком, в то вре­мя пока Цезарь участ­во­вал в испан­ском похо­де и дове­рил город­ским пре­фек­там управ­ле­ние Римом3; либо что три­ум­вир по чекан­ке моне­ты в 711 г. вско­ре после исте­че­ния сро­ка сво­их пол­но­мо­чий в 712 г. был повы­шен до пре­фек­та горо­да и что он про­дол­жал чека­нить моне­ты в этом каче­стве. Мы пред­по­чи­та­ем послед­ний вари­ант. Моне­ты, о кото­рых идет речь, сле­до­ва­тель­но, были выпу­ще­ны после тех, на кото­рых этот моне­та­рий назван кват­ту­о­рви­ром; изо­бра­же­ния на них демон­стри­ру­ют либо его функ­ции пре­фек­та горо­да, отве­чав­ше­го за снаб­же­ние Рима (№ 13) либо такие сим­во­лы этой долж­но­сти, как куруль­ное крес­ло (№№ 8, 9 и 10), либо, нако­нец, его игры и празд­не­ства, устро­ен­ные им во вре­мя испол­не­ния сво­их обя­зан­но­стей (№ 12); нам точ­но извест­но, что в 712 г. Окта­виан устро­ил вели­ко­леп­ные игры в честь Апол­ло­на, на кото­рых состо­я­лись жесто­кие бои живот­ных4.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

1 Monn. rom., t. II, p. 554.

2 Hirt. Bell. Afr., 89

3 Dio Cass., XLIII, 28.

4 Подроб­нее см., с. 45.

MRR (Babelon), т. II, с. 141, к Livineia 1—19 (1885 г.):

Ког­но­мен Регул носи­ли толь­ко люди с номе­ном Ливи­ней, являв­ши­е­ся вет­вью рода Ати­ли­ев. Счи­та­ет­ся обще­при­знан­ным, что оба бра­та, Луций Регул и Марк Регул, кото­рых Цице­рон упо­ми­на­ет сре­ди сво­их луч­ших дру­зей, при­над­ле­жа­ли к роду Ливи­не­ев1. Так­же нам изве­стен Ливи­ней Регул, кото­рый был сена­то­ром при Тибе­рии2. Двое чле­нов рода Ливи­не­ев чека­ни­ли моне­ты, их обо­их зва­ли Луций Ливи­ней Регул.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

1 Cic. Ad Attic., III, 17; ad Famil., XIII, 60.

2 Tac. Annal., III, 11; XIV, 17.

BMC RR (Grueber), т. I, с. 578—580, прим. 2 (к №№ 4255—4276) (1910 г.):

Луций Ливи­ней Регул, как и его кол­ле­га Луций Мус­сидий Лонг, неиз­ве­стен нам из исто­рии, и наши сведе­ния о нем извест­ны толь­ко из его монет, кото­рые сооб­ща­ют, что с. 579 он был сыном Луция Ливи­нея Регу­ла, пре­то­ра, кото­рый вме­сте со сво­им бра­том Мар­ком был дру­гом Цице­ро­на и, как пред­став­ля­ет­ся, слу­жил у Цеза­ря в Афри­кан­ской войне в 46 г. до н. э. (Hirtius, Bell. Afr. 989). Как уже было ука­за­но (см. выше, с. 573), Бабе­лон объ­еди­ня­ет Пуб­лия Кло­дия, сына Мар­ка, и Гая Вибия Вара с Мус­сиди­ем и Ливи­ни­ем как кол­лег при монет­ном дво­ре.

Моне­ты Ливи­нея под­ни­ма­ют вопрос, кото­рый поми­мо того, что явля­ет­ся новым, еще и доволь­но труден для реше­ния. По ним созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что он чека­нил моне­ты как кват­ту­о­рвир и как пре­фект горо­да. Этот вопрос рас­смат­ри­вал Бабе­лон (том II, с. 142), кото­рый пишет: «сле­ду­ет допу­стить одну из двух гипо­тез: либо моне­ты чека­ни­лись дву­мя раз­ны­ми людь­ми, одним в каче­стве моне­та­рия монет­но­го дво­ра в 43—42 г. до н. э., дру­гим в каче­стве город­ско­го пре­фек­та, воз­мож­но, в 45 г. до н. э. с Муна­ци­ем План­ком, кото­ро­му Цезарь вме­сте с дру­ги­ми дове­рил управ­ле­ние Римом пока нахо­дил­ся в Испа­нии; либо этот моне­та­рий после исте­че­ния сро­ка сво­их пол­но­мо­чий был повы­шен до пре­фек­та горо­да и про­дол­жал чека­нить моне­ты в этом каче­стве». Бабе­лон при­ни­ма­ет послед­нюю гипо­те­зу. Свиде­тель­ства кла­дов не допус­ка­ют ника­ко­го интер­ва­ла меж­ду эти­ми дву­мя выпус­ка­ми, т. е., тем, где он назван кват­ту­о­рви­ром, и тем, где он назван пре­фек­том горо­да. Таким обра­зом, мы можем пред­ло­жить третью гипо­те­зу, кото­рая заклю­ча­ет­ся в том, что в тече­ние года, когда он нахо­дил­ся на долж­но­сти моне­та­рия, Ливи­ней был повы­шен до ран­га пре­фек­та горо­да, спе­ци­аль­но для того, чтобы следить за постав­ка­ми в Рим зер­на и орга­ни­зо­вы­вать пуб­лич­ные игры. Изо­бра­же­ния на моне­тах под­твер­жда­ют послед­нее пред­по­ло­же­ние, но не содер­жат каких-либо свиде­тельств того, что этот выпуск мог состо­ять­ся уже в 45 г. до н. э. Если бы они были выпу­ще­ны рань­ше, то на них, веро­ят­но, как и на моне­тах План­ка, было бы упо­ми­на­ние о самом Юлии Цеза­ре. Нечто похо­жее на слу­чай Ливи­нея име­ло место в свя­зи с моне­та­ри­я­ми Квин­том Воко­ни­ем и Тибе­ри­ем Сем­п­ро­ни­ем Грак­хом, кото­рые были избран­ны­ми кве­сто­ра­ми, когда зани­ма­ли долж­но­сти при монет­ном дво­ре (см. ниже, стр. 591, 593). Момм­зен (Hist. mon. rom., t. II, p. 146) пола­гал, исхо­дя из свиде­тельств кла­дов из Сан­та Анны и Кор­до­вы, что моне­ты, выпу­щен­ные Ливи­не­ем как моне­та­ри­ем, были отче­ка­не­ны в 43 г. до н. э., а выпу­щен­ные им как город­ским пре­фек­том — в 38 г. до н. э., он осно­вы­вал­ся на том, что оба эти кла­да были зары­ты при­мер­но в то же вре­мя, что и кла­ды, обна­ру­жен­ные в Сан Ник­ко­ла ди Вил­ло­ла и Колеч­чио, т. е. око­ло 44 г. до н. э. (см. выше, стр. 501, 502). Одна­ко клас­си­фи­ка­ция, пред­ло­жен­ная гра­фом де Сали­сом, пере­но­сит захо­ро­не­ние кла­да из Сан­та Анны на несколь­ко более позд­нюю дату, так что мы не можем при­нять выво­ды, к кото­рым при­шел Момм­зен. Кро­ме того, на моне­тах, выпус­кав­ших­ся в 43 г. до н. э., еще не было порт­ре­тов три­ум­ви­ров (см. выше, с. 557).

Изо­бра­же­ния на моне­тах Ливи­нея Регу­ла, как и на моне­тах Мус­сидия Лон­га, двух видов: одни свя­за­ны с три­ум­ви­ра­ми, Анто­ни­ем, Окта­ви­ем и Лепидом; дру­гие каса­ют­ся его само­го или его семьи и совре­мен­ных собы­тий. Моне­ты пер­во­го вида были выпу­ще­ны Ливи­не­ем в долж­но­сти кват­ту­о­рви­ра монет­но­го дво­ра; осталь­ные — в долж­но­сти пре­фек­та горо­да. Изо­бра­же­ния на ревер­сах (I—III) монет, выпу­щен­ных в честь три­ум­ви­ров, опи­сы­ва­ют про­ис­хож­де­ния их родов — пред­ки Анто­ния вос­хо­дят к Антео­ну, сыну Гер­ку­ле­са; пред­ки Юли­ев про­ис­хо­дят от Вене­ры через Энея; пред­ки рода Эми­ли­ев — от вестал­ки Эми­лии. Изо­бра­же­ние IV про­слав­ля­ет Окта­вия как пол­ко­во­д­ца. Изо­бра­же­ния на моне­тах вто­ро­го вида ука­зы­ва­ют на избра­ние отца моне­та­рия пре­то­ром и назна­че­ние его само­го пре­фек­том горо­да, обо­зна­чен­ное куруль­ным креслом и фас­ци­я­ми; на снаб­же­ние горо­да, веро­ят­но, после согла­ше­ния меж­ду Окта­ви­ем и Секс­том Пом­пе­ем, обо­зна­чен­ное моди­ем и коло­сья­ми пше­ни­цы; и на орга­ни­за­цию им пуб­лич­ных зре­лищ, где сра­жа­ют­ся дикие зве­ри и быки, как изо­бра­же­но на типе VIII дена­рия. Пли­ний (Hist. Nat., VIII. 45) рас­ска­зы­ва­ет, что Цезарь, будучи дик­та­то­ром, устра­и­вал бои быков, на кото­рых фес­са­лий­цы пока­за­ли осо­бые уме­ния. Орга­ни­за­ция этих зре­лищ была дело город­ских пре­фек­тов. Вполне воз­мож­но, что вслед­ст­вие мира с Секс­том Пом­пе­ем пуб­лич­ные игры отме­ча­лись с еще боль­шей с. 580 пыш­но­стью в 39 г. до н. э. Дион Кас­сий (XLVIII. 34) сооб­ща­ет, что в тот год Окта­вий устро­ил боль­шой празд­ник и щед­рое уго­ще­ние жите­лей Рима на пиру за обще­ст­вен­ный счет. Это может отно­сить­ся к пуб­лич­ным играм, с кото­ры­ми свя­за­ны эти моне­ты. Каду­цей и олив­ко­вая ветвь на моне­тах с голо­вой Юлия Цеза­ря, как модий и коло­сья пше­ни­цы на дру­гих моне­тах могут так­же озна­чать воз­рож­де­ние тор­гов­ли в Ита­лии после завер­ше­ния вой­ны в Сици­лии.

© 2009 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

RRC (Crawford), с. 502, к № 494 (1974 г.):

Сна­ча­ла пере­чис­ле­ны золотые порт­ре­ты три­ум­ви­ров, затем золотые и сереб­ря­ные изо­бра­же­ния каж­до­го моне­та­рия по оче­реди, выпус­ки, содер­жа­щие наме­ки на одно­го или более три­ум­ви­ров, пере­чис­ле­ны преж­де выпус­ков, содер­жа­щих част­ные изо­бра­же­ния.

© 2009 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

RRC (Crawford), с. 509—511, к № 494 (1974 г.):

О штем­пе­лях ревер­сов, общих для №№ 16, 17 и 18, см. Bahrfeldt M. Über die Chronologie der Münzen des Marcus Antonius 710—724 u.c. (44—30 v. Chr.) // Atti del Congresso Internazionale di Scienze Storiche VI, Sezione Numismatica. Roma, 1904. P. 190.

Эти четы­ре моне­та­рия ина­че не извест­ны; Л. Мус­сидий Лонг, веро­ят­но, отец сена­то­ра вре­мен Авгу­ста (Wiseman T. P. Some Republican senators and their tribes // CQ. Vol. 14. 1964. P. 127; idem. New men in the Roman senate, 139 B. C.—A. D. 14. Oxford, 1971. P. 243), Л. Ливи­ней Регул, воз­мож­но, сын дру­га Цице­ро­на Л. Ливи­нея Регу­ла с. 510 (Att. III. 17. 1; Fam. XIII. 60. 1); послед­ний, веро­ят­но, был пре­то­ром, упо­мя­ну­тым на №№ 26—31, или, воз­мож­но, пре­фек­том горо­да, упо­мя­ну­тым на № 31; ни исто­рия это­го пери­о­да, ни кон­сти­ту­ци­он­ная прак­ти­ка не поз­во­ля­ют счи­тать, что сам моне­та­рий был пре­фек­том горо­да в 42 г. до н. э. или око­ло это­го вре­ме­ни (contra Broughton T. R. S. Supplement to the Magistrates of the Roman Republic. New York, 1960. P. 35; ср. моне­ту, подоб­ную № 31, без явно­го и исклю­чи­тель­но­го ука­за­ния на моне­та­рия, отче­ка­нив­ше­го ее: №№ 433/12; я не иден­ти­фи­ци­рую моне­та­рия и пре­фек­та 46 г.).

Золотые моне­ты с порт­ре­та­ми три­ум­ви­ров содер­жат как изо­бра­же­ния, про­слав­ля­ю­щие осно­ва­ние три­ум­ви­ра­та, так и изо­бра­же­ния, соот­вет­ст­ву­ю­щие отдель­ным три­ум­ви­рам: Л. Ливи­ней Регул изо­бра­жа­ет вестал­ку Эми­лию (Plut. Rom. 2 и Borghesi B. Œuvres complètes. T. 1. Paris, 1862. P. 329—332; см. так­же № 419), Гер­ку­ле­са, пред­ка Анто­ни­ев (App. BC III. 60 и 72; Plut. Ant. 4, 36 и 60; воз­мож­но, [Cic.] Caes. iun. I. 7), и Энея, несу­ще­го Анхи­за; П. Кло­дий изо­бра­жа­ет фигу­ру, веро­ят­но, явля­ю­щу­ю­ся Фор­ту­ной (сле­ду­ет отме­тить связь Лепида с хра­мом Εὐτυχια на фору­ме, Cass. Dio XLIV. 5. 2; Cic. Att. XIII. 42. 3), гения (ср. №№ 329 и 397), соеди­ня­ю­ще­го атри­бу­ты Солн­ца, Апол­ло­на, Вик­то­рии и Сча­стья (felicitas) и опи­раю­ще­го­ся пра­вой ногой на зем­ной шар меж­ду орлом и щитом (биб­лио­гра­фию см.: Buttrey T. V. The triumviral portrait gold of the Quattuorviri monetales of 42 B. C. New York, 1956. P. 9 n. 40; веро­ят­но, фигу­ра каким-то неяс­ным сего­дня обра­зом отно­сит­ся лич­но к Мар­ку Анто­нию; вопре­ки мне­нию А. Аль­фёль­ди (Alföldi A. Der neue Weltherrscher der vierten Ekloge Vergils // Hermes. Bd. 65. 1930. S. 377), фигу­ра не явля­ет­ся Эоном, о кото­ром см. Charbonneaux J. Aion et Philippe l’Arabe // MEFRA. T. 72. 1960. P. 253; Теве­но (Thevenot E. La figuration du Genie de Lyon // RAE. T. 10. 1959. P. 94) не при­во­дит свиде­тельств в поль­зу сво­его мне­ния, буд­то эта фигу­ра — гений Лугду­на) и Вене­ру Пра­ро­ди­тель­ни­цу. Л. Мус­сидий Лонг изо­бра­жа­ет Мар­са как напо­ми­на­ние о пла­нах три­ум­ви­ров пред­при­нять пар­фян­скую вой­ну (Weinstock S. Divus Iulius. Oxford, 1971. P. 128—132; ср. № 497 и с. 740) и рог изоби­лия как сим­вол Фор­ту­ны (нет осо­бой свя­зи меж­ду этим изо­бра­же­ни­ем и изо­бра­же­ни­ем Энея, отче­ка­нен­ным Л. Ливи­не­ем Регу­лом, Erkell H. Augustus, Felicitas, Fortuna: lateinische Wortstudien. Göteborg, 1952. S. 115—116 про­тив Alföldi A. Op. cit. S. 375 Anm. 1); Г. Вибий Вар изо­бра­жа­ет руко­по­жа­тие как сим­вол согла­сия меж­ду три­ум­ви­ра­ми.

Марс вновь встре­ча­ет­ся на дена­ри­ях П. Кло­дия, вме­сте с порт­ре­та­ми Цеза­ря, М. Анто­ния и Окта­ви­а­на; с послед­ним так­же сосед­ст­ву­ет изо­бра­же­ние Бла­го­че­стия на ревер­се, явно ука­за­ние на наслед­ство Цеза­ря и долг Окта­ви­а­на ото­мстить за него. Л. Ливи­ней Регул поме­ща­ет на свои дена­рии порт­рет Цеза­ря меж­ду лав­ро­вой вет­вью и каду­це­ем с изо­бра­же­ни­ем быка на ревер­се, воз­мож­но, напо­ми­ная бла­го­при­ят­ное пред­зна­ме­но­ва­ние в 47 г.1 (Cass. Dio XLI. 39. 2, ср. Suet. Iul. 59, и Weinstock S. Op. cit. P. 118—121), и порт­рет Окта­ви­а­на с изо­бра­же­ни­ем Победы на ревер­се (см. ILS. 108 о пер­вой победе Окта­ви­а­на при Мутине 14 апре­ля 43 г.). Г. Вибий Вар соеди­ня­ет на сво­их дена­ри­ях Фор­ту­ну, дер­жа­щую Вик­то­рию, с порт­ре­та­ми М. Анто­ния и Окта­ви­а­на и чека­нит так­же ауреи с Апол­ло­ном и Вене­рой, бога­ми-покро­ви­те­ля­ми Юли­ев (см. № 320). Л. Мус­сидий Лонг соеди­ня­ет порт­рет Цеза­ря с сим­во­ла­ми с. 511 гос­под­ства «на суше и на море» (terra marique) — рогом изоби­лия на зем­ном шаре с рулем (см. № 393), — с сим­во­ла­ми Сча­стья (felicitas, ср. алтарь рода Авгу­ста, The Cambridge Ancient History. Plates IV. Cambridge, 1960. Pl. 134) и пон­ти­фи­ка­та; он так­же посвя­ща­ет Вик­то­рии обе сто­ро­ны еще одно­го выпус­ка дена­ри­ев и наме­ка­ет на согла­сие (concordia) меж­ду три­ум­ви­ра­ми, изо­бра­жая на дена­ри­ях руко­по­жа­тие вокруг каду­цея и храм Вене­ры Кло­аки­ны с Кон­кор­ди­ей (о хра­ме Вене­ры Кло­аки­ны см. Nash E. Pictorial Dictionary of Ancient Rome. London, 1968. Vol. I. 262; свиде­тель­ство Пли­ния (NH. XV. 119) пред­по­ла­га­ет, что он тоже может быть сим­во­лом граж­дан­ско­го мира, см. Pais E. I nummi di L. Mussidius Longus ed il loro significato per la storia del triumvirato romano // RAL. Ser. 5. Vol. 33. 1924. P. 15; о свя­зан­ной с ним идее очи­ще­ния см. van Essen C. C. Venus Cloacina // Mnemosyne. Vol. 9. 2. 1956. P. 137); соеди­не­ние звезды, полу­ме­ся­ца и Солн­ца на той же груп­пе дена­ри­ев, воз­мож­но, пред­по­ла­га­ет веру в неиз­беж­ность ново­го века (Cic. ND II. 51; Censorin. 18. 11; Norden E. Geburt des Kindes / 2 Aufl. Stuttgart, 1958. S. 143; Alföldi A. Op. cit. S. 373; Солн­це и Луна и род­ст­вен­ные им боже­ства Апол­лон и Диа­на на ауре­ях и дена­ри­ях П. Кло­дия, несо­мнен­но, наве­я­ны той же иде­ей)2.

Оста­ют­ся лишь ауреи и дена­рии Л. Ливи­нея Регу­ла, про­слав­ля­ю­щие куруль­ные долж­но­сти двух его пред­ков и наме­каю­щие на две обла­сти дея­тель­но­сти эди­ла (ср. выпус­ки, рас­смот­рен­ные на с. 729) и ауреи и дена­рии Г. Вибия Вара с изо­бра­же­ни­я­ми Ромы и Неме­зиды (о Роме ср. № 292/1, о Неме­зиде см. Roscher W. H. Ausführliches Lexikon der griechischen und römischen Mythologie. Bd. 3. Leipzig, 1902. S. 143—166), Либе­ра с его атри­бу­та­ми, Гер­ку­ле­са и Минер­вы; учи­ты­вая связь меж­ду Неме­зидой, Вик­то­ри­ей и Ромой (Weinstock S. Victoria // RE. Bd. VIII A. 1958. Sp. 2536—2537), ауреи, изо­бра­жаю­щие Рому и Неме­зиду, веро­ят­но, пред­вос­хи­ща­ют победу три­ум­ви­ров, ср. связь Ромы с победой Сул­лы (№ 421 и с. 732). Гер­ку­лес, веро­ят­но, — цеза­ри­ан­ский тип; во вся­ком слу­чае, его диа­де­ма похо­жа на пер­гам­скую коро­ну «Алек­сандра» (Kraft K. Der goldene Kranz Caesars und der Kampf um die Entlarvung des «Tyrannen». Darmstadt, 1969. S.12). Либер и Минер­ва, воз­мож­но, — семей­ные типы Виби­ев: Г. Вибий, сын Гая, Пан­са (№ 342) изо­бра­жа­ет Апол­ло­на, Цере­ру и Минерву; Г. Вибий, сын Гая, внук Гая, Пан­са (№ 449) — Либе­ра, Цере­ру и Мер­ку­рия; Г. Вибий Вар — Либе­ра и Минерву.

© 2009 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

1Но сле­ду­ет так­же отме­тить связь зоди­а­каль­но­го зна­ка Тель­ца с Вене­рой, см.: Mommsen Th. Die römische Chronologie bis auf Caesar. 2 Aufl. Berlin, 1859. S. 305—308.

2Но сле­ду­ет так­же отме­тить связь Солн­ца, Луны и Вик­то­рии в над­пи­си CIL. III. 14386d. Более ста­рые точ­ки зре­ния, а имен­но: Vercoutre A. Explication de l’Aureus frappé par P. Clodius à l’effigie de Marc’Antoine // Revue Numismatique. Ser. 3. T. 8. 1890. P. 377—384; Grueber H. A. Coins of the Roman Republic in the British Museum. Vol. I. L., 1910. P. 577, n. 1; P. 582—583, n. 2; Cesano L. M. Antonius-Sol (monete di M.A.) // Bollettino dell’Associazione Archeologica Romana. 1912. Vol. 10—12. P. 238, — неубеди­тель­ны.

HCRI (Sear), с. 78 (к № 114) (1998 г.):

Самой при­ме­ча­тель­ной осо­бен­но­стью кол­ле­гии моне­та­ри­ев 42 г. до н. э. ста­ла регу­ляр­ная чекан­ка золотых монет: впер­вые в исто­рии рим­ской чекан­ки такая зада­ча была пору­че­на моне­та­ри­ям. Источ­ни­ком золотых слит­ков для этой бес­пре­цедент­ной чекан­ки ста­ли про­скрип­ции, а её цель состо­я­ла в том, чтобы опла­тить огром­ные воен­ные рас­хо­ды в пред­две­рии решаю­ще­го столк­но­ве­ния с лиде­ра­ми рес­пуб­ли­кан­цев, Бру­том и Кас­си­ем, при Филип­пах. Иден­ти­фи­ка­ция Луция Ливи­нея Регу­ла, Пуб­лия Кло­дия, Луция Мус­сидия Лон­га и Гая Вибия Вара как чле­нов монет­ной кол­ле­гии в этот решаю­щий год в исто­рии Рес­пуб­ли­ки осно­ва­на на работах Т. Бат­три27. Эти моне­та­рии чека­ни­ли не толь­ко ауреи, но и зна­чи­тель­ное коли­че­ство дена­ри­ев, и на неко­то­рых из них изо­бра­жён порт­рет покой­но­го дик­та­то­ра. Для это­го типа Пуб­лий Кло­дий, сын Мар­ка, о кото­ром мы не зна­ем ниче­го опре­де­лён­но­го, исполь­зо­вал аверс, воз­вра­щаю­щий­ся к реа­ли­сти­че­ско­му порт­рет­но­му сти­лю при­жиз­нен­ных монет­ных порт­ре­тов Цеза­ря, в про­ти­во­вес иде­а­ли­зи­ро­ван­ным изо­бра­же­ни­ям на дена­ри­ях Фла­ми­ния, выпу­щен­ных в 43 г. до н. э. Парал­лель­но чека­ни­лись выпус­ки с порт­ре­та­ми двух три­ум­ви­ров, Анто­ния и Окта­ви­а­на (см. № 148 и >155). Изо­бра­же­ние Мар­са, бога вой­ны, было вполне умест­но в то вре­мя, когда при­готов­ле­ния к войне с рес­пуб­ли­кан­ски­ми сила­ми на Восто­ке шли пол­ным ходом.

© 2017 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой
27Buttrey T. The Triumviral Portrait Gold of the Quattuorviri Monetales of 42 BC // ANSNNM. Vol. 137. 1956. P. 32—44.

http://www.coinarchives.com/a/lotviewer.php?LotID=78302&AucID=84&Lot=275 (2003 г.):

Этот экзем­пляр зани­ма­ет место сре­ди наи­бо­лее извест­ных ауре­ев с порт­ре­том Лепида, обре­чен­но­го чле­на Вто­ро­го Три­ум­ви­ра­та (43—36 г. до н. э.). Его могу­ще­ст­вен­ные кол­ле­ги, Марк Анто­ний и Окта­виан рано про­де­мон­стри­ро­ва­ли в сво­ем пак­те, что Лепид явля­ет­ся вто­ро­сте­пен­ным чле­ном, и посто­ян­но напо­ми­на­ли ему об этом в тече­ние всех деся­ти лет, кото­рые три­ум­ви­рат оста­вал­ся в силе. С само­го нача­ла Лепиду была отведе­на вспо­мо­га­тель­ная роль: так как он был зятем Бру­та, его оста­ви­ли в Ита­лии, когда Анто­ний и Окта­виан уеха­ли, чтобы сра­зить­ся с Бру­том и Кас­си­ем при Филип­пах в кон­це 42 г. до н. э. Впо­след­ст­вии Лепид был прак­ти­че­ски исклю­чен из три­ум­ви­ра­та, полу­чив вза­мен это­го соб­ст­вен­ную сфе­ру вли­я­ния, сужен­ную до Север­ной Афри­ки. Несмот­ря на помощь, пред­ло­жен­ную Окта­виа­ну в Перу­зий­ской войне (40—41 г. до н. э.) и в его кам­па­нии про­тив Секс­та Пом­пея в 36 г. до н. э., Лепид не участ­во­вал в разде­ле воен­ной добы­чи. Во вре­мя послед­ней кам­па­нии Лепид выса­дил в Сици­лии 14 леги­о­нов, чтобы под­дер­жи­вать с суши Окта­ви­а­на, кото­рый на море сра­жал­ся с Секс­том Пом­пе­ем. Но преж­де, чем Окта­виа­ну была обес­пе­че­на победа на море, Лепид потре­бо­вал, чтобы Сици­лия была при­со­еди­не­на к его терри­то­ри­ям в Север­ной Афри­ке. Вме­сто того, чтобы выпол­нить тре­бо­ва­ние, Окта­виан бро­сил вызов Лепиду, леги­о­ны кото­ро­го быст­ро пере­шли к Окта­виа­ну. Уни­жен­ный три­ум­вир был лишен всех сво­их пол­но­мо­чий, за исклю­че­ни­ем долж­но­сти вели­ко­го пон­ти­фи­ка, кото­рую сохра­нил до сво­ей смер­ти в изгна­нии в 13 или 12 г. до н. э. Хотя Лепид и выпус­кал моне­ты как моне­та­рий в 61 г. до н. э., его порт­рет впер­вые появ­ля­ет­ся на аурее, отче­ка­нен­ном на галль­ском монет­ном дво­ре Анто­ни­ем в 43 г. в озна­ме­но­ва­ние созда­ния Вто­ро­го Три­ум­ви­ра­та. В сле­дую­щем, 42 г., порт­рет Лепида во вто­рой (и послед­ний) раз появ­ля­ет­ся на аурее. В этом слу­чае его ауреи чека­ни­лись в Риме моне­та­ри­я­ми Г. Виби­ем Варом, Л. Мус­сиди­ем Лон­гом, П. Кло­ди­ем и Л. Ливи­не­ем Регу­лом.

Этот выпуск Регу­ла уни­ка­лен сре­ди четы­рех выпус­ков Лепида, из-за изо­бра­же­ния порт­ре­та про­фи­лем впра­во (тогда как на дру­гих ауре­ях это­го выпус­ка его про­филь повер­нут вле­во). Бюсты его кол­лег Анто­ния и Окта­ви­а­на все­гда на этих выпус­ках повер­ну­ты впра­во, и нет удо­вле­тво­ри­тель­но­го объ­яс­не­ния тако­му несоот­вет­ст­вию, кро­ме того, что, воз­мож­но, это уже ука­за­ние на под­чи­нен­ный ста­тус Лепида. Изо­бра­же­ние на ревер­се в этом выпус­ке было зна­чи­мо для Лепида, посколь­ку вестал­ка Эми­лия чис­ли­лась сре­ди леген­дар­ных пред­ков их рода и посколь­ку он зани­мал долж­ность вели­ко­го пон­ти­фи­ка и имел пря­мую власть над вестал­ка­ми.

© 2009 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА