Диодот II (239—230 гг. до н. э.)
Статер, золото
Дата чеканки: 235—225 гг. до н. э.
Монетный двор: Монетный двор A (возле Ай-Ханума)
вес: 8.30 г
ось: 6 ч.
АВЕРС: Голо­ва Дио­до­та II, в диа­де­ме, впра­во.
РЕВЕРС: ΒΑΣΙΛΕΩΣ ΔΙΟΔΟΤΟΥ — Зевс Бре­мет­ский (Zeus Bremetes), изо­бра­жен­ный со спи­ны, дви­жет­ся вле­во, зане­ся пра­вой рукой пучок мол­ний и наки­нув на протя­ну­тую левую руку эгиду; вни­зу сле­ва сто­ит орел, меж­ду ним и эгидой бук­ва Ν.
Ссылки:
Ср. Holt Series C, Group 2 (драхма);
Примечание:
Сохранность: good VF
Очень редкий.
Classical Numismatic Group, Inc. — Triton XIII Lot 249 (4 Jan 2010).
Оценочная стоимость: 2000 USD. Цена реализации (без аукционной комиссии): 3000 USD.
Комментарий аукциона Classical Numismatic Group (http://www.cngcoins.com/Coin.aspx?CoinID=153031) (2010 г.):
ИСТОРИЯ И МОНЕТНАЯ СИСТЕМА БАКТРИИ

В нача­ле III в. до н. э. Бак­трия была сатра­пи­ей на дале­кой восточ­ной окра­ине импе­рии Селев­кидов. Огром­ные рас­сто­я­ния отде­ля­ли ее глав­ные насе­лен­ные пунк­ты от цен­тра импе­рии на запа­де, в Сирии и Вави­ло­нии. Даже глав­ный селев­кид­ский город Экба­та­на был слиш­ком уда­лен, чтобы спо­соб­ст­во­вать кон­тро­лю Селев­кидов над Бак­три­ей. Вслед­ст­вие смер­ти Селев­ка I, осно­ва­те­ля импе­рии Селев­кидов, начал­ся про­цесс рас­па­да импе­рии, и к 250-м годам селев­кид­ский сатрап в Бак­трии, Дио­дот I, либо про­воз­гла­сил себя, либо был про­воз­гла­шен бак­трий­ским царем. Подроб­но­сти это­го собы­тия до сих пор неиз­вест­ны. С само­го осно­ва­ния импе­рии Селев­кидов было затруд­ни­тель­но осу­ществлять твер­дый кон­троль над ее силь­но уда­лен­ны­ми обла­стя­ми на восто­ке, и поте­ря неко­то­рых из этих сатра­пий каза­лась лишь вопро­сом вре­ме­ни. Вос­ста­ния были обыч­ным делом, как и внеш­ние угро­зы, напри­мер, со сто­ро­ны индий­ских царств пря­мо на юго-юго-запа­де от Бак­трии. Таким обра­зом, воз­мож­но, что Дио­дот про­сто был про­воз­гла­шен царем по слу­чаю решаю­щей победы над опре­де­лен­ным коли­че­ст­вом вра­гов (обыч­ная ситу­а­ция в позд­ней Рим­ской импе­рии). Или, воз­мож­но, он был назна­чен царем, чтобы дать мест­но­му пра­ви­тель­ству боль­ше вла­сти над мест­ным насе­ле­ни­ем. Что нам извест­но — это то, что Дио­дот был не бак­трий­цем, а гре­ком, таким обра­зом, это не было каким-то нацио­на­ли­сти­че­ским дви­же­ни­ем. Основ­ная часть дво­ра так­же состо­я­ла из гре­ков. Одна­ко со вре­ме­ни Алек­сандра поощ­ря­лись брач­ные свя­зи мест­ных гре­че­ских пра­ви­те­лей с мест­ной ари­сто­кра­ти­ей, таким обра­зом, ко вре­ме­ни Дио­до­та, он и его двор, воз­мож­но, были весь­ма популяр­ны.

Новое Бак­трий­ское цар­ство нахо­ди­лось при­мер­но на терри­то­рии совре­мен­но­го Афга­ни­ста­на. У него было мно­го есте­ствен­ных пре­град, защи­щав­ших его от внеш­них угроз: пусты­ни и горы на юго-запа­де, мало­на­се­лен­ное Иран­ское пла­то на запа­де и севе­ро-запа­де, обшир­ные изо­ли­ро­ван­ные сте­пи на севе­ре, и труд­но­про­хо­ди­мые Гима­лай­ские горы на восто­ке. Таким обра­зом, един­ст­вен­ной внеш­ней угро­зой в то вре­мя была лежав­шая на юге Индия. Одна­ко эти две обла­сти были разде­ле­ны Гин­ду­ку­шем, кото­рый пред­став­лял серь­ез­ную пре­гра­ду для армии втор­же­ния с любой сто­ро­ны. Эти есте­ствен­ные барье­ры, одна­ко, были излиш­ни­ми, чтобы вос­пре­пят­ст­во­вать попыт­кам Селев­кидам вер­нуть свою поте­рян­ную сатра­пию. Угро­за селев­кид­ским вла­де­ни­ям в Малой Азии была гораздо важ­нее, и хотя Селевк II в 228 г. до н. э. попы­тал­ся вер­нуть кон­троль над сво­и­ми отде­лив­ши­ми­ся восточ­ны­ми зем­ля­ми, его уси­лия были незна­чи­тель­ны­ми и тщет­ны­ми. С устра­не­ни­ем этой угро­зы уже ничто не меша­ло Дио­до­ти­дам укреп­лять свой кон­троль над Бак­три­ей.

С само­го нача­ла прав­ле­ния Дио­до­та I выпус­ка­лись раз­но­об­раз­ные моне­ты, с пол­ным набо­ром монет раз­но­го досто­ин­ства из всех метал­лов. Любо­пыт­но, что самые ран­ние из этих монет носи­ли имя селев­кид­ско­го царя Антио­ха II, пра­вив­ше­го в то вре­мя, когда Дио­дот отде­лил­ся от импе­рии. При­чи­на про­дол­же­ния выпус­ка монет от име­ни Антио­ха — это одна из боль­ших зага­док чекан­ки это­го цар­ства, став­шая еще более таин­ст­вен­ной от того, что на авер­се несо­мнен­но порт­рет Дио­до­та, а не Антио­ха. Хотя худо­же­ст­вен­ные досто­ин­ства чекан­ки Дио­до­ти­дов, в срав­не­нии с дру­ги­ми элли­ни­сти­че­ски­ми цар­ства­ми того вре­ме­ни, были весь­ма высо­ки­ми, чекан­ка Евти­де­ма I выде­ля­ет­ся на ее фоне сво­ей уди­ви­тель­ной эсте­ти­че­ской кра­сотой. Оче­вид­но, на его монет­ных дво­рах работа­ли неко­то­рые из луч­ших гре­че­ских гра­ве­ров. Реа­лизм, достиг­ший куль­ми­на­ци­он­ной точ­ки в ран­ней элли­ни­сти­че­ской чекан­ке, луч­ше все­го иллю­ст­ри­ру­ет­ся имен­но его выпус­ка­ми, и этот высо­кий стан­дарт под­дер­жи­вал­ся и его пре­ем­ни­ка­ми. Кра­сота монет Евти­де­ма слу­жит пол­ным кон­тра­стом труд­но­стям его прав­ле­ния, осо­бен­но на фоне втор­же­ния круп­ных сил при селев­кид­ском царе Антио­хе III Вели­ком. Это была послед­няя и самая боль­шая опас­ность, кото­рую испы­та­ло новое цар­ство со сто­ро­ны сво­их преж­них вла­сти­те­лей, и хотя Евти­дем сна­ча­ла был побеж­ден в бит­ве при реке Арии (Arius), но успеш­но выдер­жал трех­лет­нюю оса­ду сво­ей сто­ли­цы, Бак­тры. В ито­ге Антиох заклю­чил с Евти­де­мом мир и офи­ци­аль­но при­знал Бак­трию в каче­стве неза­ви­си­мо­го цар­ства.

С пре­кра­ще­ни­ем селев­кид­ской угро­зы Бак­трия была гото­ва пере­й­ти от ста­дии укреп­ле­ния к ста­дии экс­пан­сии. В остав­ши­е­ся годы прав­ле­ния Евти­де­ма Бак­трия рас­ши­ри­лась на север, полу­чив кон­троль над Сог­ди­а­ной и Фер­га­ной, а так­же при­со­еди­ни­ла неболь­шую терри­то­рию на запа­де, в восточ­ной части Иран­ско­го пла­то. Одна­ко сын Евти­де­ма, Демет­рий I, обра­тил вни­ма­ние на бога­тые зем­ли Индии и ок. 180 г. до н. э. пере­вел армию через Гин­ду­куш. Огром­ная индий­ская импе­рия Мау­рьев неза­дол­го до это­го была повер­же­на дина­сти­ей Сун­га, в резуль­та­те чего назре­ла ситу­а­ция для бак­трий­ско­го заво­е­ва­ния. Втор­же­ние Демет­рия I было чрез­вы­чай­но успеш­ным и к 175 г. почти вся севе­ро-запад­ная Индия была у него в руках. Сего­дня мы назы­ваем эту область индо-гре­че­ским реги­о­ном бак­трий­ско­го цар­ства (область к севе­ру от Гин­ду­ку­ша извест­на как гре­ко-бак­трий­ский реги­он). Новый реги­он так­же уско­рил важ­ное изме­не­ние в чекан­ке государ­ства. Если гре­ко-бак­трий­ский реги­он сохра­нил гре­че­скую чекан­ку, то в индо-гре­че­ском реги­оне раз­ви­лась чекан­ка, кото­рая объ­еди­ни­ла гре­че­скую и тра­ди­ци­он­ную индий­скую чекан­ки. Осо­бен­но любо­пыт­но, что эти моне­ты были дву­языч­ны­ми: на одной сто­роне содер­жа­лись над­пи­си на гре­че­ском язы­ке, на дру­гой — на индий­ском кха­ро­шти. Индо-гре­че­ские выпус­ки чека­ни­лись по более лег­ко­му, индий­ско­му стан­дар­ту, а мест­ные брон­зо­вые моне­ты были квад­рат­ной фор­мы, тра­ди­ци­он­ной для индий­ской чекан­ки.

К середине II в. до н. э. про­изо­шли два собы­тия, имев­шие боль­шое зна­че­ние для буду­ще­го цар­ства. Во-пер­вых, раз­ме­ры государ­ства — тем более, что оно было разде­ле­но на две обла­сти Гин­ду­ку­шем — ста­ли непри­год­ны­ми для обо­ро­ны под еди­ной вла­стью, нахо­дя­щей­ся в Бак­тре. Поэто­му для управ­ле­ния индо-гре­че­ским реги­о­ном на юге был назна­чен осо­бый царь. Изна­чаль­но под­чи­нен­ные царю в Бак­тре, индо-гре­че­ские цари вско­ре ста­ли дей­ст­во­вать неза­ви­си­мо, созда­вая внут­рен­нюю угро­зу ста­биль­но­сти все­го цар­ства. Во-вто­рых, на севе­ре нача­лись мас­со­вые напа­де­ния кочев­ни­ков, преж­де все­го пле­мен юэчжи и ски­фов. В сле­дую­щие два сто­ле­тия эти втор­же­ния пол­но­стью изме­ни­ли очер­та­ния Сред­ней Азии и север­ной Индии.

Тре­щи­на меж­ду эти­ми дву­мя обла­стя­ми пре­вра­ти­лась в про­пасть в резуль­та­те узур­па­ции Евкра­ти­да I на гре­ко-бак­трий­ском севе­ре ок. 170 г. до н. э. Анти­мах I, пра­ви­тель из дина­стии Евти­де­ми­дов, был сверг­нут, а вме­ша­тель­ство индо-гре­че­ской вет­ви цар­ской семьи ока­за­лось неудач­ным. Вско­ре Евкра­тид с вой­ском пере­сек Гин­ду­куш и под­чи­нил себе боль­шин­ство индо-гре­че­ских земель. В тече­ние корот­ко­го пери­о­да Евкра­тид уста­но­вил свою власть над все­ми обла­стя­ми Бак­трии, и его обшир­ная чекан­ка ясно отра­жа­ет его успех и поне­сен­ные затра­ты. Тем не менее, в конеч­ном сче­те, индо-гре­че­ский царь Менандр I дал отпор его вой­скам, кото­рые отсту­пи­ли назад за горы, и разде­ле­ние меж­ду дву­мя эти­ми цар­ства­ми укре­пи­лось. В то же самое вре­мя Евкра­ти­ду угро­жа­ло пар­фян­ское втор­же­ние на севе­ро-запа­де. Пар­фяне, под управ­ле­ни­ем их вели­чай­ше­го царя, Мит­ри­да­та I, быст­ро раз­гро­ми­ли бак­трий­ские силы и захва­ти­ли все зем­ли к восто­ку от Ария. Один из пре­ем­ни­ков Евкра­ти­да, Евкра­тид II или Гелиокл I, воз­мож­но, одно­вре­мен­но с напа­де­ни­ем Селев­кидов на Пар­фию на запа­де, попы­тал­ся отбро­сить Мит­ри­да­та, но потер­пел пора­же­ние. Ко вре­ме­ни прав­ле­ния Гелиок­ла гре­ко-бак­трий­ское цар­ство умень­ши­лось до неболь­шой обла­сти вокруг Бак­тры, но вско­ре, по всей види­мо­сти, бес­ко­неч­ные вол­ны скиф­ских втор­же­ний пол­но­стью сокру­ши­ли его, завер­шив бак­трий­ское прав­ле­ние к севе­ру от Гин­ду­ку­ша ок. 130 г. до н. э. Горы помог­ли индо-гре­че­ско­му цар­ству про­су­ще­ст­во­вать немно­го доль­ше, но даже они поко­ри­лись захват­чи­кам к кон­цу I в. до н. э.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА