Денарий, серебро
Дата чеканки: 20—16 гг. до н. э.*
Монетный двор: Испания, монетный двор 2 (Колония Патриция?)
вес: 3.73 г
АВЕРС: CAESAR AVGVSTVS — обна­жен­ная голо­ва Авгу­ста впра­во.
РЕВЕРС: IOVI / VOT. SVSC. / PRO SAL. / CAES. AVG. / S. P. Q. R. (Iovi vota suscepta pro salute Caesaris Augusti senatus populusque romanus) — в пять линий внут­ри дубо­во­го вен­ка.
Ссылки:
RIC I 57 (R3);
BMC RE I 430 (Pl. 10. 5);
BMC RR II Rome 4456 (тип IV) (Pl. LXIII. 13);
CBN 1233;
Cohen I 183 p. 88 (60 Fr.);
RSC I 183 (VF £550);
Примечание:
Сохранность: VF
* Дата чеканки: ок. 20/19—17/16 гг. до н. э., Испания, неопределенный монетный двор 2 (Колония Патриция?) (RIC); ок. 17—16 гг. до н. э., неопределенный испанский монетный двор 2 (Колония Патриция?) (BMCRE); 16 г. до н. э. (Cohen); ок. 17 г. до н. э., Рим (BMCRR); ок. 17—16 гг. до н. э., испанский монетный двор (Тарракон) (CNG).
Описание реверса приводится по BMC.
Numismatica Ars Classica NAC AG — Auction 59, Lot 880 (04.04.2011).
Оценочная стоимость: 3500 CHF. Цена реализации (без аукционной комиссии): 4400 CHF (4740 USD).
BMC RR (Grueber), т. II, с. 36—38, прим. 1 (к №№ 4451—4470) (1910 г.):
Ок. 17 г. до н. э.; 737 г. от осно­ва­ния Горо­да
AVGVSTVS: CAESAR AVGVSTVS

Собы­тия, запе­чат­лен­ные на изо­бра­же­ни­ях этих монет, дати­ру­е­мых этим годом, сле­дую­щие: 1. Рож­де­ние или зача­тие Авгу­ста; 2. Воз­вра­ще­ние рим­ских зна­мен и плен­ни­ков пар­фя­на­ми; 3. Государ­ст­вен­ные молеб­ст­вия в честь Авгу­ста; 4. Ремонт и укра­ше­ние обще­ст­вен­ных дорог, про­веден­ные им; 5. Празд­но­ва­ние Ludi Saeculares; и 6. Усы­нов­ле­ние Гая Цеза­ря Авгу­стом. Толь­ко послед­ние два из них на самом деле про­изо­шли в 17 г. до н. э.

Моне­та, на кото­рой, по-види­мо­му, граф де Салис осно­вал свою клас­си­фи­ка­цию выпус­ков, дати­ру­е­мых этим годом, — это аурей, на кото­ром изо­бра­же­но празд­но­ва­ние Ludi Saeculares, про­ис­хо­див­шее в 17 г. до н. э. Порт­рет на этой моне­те опре­де­лен­но похож на порт­ре­ты, изо­бра­жен­ные на всех осталь­ных ауре­ях это­го года, а так­же на порт­ре­ты на ауре­ях, дати­ру­е­мых 27—25 гг. до н. э. и полу­а­у­ре­ях 24—20 гг. до н. э. (см. выше, №№ 4373, 4377, 4379—4381). Он несколь­ко более релье­фен, повер­нут впра­во и не увен­чан лав­ро­вым вен­ком. Это воз­вра­ще­ние к порт­ре­ту, схо­же­му с тем, что исполь­зо­вал­ся око­ло деся­ти лет назад, труд­но объ­яс­нить. Мож­но пред­по­ло­жить, что моне­ты, отне­сен­ные гра­фом де Сали­сом к 27—25 гг. до н. э., име­ют более позд­нюю дату; но в таком слу­чае не будет экзем­пля­ров, отно­ся­щих­ся к тем годам. Незна­чи­тель­ное изме­не­ние порт­ре­та было замет­но на моне­тах 18 г. до н. э. (см. выше, с. 30). Дена­рии пока­зы­ва­ют слу­чай­ную вари­а­цию порт­ре­та, кото­рая менее рельеф­на и ино­гда повер­ну­та вле­во. Август назван или «Цезарь Август», как на моне­тах преды­ду­ще­го года, или толь­ко «Август».

О Козе­ро­ге как горо­ско­пи­че­ском сим­во­ле зача­тия или рож­де­ния Авгу­ста уже упо­ми­на­лось (см. выше, с. 19); но на типе I чекан­ки это­го года Козе­рог изо­бра­жен в свя­зи с солн­цем, он ука­зы­ва­ет на его вос­ход. Далее, на типах II и III име­ют­ся упо­ми­на­ния о воз­вра­ще­нии зна­мен пар­фя­на­ми. Дена­рий типа II, в сущ­но­сти, явля­ет­ся повто­ре­ни­ем аурея и дена­рия типа II, дати­ру­е­мо­го 19 г. до н. э. (см. выше, с. 26). На нем несколь­ко отли­ча­ют­ся порт­рет Авгу­ста и дета­ли фигу­ры Мар­са на ревер­се. Дата TR. POT. VI. на типе III (т. е. 18 г. до н. э., так как Август впер­вые полу­чил tribunitia potestas в 23 г. до н. э. и она обнов­ля­лась еже­год­но), веро­ят­но, отно­сит­ся к стро­и­тель­ству три­ум­фаль­ной арки, изо­бра­жен­ной на ревер­се, кото­рое мог­ло состо­ять­ся в том году. В 23 г. до н. э. Август был кон­су­лом в один­на­дца­тый раз. Моне­ты это­го типа так­же напо­ми­на­ют о воз­вра­ще­нии рим­ских плен­ни­ков пар­фя­на­ми. Все они были осво­бож­де­ны, исклю­чая немно­гих, кото­рые «из-за позо­ра покон­чи­ли с собой или про­дол­жа­ли скры­вать­ся в сель­ской мест­но­сти (Dion Cassius, LIV. 8). Обыч­но счи­та­ет­ся, что vota publica в честь Авгу­ста, упо­ми­на­е­мые на типах IV и V, отно­сят­ся к тем, кото­рые были пред­ло­же­ны сена­том и наро­дом в свя­зи с его отъ­ездом в Гал­лию в 16 г. до н. э., чтобы отра­зить набе­ги гер­ман­цев и неко­то­рых погра­нич­ных пле­мен (Von Sallet, Zeit. f. Num., 1882, с. 175), но если моне­ты долж­ны быть отне­се­ны к 17 г. до н. э., то в этом слу­чае изо­бра­же­ние будет ретро­спек­тив­ным и может отно­сить­ся к его воз­вра­ще­нию в Рим в 19 г. до н. э. Эти vota мог­ли так­же отно­сить­ся к доволь­но часто повто­ря­ю­щим­ся и опас­ным при­сту­пам болез­ни, от кото­рой Август стра­дал в послед­ние годы, осо­бен­но в Испа­нии в 24 г. до н. э. во вре­мя кам­па­нии про­тив кан­та­бров (Graves et periculosas valetudines per omnem vitam aliquot expertus est: praecipue Cantabria domita; Suetonius, Augustus, 81).

Когда Август взял на себя основ­ной кон­троль за дела­ми государ­ства, то нашел обще­ст­вен­ные доро­ги в очень пло­хом состо­я­нии не толь­ко за горо­дом и в про­вин­ци­ях, но так­же и в самом Риме. До это­го вре­ме­ни за доро­ги отве­ча­ли шесть долж­ност­ных лиц, назы­вае­мых quatuorviri viis in urbe purgandis и duoviri viis extra urbem purgandis, и вхо­див­ших в чис­ло маги­ст­ра­тов, извест­ных как vigintisexviri. Это чис­ло Август сокра­тил до два­дца­ти чле­нов (vigintiviri), упразд­нив duoviri viis extra urbem purgandis и quatuorviri iuri dicundo, но сохра­нив quatuorviri viis in urbe purgandis, с того вре­ме­ни назы­вае­мых curatores viarum, кото­рые отве­ча­ли за все доро­ги в Ита­лии и про­вин­ци­ях (Bouché-Leclercq, Man. des Inst. rom., с. 80). с. 37 Сам Август при­нял долж­ность над­зи­раю­ще­го за доро­га­ми вбли­зи Рима и лич­но руко­во­дил ремон­том Via Flaminia аж до Ари­ми­на, где — а так­же на мосту через Тибр — он уста­но­вил ста­туи и три­ум­фаль­ные арки в свою честь (Dion Cassius, LIII. 22; Suetonius, Augustus, 30). Имен­но к этим новым пра­ви­лам отно­сят­ся золотые и сереб­ря­ные моне­ты типов VI—VIII, но осо­бен­но к ремон­ту, про­из­веден­но­му в самом Риме и к укра­ше­нию горо­да стро­е­ни­я­ми и арка­ми; послед­ние свя­за­ны с три­ум­фа­ми Авгу­ста.

Из Monumentum Ancyranum, а так­же из над­пи­си, най­ден­ной недав­но на левом бере­гу Тиб­ра (Mommsen, Eph. Epig., vol. VIII., стр. 225 след.), мы узна­ем, что празд­но­ва­ние Ludi Saeculares Авгу­стом, как ука­за­но на моне­тах типа IX, про­ис­хо­ди­ло в кон­суль­ство Гая Фур­ния и Гая Юния Сила­на в 17 г. до н. э. и про­дол­жа­лось три дня и три ночи с 1 по 3 июня, начав­шись вече­ром 1 июня. Дион Кас­сий (LIV. 18)сооб­ща­ет, что это было пятое их празд­но­ва­ние и что имен­но по это­му слу­чаю Гора­ций сочи­нил свою Carmen Saeculare. Во вре­ме­на рес­пуб­ли­ки эти игры назы­ва­лись Ludi Terentini, но суще­ст­ву­ет зна­чи­тель­ная неяс­ность, свя­зан­ная не толь­ко их с про­ис­хож­де­ни­ем, но и с чис­лом празд­но­ва­ний до вре­ме­ни Авгу­ста. Игры 17 г. до н. э. про­во­ди­лись под руко­вод­ст­вом кол­ле­гии quindecimviri sacris faciundis, чле­на­ми кото­рой были Август и Марк Агрип­па (Pro conlegio xvvirorum magister conlegii collega M. Agrippa ludos saeculares C. Furnio C. Silano cos. feci; Mommsen, Res gestae, с. 91). Август, таким обра­зом, пред­седа­тель­ст­во­вал на играх, и его глав­ным кол­ле­гой был Агрип­па, кото­рый несколь­ко раз зани­мал вме­сте с ним долж­ность кон­су­ла, а в 18 г. до н. э. так­же был наде­лен три­бун­ской вла­стью на пять лет. На ревер­се дан­ных монет, зна­ме­ну­ю­щем празд­но­ва­ние этих игр, Август изо­бра­жен совер­шаю­щим жерт­во­при­но­ше­ние на алта­ре, с дру­гой сто­ро­ны кото­ро­го сто­ит жрец в длин­ной туни­ке и ост­ро­ко­неч­ном шле­ме. Это оде­я­ние сали­ев, кото­рые пред­на­зна­ча­лись с. 38 для слу­же­ния Мар­су и хра­не­ния свя­щен­ных щитов. Посколь­ку алтарь, на кото­ром при­но­си­лись осо­бые жерт­вы во вре­мя Ludi Terentini, а поз­же во вре­мя Ludi Saeculares, нахо­дил­ся в вул­ка­ни­че­ской рас­ще­лине на Мар­со­вом поле, назы­вае­мой Терент, мож­но пред­по­ло­жить, что салии при­ни­ма­ли актив­ное уча­стие в цере­мо­нии. По при­ка­зу сена­та в 29 г. до н. э. имя Авгу­ста было вне­се­но в Carmen Saliare (Mommsen, Res gestae, c. 44). Так­же имен­но в 17 г. до н. э. Август усы­но­вил дво­их сыно­вей Агрип­пы, Гая и Луция, чьей мате­рью была дочь Авгу­ста Юлия (Dion Cassius, LIV. 18). В момент усы­нов­ле­ния Гаю было толь­ко три года, а Луций родил­ся лишь за несколь­ко дней до того. У нас име­ет­ся инте­рес­ное упо­ми­на­ние об этом собы­тии на ауре и дена­рии типа X. Кан­де­лябр (или алтарь для воз­жи­га­ний) на ревер­се, воз­мож­но, спе­ци­аль­но был изготов­лен по это­му слу­чаю и уста­нов­лен в одном из хра­мов. Посвя­ще­ние брон­зо­вых или мра­мор­ных кан­де­лябров боже­ствам было обыч­ным.

© 2009 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

BMC RE (Mattingly), т. I, с. cix—cxii (к №№ 344—442) (1923 г.):
с. cix Неиз­вест­ный монет­ный двор 2 (Коло­ния Пат­ри­ция?)

Атри­бу­ция и стиль


Золо­то — аурей, кви­на­рий.
Сереб­ро — дена­рий.

Порт­рет Авгу­ста круп­ный и весь­ма про­пор­цио­наль­ный. Голо­ва немно­го при­под­ня­та, про­филь длин­ный. Усе­че­ние бюста обыч­но име­ет фор­му . На более позд­них моне­тах серии наблюда­ет­ся голо­ва мень­ше­го раз­ме­ра с более рез­ким про­фи­лем. Штем­пе­ли круп­ные, но про­пор­ции изо­бра­же­ний хоро­шо им соот­вет­ст­ву­ют. Бук­вы чёт­кие, раз­мер — от боль­шо­го до малень­ко­го. Сле­ду­ет отме­тить бук­ву A, а не Λ, как выше.


Хро­но­ло­гия

Боль­шин­ство монет это­го монет­но­го дво­ра не дати­ро­ва­но. Самые ран­ние выпус­ки — это, несо­мнен­но, моне­ты, на авер­се кото­рых с. cx изо­бра­же­на непо­кры­тая голо­ва Авгу­ста без леген­ды, а на ревер­се — козе­рог или Авро­ра и козе­рог с леген­дой AVGVSTVS. Несколь­ко выпус­ков дати­ро­ва­но 18—17 гг. до н. э. (TR. P. VI), и име­ют­ся ука­за­ния на пар­фян­ские зна­мё­на, Сто­лет­ние игры, ремонт дорог в Ита­лии, отъ­езд Авгу­ста в Гал­лию в 16 г. до н. э. и т. д. Клад из Мет­ца, в состав кото­ро­го вхо­дят толь­ко что отче­ка­нен­ные и ещё не ходив­шие моне­ты это­го монет­но­го дво­ра, дол­жен дати­ро­вать­ся 15 г. до н. э.; таким обра­зом, у нас есть вес­кие осно­ва­ния дати­ро­вать эти выпус­ки 16—15 гг. до н. э. Итак, хро­но­ло­ги­че­ские рам­ки чекан­ки будут выглядеть как 19 г. до н. э. — 16—15 гг. до н. э. На авер­се обыч­но изо­бра­же­на непо­кры­тая голо­ва Авгу­ста, реже — голо­ва Авгу­ста в вен­ке. Ино­гда этот венок име­ет ров­ные длин­ные лен­ты и явно заду­ман как лав­ро­вый. В слу­ча­ях, когда фор­ма листьев вен­ка непра­виль­ная и они пере­ме­жа­ют­ся точ­ка­ми, в виду имел­ся, веро­ят­но, дубо­вый венок, а точ­ки изо­бра­жа­ют жёлуди. В этой серии лав­ро­вый венок появ­ля­ет­ся, види­мо, доволь­но рано. Дати­ров­ки раз­лич­ных типов пред­ло­же­ны ниже.


Типы

с. cxi Этот монет­ный двор име­ет мно­го общих типов с дву­мя монет­ны­ми дво­ра­ми, рас­смот­рен­ны­ми выше, а если не повто­ря­ет их точ­ные типы, то про­сто обыг­ры­ва­ет те же самые темы. Важ­ное место зани­ма­ет воз­вра­ще­ние зна­мён, кото­рое про­слав­ля­ет­ся на раз­лич­ных типах1. Воз­мож­но, неко­то­рые из этих зна­мён были вре­мен­но поме­ще­ны в храм Юпи­те­ра Гро­мо­верж­ца2. Храм Мар­са, изо­бра­жён­ный в несколь­ких раз­ных видах, — это малень­кий храм на Капи­то­лии, постро­ен­ный в 20 г. до н. э., а не боль­шой храм на Фору­ме, стро­и­тель­ство кото­ро­го завер­ши­лось толь­ко во 2 г. до н. э.3 На моне­тах отме­ча­ет­ся так­же соору­же­ние три­ум­фаль­ной арки в честь воз­вра­ще­ния зна­мён4. Квад­ри­га с орлом и мини­а­тюр­ной квад­ри­гой внут­ри — несо­мнен­но три­ум­фаль­ный тип в честь воз­вра­ще­ния зна­мён. Посколь­ку фор­маль­ный три­умф не празд­но­вал­ся, колес­ни­ца изо­бра­же­на пустой5. Тип с рас­ши­той тогой (toga picta), укра­шен­ной паль­ма­ми туни­кой (tunica palmata) и т. д. изо­бра­жа­ет три­ум­фаль­ные отли­чия (ornamenta triumphalia), кото­рые при­нял Август6; леген­ду несо­мнен­но сле­ду­ет читать как «Сво­е­му отцу и спа­си­те­лю» (parenti conservatori suo), а не «кон­су­лу» (consuli); обыч­ное сокра­ще­ние для «consul», разу­ме­ет­ся, — «cos». Все типы с Вик­то­ри­ей отно­сят­ся пре­иму­ще­ст­вен­но к восточ­ным успе­хам. Алтарь Фор­ту­ны Воз­вра­щаю­щей (Fortuna Redux) был посвя­щён сена­том в честь воз­вра­ще­ния Авгу­ста в 19 г. до н. э. Тип с козе­ро­гом сопро­вож­да­ет­ся здесь дру­гим типом, на кото­ром рядом с козе­ро­гом в возду­хе парит Авро­ра — ука­за­ние на час рож­де­ния Авгу­ста.

с. cxii Золо­той кви­на­рий име­ет фор­маль­ный тип: Вик­то­рия заим­ст­во­ва­на с рес­пуб­ли­кан­ско­го вик­то­ри­а­та.

Послед­ние уве­ко­ве­чен­ные собы­тия — это обе­ты за без­опас­ность и воз­вра­ще­ние Авгу­ста, при­ня­тые нака­нуне его отъ­езда в Гал­лию (16 г. до н. э.), завер­ше­ние ремон­та дорог7 и Веко­вые игры. Этот послед­ний тип пред­став­ля­ет нам жерт­во­при­но­ше­ние на алта­ре; Август сле­ва при­но­сит жерт­ву, а перед ним сто­ит гла­ша­тай, кото­рый веро­ят­но, повто­ря­ет фор­му­лу жерт­во­при­но­ше­ния во все­услы­ша­ние8.

© 2017 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

——————

ПРИМЕЧАНИЯ (постра­нич­ная нуме­ра­ция заме­не­на на сквоз­ную):

——————

1Ср. выше, о типах рим­ско­го монет­но­го дво­ра.

2Ср. Prop. III. 4. 6: «С рим­ским Юпи­те­ром тут свык­нет­ся парф­ский тро­фей» (assuescent Latio Partha tropaea Jovi, пере­вод Л. Ост­ро­умо­ва); Suet. Aug. 29; 90; 91; Cass. Dio LIV. 4. Этот храм был посвя­щён в честь спа­се­ния Авгу­ста от мол­нии во вре­мя Кан­та­брий­ской вой­ны, когда его смерть была так близ­ка, что после это­го он все­гда боял­ся гро­зы.

3Ср. Cass. Dio LV. 10.

4Cass. Dio LIV. 8; ср. Huelsen Ch. Das Forum Romanum: seine Geschichte und seine Denkmäler. Rom, 1905. S. 127, об арке Авгу­ста на фору­ме.

5Ср. Cassiod. Chron., к 19 г. до н. э.: «Цеза­рю, вер­нув­ше­му­ся из про­вин­ций, пре­до­став­ле­на колес­ни­ца с золотым вен­ком, на кото­рую он не поже­лал взой­ти» (Caesari ex provinciis redeunti currus cum corona aurea decretus est, quo ascendere noluit).

6Ср. Liv. XXX. 15, о подар­ках Сци­пи­о­на Маси­нис­се.

7Это собы­тие про­слав­ля­ет­ся на раз­лич­ных типах — колес­ни­ца, запря­жён­ная дву­мя сло­на­ми, на арке; колес­ни­ца, запря­жён­ная четырь­мя коня­ми, на арке; две арки, увен­чан­ные кон­ны­ми ста­ту­я­ми и т. д.; они, несо­мнен­но, изо­бра­жа­ют несколь­ко раз­ных памят­ни­ков, воз­двиг­ну­тых в раз­ных частях Ита­лии в честь Авгу­ста.

8Ср. выше, типы рим­ско­го монет­но­го дво­ра.

RIC (Sutherland), т. I, с. 25—26, комм. к №№ 26—153 (1984 г.):
с. 25 (ii)—(iii) «Неиз­вест­ные испан­ские монет­ные дво­ры 1 и 2»1 (№№ 26—153)

Две серии золотых и сереб­ря­ных монет, пер­вая из кото­рых усту­па­ет вто­рой в объ­ё­ме и доволь­но замет­но отли­ча­ет­ся от неё порт­ре­та­ми, вызва­ли нема­ло труд­но­стей и пута­ни­цы; Мэт­тингли2, сле­дуя за Лаф­фран­ки3, отнёс их к монет­ным дво­рам испан­ских про­вин­ций на том осно­ва­нии, что на мед­ных моне­тах мно­гих испан­ских горо­дов в эпо­ху Авгу­ста наблюда­ет­ся та же мане­ра испол­не­ния порт­ре­тов4, и пред­по­ло­жил, что эти монет­ные дво­ры нахо­ди­лись в Цеза­рь­ав­гу­сте (Сара­гос­са) в Тарра­кон­ской Испа­нии и Коло­нии Пат­ри­ции (совре­мен­ная Кор­до­ва) в Бети­ке5. Без новых свиде­тельств труд­но опро­верг­нуть аргу­мен­та­цию Мэт­тингли; но пред­при­ни­ма­лись попыт­ки осла­бить его аргу­мен­та­цию ввиду обна­ру­же­ния в Немау­зе (Ним) штем­пе­ля авер­са, кото­рым были отче­ка­не­ны ауреи (по-види­мо­му, под­лин­ные), отне­сён­ные Мэт­тингли к «Коло­нии Пат­ри­ция»6, с. 26 и при­пи­сать часть «испан­ских» дена­ри­ев Немау­зу, в основ­ном исхо­дя из сти­ли­сти­че­ских сооб­ра­же­ний7. Обсто­я­тель­ства обна­ру­же­ния штем­пе­ля без повреж­де­ний и потёр­то­стей в ним­ском фон­тане поз­во­ля­ют нам не согла­сить­ся с тем, что он пред­став­ля­ет немауз­ский монет­ный двор по чекан­ке золота и сереб­ра и пред­ло­жить иное объ­яс­не­ние8; и, хотя сле­ду­ет при­знать, что пол­ное иссле­до­ва­ние «испан­ско­го» золота и сереб­ра ещё не про­во­ди­лось, да и оно вряд ли поз­во­лит уста­но­вить терри­то­рию обра­ще­ния этих золотых и сереб­ря­ных монет (ибо они ходи­ли повсюду), всё же мож­но отме­тить, что (а) Испа­ния в целом уже дав­но была урба­ни­зи­ро­ва­на и вклю­че­на в сеть тор­го­вых свя­зей; (б) осо­бен­но это отно­сит­ся к Бети­ке; (в) Испа­ния слу­жи­ла важ­ным источ­ни­ком золотых и сереб­ря­ных слит­ков; (г) в Испа­нии (в отли­чие от Гал­лии) в то вре­мя сто­я­ло четы­ре леги­о­на, кото­рым тре­бо­ва­лось пла­тить жало­ва­нье моне­та­ми из дра­го­цен­ных метал­лов. Если учесть так­же боль­шое сход­ство порт­ре­тов, наблюда­е­мое меж­ду этим золо­том и сереб­ром, с одной сто­ро­ны, и, с дру­гой сто­ро­ны, обиль­ны­ми выпус­ка­ми город­ской меди, кото­рые нача­ли чека­нить­ся в тот пери­од, когда это золо­то и сереб­ро ста­ло цир­ку­ли­ро­вать в боль­ших коли­че­ствах9, то труд­но отри­цать, по мень­шей мере, прав­до­по­до­бие тео­рии Лаф­фран­ки — Мэт­тингли, вне зави­си­мо­сти от того, где имен­но в Испа­нии рас­по­ла­га­лись сами монет­ные дво­ры.

Про­дол­жи­тель­ность чекан­ки монет­ных дво­ров «Испа­ния 1» и «Испа­ния 2» невоз­мож­но точ­но опре­де­лить. «Испа­ния 1» — менее про­дук­тив­ный из двух10 — чека­нил типы, кото­рые мож­но отне­сти в основ­ном к 19—18 гг. до н. э.: ука­за­ния на уступ­ки Арме­нии и Пар­фии рас­смат­ри­ва­ют­ся в общем кон­тек­сте, где Август пред­став­лен как спа­си­тель Рима, удо­сто­ен­ный Щита доб­ле­стей (clupeus virtutis) и граж­дан­ско­го вен­ка (corona civica). Монет­ный двор «Испа­ния 2» чека­нил гораздо более актив­но, пожа­луй, с 20 по 17/16 гг. до н. э. В его чекан­ке тоже изоби­лу­ют ука­за­ния на Арме­нию и Пар­фию, а Август тоже пред­став­лен как спа­си­тель государ­ства, одна­ко дати­ро­ван­ные выпус­ки и пря­мое упо­ми­на­ние о Веко­вых играх (Ludi Saeculares), состо­яв­ших­ся в 17 г. до н. э., свиде­тель­ст­ву­ют о том, что чекан­ка монет­но­го дво­ра «Испа­ния 2» несо­мнен­но про­дол­жа­лась до 17 г. до н. э.

Ауреи и дена­рии, выпу­щен­ные монет­ным дво­ром «Испа­ния 1», име­ют раз­ные типы, за един­ст­вен­ным исклю­че­ни­ем. На монет­ном дво­ре «Испа­ния 2» дело обсто­ит ина­че. В дру­гих отно­ше­ни­ях оба монет­ных дво­ра име­ют мно­го важ­ных сходств: весо­вой диа­па­зон золотых монет состав­ля­ет 7,90—7,75 г, сереб­ря­ных монет — 3,85—3,65 г; наблюда­ет­ся тен­ден­ция (с неко­то­ры­ми откло­не­ни­я­ми) к рас­по­ло­же­нию штем­пе­лей в пози­ции ↑↓. Хотя вре­мен­ной диа­па­зон их чекан­ки может раз­ли­чать­ся, как и их про­дук­ция и выбор типов авер­са и ревер­са, два монет­ных дво­ра явно име­ют мно­го обще­го — чего и сле­ду­ет ожидать, когда два началь­ни­ка монет­ных дво­ра дей­ст­ву­ют при­бли­зи­тель­но одно­вре­мен­но в сосед­них про­вин­ци­ях.

© 2017 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

——————

ПРИМЕЧАНИЯ (постра­нич­ная нуме­ра­ция заме­не­на на сквоз­ную):

——————

1См. ниже, с. 43 сл.

2Mattingly G. A. Coins of the Roman Empire in the British Museum. V. 1. Augustus to Vitellius. London, 1923. P. cviii f.

3Laffranchi L. La monetizatione di Augusto // RIN. Vol. 25. 1912. P. 151 f.; Vol. 26. 1918. P. 161 f.

4Конеч­но, невер­но было бы пола­гать, что порт­ре­ты на мед­ных моне­тах повли­я­ли на порт­ре­ты на сереб­ре и золо­те (ср. Grant M. From Imperium to Auctoritas. Cambridge, 1946. P. 122; Idem. A Step toward World-Coinage // Studies in Roman Economic and Social History in Honor of A. Ch. Johnson / Ed. P. R. Coleman-Norton. Princeton, 1951. P. 100 f.; Idem. The Six Main Aes Coinages of Augustus. Edinburgh, 1953. P. 77 f.), но на самом деле Мэт­тингли спе­ци­аль­но под­чёр­ки­ва­ет, что речь идёт о вли­я­нии более рас­про­стра­нён­но­го сереб­ра и золота на медь, огра­ни­чен­ную мест­ным обра­ще­ни­ем.

5Sutherland C. H. V. The Emperor and the Coinage. London, 1976. P. 42 f.

6Le Gentilhomme P. Coin monétaire d’Auguste // RN. Ser. 5. T. 9. P. ii; Giard J.-B. Bibliothèce nationale (Paris): Catalogue des monnaies de l’Empire romain. Vol. 1. Paris, 1976. P. 12; Grant M. A Step toward World-Coinage. P. 102 f.

7Giard J.-B. Op. cit. №№ 1330 ff.; P. 13. Эту гипо­те­зу труд­но под­дер­жать в отсут­ст­вие сколь­ко-нибудь надёж­ных свиде­тельств, и она не учи­ты­ва­ет­ся в спис­ках, при­ведён­ных ниже (с. 45 сл.), где все эти моне­ты отне­се­ны к монет­ным дво­рам «Испа­ния 1» и «Испа­ния 2».

8Sutherland C. H. V. Op. cit. P. 44.

9Vives y Escudero A. La moneda hispánica. Madrid, 1924—1926; Sutherland C. H. V., Kraay C. M. Coins of the Roman Empire in the Ashmolean Museum. Part 1. Oxford, 1975. Pl. 22—26.

10Об оцен­ке объ­ё­мов про­из­вод­ства монет­но­го дво­ра «Испа­ния 1» и отсут­ст­вии сколь­ко-нибудь надёж­ных свиде­тельств, а так­же о монет­ном дво­ре «Испа­ния 2» ср.: Sutherland C. H. V. Some Observations on the Coinage of Augustus // NAC. Vol. 7. 1978. P. 169 f.

RIC (Sutherland), т. I, с. 45—46, прим. к №№ 57—58 (1984 г.):

Дати­ров­ка этих выпус­ков затруд­не­на. Лишен­ный леген­ды аверс номе­ра 57 может свя­зы­вать его с груп­пой (i), а непо­кры­тая голо­ва на нем — с груп­пой (ii); реверс может отно­сить­ся к обе­там за здра­вие Авгу­ста либо после его воз­вра­ще­ния с Восто­ка с. 46 в 19 г. до н. э., либо после его поезд­ки в Гал­лию в 16 г. до н. э. Осо­бен­но­сти порт­ре­та скло­ня­ют нас к тому, чтобы счи­тать этот выпуск пере­ход­ным, око­ло 19 г. до н. э.; меж­ду про­чим, он выпол­нен в хоро­шем сти­ле (ср. AMCRE № 46), неда­ле­ко ушед­шем от сти­ля номе­ра 58, кото­рый очень пред­по­ло­жи­тель­но мож­но клас­си­фи­ци­ро­вать как самый ран­ний тип Коло­нии Пат­ри­ция, отме­чаю­щий пар­фян­ский успех. Одна­ко номер 58 пер­во­на­чаль­но мог иметь леген­ду AVGVSTVS под усе­че­ни­ем шеи; если так, то он дол­жен идти вме­сте с номе­ром 60 ниже.

© 2009 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА