Никокл (325—306 гг. до н. э.)
Дистатер, серебро
Дата чеканки: 325—309 гг. до н. э.*
Монетный двор: Пафос
вес: 21.29 г
диаметр: 26 мм
ось: 12 ч.
АВЕРС: Голо­ва Афро­ди­ты, обра­щен­ная вле­во, в искус­ной тиа­ре, состо­я­щей из стен­но­го вен­ца с четырь­мя баш­ня­ми, ограж­даю­ще­го полос, укра­шен­ный паль­мет­та­ми и колеч­ка­ми; она носит серь­ги в фор­ме дис­ка с трой­ным куло­ном и жем­чуж­ное оже­ре­лье; поза­ди шеи Π ΒΑ.
РЕВЕРС: ΝΙΚΟΚΛΕΟΥΣ ΠΑΦΙΟΝ — обна­жен­ный Апол­лон, в лав­ро­вом вен­ке, с пла­щом через пле­чо, сидит вле­во на омфа­ле, дер­жа стре­лу в пра­вой руке и лук, постав­лен­ный на зем­лю, в левой; сле­ва лав­ро­вая ветвь.
Ссылки:
BMC pl. XXII, 11 = Traité II, 1326 (Флоренция, этот штемпель);
A.-P. C. Weiss, “The Persic Distaters of Nikokles Revisited”, Studies BCD, O2/R2 b (эта монета);
Примечание:
Сохранность: EF
* Дата чеканки: конец 320-х гг., или позже, возможно, ок. 310 г. до н. э. Персидский стандарт.
Редчайшая монета, самая прекрасная из всего четырех известных подлинных образцов.
Приобретено в частном порядке на аукционе Classical Numismatic Group в 2004 г.; из коллекции Лейквью (Lakeview).
Classical Numismatic Group, Inc — Аукцион Triton XV, лот 1007 (03.01.2012).
Оценочная стоимость: 400000 USD. Цена реализации (без аукционной комиссии): 600000 USD.
Комментарий аукциона Classical Numismatic Group (http://www.cngcoins.com/Coin.aspx?CoinID=199628) (2012 г.):

Перед нами захва­ты­ваю­щая моне­та ред­кой кра­соты и боль­шо­го исто­ри­че­ско­го зна­че­ния. Никокл был одним из наи­бо­лее зна­чи­мых послед­них царей Кип­ра, но и он, подоб­но всем осталь­ным, был сверг­нут Пто­ле­ме­ем I (Никокл и его семья покон­чи­ли с собой). Эта моне­та вхо­дит в серию пафос­ских монет, кото­рую начал отец Никок­ла, Тимарх, выпу­стив­ший очень ред­кий пер­сид­ский ста­тер (поло­ви­на веса этой моне­ты) с весь­ма похо­жей голо­вой Афро­ди­ты, вме­сте с ее спут­ни­ком, голу­бем. В Пафо­се Афро­ди­ту почи­та­ли боль­ше всех богов (ее свя­ти­ли­ще было зна­ме­ни­то), и ее зна­чи­мость под­черк­ну­та бук­ва­ми на авер­се: Παφου] ΒΑσιλισσα] (Цари­ца Пафо­са). Ее стен­ной венец под­чер­ки­ва­ет это, а так­же сим­во­ли­зи­ру­ет проч­ность стен Ста­ро­го Пафо­са (Новый Пафос был почти навер­ня­ка осно­ван Пто­ле­ме­ем I), защит­ни­цей кото­ро­го она была. На ревер­се мы видим Апол­ло­на, син­кре­ти­зи­ро­ван­ную вер­сию Гила­та, схо­же­го бога, изна­чаль­но почи­тав­ше­го­ся на Кип­ре (город Кури­он, кото­рый нахо­дил­ся непо­да­ле­ку на запад­ном побе­ре­жье, был изве­стен сво­им свя­ти­ли­щем Апол­ло­на-Гила­та). Выска­зы­ва­лось пред­по­ло­же­ние, что фигу­ра на ревер­се этой моне­ты изо­бра­жа­ет ста­тую, уста­нов­лен­ную в Пафо­се, воз­мож­но Нико­к­лом, и впо­след­ст­вии выве­зен­ную в Антио­хию, где она послу­жи­ла прото­ти­пом для сидя­щей фигу­ры Апол­ло­на, появив­шей­ся на моне­тах Селев­кидов. Номи­нал этой моне­ты, пер­сид­ский двой­ной ста­тер, — весь­ма ред­кий, и, долж­но быть, был выпу­щен в целях пре­сти­жа в ответ более лег­ким атти­че­ским весо­вым тет­ра­д­рах­мам, кото­рые рас­про­стра­ни­лись на восто­ке — что, несо­мнен­но, вполне в духе мест­ной систе­мы.

Извест­но все­го четы­ре образ­ца этой моне­ты, счи­тая ее: два нахо­дят­ся в музе­ях Тури­на и Фло­рен­ции и два в част­ных кол­лек­ци­ях (см. Weiss, ук. соч.). Тот факт, что извест­но толь­ко о двух штем­пе­лях авер­са и двух штем­пе­лях ревер­са, совер­шен­но ясно ука­зы­ва­ет на то, что моне­та была спе­ци­аль­ным выпус­ком (или, воз­мож­но, пер­во­на­чаль­ный боль­шой выпуск был неожидан­но сокра­щен). Долж­но быть, она была отче­ка­не­на после менее показ­но­го выпус­ка тет­ра­д­рахм с изо­бра­же­ни­ем Алек­сандра, где имя Никок­ла было напи­са­но кро­шеч­ны­ми бук­ва­ми вдоль линии шку­ры льва на авер­се (Price, с. 388 и моне­ты 3118—3123). Эти экзем­пля­ры, долж­но быть, чека­ни­лись в кон­це 320-х гг. (они появ­ля­ют­ся в кла­де, дати­ру­е­мом ок. 317 г.) и, воз­мож­но, диста­те­ры, на кото­рых имя Никок­ла было замет­нее, чека­ни­лись вско­ре после это­го. Но, быть может, отне­се­ние их к послед­ним годам жиз­ни Никок­ла даже луч­ше согла­су­ет­ся со свиде­тель­ства­ми. В это вре­мя он явно был раз­дра­жен пто­ле­ме­ев­ским гос­под­ст­вом (он вел пере­го­во­ры с Анти­го­ном Одно­гла­зым) и мог про­из­ве­сти такую яркую чекан­ку с целью под­черк­нуть свою зна­чи­мость. Если дело было так, то это при­ве­ло к его паде­нию, и совер­шен­но оче­вид­но, что намест­ни­ки Пто­ле­мея на Кип­ре созна­тель­но при­ла­га­ли уси­лия, чтобы изъ­ять как мож­но боль­ше монет это­го типа из обра­ще­ния и пере­пла­вить их; этим может объ­яс­нять­ся их огром­ная ред­кость сего­дня.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА