Монетарий Гай Прокулей
Асс, бронза
Дата чеканки: 30—28 гг. до н. э.*
Монетный двор: Кефалления**
вес: 6.08 г
ось: 12 ч.
АВЕРС: Погра­нич­ный бюст Юпи­те­ра впра­во, в диа­де­ме; сза­ди моно­грам­мой ΚΦΑ (ΚεΦΑλληνία, Кефал­ле­ния?).
РЕВЕРС: Скат, вни­зу леген­да, разде­лён­ная хво­стом, C PROCVLEI L F.
Ссылки:
BMC RR II East 232 (Pl. CXVI. 20);
Babelon (Proculeia) 1;
RPC I 1359;
JIAN 1908, 222—223, 1a—c;
Winterthur 2185;
Примечание:
Сохранность: VF
* Дата чеканки: ок. 31 г. до н. э. (MRR, BMCRR); 30—28 гг. до н. э. (RRC).
** Место чеканки: Коркира (MRR); Итака (FITA); Кефалления (BMCRR, RPC).
Описание аверса и реверса приводится по BMCRR, RRC.
Leu Numismatik AG — Аукцион 86, лот 733 (5 мая 2003 г.).
Оценка: 900 CHF.
MRR (Babelon), т. II, с. 387, к Proculeia 1—2 (1885 г.):
CXXXV. ПРОКУЛЕИ

Един­ст­вен­ный извест­ный пер­со­наж по име­ни Про­ку­лей чека­нил моне­ты, опи­сан­ные ниже; он был сыном Луция. Это был рим­ский всад­ник, близ­кий друг Окта­вия, кото­ро­го тот отпра­вил послом к Анто­нию и Клео­пат­ре после бит­вы при Акции; он при­был слиш­ком позд­но, Анто­ний толь­ко что скон­чал­ся. Его раз­го­вор с рос­кош­ной цари­цей Егип­та про­стран­но пере­ска­зы­ва­ет Плу­тарх1. Имен­но о нём гово­рит Гора­ций в сле­дую­щих сти­хах:


Vivet extento Proculeius aevo
Notus in fratres animi paternii2.

В ком­мен­та­рии к это­му пас­са­жу Пор­фи­ри­он рас­ска­зы­ва­ет, что Про­ку­лей дей­ст­ви­тель­но отдал своё иму­ще­ство двум сво­им бра­тьям Цепи­о­ну и Мурене, разо­рив­шим­ся вслед­ст­вие граж­дан­ской вой­ны. Все источ­ни­ки это­го вре­ме­ни сооб­ща­ют о друж­бе Авгу­ста и Про­ку­лея; импе­ра­тор хотел отдать ему в жёны свою дочь Юлию; но Про­ку­лей умер слиш­ком рано.

Он чека­нил брон­зо­вые моне­ты на Восто­ке во вре­мя граж­дан­ской вой­ны, непо­сред­ст­вен­но пред­ше­ст­во­вав­шей бит­ве при Акции, кото­рая состо­я­лась в 723 г. от осно­ва­ния Горо­да (31 г. до н. э.); и эти экзем­пля­ры никак не свя­за­ны по сво­им типам и весам с моне­та­ми рим­ской чекан­ки. Опи­сы­вая их сре­ди монет Рес­пуб­ли­ки, мы все­го лишь сле­ду­ем обще­при­ня­то­му обы­чаю. На этих брон­зо­вых экзем­пля­рах сто­ит гре­че­ская моно­грам­ма ΚΟ, кото­рая дока­зы­ва­ет, что они вышли из мастер­ской Кор­ки­ры. Такая же моно­грам­ма встре­ча­ет­ся на авто­ном­ных моне­тах это­го ост­ро­ва; мы так­же ука­зы­ва­ли на неё на сереб­ря­ных моне­тах, отче­ка­нен­ных на Кор­ки­ре с рим­ски­ми типа­ми, изо­бра­жаю­щи­ми Капи­то­лий3.


1 Plut. Ant. 77—79. Ср. Dio Cass. LI. 11.

2 Hor. Carm. II. 1.

2 Ср. выше, т. 1, стр. 54.


При­ме­ча­ние пере­вод­чи­цы:


i Будет Про­ку­лей жить в веках гряду­щих,
Неж­но­го отца заме­нив для бра­тьев.
(Пере­вод Г. Ф. Цере­те­ли)

BMC RR (Grueber), т. II, с. 533, прим. 1 (к №№ 232—235) (1910 г.):
C PROCVLEI L F
(CAIUS PROCULEIUS LUCI FILIUS)

Гай Про­ку­лей, сын Луция, рим­ский всад­ник, был близ­ким дру­гом Окта­вия. Его имя впер­вые упо­ми­на­ет­ся в свя­зи с неудач­ной попыт­кой Окта­вия захва­тить Сици­лию в нача­ле 36 г. до н. э., когда Секст Пом­пей напал на него на суше и на море (App. BC. V. 109, 110). В отча­я­нии Окта­вий про­сил Про­ку­лея помочь ему рас­стать­ся с жиз­нью (Plin. HN. VII. 45). После бит­вы при Акции Окта­вий отпра­вил Про­ку­лея к Анто­нию и Клео­пат­ре, но он при­был, когда Анто­ний толь­ко что испу­стил дух. Плу­тарх (Ant. 77—79) при­во­дит длин­ный рас­сказ о раз­го­во­ре Про­ку­лея с Клео­патрой. Имен­но это­го Про­ку­лея упо­ми­на­ет Гора­ций (Carm. II. 2):


Vivet extento Proculeius aevo,
Notus in fratres animi paternii.

В ком­мен­та­рии к это­му пас­са­жу Пор­фи­рий сооб­ща­ет, что Про­ку­лей разде­лил своё иму­ще­ство меж­ду бра­тья­ми Цепи­о­ном и Муре­ной, утра­тив­ши­ми свою соб­ст­вен­ность в граж­дан­ских вой­нах. Антич­ные авто­ры сооб­ща­ют о близ­кой друж­бе меж­ду Про­ку­ле­ем и Окта­ви­ем, а Тацит (Ann. IV. 40) сооб­ща­ет, что он был одним из рим­лян, кото­рых Август рас­смат­ри­вал как воз­мож­ных мужей для сво­ей доче­ри Юлии. Про­ку­лей покон­чил с собой, выпив гипс, так как стра­дал от болез­ни желуд­ка (Plin. HN. XXVI. 24).

Суще­ст­ву­ет неко­то­рая неяс­ность в вопро­се о месте чекан­ки этих монет вслед­ст­вие раз­ных рас­шиф­ро­вок моно­грам­мы на авер­се. Морел­ли и Эккель пред­по­ла­га­ют, что она состо­ит из букв ΚΟΡ ΚΥΡΑΙ или ΚΟ, поэто­му пер­вый из авто­ров отно­сит эти моне­ты к Кор­ки­ре (Morelli A. Familiarum romanarum numismata omnia. Vol. 2. Amsterdam, 1734. P. 361; Eckhel J. Doctrina numorum veterum. Vol. 5. Vindobonae, 1795. P. 289). Бабе­лон при­нял эту атри­бу­цию: Babelon E. Description historique et chronologique des monnaies de la République romaine. T. 2. P., 1886. P. 387. Гард­нер пред­ло­жил ΚΡΑ и иден­ти­фи­ци­ро­вал эти бук­вы как нача­ло назва­ния горо­да Кра­ний на ост­ро­ве Кефал­ле­ния, где ино­гда обна­ру­жи­ва­ют­ся эти моне­ты (Gardner P., Poole R. S. A catalogue of the Greek coins in the British Museum. Vol. 10, Peloponnesus (excluding Corinth). L., 1887. P. xlii, 83). И Вуд­ха­ус, и пол­ков­ник де Бос­се полу­чи­ли их на Кефал­ле­нии (см. № 232, 234, 235). Одна­ко Бар­фельдт видит в моно­грам­ме бук­вы ΚΦΑΛΟ и поэто­му свя­зы­ва­ет её с горо­дом Кефал­ле­ния, стро­ить кото­рый начал Гай Анто­ний, когда в 59—55 гг. жил на ост­ро­ве после изгна­ния из Ита­лии (Bahrfeldt M. Provinziale Kupferprägung aus dem Ende der Römischen Republik. Sosius, Proculeius, Crassus // Journal international d’archéologie numismatique. T. 9. 1907. P. 225). Пто­ле­мей (III. 14. 12) иден­ти­фи­ци­ру­ет Кефал­ле­нию как сто­ли­цу ост­ро­ва. Посколь­ку фор­ма моно­грам­мы на более круп­ных и более мел­ких экзем­пля­рах немно­го раз­ли­ча­ет­ся, моне­ты с раз­ны­ми авер­са­ми и ревер­са­ми мог­ли быть отче­ка­не­ны в раз­ных двух местах, в Кефал­ле­нии и Кра­нии. В любом слу­чае, их сле­ду­ет отно­сить к ост­ро­ву Кефал­ле­ния, а не к Кор­ки­ре. Веро­ят­но, они были выпу­ще­ны вско­ре после бит­вы при Акции, когда Окта­вий мог пору­чить Про­ку­лею коман­до­ва­ние частью сво­его флота. Кефал­ле­ния рас­по­ло­же­на очень неда­ле­ко от Акция, и её гава­ни дава­ли бы удоб­ное укры­тие неко­то­рым из повреж­дён­ных судов. Эти моне­ты не мог­ли быть выпу­ще­ны ранее 31 г. до н. э., так как Про­ку­лей был дру­гом Окта­вия и не мог зани­мать ника­ких долж­но­стей у Анто­ния, кото­рый до это­го вре­ме­ни управ­лял восточ­ной частью Рим­ской импе­рии.

Изо­бра­же­ние ска­та ука­зы­ва­ет на то, что моне­ты чека­ни­лись в при­мор­ском горо­де или на ост­ро­ве. Обо­юдо­ост­рая секи­ра (bipennis) может быть намё­ком на недав­нее сра­же­ние при Акции или иметь осо­бую связь с ост­ро­вом, так как мож­но пред­по­ло­жить, что колон­на или обе­лиск — это какое-то мест­ное стро­е­ние. Клей­ма не под­да­ют­ся объ­яс­не­нию (см. моне­ты Сосия, с. 504).

Веса этих монет соот­вет­ст­ву­ют моне­там Гая Сосия, выпу­щен­ным при­мер­но в это же вре­мя на Закин­фе, поэто­му они могут пред­став­лять асс и семисс чет­верть­ун­ци­аль­но­го стан­дар­та.


Прим. пере­вод­чи­цы:


1 Будет Про­ку­лей жить в веках гряду­щих,
Неж­но­го отца заме­нив для бра­тьев.
(Пере­вод Г. Ф. Цере­те­ли)

RPC (Burnett, Amandry, Ripolles), т. I, с. 271—272, к №№ 1359—1362 (1998 г.):
Кефал­ле­ния

Суще­ст­ву­ет неко­то­рая неяс­ность в вопро­се о месте чекан­ки монет Про­ку­лея в свя­зи с раз­ны­ми рас­шиф­ров­ка­ми моно­грам­мы на авер­се его монет. Морел­ли и Эккель пред­по­ло­жи­ли, что она состо­ит из букв ΚΟΡ ΚΥΡΑΙ или ΚΟ, поэто­му отнес­ли эти моне­ты к Кор­ки­ре (Morelli A. Familiarum romanarum numismata omnia. Vol. 2. Amsterdam, 1734. P. 361; Eckhel J. Doctrina numorum veterum. Vol. 5. Vindobonae, 1795. P. 289). Бабе­лон при­нял эту атри­бу­цию: Babelon E. Description historique et chronologique des monnaies de la République romaine. T. 2. P., 1886. P. 387. Гард­нер пред­ло­жил ΚΡΑ и иден­ти­фи­ци­ро­вал эти бук­вы как нача­ло назва­ния горо­да Кра­ний на ост­ро­ве Кефал­ле­ния (Gardner P., Poole R. S. A catalogue of the Greek coins in the British Museum. Vol. 10, Peloponnesus (excluding Corinth). L., 1887. P. xlii, 83). Бар­фельдт видит в моно­грам­ме бук­вы ΚΦΑΛΟ и свя­зы­ва­ет её с горо­дом Кефал­ле­ния (Bahrfeldt M. Provinziale Kupferprägung aus dem Ende der Römischen Republik. Sosius, Proculeius, Crassus // Journal international d’archéologie numismatique. T. 9. 1907. P. 225). Гру­бер отно­сит серию 1359 к Кефал­ле­нии, а серии 1360—1361 к Кра­нию, так как утвер­жда­ет, что моно­грам­ма серии 1359 отли­ча­ет­ся от моно­грам­мы серий 1360 и 1361 (Grueber H. A. Coins of the Roman Republic in the British Museum. Vol. II. L., 1910. P. 553, n. 1), и это дей­ст­ви­тель­но так. Грант не при­нял это раз­ли­чие, счи­тая его недо­ка­зу­е­мым (Grant M. From Imperium to Auctoritas: A Historical Study of Aes Coinage in the Roman Empire, 49 B. C. — A. D. 14. L., 1969. P. 66). Он пред­ло­жил интер­пре­та­цию ΙΘΑΚ(η), кото­рую счи­та­ет «исклю­чи­тель­но хоро­шо соот­вет­ст­ву­ю­щей наход­кам этих монет на дру­гом бере­гу узко­го про­ли­ва воз­ле Кра­ния» (но в дру­гой рабо­те он зани­ма­ет более гиб­кую пози­цию и колеб­лет­ся меж­ду Ита­кой и Кефал­ле­ни­ей, см.: Grant M. Roman Imperial Money. L.; N. Y., 1954. P. 19—20).

Дей­ст­ви­тель­но, сведе­ния о про­ис­хож­де­нии монет ука­зы­ва­ют на ост­ров Кефал­ле­ния: три экзем­пля­ра, ныне хра­ня­щи­е­ся в Лон­доне, полу­че­ны Вуд­ха­у­сом и пол­ков­ни­ком де Бос­се на Кефал­ле­нии, а четы­ре экзем­пля­ра в кол­лек­ции А. Посто­ла­ка тоже про­ис­хо­дят с Кефал­ле­нии — три из горо­да Кефал­ле­ния, один из Кра­ния (Ποστολάκας Α. Κατάλογος των αρχαίων νομισμάτων των νησιών Κέρκυρας, Λευκάδος, Ιθάκης Κεφαλληνίας, Ζακύνθου και Κυθήρων. Ἀθῆναι, 1858. P. 94, № 925—928). Посколь­ку моно­грам­ма на сери­ях 1360—1361 очень похо­жа на ту, что встре­ча­ет­ся на неко­то­рых моне­тах, отче­ка­нен­ных в Кра­нии в IV в. до н. э. (BMC Pelop. P. 80, nos. 42—43, pl. XVII, 1), здесь при­ня­та пози­ция Гру­бе­ра. Отре­че­ние Бар­фельд­та в поль­зу Кор­ки­ры (Bahrfeldt M. Nachträge und Berichtigungen zur Münzkunde der römischen Republik // NZ. Bd. 50. 1918. S. 160) осно­ва­но на клей­мах и не име­ет реаль­но­го веса.

Чет­вёр­тую серию (1362), кото­рая отли­ча­ет­ся от 1359—1361 более гру­бым сти­лем и отсут­ст­ви­ем моно­грам­мы, труд­но атри­бу­ти­ро­вать; она может отно­сить­ся к третье­му монет­но­му дво­ру на Кефал­ле­нии (стиль голо­вы Апол­ло­на (?) похож на голо­ву Зев­са, най­ден­ную в Прон­нах: BMC Pelop. P. 89, nos. 5—6, pl. XVIII, 7).

Гай Про­ку­лей, сын Луция, был рим­ским всад­ни­ком и близ­ким дру­гом Окта­ви­а­на. После бит­вы при Акции Окта­виан отпра­вил Про­ку­лея к Анто­нию и Клео­пат­ре. Поэто­му его чекан­ка, веро­ят­но, отно­сит­ся к 30—28 гг. до н. э. Воз­мож­но, вой­ска и кораб­ли, после сра­же­ния скон­цен­три­ро­ван­ные воз­ле Акция в пред­две­рии демо­би­ли­за­ции, нахо­ди­лись под коман­до­ва­ни­ем Про­ку­лея.

Труд­но объ­яс­нить изо­бра­же­ния ска­та, обо­юдо­ост­рой секи­ры и колон­ны на базе. Скат может быть намё­ком на при­мор­ский город (Гру­бер) или на под­чи­нён­но­го Про­ку­лея из воль­ско­го рода Рай­ев, кото­рый мог отве­чать за чекан­ку (Grant M. From Imperium… P. 67).

Эта чекан­ка пред­став­ля­ет по мень­шей мере три дено­ми­на­ции:


135921—22 мм, 6,46 г (35)
136015—16 мм, 2,71 г (13)
136112—13 мм, 1,8 г (3)

Труд­но судить, пред­став­ля­ют ли серия 1362 ту же дено­ми­на­цию, что и 1360, но это пред­став­ля­ет­ся веро­ят­ным. Сопо­став­ле­ние с коринф­ски­ми дено­ми­на­ци­я­ми пред­по­ла­га­ет, что эти три дено­ми­на­ции могут быть асса­ми, квад­ран­та­ми и секс­тан­та­ми (см. так­же с. 246).

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА