Денарий, серебро
Дата чеканки: 19—18 гг. до н. э.*
Монетный двор: Испания, монетный двор 1 (Колония Цезарьавгуста?)
вес: 3.50 г
диаметр: 19 мм
АВЕРС: CAESAR AVGVSTVS — обна­жен­ная голо­ва Авгу­ста впра­во.
РЕВЕРС: Вик­то­рия, в дра­пи­ров­ке, при­зем­ля­ет­ся впра­во, дер­жит обе­и­ми руках круг­лый щит, на кото­ром начер­та­но CL. V. (Clypeus virtutis) и лав­ро­вую ветвь в пра­вой руке; сле­ва от Вик­то­рии S. P. Q. R. (Senatus populusque romanus).
Ссылки:
RIC I 47a (R3);
BMC RE I 342 (Pl. 6. 19);
BMC RR II Gaul 153 (Pl. CVII. 5);
CBN 1325;
RSC I 289e (VF £260);
Примечание:
Сохранность: good EF
* Дата чеканки: 19—18 гг. до н. э., Испания, неопределенный монетный двор 1 (Колония Цезарьавгуста?) (RIC); 18—17 гг. до н. э., испанский монетный двор 1 (Колония Цезарьавгуста?) (BMCRE); 16—15 гг. до н. э., Галлия (BMCRR).
Описание реверса приводится по BMC.
ArtCoins Roma s.r.l. — Auction 3, Lot 268 (31.05.2011).
Оценочная стоимость: 480 EUR. Цена реализации (без аукционной комиссии): 1500 EUR (2143 USD).
BMC RR (Grueber), т. II, с. 418—419, прим. 1 (к №№ 124—225) (1910 г.):
ПЕРИОД VI.

Око­ло 27—3 гг. до н. э., от осно­ва­ния Горо­да 727—751 гг.

Чекан­ка моне­ты Окта­вия как Авгу­ста.


Шест­на­дца­то­го янва­ря 27 г. до н. э. Сенат еди­но­глас­ным реше­ни­ем даро­вал Окта­вию зна­ме­ни­тый титул Авгу­ста, и с это­го момен­та он име­ну­ет­ся так на моне­тах, в пуб­лич­ных доку­мен­тах и в над­пи­сях. Чекан­ки, вклю­чен­ные в этот пери­од, послед­ние из тех, что пред­сто­ит опи­сать в свя­зи с про­вин­ци­ей Гал­ли­ей, могут быть разде­ле­ны на четы­ре серии, рас­по­ло­жен­ные в хро­но­ло­ги­че­ском поряд­ке.

Выпуск I, 27—25 гг. до н. э. — Эти моне­ты были отче­ка­не­ны в то вре­мя, когда Август при­ехал в Гал­лию, чтобы осу­ще­ст­вить реор­га­ни­за­цию этой про­вин­ции.

Выпуск II, 24—16 гг. до н. э. — Моне­ты, дати­ро­ван­ные эти­ми года­ми, по-види­мо­му, не отме­ча­ют какой-то осо­бый пери­од в исто­рии Гал­лии. Август в то вре­мя либо был в Ита­лии, либо посе­щал восточ­ную часть рим­ских вла­де­ний — Малую Азию и Гре­цию (см. ЧЕКАНКА ВОСТОКА).

Выпуск III, 16—15 гг. до н. э. — Дата выпус­ка этих монет вновь сов­па­ла со вре­мен­ным пре­бы­ва­ни­ем Авгу­ста в Гал­лии, куда он при­ехал для отра­же­ния набе­гов гер­ман­ских пле­мен и завер­ше­ния меро­при­я­тий, свя­зан­ных с даль­ней­шей орга­ни­за­ци­ей про­вин­ции.

с. 419 Выпуск IV, 14—3 гг. до н. э. — Выпуск этих монет дати­ру­ет­ся, начи­ная с того вре­ме­ни, когда Август был про­воз­гла­шен импе­ра­то­ром в деся­тый раз после победы Тибе­рия над рета­ми в авгу­сте преды­ду­ще­го года. Посколь­ку на леген­дах боль­шин­ства экзем­пля­ров это­го выпус­ка ука­за­на либо оче­ред­ная импе­ра­тор­ская аккла­ма­ция, либо год три­бун­ской вла­сти Авгу­ста, их хро­но­ло­ги­че­ская клас­си­фи­ка­ция не пред­став­ля­ет серь­ез­ных труд­но­стей.

Каж­дый выпуск име­ет ряд осо­бен­но­стей, либо в ука­за­нии титу­лов импе­ра­то­ра, либо в изо­бра­же­ни­ях, либо по каче­ству работы. Так­же, по-види­мо­му, для каж­до­го харак­те­рен осо­бый порт­рет. С 27—25 гг. до н. э. импе­ра­тор назы­ва­ет­ся толь­ко Augustus; с 24—15 гг. до н. э. — Augustus или Caesar Augustus; и с 14—3 гг. до н. э. — толь­ко Augustus Divi f. Эти титу­лы доволь­но близ­ки к тем, кото­рые име­ют­ся на совре­мен­ных им выпус­ках рим­ско­го монет­но­го дво­ра. Изо­бра­же­ния на ревер­сах в пери­од с 27—15 г. до н. э. в основ­ном явля­ют­ся копи­я­ми изо­бра­же­ний цен­траль­но­го монет­но­го дво­ра, но, начи­ная с это­го вре­ме­ни, они ори­ги­наль­ны по сво­е­му харак­те­ру, хотя и ред­ко отно­сят­ся к совре­мен­ным собы­ти­ям. На них име­ет­ся боль­шое коли­че­ство повто­ре­ний.

Что каса­ет­ся монет пер­во­го выпус­ка, то на них порт­рет Авгу­ста более рельеф­ный, в срав­не­нии с преды­ду­щи­ми выпус­ка­ми, отне­сен­ны­ми к Гал­лии. По сти­лю он более схож с порт­ре­та­ми на совре­мен­ных тому вре­ме­ни моне­тах рим­ско­го дво­ра. Тем не менее, име­ют­ся неболь­шие отли­чия в изо­бра­же­нии при­чес­ки, фор­мы голо­вы и, осо­бен­но в фор­ме шеи, кото­рая менее рельеф­на и неко­то­рым обра­зом вогну­та у осно­ва­ния, как на галль­ских экзем­пля­рах 29—27 гг. до н. э. Как уже упо­ми­на­лось, у импе­ра­то­ра назван толь­ко один титул Augustus, а изо­бра­же­ния на ревер­се явля­ют­ся копи­я­ми изо­бра­же­ний, исполь­зо­вав­ших­ся на рим­ском монет­ном дво­ре.

Фигу­ра всад­ни­ка на авер­се дена­рия типа I, воз­мож­но, изо­бра­жа­ет одну из мно­го­чис­лен­ных ста­туй, воз­двиг­ну­тых в честь Авгу­ста в то вре­мя, когда он был импе­ра­то­ром, на что ука­зы­ва­ет леген­да IMP. Это несколь­ко необыч­ный вид, Август пока­зан в шле­ме. Таким обра­зом, это, воз­мож­но, вос­про­из­веде­ние мест­ной ста­туи, весь­ма веро­ят­но, воз­двиг­ну­той ему в Лугдуне. Моне­та, тем не менее, сде­ла­на так гру­бо, что сомни­тель­но, что она дей­ст­ви­тель­но чека­ни­лась в Лугдуне. О Козе­ро­ге, сим­во­ле Авгу­ста по горо­ско­пу, уже гово­ри­лось в свя­зи с выпус­ка­ми рим­ско­го монет­но­го дво­ра это­го же вре­ме­ни (см. выше, с. 19).

BMC RR (Grueber), т. II, с. 424, прим. 1 (к №№ 147—155) (1910 г.):
ВЫПУСК III
(око­ло 16—15 гг. до н. э.; от осно­ва­ния Горо­да 738—739 гг.)

Выпус­ки, дати­ру­е­мые эти­ми года­ми, сов­па­да­ют с при­сут­ст­ви­ем Авгу­ста в Гал­лии. На севе­ре и восто­ке Альп в нача­ле 16 г. до н. э. про­изо­шло откры­тое вос­ста­ние. Вар­вар­ские пле­ме­на ден­те­ле­тов и скор­дис­ков совер­ша­ли набе­ги на Македо­нию, а сав­ро­ма­ты вторг­лись во Фра­кию; но более серь­ез­ная опас­ность исхо­ди­ла от неко­то­рых воин­ст­вен­ных пле­мен — сигам­бров, узи­пе­тов и тенк­те­ров, кото­рые пере­сек­ли Рейн, вторг­лись в Гал­лию Бель­ги­ку и нанес­ли пора­же­ние ее намест­ни­ку Лол­лию. Ситу­а­ция каза­лась Авгу­сту кри­ти­че­ской, тем более, что Гал­лия была импе­ра­тор­ской про­вин­ци­ей, и поэто­му он поспеш­но пере­сек Аль­пы, чтобы при­нять коман­до­ва­ние леги­о­на­ми (Dion Cassius, LIV. 20). Гер­ман­цы, одна­ко, не жела­ли встре­чать­ся с регу­ляр­ной импе­ра­тор­ской арми­ей, так что они вер­ну­лись за Рейн, пошли на согла­ше­ние и дали залож­ни­ков. Август остал­ся в про­вин­ции, чтобы завер­шить ее реор­га­ни­за­цию, и, по-види­мо­му, сде­лал Лугдун сво­ей штаб-квар­ти­рой, так как имен­но там он рас­сле­до­вал дело о вымо­га­тель­стве, в кото­ром был обви­нен про­ку­ра­тор Лици­ний. Его пре­бы­ва­ние там дли­лось до кон­ца 14 г. до н. э. или до нача­ла 13 г. до н. э., когда он вер­нул­ся в Рим с Тибе­ри­ем и Дру­зом, недав­но одер­жав­ши­ми бле­стя­щие победы над рета­ми воз­ле озе­ра Бенак (озе­ро Гар­да) и в Гал­лии Гель­ве­ти­ке.

При­бы­тие Авгу­ста в Лугдун было, по-види­мо­му, воз­ве­ще­но уве­ли­че­ни­ем выпус­ка монет, осо­бен­но золотых. Изо­бра­же­ния на них, одна­ко, не запе­чат­ле­ли каких-либо совре­мен­ных собы­тий, но, как и на выше­опи­сан­ных моне­тах, отно­сят­ся к тем собы­ти­ям, кото­рые про­ис­хо­ди­ли несколь­ко лет назад и уже были про­ил­лю­ст­ри­ро­ва­ны на моне­тах Рима. Сле­до­ва­тель­но, рисун­ки на них — это про­стые адап­та­ции, и на них изо­бра­же­ны лав­ро­вые дере­вья, поса­жен­ные с обе­их сто­рон дома Авгу­ста, граж­дан­ский венок и clypeus virtutis, — все это было пожа­ло­ва­но ему осо­бым поста­нов­ле­ни­ем сена­та и рим­ско­го наро­да, — а так­же воз­вра­ще­ние штан­дар­тов от пар­фян и их посвя­ще­ние в хра­ме Мар­са Мсти­те­ля. Изо­бра­же­ния на авер­сах этих выпус­ков в боль­шин­стве еди­но­об­раз­ны. Если порт­рет изо­бра­жен на аурее, то Август назван про­сто AVGVSTVS, а если на дена­рии, то CAESAR AVGVSTVS. Так­же на ауре­ях имя рас­по­ло­же­но ниже голо­вы, как и на неко­то­рых отче­ка­нен­ных в Риме моне­тах с изо­бра­же­ни­ем на ревер­се Вик­то­рии и щита (см. выше, стр. 22, 23). Этот порт­рет явля­ет­ся чем-то про­ме­жу­точ­ным меж­ду изо­бра­жен­ным на моне­тах 24—16 гг. до н. э. и изо­бра­жен­ным на моне­тах, выпус­кав­ших­ся после 15 г. до н. э. Он несколь­ко более релье­фен, неже­ли на более ран­них экзем­пля­рах, но не настоль­ко, как на после­дую­щих. Во всех этих выпус­ках так вели­ко еди­но­об­ра­зие мате­ри­а­ла и сти­ля, что отне­се­ние их к одно­му кон­крет­но­му месту про­ис­хож­де­ния ста­но­вит­ся прак­ти­че­ски несо­мнен­ным фак­том.

BMC RR (Grueber), т. II, с. 426, прим. 1 (к № 153) (1910 г.):
Тип IV.

Изо­бра­же­ние на этом дена­рии несколь­ко отли­ча­ет­ся от всех, выпу­щен­ных в Риме. Вик­то­рия ско­рее спус­ка­ет­ся, чем летит, ее фигу­ра более пря­мая, и леген­да раз­ме­ще­на поза­ди нее сле­ва, а не под щитом (см. выше с. 23, № 4386).

RIC (Sutherland), т. I, с. 25—26, комм. к №№ 26—153 (1984 г.):
с. 25 (ii)—(iii) «Неиз­вест­ные испан­ские монет­ные дво­ры 1 и 2»1 (№№ 26—153)

Две серии золотых и сереб­ря­ных монет, пер­вая из кото­рых усту­па­ет вто­рой в объ­ё­ме и доволь­но замет­но отли­ча­ет­ся от неё порт­ре­та­ми, вызва­ли нема­ло труд­но­стей и пута­ни­цы; Мэт­тингли2, сле­дуя за Лаф­фран­ки3, отнёс их к монет­ным дво­рам испан­ских про­вин­ций на том осно­ва­нии, что на мед­ных моне­тах мно­гих испан­ских горо­дов в эпо­ху Авгу­ста наблюда­ет­ся та же мане­ра испол­не­ния порт­ре­тов4, и пред­по­ло­жил, что эти монет­ные дво­ры нахо­ди­лись в Цеза­рь­ав­гу­сте (Сара­гос­са) в Тарра­кон­ской Испа­нии и Коло­нии Пат­ри­ции (совре­мен­ная Кор­до­ва) в Бети­ке5. Без новых свиде­тельств труд­но опро­верг­нуть аргу­мен­та­цию Мэт­тингли; но пред­при­ни­ма­лись попыт­ки осла­бить его аргу­мен­та­цию ввиду обна­ру­же­ния в Немау­зе (Ним) штем­пе­ля авер­са, кото­рым были отче­ка­не­ны ауреи (по-види­мо­му, под­лин­ные), отне­сён­ные Мэт­тингли к «Коло­нии Пат­ри­ция»6, с. 26 и при­пи­сать часть «испан­ских» дена­ри­ев Немау­зу, в основ­ном исхо­дя из сти­ли­сти­че­ских сооб­ра­же­ний7. Обсто­я­тель­ства обна­ру­же­ния штем­пе­ля без повреж­де­ний и потёр­то­стей в ним­ском фон­тане поз­во­ля­ют нам не согла­сить­ся с тем, что он пред­став­ля­ет немауз­ский монет­ный двор по чекан­ке золота и сереб­ра и пред­ло­жить иное объ­яс­не­ние8; и, хотя сле­ду­ет при­знать, что пол­ное иссле­до­ва­ние «испан­ско­го» золота и сереб­ра ещё не про­во­ди­лось, да и оно вряд ли поз­во­лит уста­но­вить терри­то­рию обра­ще­ния этих золотых и сереб­ря­ных монет (ибо они ходи­ли повсюду), всё же мож­но отме­тить, что (а) Испа­ния в целом уже дав­но была урба­ни­зи­ро­ва­на и вклю­че­на в сеть тор­го­вых свя­зей; (б) осо­бен­но это отно­сит­ся к Бети­ке; (в) Испа­ния слу­жи­ла важ­ным источ­ни­ком золотых и сереб­ря­ных слит­ков; (г) в Испа­нии (в отли­чие от Гал­лии) в то вре­мя сто­я­ло четы­ре леги­о­на, кото­рым тре­бо­ва­лось пла­тить жало­ва­нье моне­та­ми из дра­го­цен­ных метал­лов. Если учесть так­же боль­шое сход­ство порт­ре­тов, наблюда­е­мое меж­ду этим золо­том и сереб­ром, с одной сто­ро­ны, и, с дру­гой сто­ро­ны, обиль­ны­ми выпус­ка­ми город­ской меди, кото­рые нача­ли чека­нить­ся в тот пери­од, когда это золо­то и сереб­ро ста­ло цир­ку­ли­ро­вать в боль­ших коли­че­ствах9, то труд­но отри­цать, по мень­шей мере, прав­до­по­до­бие тео­рии Лаф­фран­ки — Мэт­тингли, вне зави­си­мо­сти от того, где имен­но в Испа­нии рас­по­ла­га­лись сами монет­ные дво­ры.

Про­дол­жи­тель­ность чекан­ки монет­ных дво­ров «Испа­ния 1» и «Испа­ния 2» невоз­мож­но точ­но опре­де­лить. «Испа­ния 1» — менее про­дук­тив­ный из двух10 — чека­нил типы, кото­рые мож­но отне­сти в основ­ном к 19—18 гг. до н. э.: ука­за­ния на уступ­ки Арме­нии и Пар­фии рас­смат­ри­ва­ют­ся в общем кон­тек­сте, где Август пред­став­лен как спа­си­тель Рима, удо­сто­ен­ный Щита доб­ле­стей (clupeus virtutis) и граж­дан­ско­го вен­ка (corona civica). Монет­ный двор «Испа­ния 2» чека­нил гораздо более актив­но, пожа­луй, с 20 по 17/16 гг. до н. э. В его чекан­ке тоже изоби­лу­ют ука­за­ния на Арме­нию и Пар­фию, а Август тоже пред­став­лен как спа­си­тель государ­ства, одна­ко дати­ро­ван­ные выпус­ки и пря­мое упо­ми­на­ние о Веко­вых играх (Ludi Saeculares), состо­яв­ших­ся в 17 г. до н. э., свиде­тель­ст­ву­ют о том, что чекан­ка монет­но­го дво­ра «Испа­ния 2» несо­мнен­но про­дол­жа­лась до 17 г. до н. э.

Ауреи и дена­рии, выпу­щен­ные монет­ным дво­ром «Испа­ния 1», име­ют раз­ные типы, за един­ст­вен­ным исклю­че­ни­ем. На монет­ном дво­ре «Испа­ния 2» дело обсто­ит ина­че. В дру­гих отно­ше­ни­ях оба монет­ных дво­ра име­ют мно­го важ­ных сходств: весо­вой диа­па­зон золотых монет состав­ля­ет 7,90—7,75 г, сереб­ря­ных монет — 3,85—3,65 г; наблюда­ет­ся тен­ден­ция (с неко­то­ры­ми откло­не­ни­я­ми) к рас­по­ло­же­нию штем­пе­лей в пози­ции ↑↓. Хотя вре­мен­ной диа­па­зон их чекан­ки может раз­ли­чать­ся, как и их про­дук­ция и выбор типов авер­са и ревер­са, два монет­ных дво­ра явно име­ют мно­го обще­го — чего и сле­ду­ет ожидать, когда два началь­ни­ка монет­ных дво­ра дей­ст­ву­ют при­бли­зи­тель­но одно­вре­мен­но в сосед­них про­вин­ци­ях.

© 2017 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

——————

ПРИМЕЧАНИЯ (постра­нич­ная нуме­ра­ция заме­не­на на сквоз­ную):

——————

1См. ниже, с. 43 сл.

2Mattingly G. A. Coins of the Roman Empire in the British Museum. V. 1. Augustus to Vitellius. London, 1923. P. cviii f.

3Laffranchi L. La monetizatione di Augusto // RIN. Vol. 25. 1912. P. 151 f.; Vol. 26. 1918. P. 161 f.

4Конеч­но, невер­но было бы пола­гать, что порт­ре­ты на мед­ных моне­тах повли­я­ли на порт­ре­ты на сереб­ре и золо­те (ср. Grant M. From Imperium to Auctoritas. Cambridge, 1946. P. 122; Idem. A Step toward World-Coinage // Studies in Roman Economic and Social History in Honor of A. Ch. Johnson / Ed. P. R. Coleman-Norton. Princeton, 1951. P. 100 f.; Idem. The Six Main Aes Coinages of Augustus. Edinburgh, 1953. P. 77 f.), но на самом деле Мэт­тингли спе­ци­аль­но под­чёр­ки­ва­ет, что речь идёт о вли­я­нии более рас­про­стра­нён­но­го сереб­ра и золота на медь, огра­ни­чен­ную мест­ным обра­ще­ни­ем.

5Sutherland C. H. V. The Emperor and the Coinage. London, 1976. P. 42 f.

6Le Gentilhomme P. Coin monétaire d’Auguste // RN. Ser. 5. T. 9. P. ii; Giard J.-B. Bibliothèce nationale (Paris): Catalogue des monnaies de l’Empire romain. Vol. 1. Paris, 1976. P. 12; Grant M. A Step toward World-Coinage. P. 102 f.

7Giard J.-B. Op. cit. №№ 1330 ff.; P. 13. Эту гипо­те­зу труд­но под­дер­жать в отсут­ст­вие сколь­ко-нибудь надёж­ных свиде­тельств, и она не учи­ты­ва­ет­ся в спис­ках, при­ведён­ных ниже (с. 45 сл.), где все эти моне­ты отне­се­ны к монет­ным дво­рам «Испа­ния 1» и «Испа­ния 2».

8Sutherland C. H. V. Op. cit. P. 44.

9Vives y Escudero A. La moneda hispánica. Madrid, 1924—1926; Sutherland C. H. V., Kraay C. M. Coins of the Roman Empire in the Ashmolean Museum. Part 1. Oxford, 1975. Pl. 22—26.

10Об оцен­ке объ­ё­мов про­из­вод­ства монет­но­го дво­ра «Испа­ния 1» и отсут­ст­вии сколь­ко-нибудь надёж­ных свиде­тельств, а так­же о монет­ном дво­ре «Испа­ния 2» ср.: Sutherland C. H. V. Some Observations on the Coinage of Augustus // NAC. Vol. 7. 1978. P. 169 f.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА