Монетарий Луций Валерий Ацискул
Денарий, серебро
Дата чеканки: 45 г. до н. э.*
Монетный двор: Рим
вес: 3.77 г
АВЕРС: Голо­ва Апол­ло­на Сора­на, в диа­де­ме, впра­во, воло­сы зави­ты колеч­ка­ми и вол­ни­стые надо лбом; ввер­ху звезда; сза­ди над­пись вниз ACISCVLVS и двой­ное тес­ло или кир­ка. Кай­ма из точек.
РЕВЕРС: Жен­ская фигу­ра, Вале­рия Лупер­ка, сидит на тёл­ке (BMCRR, CRR) (RRC, RCTV: Евро­па на быке**), иду­щей впра­во; обе­и­ми рука­ми она дер­жит свое покры­ва­ло, кото­рое раз­ве­ва­ет­ся над ее голо­вой. Кай­ма из точек.
В обре­зе: L. VALERIVS (Lucius Valerius).
Ссылки:
BMC RR I Rome 4099 (Pl. LIII. 1);
Crawford RRC 474/1a;
Sydenham CRR 998 (Pl. 29) (степень редкости: 3 — Common);
Babelon (Valeria) 17;
RSC (Valeria) 17 (VF £75);
Sear (2000) I 469 (VF $200, EF $560);
Примечание:
Сохранность: about EF
* Дата чеканки: 45 г. до н. э., Рим (RRC); ок. 45 г. до н. э., Рим (CRR, BMCRR); 45 г. (RCTV).
** RRC, с. 483, прим. к № 474: Животное на реверсе — это, несомненно, бык, гениталии которого отчетливо видны на некоторых экземплярах (см. Pl. LVI, 4; Cluj 824). Легенда на штемпеле реверса — L. VALERIV (Hersch 39).
Описание аверса и реверса приводится по BMCRR, RRC.
Gorny & Mosch Giessener Münzhandlung — Auction 176 Lot 2000 (10 Mar 2009).
Estimation: 350 EUR. Price realized: 600 EUR.
MRR (Babelon), т. II, с. 506—507, к Valeria 1—33 (1885 г.):
CLXXI. ВАЛЕРИИ

Род Вале­ри­ев был одной из самых древ­них и зна­ме­ни­тых рим­ских фами­лий. Он про­ис­хо­дит из зем­ли саби­нов, воз­мож­но, из Фале­рия, посколь­ку мы видим, что их тра­ди­ци­он­ные вос­по­ми­на­ния свя­за­ны с этим горо­дом; назва­ние рода про­ис­хо­дит от сло­ва valere, кото­рое с одной сто­ро­ны озна­ча­ет силу, храб­рость, а с дру­гой — здо­ро­вье, исце­ле­ние. Родо­на­чаль­ник это­го рода Волуз или Волез при­шел посе­лить­ся в Рим с Титом Таци­ем, царем саби­нов, кото­рый заклю­чил союз с Рому­лом. Один из пред­ков это­го рода П. Вале­рий, впо­след­ст­вии полу­чив­ший про­зви­ще Пуб­ли­ко­ла, при­ни­мал актив­ное уча­стие в свер­же­нии цар­ской вла­сти и был кон­су­лом вме­сте с Бру­том в пер­вый год суще­ст­во­ва­ния рес­пуб­ли­ки, в 245 г. (209 г. до н. э.). Он одер­жал победу над этрус­ка­ми, царь кото­рых, Пор­сен­на, заду­мал вос­ста­но­вить на троне Тарк­ви­ни­ев, и вер­нул­ся в Рим с три­ум­фом; намно­го поз­же он так­же победил с. 507 саби­нов и был удо­сто­ен чести зани­мать долж­ность кон­су­ла четы­ре раза. Начи­ная с это­го вре­ме­ни и до кон­ца импе­ра­тор­ско­го пери­о­да имя Вале­ри­ев не пере­ста­ва­ли про­слав­лять в лето­пи­сях рим­ской исто­рии: импе­ра­то­ры Мак­си­мин, Мак­си­ми­ан, Мак­сен­ций, Дио­кле­ти­ан, Кон­стан­тин про­ис­хо­ди­ли из это­го рода. Сре­ди зна­ме­ни­тых имен рес­пуб­ли­ки мы нахо­дим сле­дую­щие име­на: 1. Вале­рий; 2. Гай Вале­рий Флакк, сын Гая; 3. Луций Вале­рий Флакк; 4. Гай Вале­рий Флакк; 5. Вале­рий сын Мес­са­лы; 6. Луций Вале­рий Ацис­кул; 7. Волуз Вале­рий Мес­са­ла; 8. Луций Вале­рий Катулл1.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

1 Не сле­ду­ет при­ни­мать в рас­чет, по наше­му мне­нию, квад­рант, опуб­ли­ко­ван­ный Момм­зе­ном, а затем Бор­ге­зи, на кото­ром чита­ет­ся имя Гай Вале­рий Катулл. Mommsen, Monn. rom., том II, с. 344, № 152 (См. ниже с. 510, снос­ка).

MRR (Babelon), т. II, с. 514—518, к Valeria 14—23 (1885 г.):
6. Луций Вале­рий Ацис­кул.

Моне­та­рий 708—709 г. (46—45 гг. до н. э.).


Этот маги­ст­рат изве­стен исто­рии лишь по сво­им моне­там, весь­ма инте­рес­ным и тре­бу­ю­щим от уче­но­го про­ни­ца­тель­но­сти. Наи­луч­шие ком­мен­та­рии были даны Шар­лем Ленор­ма­ном1 и г-ном баро­ном Вит­те2. Ш. Ленор­ман дока­зы­вал, что раз­лич­ные изо­бра­же­ния на этих моне­тах все отно­сят­ся непо­сред­ст­вен­но к леген­де о про­ис­хож­де­нии име­ни и рода Вале­ри­ев, тогда как допол­ни­тель­ные сим­во­лы или малень­кий топор-моло­ток, acisculus, кото­рый изо­бра­жен на этих моне­тах, отно­сят­ся к ког­но­ме­ну моне­та­рия.

с. 515 Пого­во­рим сна­ча­ла об acisculus. Его фор­ма похо­жа на фор­му инстру­мен­та, кото­рый изо­бра­жен на гроб­ни­цах dedicati sub ascia, фор­му­ла, кото­рая, несмот­ря на мно­го­чис­лен­ные объ­яс­не­ния, еще не полу­чи­ла пол­но­стью удо­вле­тво­ри­тель­но­го объ­яс­не­ния. Допол­ни­тель­ный сим­вол на дена­рии acisculus обра­зу­ет глав­ный тип кви­на­рия. Сло­во ascia или acisculus — это иска­же­ние сло­ва Ἀκέσιος, гре­че­ско­го име­ни Апол­ло­на, кото­рое по смыс­лу пере­кли­ка­ет­ся с Вале­ри­ем (valere) по-латы­ни. Ш. Ленор­ман цити­ру­ет сле­дую­щий отры­вок из Parallèles Плу­тар­ха: «Когда в Фале­ри­ях сви­реп­ст­во­ва­ла чума, неся за собой поваль­ную смерть, было дано пред­ска­за­ние, что бед­ст­вие пре­кра­тит­ся, если еже­год­но при­но­сить в жерт­ву Юноне девуш­ку. Так как людь­ми вла­дел все вре­мя суе­вер­ный страх, то, соглас­но жре­бию, при­ве­ли девуш­ку по име­ни Вале­рия Лупер­ка для совер­ше­ния обряда. Но орел, спу­стив­ший­ся с высоты, выхва­тил меч и бро­сил в жерт­вен­ный огонь пал­ку, на кон­це кото­рой был надет моло­то­чек. Меч же пора­зил тел­ку, кото­рая пас­лась воз­ле хра­ма. Заме­тив это, девуш­ка при­нес­ла в жерт­ву быка и, под­няв моло­то­чек, про­шла по домам и под­ня­ла на ноги боль­ных, нано­ся лег­кие уда­ры этим моло­точ­ком и при этом каж­до­му желая здрав­ст­во­вать. Поэто­му и по сей день совер­ша­ет­ся такое свя­щен­но­дей­ст­вие».

Вале­рия Лупер­ка, или вол­чи­ца, кото­рая таким обра­зом внес­ла вклад в мифо­ло­ги­че­скую иллю­ст­ра­цию рода Вале­ри­ев, была из Фале­рий, и ранее мы ска­за­ли, что эта семья про­ис­хо­ди­ла из зем­ли саби­нов, сосед­ней с этим горо­дом. В этой леген­де, изло­жен­ной ранее и свя­зы­ваю­щей мифо­ло­гию, древ­них фалис­ков и Фале­рии — их сто­ли­цу — Ш. Ленор­ман нашел объ­яс­не­ние изо­бра­же­ний на моне­тах Луция Вале­рия Ацис­ку­ла.

Acisculus стал на моне­тах семьи Вале­ри­ев сим­во­лом исце­ле­ния, здо­ро­вья и спа­се­ния, что дока­зы­ва­ет­ся леген­дой, изло­жен­ной толь­ко что. Он был наме­ком на имя Вале­ри­ев, кото­рое эти­мо­ло­ги­че­ски озна­ча­ет здо­ро­вье, спа­се­ние, так же как и силу и храб­рость. Голо­ва юно­ши с диа­де­мой, с воло­са­ми, забран­ны­ми впе­ре­ди под лен­ту и нис­па­даю­щи­ми сза­ди прядя­ми, ана­ло­гич­на голо­ве, изо­бра­жен­ной на дена­ри­ях семьи Мар­ци­ев, Каль­пур­ни­ев и Пом­по­ни­ев. Это Апол­лон, или здесь луч­ше с. 516 мест­ный Апол­лон, Соран горы Сорак­ты, кото­рый отож­дествлял­ся рим­ля­на­ми с Апол­ло­ном и имел в каче­стве сим­во­ла вол­ка. Фале­рии рас­по­ла­га­лись у под­но­жья Сорак­ты, а на вер­шине этой горы нахо­дил­ся храм Сора­на. Вер­ги­лий пишет, что бог Соран был Апол­ло­ном, охра­ня­ю­щим Сорак­ту.

Жен­ская голо­ва фигу­ры на ревер­се тех же дена­ри­ев, воло­сы кото­рой убра­ны в cecryphalos, похо­жий на тот, кото­рым покры­ты воло­сы Аре­ту­зы на моне­тах Сира­куз — это голо­ва Вале­рии Лупер­ки, леген­дар­ной геро­и­ни, о кото­рой мы гово­ри­ли, или, воз­мож­но, боже­ства, жри­цей кото­ро­го она была — Юно­ны Фале­рий­ской. Далее, имен­но Вале­рия Лупер­ка (№№ 16 и 17) сидит на тел­ке, как гово­рит тра­ди­ция, упо­мя­ну­тая в рас­ска­зе Плу­тар­ха, и сле­ду­ет отка­зать­ся от того, чтобы видеть в этом изо­бра­же­нии похи­ще­ние Евро­пы. Двой­ное имя Вале­рии Лупер­ки так­же отно­сит­ся к исто­ри­че­ской памя­ти Рима: этот город изна­чаль­но носил имя Вален­тия, свя­зан­ное с Вале­ри­я­ми (valere) и имя Luperca (вол­чи­ца), напо­ми­наю­щее о вол­чи­це, вскор­мив­шей Рому­ла и Рема.

Сире­на с двой­ной флей­той, изо­бра­жен­ная на сле­дую­щем дена­рии (№ 18), как и на дена­рии Пуб­лия Пет­ро­ния Тур­пи­ли­а­на, — атри­бут Минер­вы или Пал­ла­ды. Эта боги­ня дей­ст­ви­тель­но чис­ли­ла Сире­ну сре­ди сво­их сим­во­лов: на вазо­вой рос­пи­си Сире­на, играю­щая на двой­ной флей­те, изо­бра­же­на как сим­вол на щите Минер­вы3. Двой­ная флей­та под­хо­дит толь­ко Минер­ве, кото­рая про­слы­ла изо­бре­та­тель­ни­цей это­го инстру­мен­та. Минер­ва, кото­рой покло­ня­лись на Капи­то­лии, — это та, что была захва­че­на в Фале­ри­ях после пора­же­ния фалис­ков4. Нако­нец, Сире­на игра­ла важ­ную роль в рели­гии Фале­рий и име­ет­ся связь меж­ду име­на­ми Сире­ны и Сора­на. Пли­ний опи­сы­ва­ет раз­но­вид­ность чер­но­го орла, кото­рый по-латы­ни назы­ва­ет­ся Valeria за его силу; это пти­ца, кото­рая из-за тож­де­ства сво­его име­ни с име­нем рода Вале­ри­ев, изо­бра­жа­ет Сире­ну. Мы виде­ли, что когда Вале­рия Лупер­ка хоте­ла при­не­сти себя в жерт­ву Юноне, имен­но орел под­нял меч, кото­рым она была воору­же­на, и бро­сил его на тел­ку, кото­рая пас­лась воз­ле хра­ма; речь идет об орле Valeria, кото­рый на моне­тах фигу­ри­ру­ет как мифо­ло­ги­че­ская мета­мор­фо­за Сире­на.

На сле­дую­щей моне­те (№ 20), на кото­рой вид­на круг­лая голо­ва Солн­ца с. 517 и колес­ни­ца Диа­ны, Каве­до­ни5 увидел намек на секу­ляр­ные игры, отпразд­но­ван­ные Вале­ри­ем Пуб­ли­ко­лой, пока не был введен посто­ян­ный порядок их празд­но­ва­ния после Пуни­че­ских войн. Мож­но видеть Солн­це, или Апол­ло­на, и Диа­ну, или Луну, боже­ства, в честь кото­рых устра­и­ва­лись эти игры; они все еще про­во­ди­лись во вре­ме­на Гора­ция:

Пусть, о Солн­це, ты, что даешь и пря­чешь

День, — иным и тем же рож­да­ясь,…

Бла­го­склон­но, лук отло­жив и стре­лы,

Юно­шей внем­ли, Апол­лон, моле­ньям!

Ты, цари­ца звезд, о Луна мла­дая…

Девуш­кам внем­ли!6

Мифо­ло­ги­че­ское объ­яс­не­ние зме­е­но­го­го гиган­та, дер­жа­ще­го мол­нию (№ 21), при­над­ле­жит баро­ну Вит­те. Это гигант Валент (Valens), по сути, то же сло­во, что и Вале­рий (Valerius). Мифо­ло­ги­че­ская леген­да рас­ска­зы­ва­ет, что Коро­нида, дочь Фле­гия и мать Эску­ла­па, гото­ви­лась про­из­ве­сти на свет сына, когда ворон сооб­щил Апол­ло­ну, что Коро­нида соче­та­лась бра­ком с Вален­том (по-гре­че­ски ἴσχυς), сыном Эла­та, и от это­го сою­за дол­жен был родить­ся Эску­лап. Раз­дра­жен­ный изме­ной сво­ей любов­ни­цы, Апол­лон прон­зил сво­и­ми стре­ла­ми обо­их влюб­лен­ных. Дру­гая тра­ди­ция назы­ва­ет героя Вален­та име­нем Лика, (λύκος, волк), и мы видим, что волк явля­ет­ся сим­во­лом Апол­ло­на горы Сорак­та у Фале­рий. Гигант Валент, сим­вол мощ­но­сти, силы и храб­ро­сти, в мифо­ло­гии пред­став­лен борю­щим­ся про­тив богов: он дер­жит мол­нию, как Юпи­тер, и на нашем дена­рии пря­мо про­ти­во­по­став­лен отцу богов, голо­ва кото­ро­го повер­ну­та впра­во7. Его имя пере­кли­ка­ет­ся с Вален­ти­ей, древним назва­ни­ем Рима, Вале­ри­ей Лупер­кой и орлом Вале­рия, а Лик пере­кли­ка­ет­ся с вол­чи­цей, вскор­мив­шей осно­ва­те­лей Рима и соот­вет­ст­ву­ет Лупе, Лупер­ке или Вале­рии Лупер­ке: вид­но, что сов­ме­ща­ют­ся обе мифо­ло­ги­че­ские тра­ди­ции. Мы ска­за­ли, что имя Вале­ри­ев, поми­мо идеи силы, несет в себе так­же идею здо­ро­вья, исце­ле­ния и про­ис­хо­дит эти­мо­ло­ги­че­ски от латин­ских слов valere, valetudo. Итак, Валент, отец Эску­ла­па — герой, обес­пе­чи­ваю­щий здо­ро­вье, гре­че­ское имя Эску­ла­па, с. 518 — Ἀσκληπιός, про­ис­хо­дит от ἀσκελὴς (sine cruribus) и озна­ча­ет героя, у кото­ро­го нет ног; впро­чем, в гре­че­ской мифо­ло­гии гиган­ты почти все­гда пред­став­ле­ны зме­е­но­ги­ми.

В заклю­че­ние мож­но ска­зать, что все изо­бра­же­ния на моне­тах Луция Вале­рия Ацис­ку­ла отно­сят­ся к мифо­ло­ги­че­ско­му про­ис­хож­де­нию рода Вале­ри­ев и несут в себе зна­че­ния силы и храб­ро­сти, соеди­нен­ной со здо­ро­вьем и исце­ле­ни­ем, что эти­мо­ло­ги­че­ски про­ис­хо­дит от сло­ва valere.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

1 Nouvelles Annales publiées par la section française de l’Institut archéologique de Rome, т. II, 1838, с. 142.

2 Revue numismatique. 1849, с. 325; ср. 1850, с. 158. ср. Cavedoni, Annales de l’Institut archéologique de Rome, т. XI, с. 318 и след.; Bulletin, 1845, с. 188 и след.

3 Mon. inéd. de l’lnstit. archéol. de Rome, I, pl. XXII. 12.

4 Ovid. Fast. II, 837 и след.

5 Saggio di osserv., с. 188.

6 Hor. Carm. secul., 9 и 33.

7 На дена­рии рода Кор­не­ли­ев виден Юпи­тер в сво­ей колес­ни­це, пора­жаю­щий зме­е­но­го­го гиган­та (V, т. I, с. 394).

BMC RR (Grueber), т. I, с. 534—535, прим. 2 (к №№ 4099—4117) (1910 г.):

Этот моне­та­рий тоже изве­стен толь­ко по сво­им моне­там, изо­бра­же­ния на кото­рых весь­ма раз­но­об­раз­ны и инте­рес­ны, и их объ­яс­не­ние потре­бо­ва­ло от нумиз­ма­тов изо­бре­та­тель­но­сти. Оби­лию инфор­ма­ции в отно­ше­нии исто­ри­че­ских и мифо­ло­ги­че­ских наме­ков, содер­жа­щих­ся на этих изо­бра­же­ни­ях, мы в основ­ном обя­за­ны г-ну Шар­лю Ленор­ма­ну (M. Charles Lenormant) (Inst. arch. de Rome, Nouvelles Annales, том II, 1838, стр. 142 след.) и баро­ну де Вит­те (Rev. Num., 1849, стр. 325 след.). Гос­по­дин Ленор­ман поста­рал­ся пока­зать, что все изо­бра­же­ния на моне­тах Луция Вале­рия Ацис­ку­ла отно­сят­ся к леген­дар­но­му про­ис­хож­де­нию и номе­ну его рода, а сим­вол, дву­гла­вый струг или кир­ка (acisculus), допол­ни­тель­но напо­ми­на­ет о его ког­но­мене. Плу­тарх (Parallel., VII. 248, изд. Рей­ске [Reiske]) сооб­ща­ет нам, что «когда в Фале­ри­ях сви­реп­ст­во­ва­ла чума, неся за собой поваль­ную смерть, было дано пред­ска­за­ние, что бед­ст­вие пре­кра­тит­ся, если еже­год­но при­но­сить в жерт­ву Юноне девуш­ку. Так как людь­ми вла­дел все вре­мя суе­вер­ный страх, то, соглас­но жре­бию, при­ве­ли девуш­ку по име­ни Вале­рия Лупер­ка для совер­ше­ния обряда. Но орел, спу­стив­ший­ся с высоты, выхва­тил меч и бро­сил в жерт­вен­ный огонь пал­ку, на кон­це кото­рой был надет моло­то­чек. Меч же пора­зил тел­ку, кото­рая пас­лась воз­ле хра­ма. Заме­тив это, девуш­ка при­нес­ла в жерт­ву быка и, под­няв моло­то­чек, про­шла по домам и под­ня­ла на ноги боль­ных, нано­ся лег­кие уда­ры этим моло­точ­ком и при этом каж­до­му желая здрав­ст­во­вать. Поэто­му и по сей день совер­ша­ет­ся такое свя­щен­но­дей­ст­вие». В свя­зи с этой леген­дой г-н Ленор­ман и барон Вит­те дают изо­бра­же­ни­ям сле­дую­щие объ­яс­не­ния: — (a) Acisculus — это моло­ток, кото­рый был поло­жен на алтарь орлом; это так­же type parlant ког­но­ме­на моне­та­рия, а его исце­ля­ю­щая сила — это намек на его номен Вале­рий (valere); (b) жен­ская фигу­ра на тёл­ке — это Вале­рия Лупер­ка, кото­рая сидит на живот­ном, при­не­сен­ном в жерт­ву вме­сто нее; (c) голо­ва юно­ши в диа­де­ме — это голо­ва Апол­ло­на Сора­на, кото­ро­му покло­ня­лись фалис­ки; (d) пти­ца с чело­ве­че­ской голо­вой со щитом и «двой­ной флей­той» — это фале­рий­ская Сире­на с атри­бу­та­ми Минер­вы, счи­тав­шей­ся изо­бре­та­тель­ни­цей это­го инстру­мен­та; (e) голо­ва, повя­зан­ная лен­той (тип III), — голо­ва самой Вале­рии Лупер­ки; (f) голо­ва Солн­ца и с. 535 колес­ни­ца Диа­ны отно­сят­ся к секу­ляр­ным играм, кото­рые впер­вые были про­веде­ны Вале­ри­ем Пуб­ли­ко­лой до их регу­ляр­но­го учреж­де­ния после Пуни­че­ских войн; и (g) голо­ва Юпи­те­ра и фигу­ра зме­е­но­го­го гиган­та, Вален­та, сим­во­ли­зи­ру­ю­ще­го силу и здо­ро­вье, явля­ют­ся пря­мы­ми наме­ка­ми на семей­ное имя Вале­ри­ев, сло­во схо­же­го про­ис­хож­де­ния.

Согла­ша­ясь с неко­то­ры­ми объ­яс­не­ни­я­ми этих зага­доч­ных изо­бра­же­ний у г-на Ленор­ма­на и баро­на Вит­те, мы склон­ны видеть, как в слу­чае изо­бра­же­ний Т. Кари­зия и Гая Кор­не­лия Пета, на одних экзем­пля­рах — наме­ки на исто­рию семьи моне­та­рия, а на дру­гих — на исто­рию рода Юли­ев или на само­го Юлия Цеза­ря. Мы с готов­но­стью при­ни­ма­ем объ­яс­не­ние acisculus как type parlant и иден­ти­фи­ка­цию голо­вы Апол­ло­на как голо­вы Апол­ло­на Сора­на, и Вале­рии Лупер­ки и тёл­ки; но осталь­ные изо­бра­же­ния были сде­ла­ны, по-види­мо­му, в честь Юлия Цеза­ря, и в слу­чае дру­гих моне­та­ри­ев это­го года. Пти­ца с чело­ве­че­ской голо­вой в шле­ме, дер­жа­щая копье или два копья (не «двой­ную флей­ту») и щит — это сим­вол самой Минер­вы. Такие изо­бра­же­ния обыч­ны на рим­ских гем­мах (см. Brit. Mus. Cat. Gems, с. 209, №№ 2087—2088; Furtwängler, Ant. Gem., pl. XLVI, № 20). Ее отно­ше­ние к Цеза­рю уже было объ­яс­не­но для изо­бра­же­ний на моне­тах Гая Антия Рести­о­на и Мания Кор­дия Руфа (см. стр. 522, 523). Жен­ская голо­ва на ревер­се типа III, столь схо­жая в испол­не­нии с жен­ской голо­вой, изо­бра­жен­ной на моне­тах Тита Кари­зия (см. выше, с. 529, № 4060) может пред­став­лять то же самое боже­ство, Афро­ди­сий­скую Сивил­лу, что свиде­тель­ст­ву­ет о даль­ней­шем обмене изо­бра­же­ни­я­ми меж­ду эти­ми моне­та­ри­я­ми. Диа­на на колес­ни­це — это дру­гое изо­бра­же­ние это­го боже­ства в свя­зи с родом Юли­ев, что уже было объ­яс­не­но (см. выше с. 521), а голо­ва Солн­ца будет наме­ком на успе­хи Цеза­ря на Восто­ке. Голо­ва Юпи­те­ра и зме­е­но­гий гигант, чудо­ви­ще мяте­жа, кото­рый сра­жен одной из стрел бога и под­ни­ма­ет руку, чтобы отра­зить дру­гие, по-види­мо­му, име­ют отно­ше­ние к три­ум­фу Цеза­ря над все­ми его вра­га­ми, в част­но­сти, к недав­ней победе над пом­пе­ян­ской пар­ти­ей в Испа­нии. Бюст Победы на кви­на­рии явля­ет­ся еще одним наме­ком на послед­нее обсто­я­тель­ство, а изо­бра­же­ние двой­но­го рога изоби­лия уже объ­яс­ня­лось в свя­зи с преды­ду­щи­ми выпус­ка­ми, как, воз­мож­но, отно­ся­ще­е­ся к щед­рым разда­чам зер­на.

Если при­нять, что обсто­я­тель­ства, при кото­рых, наи­бо­лее веро­ят­но, были выпу­ще­ны моне­ты Вале­рия, — это три­умф Цеза­ря в Испан­ской войне, то при­веден­ные выше объ­яс­не­ния неко­то­рых изо­бра­же­ний пред­став­ля­ют­ся весь­ма допу­сти­мы­ми.

Хотя ни одна из монет Луция Вале­рия Ацис­ку­ла не при­сут­ст­во­ва­ла в кла­дах Вил­ло­ла или Колеч­чио, их изо­бра­же­ния пока­зы­ва­ют, что он, веро­ят­но, был кол­ле­гой Тита Кари­зия и Гая Кон­сидия Пета по монет­но­му дво­ру.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

RRC (Crawford), с. 485, к № 474 (1974 г.):

Моне­та­рий — Луций Вале­рий Ацис­кул, засвиде­тель­ст­во­ван­ный как Tr. Pl. (T. P. Wiseman, CQ 1964, 125).

Ассо­ци­а­ция этих изо­бра­же­ний с мифом о Вале­рии Лупер­ке (так счи­та­ет Бабе­лон, вслед за Ch. Lenormant, Nouvelles Annales 1838, 142; H. A. Grueber, BMCRR I, 534 n. 2; и, самое недав­нее, Th. Köves, Hermes 1962, 214; так­же см. кри­ти­ку К. Каве­до­ни, Bullettino 1845, 188) зави­сит от боль­шо­го чис­ла пред­по­ла­га­е­мых свя­зей, кото­рые попро­сту не суще­ст­ву­ют; живот­ное на ревер­се № 1 — это бык, а не тел­ка из мифа о Вале­рии Лупер­ке; пти­ца на ревер­се № 2 — это сова, а не орел (contra Köves, 227—228); внеш­ние сход­ства с № 464/1 (про­игно­ри­ро­ван­ные Köves, 228—229) пока­зы­ва­ют, что голо­ва на ревер­се № 3 — это голо­ва Сивил­лы, а не Вале­рии Лупер­ки; acisculus — это не то же самое, что σφῦρα у Плу­тар­ха, Mor. 314d; кор­зи­на — это не то же самое, что рог изоби­лия (pace Köves, 221—222). Что каса­ет­ся изо­бра­же­ния Апол­ло­на (со звездой, чтобы обо­зна­чить его боже­ст­вен­ность и один раз вме­сте с Сивил­лой)1, Юпи­те­ра (реверс № 1 и аверс с ревер­сом № 4; о появ­ле­нии зме­е­но­го­го гиган­та путем худо­же­ст­вен­но­го укра­ше­ния обыч­но­го изо­бра­же­ния Юпи­те­ра, срав­ни с № 310/1), Минер­вы (реверс № 2), Солн­ца и Луны (аверс и реверс № 5) см. с. 737; изо­бра­же­ния ревер­сов №№ 6—7, вме­сте с частым исполь­зо­ва­ни­ем лав­ро­во­го вен­ка как гра­ни­цы, веро­ят­но, наме­ка­ют на победу и Фор­ту­ну Цеза­ря; acisculus — намек на ког­но­мен моне­та­рия.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

1 Ничто не дает осно­ва­ний иден­ти­фи­ци­ро­вать голо­ву Апол­ло­на как сабин­скую (contra J.-P. Morel, MEFR 1962, 22—25).

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА