Курульные эдилы Марк Эмилий Скавр и Публий Плавций Гипсей
Денарий, серебро
Дата чеканки: 58 г. до н. э.
Монетный двор: Рим
вес: 3.95 г
АВЕРС: Вер­блюд с сед­лом, иду­щий впра­во; перед ним коле­но­пре­кло­нён­ный царь Аре­та, кото­рый дер­жит в левой руке узду, а пра­вой про­тя­ги­ва­ет ветвь оли­вы, пере­вя­зан­ную лен­той; выше M SCAVR AED CVR, по бокам EX и S C, ниже REX ARETAS. Кай­ма из точек.
РЕВЕРС: Юпи­тер в квад­ри­ге гало­пом едет вле­во, дер­жит в левой руке вож­жи, пра­вой рукой мечет мол­нию; под коня­ми скор­пи­он; выше P HVPSAE AED CVR, ниже C HVPSAE COS PREIVER — сле­ва напра­во, CAPTVM — сни­зу вверх. Кай­ма из точек.
Ссылки:
BMC RR I Rome 3878—3882;
Crawford RRC 422/1b (Pl. LI) (штемпелей аверса: 336, реверса: 373);
Sydenham CRR 913 (степень редкости: 2 — very common);
Babelon (Aemilia) 8, (Plautia) 8;
RSC I (Aemilia) 8, (Plautia) 8 (VF £45);
Sear I 379 (VF $80, EF $240);
Harlan 1995, 10—11;
Примечание:
Описание аверса и реверса приводится по BMC, RRC.
Gorny & Mosch Giessener Münzhandlung — аукцион 215, лот 33 (14 октября 2013 г.).
Цена реализации (без аукционной комиссии): 180 EUR.
MRR (Babelon), т. I, с. 114, к Aemilia (1885 г.):
V. ЭМИЛИИ

Одна из древ­ней­ших и извест­ней­ших пат­ри­ци­ан­ских семей в Риме, семья Эми­ли­ев, была сабин­ско­го про­ис­хож­де­ния; соглас­но одним источ­ни­кам, она пре­тен­до­ва­ла на про­ис­хож­де­ние от Мамер­ка, сына Пифа­го­ра, соглас­но дру­гим — от сына Нумы. Мамерк полу­чил имя Эми­лия за свое убеди­тель­ное крас­но­ре­чие, δἰ’ αἰμυλίαν λόγου1. Дру­гая тра­ди­ция счи­та­ет пред­ком Эми­ли­ев Эми­ла, сына Аска­ния, от кото­ро­го про­изо­шли Нуми­тор и Аму­лий — аль­бан­ский царь в эпо­ху ста­нов­ле­ния Рима. Этот род осо­бен­но зна­ме­нит Пав­ла­ми Эми­ли­я­ми, Скав­ра­ми, Мамер­ка­ми и Лепида­ми. Так­же Тацит пишет: род Эми­ли­ев все­гда изоби­ло­вал достой­ны­ми граж­да­на­ми2. Моне­та­ри­ев, чека­нив­ших во вре­ме­на Рес­пуб­ли­ки, мно­го, и мало какие рода были для нумиз­ма­ти­ки столь же исто­рич­ны и инте­рес­ны.

При­во­дят­ся моне­ты сле­дую­щих пер­со­на­жей:

1. Луций Эми­лий Павел (или Пап).

2. Маний Эми­лий Лепид.

3. Марк Эми­лий Скавр.

4. Павел Эми­лий Лепид.

5. Луций Эми­лий Бука.

6. Марк Эми­лий Лепид.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

1Plut. Aemil. 2; Num. 8, 21. Festus, s. v. Aemil. Ср. Borghesi B. Œuvres complètes. T. 1. Paris, 1862. P. 330.

2Tac. Ann. VI. 27.

MRR (Babelon), т. I, с. 119—120, к Aemilia 8—9 (1885 г.):
М. Эми­лий Скавр

Моне­та­рий око­ло 595 г. от осно­ва­ния Горо­да (58 г. до н. э.)


Марк Эми­лий Скавр, сын одно­имён­но­го дея­те­ля, явля­ет­ся зна­ме­ни­той фигу­рой рим­ской исто­рии — как и его отец. Во вре­мя третьей Мит­ри­да­то­вой вой­ны он сра­жал­ся под коман­до­ва­ни­ем Пом­пея, на долж­но­сти его кве­сто­ра. Позд­нее он управ­лял Сири­ей и повёл вой­ско в Иудею под тем пред­ло­гом, что наме­рен поло­жить конец рас­прям двух бра­тьев, Гир­ка­на и Ари­сто­бу­ла; в 692 г. (61 г. до н. э.) он вос­пре­пят­ст­во­вал втор­же­ни­ям наба­тей­ских ара­бов, вынудил их царя Аре­ту сдать­ся Пом­пею и запла­тить кон­три­бу­цию в 300 талан­тов. Когда он вер­нул­ся в Рим, его три­умф про­сла­вил­ся невидан­ным досе­ле вели­ко­ле­пи­ем; для устрой­ства игр и состя­за­ний он соорудил амфи­те­атр, назы­вав­ший­ся «теат­ром Скав­ра» (theatrum Scauri): его под­дер­жи­ва­ло 360 колонн, а вме­сти­мость, как сооб­ща­ет­ся, состав­ля­ла 80 тыс. зри­те­лей1. В 696 г. (58 г. до н. э.) он был куруль­ным эди­лом, а в 698 г. (56 г. до н. э.) — пре­то­ром; в сле­дую­щем году он зани­мал долж­ность про­пре­то­ра Сар­ди­нии, а в 699 и 700 гг. (55—54 гг. до н. э.) доби­вал­ся кон­суль­ства; он был обви­нён в каз­но­крад­стве, вос­поль­зо­вал­ся защи­той Цице­ро­на и Гор­тен­зия и добил­ся оправ­да­ния; но через несколь­ко лет сно­ва при­вле­чён к суду и умер в изгна­нии2.

Зна­че­ние монет Мар­ка Эми­лия Скав­ра разъ­яс­нил Б. Бор­ге­зи3. Их аверс напо­ми­на­ет о капи­ту­ля­ции Аре­ты, царя наба­те­ев из Пет­ры, от кото­ро­го до нас дошли моне­ты синай­ско­го типа, впер­вые про­ана­ли­зи­ро­ван­ные гер­цо­гом де Люй­ном4. На экзем­пля­рах Скав­ра Аре­та изо­бра­жён в одеж­де восточ­но­го пра­ви­те­ля, без боро­ды, с пыш­ной шеве­лю­рой, что соот­вет­ст­ву­ет пас­са­жу Пли­ния: «При нестри­же­ных воло­сах боро­да обри­та, за исклю­че­ни­ем верх­ней губы» (Intonso crine, barba abraditur, praeterquam in superiore labro)5.

с. 120 Бор­ге­зи отме­тил, что сед­ло вер­блюда изо­бра­же­но в двух вари­ан­тах. Он видит здесь то чепрак (ephippium) или попо­ну (centunculum), — бое­вое сед­ло, с высоты (e sublimi) кото­ро­го ара­бы, соглас­но Аппи­а­ну6, пус­ка­ли стре­лы в непри­я­те­ля, то вьюч­ное сед­ло (sagma cameli), в кото­ром раз­ме­ща­лись мате­ри­ал и инстру­мен­ты, так что вер­блюдов назы­ва­ли вьюч­ны­ми живот­ны­ми (sagmares et onerarios).

Реверс дена­рия свиде­тель­ст­ву­ет, что он был отче­ка­нен, когда Скавр был куруль­ным эди­лом вме­сте с Пуб­ли­ем Плав­ци­ем Гип­се­ем — чело­ве­ком, о кото­ром мы будем гово­рить в гла­ве, посвя­щён­ной роду Плав­ци­ев. Их эди­ли­тет при­хо­дит­ся на 696 г. от осно­ва­ния Горо­да (58 г. до н. э.)7, и это и есть дата их чекан­ки8. Кро­ме того, леген­да «по поста­нов­ле­нию сена­та» (ex senatus consulto) на дан­ных моне­тах свиде­тель­ст­ву­ет, что сенат в виде исклю­че­ния пре­до­ста­вил двум куруль­ным эди­лам пра­во за свой счёт совер­шить монет­ную эмис­сию по слу­чаю вне­оче­ред­ных игр, о кото­рых мы уже гово­ри­ли. Антич­ные исто­ри­ки сооб­ща­ют, что Скавр тогда потра­тил огром­ные день­ги, и их свиде­тель­ство ещё раз под­твер­жда­ет­ся изоби­ли­ем дан­ных монет. Пуб­лий Плав­ций Гип­сей, кол­ле­га Скав­ра по эди­ли­те­ту, ука­зал на этих дена­ри­ях имя одно­го из сво­их пред­ков — кон­су­ла Гая Гип­сея, кото­рый в 413 г. от осно­ва­ния Горо­да (341 г. до н. э.) взял При­верн; квад­ри­га — это намёк на три­умф, кото­рым тогда был награж­дён победи­тель.


1Flav. Jos. AJ. XIV. 3—5; BJ. I. 7; App. Syr. 51; Plin. NH. XXXVI. 2.

2Cic. Sest. 54; QF. passim.

3Borghesi B. Œuvres complètes. T. 2. Paris, 1864. P. 185.

4Duc De Luynes. Monnaies de Nabatéens // Revue Numismatique. 1858. P. 264.

5Plin. NH. VI. 32, 19. Ср.: Cavedoni C. Compt. rend. de Cohen H. Description générale des monnaies de la république romaine, communément appellées médailles consulaires // Revue Numismatique. N. S. T. 2. 1857. P. 189.

6[1] App. Syr. 32.

7[2] Cic. Sest. LIV. 116.

8[3] Mommsen Th. Histoire de la monnaie romaine / Trad. franç. par le duc de Blacas. T. 2. P., 1870. P. 489.

MRR (Babelon), т. I, с. 121, к Aemilia 8 (1885 г.):

Суще­ст­ву­ют раз­но­вид­но­сти, на кото­рых имя Hypsaeus напи­са­но как HVPASEV или HVPSAEVS; Preivernum — как PREIVE или PREIVI, а captum — как CAPTU ИЛИ CAPTUM1.

Этот дена­рий повтор­но чека­нил­ся Тра­я­ном.


1О про­пус­ке бук­вы M в сло­ве Captum см.: de Longpérier A. Interprétation du tipe figuré sur les deniers de la famille Hosidia // Mémoirs de la Societé des Antiquaires. T. 21. 1852. P. 370 и idem. Oeuvres / G. Schlumberger (ed.). T. 2. P., 1883. P. 497.

MRR (Babelon), т. II, с. 318, к Plautia (1885 г.):
CXXVII. ПЛАВЦИИ ИЛИ ПЛОЦИИ

Имя это­го рода пишет­ся как Plautia или Plotia, так же, как Claudia или Clodia. Пер­вым из его пред­ста­ви­те­лей кон­суль­ства достиг Гай Плав­ций Про­кул в 396 г. от осно­ва­ния Горо­да (358 г. до н. э.). С это­го вре­ме­ни Плав­ции часто зани­ма­ли в рес­пуб­ли­ке самые высо­кие долж­но­сти. Моне­ты дают нам сле­дую­щие име­на: 1. Луций Плав­ций Гип­сей; 2. Пуб­лий Плав­ций Гип­сей; 3. Авл Плав­ций; 4. Луций Плав­ций Планк; 5. Гай Пло­ций Руф.

Пред­став­ля­ет­ся неудач­ным пред­ло­же­ние Бор­ге­зи1 читать Lucius Plautius Decianus, aedilis plebis («Луций Плав­ций Деци­ан, пле­бей­ский эдил») на брон­зо­вых моне­тах с леген­дой L. P. D. A. P. Это ано­ним­ные моне­ты; они отче­ка­не­ны в соот­вет­ст­вии с зако­ном Плав­ция—Папи­рия в 665 г. от осно­ва­ния Горо­да (89 г. до н. э.), и читать леген­ду сле­ду­ет так: Lege Papiria de aere publico («Соглас­но зако­ну Папи­рия о государ­ст­вен­ной меди»); мы опи­сы­ва­ем их толь­ко в хро­но­ло­ги­че­ской клас­си­фи­ка­ции2.


1Borghesi B. Œuvres complètes. T. 1. Paris, 1862. P. 379.

2См. выше, т. 1, с. 75 и 76.

MRR (Babelon), т. II, с. 321—322, к Plautia 8—12 (1885 г.):
Пуб­лий Плав­ций Гип­сей

Куруль­ный эдил око­ло 696 г. от осно­ва­ния Горо­да (58 г. до н. э.)


Пуб­лий Плав­ций Гип­сей чека­нил моне­ты в 696 г. от осно­ва­ния Горо­да (58 г. до н. э.), когда испол­нял долж­ность куруль­но­го эди­ла вме­сте с Мар­ком Эми­ли­ем Скав­ром. В каче­стве кве­сто­ра Гнея Пом­пея он был направ­лен в Еги­пет с пору­че­ни­ем о вос­ста­нов­ле­нии Пто­ле­мея XIII Авле­та на еги­пет­ском троне1; позд­нее он стал пле­бей­ским три­бу­ном и, нако­нец, кан­дида­том в кон­су­лы. Его под­дер­жи­вал Пуб­лий Кло­дий, поэто­му, есте­ствен­но, он оже­сто­чён­но враж­до­вал с Мило­ном и был заме­шан в собы­ти­ях, сопро­вож­дав­ших смерть его защит­ни­ка2.

Мы уже сооб­щи­ли (в гла­ве, посвя­щён­ной роду Эми­ли­ев) все сведе­ния отно­си­тель­но его кол­ле­ги, Мар­ка Эми­лия Скав­ра, отра­жён­ные на моне­тах, кото­рые эти два эди­ла вме­сте чека­ни­ли по ука­за­нию сена­та3. Здесь мы долж­ны огра­ни­чить­ся объ­яс­не­ни­ем тех сведе­ний, кото­рые отно­сят­ся к Гип­сею. Он напо­ми­на­ет о воен­ных победах сво­его пред­ка, кон­су­ла Гая Плав­ция Вен­но­на Гип­сея, кото­рый в 413 г. от осно­ва­ния Горо­да (341 г. до н. э.) взял При­верн4 и уни­что­жил кон­феде­ра­цию, создан­ную горо­да­ми воль­сков про­тив Рима; с. 322 он полу­чил три­ум­фаль­ные поче­сти, изо­бра­жён­ные на моне­тах. Бор­ге­зи5 отме­тил, что скор­пи­он, изо­бра­жён­ный под квад­ри­гой, — это сим­вол Ком­ма­ге­ны, где Пуб­лий Гип­сей коман­до­вал вой­ском под нача­лом Пом­пея во вре­мя его ази­ат­ской кам­па­нии. Кро­ме того, на этих моне­тах мы видим голо­вы Неп­ту­на и его доче­ри Лев­ко­нои, посколь­ку Гип­сеи при­тя­за­ли на про­ис­хож­де­ние от этих двух божеств. Дей­ст­ви­тель­но, Гигин пишет: «Лев­ко­ноя, дочь Неп­ту­на от Феми­сто, доче­ри Гип­сея» (Leuconoī Neptuni filia ex Themisto Hypsei filia)6. На осно­ва­нии тако­го же упо­доб­ле­ния Бур­си­о­ны объ­яв­ля­ли себя потом­ка­ми Бур­сея, госте­при­им­ца Неп­ту­на, Мер­ку­рия и Апол­ло­на7. Отме­тим, нако­нец, что напи­са­ние име­ни Hypsaeus раз­нит­ся, и часто оно пишет­ся как Ypsaeus: это гре­че­ская фор­ма сло­ва (Ὑψαεός), транс­кри­би­ро­ван­ная по-латы­ни.


1Cic. Fam. I. 1. 3.

2Cic. Mil. passim.

3См. выше, т. 1, с. 119 сл.

4Liv. VII. 27; VIII. 5.

5[1] Borghesi B. Œuvres complètes. T. 2. Paris, 1864. P. 197.

6[2] Hygin. Fab. 157; Cavedoni C. Nuovi studi sopra le antiche monete consolari e di famiglie romane. Modena, 1861. P. 21.

BMC RR (Grueber), т. I, с. 483, прим. 1 (к №№ 3876—3882) (1910 г.):

Посколь­ку из источ­ни­ков извест­но, что Марк Эми­лий Скавр и Пуб­лий Плав­ций Гип­сей зани­ма­ли долж­ность куруль­ных эди­лов в 58 г. до н. э., это один из немно­гих при­ме­ров для дан­но­го пери­о­да, когда исто­ри­че­ские свиде­тель­ства поз­во­ля­ют уста­но­вить точ­ную дату чекан­ки кон­крет­ной моне­ты (Cic. Sest. LIV. 116; Drumann W. Geschichte Roms in seinem Übergange von der republikanischen zur monarchischen Verfassung. 2 Aufl. B., 1999. Bd. 1. S. 21).

О Пуб­лии Плав­ции Гип­сее неко­то­рые подроб­но­сти уже сооб­ща­лись, так как он чека­нил моне­ты несколь­ки­ми года­ми ранее, в 61 г. до н. э. (см. выше, с. 467), и в дан­ном выпус­ке он про­сто повто­ря­ет с неболь­ши­ми изме­не­ни­я­ми тип ревер­са преды­ду­щих экзем­пля­ров, ука­зы­вая свой ког­но­мен как Hypsaeus вме­сто Ypsaeus и назва­ние Preivernum пишет через EI вме­сто I, чтобы обо­зна­чить дол­гую глас­ную. В лице его кол­ле­ги Мар­ка Эми­лия Скав­ра мы встре­ча­ем­ся с одним из самым извест­ных людей сво­его вре­ме­ни. Он при­хо­дил­ся сыном Мар­ку Эми­лию Скав­ру, кон­су­лу 115 г. до н. э., и пасын­ком Сул­ле, слу­жил кве­сто­ром Пом­пея в Третьей Мит­ри­да­то­вой войне; был им назна­чен намест­ни­ком Сирии и в 64 г. до н. э. всту­пил в Иудею, чтобы раз­ре­шить кон­фликт меж­ду бра­тья­ми Гир­ка­ном и Ари­сто­бу­лом. После это­го он оста­но­вил втор­же­ния наба­тей­ских ара­бов и вынудил их царя Аре­ту под­чи­нить­ся и выпла­тить Пом­пею кон­три­бу­цию раз­ме­ром в 300 талан­тов. Вер­нув­шись в Рим, он был избран куруль­ным эди­лом на 58 г., вме­сте с Пуб­ли­ем Плав­ци­ем Гип­се­ем, и в этом году про­вёл столь вели­ко­леп­ные игры, каких досе­ле не виде­ли в сто­ли­це. Имен­но для воз­ме­ще­ния рас­хо­дов на эти празд­не­ства сенат раз­ре­шил Скав­ру и его кол­ле­ге чека­нить моне­ты от соб­ст­вен­но­го име­ни. В 56 г. до н. э. Скавр зани­мал долж­ность пре­то­ра, а в сле­дую­щем году был назна­чен намест­ни­ком Сар­ди­нии. Вер­нув­шись в Рим, он стал доби­вать­ся кон­суль­ства на 54 г. до н. э., но потер­пел неуда­чу, так как в этом году был обви­нён в вымо­га­тель­стве (ambitus); в 52 г. он сно­ва пред­стал перед судом, на этот раз при­знан винов­ным и ушёл в изгна­ние. На моне­тах имя Скав­ра поме­ще­но на авер­се, а имя Гип­сея — на ревер­се. Тип, исполь­зо­ван­ный Скав­ром, как уже упо­ми­на­лось, ско­пи­ро­ван с ревер­са монет, кото­рые он чека­нил несколь­ки­ми года­ми ранее, в 61 г. до н. э.; Скавр же напо­ми­на­ет о капи­ту­ля­ции царя Аре­ты. Здесь впер­вые моне­та­рий про­слав­ля­ет на сво­их моне­тах собы­тие из сво­ей соб­ст­вен­ной жиз­ни.

Бор­ге­зи отме­ча­ет, что сед­ло вер­блюда раз­нит­ся по фор­ме; см.: Borghesi B. Œuvres complètes. T. 2. Paris, 1864. P. 186. В одном из вари­ан­тов он видит чепрак (ephippium) или попо­ну (centunculum) — сед­ло, с кото­ро­го ара­бы пус­ка­ли стре­лы во вра­гов (App. Syr. 32), в дру­гом — вьюч­ное сед­ло (sagma cameli), из-за кото­рых вер­блюдов назы­ва­ли вьюч­ны­ми живот­ны­ми (sagmarii и onerarii). Сед­ло на экзем­пля­рах, хра­ня­щих­ся в Бри­тан­ском музее, раз­ли­ча­ет­ся толь­ко тем, что ино­гда име­ет двой­ную под­пру­гу, а ино­гда — оди­нар­ную.

BMC RR (Grueber), т. I, с. 484, прим. 1 (к №№ 3881) (1910 г.):

Ещё один вари­ант име­ет леген­ду PREIVI и CAPTVM. Дена­рий этой серии был реста­ври­ро­ван Тра­я­ном.

В Бер­лине и кол­лек­ции Хебер­ли­на име­ют­ся гибриды, состо­я­щие из ревер­са дена­рия серии I, где чита­ет­ся AID вме­сто AED и CAPTV, и авер­са серии II (Bahrfeldt M. Nachträge und Berichtigungen zur Münzkunde der römischen Republik // Numismatische Zeitschrift. 1896. Bd. 28. S. 16).

CRR (Sydenham), c. 151, к №№ 912 (1952 г.):

Эти сов­мест­ные выпус­ки Мар­ка Эми­лия Скав­ра и Пуб­лия Плав­ция Гип­сея вхо­дят в малое чис­ло выпус­ков, кото­рые мож­но дати­ро­вать на осно­ва­нии исто­ри­че­ских свиде­тельств, так как сооб­ща­ет­ся, что два этих моне­та­рия были куруль­ны­ми эди­ла­ми в 58 г. до н. э. (Cic. Sest. LIV. 116). Марк Эми­лий Скавр был сыном кон­су­ла 116 г. до н. э. и пасын­ком Сул­лы. В Третьей Мит­ри­да­то­вой войне он слу­жил кве­сто­ром Пом­пея, кото­рый в 64 г. до н. э. пору­чил ему раз­ре­шить в Иудее спор меж­ду Гир­ка­ном и Ари­сто­бу­лом. В 62 г. до н. э. он был сно­ва направ­лен про­тив Аре­ты, пра­ви­те­ля наба­тей­ских ара­бов, но отсту­пил, когда Аре­та выпла­тил 300 талан­тов. Позд­нее он был куруль­ным эди­лом в 58 г. до н. э., пре­то­ром в 56 г. до н. э. и про­пре­то­ром Сар­ди­нии. В 54 г. до н. э. ему не уда­лось добить­ся кон­суль­ства, но когда его обви­ни­ли в вымо­га­тель­стве, Цице­ро­ну уда­лось его защи­тить; позд­нее он был обви­нён в под­ку­пе и отпра­вил­ся в изгна­ние (52 г. до н. э.). Пуб­лий Плав­ций Гип­сей здесь про­слав­ля­ет сво­его пред­ка Гая Плав­ция Деци­а­на Гип­сея, кото­рый полу­чил три­умф за взя­тие При­вер­на в 329 г. до н. э.

RRC (Crawford), c. 446—447, к № 422/1b (1974 г.):

На одном из штем­пе­лей авер­са сло­ва AED CVR отсут­ст­ву­ют (Bahrfeldt M. Nachträge und Berichtigungen zur Münzkunde der römischen Republik // Numismatische Zeitschrift. 1896. Bd. 28. 1897. Ill. I. 10).

Встре­ча­ет­ся сле­дую­щий вари­ант леген­ды авер­са M SCAV… (клад Грац­ца­ни­зе).

Встре­ча­ют­ся сле­дую­щие вари­ан­ты леген­ды ревер­са:

P HVPSAEV… (BMCRR Rome 3878)

P HVSAE… (клад Грац­ца­ни­зе)

C HVPSAE OS… (BMCRR Rome 3880)

CAPT (BMCRR Rome 3881)

CAPAT (Париж, A 3916)

PREIVER… (Париж, AF)

AID CVR — C HVPSAE COS — PREIVER — CAPTV (Париж A 3913)

PREIVER — CAPT (Фал­ла­ни)

с. 447 P HVPSAEV — AED CVR — C HVPSAE COS — PREIVER —CAPTV (Париж, A 3915)

P HVPSAEVS — AED CVR — C HVPSAE COS — PREIVE — CAPTV (клад Бран­до­за)

P HVPSAEVS — AED CVR — C HVPSAE COS — PREIVE — CAPT (Париж, Рот­шильд)

P HVPSAEVS — AID CVR — C HVPSAE COS — PREIVE — CAPT (Кол­ледж Тела Хри­сто­ва, Кем­бридж)

P HVPSAEVS — AED CVR — C HVPSAE COS — PREIVER — CAPTV (Париж, A 3914)

P HVPSAEVS — AED C — C HVPSAE COS — […] —CAPTV (Хебер­лин 2334 = Бер­лин)

P HVPSAEVS — AED CV — […] — CAPTV (клад Грац­ца­ни­зе)

P HVPAEVS — AED CVR — C HVPSAE COS — PREIVER — CAPTV (BMCRR Rome 3879)

P HVPSAEVS — AED CVR — C HVPSAE COS — PREIVER — CAPT (Бари 2238)

На несколь­ких штем­пе­лях ревер­са отсут­ст­ву­ет скор­пи­он (Бари 2238, Бер­лин, Фал­ла­ни)

RRC (Crawford), c. 447, к № 422/1a—b (1974 г.):

О карье­ре и типах Пуб­лия Гип­сея см. ком­мен­та­рий к № 420. Марк Эми­лий Скавр стал пре­то­ром в 56 г.; его тип про­слав­ля­ет при­ня­тую им капи­ту­ля­цию Аре­ты, царя Наба­тей­ской Ара­вии (Flav. Jos. AJ. XIV. 80—81; BJ. I. 159). О бук­вах EX S C см. с. 606, о при­чи­нах, обу­сло­вив­ших этот выпуск, см. с. 705.

RSC (Seaby), т. I, с. 11, прим. к Aemilia (8—9) (1978 г.):

Один из пер­вых моне­та­ри­ев, уве­ко­ве­чив­ших на моне­тах собы­тие из соб­ст­вен­ной жиз­ни. Когда Марк Эми­лий, один из извест­ней­ших людей сво­его вре­ме­ни, был намест­ни­ком Сирии, он отра­зил втор­же­ние наба­тей­ских ара­бов и вынудил их царя Аре­ту под­чи­нить­ся и выпла­тить Пом­пею взыс­ка­ние в 300 талан­тов. Пуб­лий Плав­ций был куруль­ным эди­лом вме­сте с ним в 58 г. до н. э.

Harlan, Moneyers 63—49, с. 66—72, № 10 (1995 г.):
Марк Эми­лий Скавр, 58 г. до н. э.

Когда Метел­ла, вдо­ва Мар­ка Эми­лия Скав­ра, в 89 г. вышла замуж за Сул­лу, она при­ве­ла в новый дом двух детей. Маль­чи­ку Мар­ку, види­мо, было не мень­ше семи лет, а его сест­ра была немно­го стар­ше. Их отец был одним из самых выдаю­щих­ся людей сво­его вре­ме­ни и к момен­ту смер­ти в воз­расте 72 лет пер­вен­ст­во­вал в сена­те в тече­ние два­дца­ти пяти лет и мно­го раз был объ­яв­лен прин­цеп­сом сена­та (princeps senatus). Хоте­лось бы знать, что чув­ст­во­ва­ли дети, слы­ша зло­сло­вие ари­сто­кра­тии о том, что их мать всту­пи­ла в меза­льянс с выскоч­кой Сул­лой. Но их род­ной отец воз­ро­дил почти увяд­шую память о сво­ей семье1, хотя уна­сле­до­вал от сво­его отца все­го десять рабов и 35 тыс. сестер­ци­ев2. Более того, их новый отчим был избран­ным кон­су­лом, и в 88 г. они явля­лись чле­на­ми пер­вой семьи в Риме. Но судь­ба вско­ре пере­ме­ни­лась. Когда Сул­ла отпра­вил­ся в Гре­цию, на вой­ну про­тив Мит­ри­да­та, власть в Риме захва­ти­ли его вра­ги, кото­рые уби­ли неко­то­рых его род­ных и дру­зей, а про­чих изгна­ли. Сама Метел­ла едва спас­лась. Неиз­вест­но, сопро­вож­дал ли её в ссыл­ке сын Марк, но, несо­мнен­но, он был в таком воз­расте, что кро­ва­вые собы­тия 80-х гг. долж­ны были про­из­ве­сти на него силь­ное впе­чат­ле­ние.

Скавр всту­пал во взрос­лую жизнь, когда Сул­ла и его сто­рон­ни­ки укреп­ля­ли свою власть, одна­ко послед­ние из его бли­жай­ших род­ст­вен­ни­ков так и не узна­ли, что угото­ви­ла ему судь­ба. Его сест­ра про­бы­ла женой Пом­пея все­го несколь­ко меся­цев и умер­ла при родах, и Скавр очень недол­го оста­вал­ся шури­ном Пом­пея, хотя это род­ство мог­ло бы ока­зать­ся для него очень полез­ным. После смер­ти мате­ри в 82 г. он ока­зал­ся един­ст­вен­ным вла­дель­цем нема­ло­го состо­я­ния, вклю­чав­ше­го пре­крас­ный дом на Пала­тин­ском хол­ме.

Скавр всту­пил на соб­ст­вен­ный путь как член рода Эми­ли­ев Скав­ров: он добил­ся осуж­де­ния Гнея Кор­не­лия Дола­бел­лы, ста­ро­го вра­га сво­его отца, помо­гав­ше­го его обви­ни­те­лю Квин­ту Сер­ви­лию Цепи­о­ну3. Но свою карье­ру Скавр начал в сою­зе со ста­ры­ми сул­лан­ца­ми: он слу­жил кве­сто­ром Пом­пея в Мит­ри­да­то­вой войне.

Пом­пей отпра­вил Скав­ра вести дела в Сирии, но по при­бы­тии он обна­ру­жил, что Лол­лий и Метелл уже взя­ли Дамаск. Тогда он с. 67 отпра­вил­ся в Иудею, где бра­тья Ари­сто­бул и Гир­кан вели вой­ну за цар­скую власть. Ари­сто­бу­ла оса­жда­ли в Иеру­са­ли­ме Гир­кан и его союз­ник Аре­та с 50 тыс. наба­тей­ских ара­бов. И Ари­сто­бул и Гир­кан отпра­ви­ли послов к Скав­ру с прось­бой о помо­щи и каж­дый пред­ло­жил ему взят­ку в 400 талан­тов. Скавр был не прочь полу­чить взят­ку и сде­лал выбор в поль­зу того, кого счи­тал более надёж­ным пла­тель­щи­ком. Он поста­вил на Ари­сто­бу­ла и снял оса­ду с Иеру­са­ли­ма, заявив Аре­те, что если он не отсту­пит, то будет объ­яв­лен вра­гом Рима.

Осе­нью 64 г. к Пом­пею в Сирию при­бы­ли послы: Анти­патр — от Гир­ка­на, Нико­мед — от Ари­сто­бу­ла. Нико­мед заявил, что Габи­ний взял у Ари­сто­бу­ла 300 талан­тов, а Скавр — 400 талан­тов и в резуль­та­те стал вра­гом обо­их. С дру­гой сто­ро­ны, Анти­патр, посол Гир­ка­на, обви­нил Ари­сто­бу­ла в том, что он узур­пи­ро­вал трон стар­ше­го бра­та. Одна­ко Пом­пей не вынес ника­ко­го реше­ния и объ­явил, что раз­бе­рёт­ся в этом вопро­се, когда при­будет в их стра­ну, но спер­ва раз­бе­рёт­ся с наба­тей­ски­ми ара­ба­ми. Прав­да, он осудил Ари­сто­бу­ла за при­ме­не­ние наси­лия и при­ка­зал обо­им бра­тьям вер­нуть­ся домой и боль­ше не вое­вать друг с дру­гом. После этих упрё­ков и пори­ца­ний Ари­сто­бул ожидал небла­го­при­ят­но­го реше­ния. Он быст­ро вер­нул­ся в Иудею и захва­тил кре­пость Алек­сан­дрей. Пом­пей пере­ме­нил свои пла­ны и отпра­вил­ся вслед за ним. В резуль­та­те пере­го­во­ров Алек­сан­дрей был сдан, но Ари­сто­бул в него­до­ва­нии уда­лил­ся в Иеру­са­лим и начал гото­вить­ся к войне. Пом­пей вновь его пре­сле­до­вал. Ари­сто­бул запа­ни­ко­вал и вышел к нему навстре­чу как про­си­тель, обе­щая день­ги и капи­ту­ля­цию горо­да. Одна­ко его сто­рон­ни­ки в горо­де име­ли соб­ст­вен­ное мне­ние и отка­за­лись выпол­нять обе­ща­ния Ари­сто­бу­ла. Пом­пей взял Ари­сто­бу­ла под стра­жу, а за этим после­до­ва­ла зна­ме­ни­тая оса­да и взя­тие Иеру­са­ли­ма. Позд­нее Ари­сто­бул и его семья были отправ­ле­ны в Рим, чтобы укра­сить три­умф Пом­пея4.

После окон­ча­ния вой­ны Пом­пей пору­чил Скав­ру коман­до­ва­ние дву­мя леги­о­на­ми в Келе­си­рии и Сирии. Во гла­ве этих леги­о­нов Скавр отпра­вил­ся в Пет­ру, город в Ара­вии, цар­стве Аре­ты, и начал опу­сто­шать сель­скую мест­ность, но не смог добрать­ся до кре­по­сти царя. Он почти ниче­го не добил­ся, а в армии насту­пи­ла ост­рая нехват­ка про­до­воль­ст­вия. Гир­кан, пра­вив­ший ныне в Иеру­са­ли­ме, отпра­вил Анти­па­тра с зер­ном, чтобы под­дер­жать армию Скав­ра. Скавр, в свою оче­редь, отпра­вил Анти­па­тра к царю Аре­те для пере­го­во­ров о мире. Анти­патр убедил Аре­ту выпла­тить 300 талан­тов, чтобы спа­сти стра­ну от пол­но­го опу­сто­ше­ния, и сам пору­чил­ся за эту сум­му. В кон­це кон­цов, Скав­ра мож­но было под­ку­пить5.

Сомни­тель­но, что эти огром­ные сум­мы посту­пи­ли в рим­скую каз­ну; вско­ре после этих собы­тий Скавр начал про­ма­ты­вать огром­ное богат­ство. Скавр вер­нул­ся в Рим и добил­ся с. 68 долж­но­сти куруль­но­го эди­ла на 58 г. Судя по вели­ко­ле­пию его игр, на их под­готов­ку ушли годы. Таких зре­лищ в Риме ещё не виде­ли, и Рим неско­ро забыл пред­став­ле­ния Скав­ра. Для поста­но­вок пьес он соорудил круп­ней­ший в исто­рии вре­мен­ный театр, с трёх­этаж­ной сце­ной, при­чём ниж­ний этаж был мра­мор­ным, хотя Пли­ний не зна­ет, был ли это цель­ный мра­мор или обли­цов­ка, вто­рой этаж — стек­лян­ным, и с этой рос­ко­шью ничто не мог­ло срав­нить­ся даже в после­дую­щие эпо­хи, а тре­тий — из позо­ло­чен­ных досок. В теат­ре было 360 колонн из лукул­ло­ва мра­мо­ра — чёр­но­го мра­мо­ра, кото­рый так любил Лукулл, что он был назван в его честь, хотя осталь­ные сор­та мра­мо­ра поль­зо­ва­лись популяр­но­стью за их рису­нок или цвет. В про­ме­жут­ках меж­ду колон­на­ми сто­я­ло три тыся­чи ста­туй. Театр вме­щал 80 тыс. чело­век — вдвое боль­ше, чем театр Пом­пея, пер­вый посто­ян­ный театр в Риме. В про­цес­сии Скавр пред­ста­вил 150 самок лео­пар­дов и впер­вые пока­зал в Риме гип­по­пота­ма, а так­же пять кро­ко­ди­лов. Из иудей­ской Яффы он при­вёз ске­лет чудо­ви­ща, в жерт­ву кото­ро­му, как утвер­жда­ли мест­ные жите­ли, была отда­на Анд­ро­меда. Его дли­на состав­ля­ла сорок футов, тол­щи­на хреб­та — пол­то­ра фута, а высота рёбер — боль­ше, чем у индий­ско­го сло­на; види­мо, это был кит6.

После этих зре­лищ Скавр рас­по­рядил­ся пере­вез­ти четы­ре самых боль­ших колон­ны к под­но­жию Пала­тин­ско­го хол­ма и исполь­зо­вать их для пере­строй­ки сво­его дома. Он купил сосед­ний дом Гнея Окта­вия, быв­ше­го кон­су­ла, счи­тав­ший­ся тогда досто­при­ме­ча­тель­но­стью, и снёс его, чтобы рас­ши­рить соб­ст­вен­ный дом. Колон­ны высотой 38 футов были так вели­ки, что под­ряд­чик вынуж­ден был вне­сти залог на слу­чай повреж­де­ния государ­ст­вен­ной кана­ли­за­ции при их транс­пор­ти­ров­ке. Осталь­ной рек­ви­зит, в том чис­ле тка­ные золо­том костю­мы, деко­ра­ции и т. д., был пере­ве­зён на его вил­лу в Туску­ле и позд­нее погиб там в пожа­ре, кото­рый устро­и­ли недо­воль­ные рабы и ущерб от кото­ро­го соста­вил 30 млн. сестер­ци­ев. В самом деле, рас­то­чи­тель­ность Скав­ра была так вели­ка, что Пли­ний зада­вал­ся вопро­сом, что хуже ска­за­лось на обще­ст­вен­ной мора­ли — его эди­ли­тет или убий­ства и про­из­вол во вре­мя про­скрип­ций его отчи­ма Сул­лы7.

Кое-что от эди­ли­те­та Скав­ра сохра­ни­лось и до наших дней. Монет­ный выпуск куруль­ных эди­лов 58 г. стал не толь­ко одним из немно­гих рес­пуб­ли­кан­ских выпус­ков, под­даю­щих­ся абсо­лют­ной дати­ров­ке, но и одним из круп­ней­ших выпус­ков: чис­ло штем­пе­лей авер­са оце­ни­ва­ет­ся в 365. Дизайн авер­са при­над­ле­жит Скав­ру, а дизайн ревер­са — его кол­ле­ге, Плав­цию Гип­сею. Скавр изо­бра­зил капи­ту­ля­цию восточ­но­го вла­сти­те­ля, иден­ти­фи­ци­ро­ван­но­го в над­пи­си как REX ARETAS. Он пре­кло­ня­ет коле­ни рядом со сто­я­щим вер­блюдом и одной рукой про­тя­ги­ва­ет ветвь оли­вы. Над вер­блюдом вид­на над­пись M SCAVR / AED CVR. Посколь­ку мы уже рас­смот­ре­ли рас­сказ Иоси­фа Фла­вия о дея­тель­но­сти Скав­ра на Восто­ке, нам про­ще понять тон­ко­сти его монет­но­го типа. Сто­ро­ны нико­гда не встре­ча­лись. Царь со сво­им вер­блюдом нико­гда не являл­ся к Скав­ру. Скавр был под­куп­лен, а взят­ка выпла­че­на через посред­ни­ка. с. 69 Скавр исполь­зо­вал вер­блюда, незна­ко­мо­го боль­шин­ству рим­лян, чтобы доба­вить восточ­ной экзо­ти­ки, а коле­но­пре­кло­нён­ная поза царя и олив­ко­вая ветвь мира, кото­рую он про­тя­ги­ва­ет, — это обыч­ные худо­же­ст­вен­ные при­ё­мы для изо­бра­же­ния капи­ту­ля­ции. На моне­те ука­за­но его имя ARETAS, но вряд ли оно было широ­ко извест­но в Риме, так что Скавр поза­бо­тил­ся о том, чтобы оно всем было понят­но и обо­зна­чил изо­бра­жён­но­го как царя, REX. Это уточ­не­ние отсут­ст­ву­ет на два­дца­ти штем­пе­лях, где вме­сто слов REX ARETAS выре­за­ны сло­ва AED CVR. Дизайн штем­пе­ля, види­мо, был изме­нён, чтобы вклю­чить в него иден­ти­фи­ци­ру­ю­щую над­пись REX ARETAS, кото­рая име­ет­ся на осталь­ных 336 штем­пе­лях.

Монет­ный тип Скав­ра, где ино­зем­ный царь сда­ёт­ся ему само­му, — это пер­вый слу­чай в рим­ской чекан­ке, когда на моне­те появ­ля­ет­ся собы­тие из жиз­ни само­го моне­та­рия. Если Скавр дей­ст­ви­тель­но открыл новый этап само­п­ро­слав­ле­ния, то это согла­су­ет­ся с его пре­тен­ци­оз­ны­ми пред­став­ле­ни­я­ми на играх и с тра­ди­ци­я­ми, в кото­рых он был вос­пи­тан. Его отчим Сул­ла уве­ко­ве­чил капи­ту­ля­цию Югур­ты, при­ня­тую им самим в долж­но­сти кве­сто­ра Мария, выре­зав эту сце­ну на коль­це-печат­ке; ниже мы увидим, что Фавст Сул­ла вос­про­из­вёл её на моне­те. Воз­мож­но, моне­та Скав­ра тоже вос­про­из­во­дит коль­цо-печат­ку, изготов­лен­ную им в память о капи­ту­ля­ции Аре­ты. Но боль­шин­ство иссле­до­ва­те­лей не учи­ты­ва­ет, что фор­маль­но Аре­та сдал­ся не Скав­ру, а Пом­пею, коман­ди­ру Скав­ра. Скавр полу­чил своё намест­ни­че­ство от Пом­пея, а не от сена­та. Пом­пей, как глав­но­ко­ман­дую­щий, при­тя­зал на честь поко­ре­ния Аре­ты и в над­пи­сях на памят­ни­ках, и во вре­мя три­ум­фа в Риме8. Если Сул­ла вызвал недо­воль­ство Мария сво­им хва­стов­ст­вом насчёт пле­не­ния Югур­ты, то и дан­ная попыт­ка Скав­ра заявить, что Аре­та сдал­ся имен­но ему, мог­ла лишь уси­лить раз­дра­же­ние, кото­рое Скавр уже вызы­вал у Пом­пея, посколь­ку недав­но женил­ся на Муции, с кото­рой Пом­пей после воз­вра­ще­ния с Восто­ка раз­вёл­ся за изме­ну9.

Нако­нец, чекан­ка тако­го огром­но­го коли­че­ства дена­ри­ев, веро­ят­но, с. 70 не име­ла ника­ко­го отно­ше­ния к рас­хо­дам на игры. Эти рас­хо­ды эди­лы опла­чи­ва­ли из сво­их част­ных средств, чтобы уве­ли­чить соб­ст­вен­ные шан­сы на избра­ние на дру­гие долж­но­сти. И мало­ве­ро­ят­но, что государ­ство поз­во­ли­ло эди­лам пере­че­ка­нить их соб­ст­вен­ное сереб­ро в моне­ты для опла­ты их рас­хо­дов, ибо если бы это раз­ре­ша­лось, то в даль­ней­шем такие же выпус­ки чека­нил бы каж­дый эдил и они бы до нас дошли. Как отме­ча­ет Кро­уфорд, имен­но в 58 г. Пуб­лий Кло­дий, друг Скав­ра, про­вёл закон о бес­плат­ном рас­пре­де­ле­нии зер­на. Воз­мож­но, сенат рас­по­рядил­ся отче­ка­нить необ­хо­ди­мое коли­че­ство монет и пору­чил куруль­ным эди­лам рас­по­ря­жать­ся ими. Упо­ми­на­ние об этих допол­ни­тель­ных рас­хо­дах содер­жит­ся в речи Цице­ро­на про­тив меро­при­я­тий Кло­дия в долж­но­сти три­бу­на. Он напо­ми­на­ет, как Кло­дий выдви­нул мно­же­ство пред­ло­же­ний, чтобы снис­кать народ­ную любовь, и спра­ши­ва­ет, quae ratio aut flandae aut conflandae pecuniae non reperiebatur?[1]10 Р. Гард­нер в изда­нии Loeb пере­во­дит эту фра­зу так: «Какой спо­соб чека­нить или под­де­лы­вать моне­ту не был изо­бре­тён?» Гард­нер пола­га­ет, что гла­гол conflare, кото­рый Цице­рон в дру­гих местах исполь­зу­ет в свя­зи с тай­ны­ми махи­на­ци­я­ми, здесь озна­ча­ет под­дел­ку моне­ты11. Одна­ко бук­валь­ное зна­че­ние это­го гла­го­ла — «разду­вать», а в свя­зи с чекан­кой — «сплав­лять». Луч­ше пере­ве­сти эту фра­зу так: «Какое осно­ва­ние чека­нить новые моне­ты или пере­плав­лять ста­рые не изо­бре­те­но?» «Ста­рые моне­ты» здесь — веро­ят­но, ино­зем­ная чекан­ка, кото­рую Пом­пей внёс в каз­ну после три­ум­фа за свои восточ­ные кам­па­нии, и в пись­ме Цице­ро­на к Атти­ку встре­ча­ет­ся упо­ми­на­ние о том, что кисто­фо­ры Пом­пея мог­ли исполь­зо­вать­ся для опла­ты век­се­лей в про­вин­ции Азия12. А «новые моне­ты» вполне могут быть нашей чекан­кой 58 г. с леген­дой SC, а воз­мож­но, вклю­ча­ют даже чекан­ку с после­дую­щих лет с той же леген­дой.

Неуди­ви­тель­но, что во вре­мя сво­его эди­ли­те­та Скавр при­об­рёл огром­ные дол­ги. Столь гро­мад­ные рас­хо­ды, вку­пе с пожа­ром, уни­что­жив­шим неза­стра­хо­ван­ное иму­ще­ство на 30 млн сестер­ци­ев, ока­за­лись для него непо­силь­ным бре­ме­нем. Но изби­ра­те­ли, не поза­быв­шие о его щед­ром эди­ли­те­те, выбра­ли его пре­то­ром в 56 г., а в 55 г. он полу­чил намест­ни­че­ство Сар­ди­нии в каче­стве про­ма­ги­ст­ра­ту­ры. Теперь он мог кое-что себе воз­ме­стить — и сде­лал это с обыч­ной для себя жад­но­стью.

После намест­ни­че­ства Скавр вер­нул­ся в Рим и выста­вил свою кан­дида­ту­ру на кон­суль­ство на 53 г. Борь­ба была ост­рой. Поми­мо Скав­ра, к кон­суль­ству стре­ми­лись Марк Вале­рий Мес­са­ла Руф, Гай Мем­мий, Гней Доми­ций Каль­вин и Гай Клав­дий Пуль­хр. Имен­но Клав­дий при­чи­нил Скав­ру боль­ше все­го хло­пот. В 56 г. он был пре­то­ром вме­сте со Скав­ром, а теперь управ­лял Ази­ей. Его брат Аппий Клав­дий был рим­ским кон­су­лом и желал обес­пе­чить избра­ние Гая на сле­дую­щий год. Поэто­му Аппий содей­ст­во­вал обви­не­нию Скав­ра в вымо­га­тель­стве во вре­мя про­пре­ту­ры на Сар­ди­нии. Обви­не­ние выдви­нул Пуб­лий Вале­рий Три­а­рий, с. 71 моло­дой чело­век и сын пре­то­ра 78 г., кото­рый был про­пре­то­ром Сар­ди­нии в 78 г. Веро­ят­но, он имел наслед­ст­вен­ные семей­ные свя­зи с сар­да­ми. Цице­рон, защи­щав­ший Скав­ра, усмат­ри­вал за обви­не­ни­я­ми попыт­ку осудить Скав­ра до выбо­ров, кото­рые ско­ро ожида­лись13. В резуль­та­те Скавр, кото­рый уже казал­ся избран­ным бла­го­да­ря под­держ­ке Цеза­ря и Пом­пея, вышел бы из борь­бы. В кон­це кон­цов, срок намест­ни­че­ства Гая Клав­дия был про­длён и он отка­зал­ся от соис­ка­ния, но суд про­дол­жил­ся, так как Аппий Клав­дий и его кол­ле­га Доми­ций Аге­но­барб, меч­тая о при­быль­ных про­кон­суль­ских коман­до­ва­ни­ях, всту­пи­ли в сго­вор с дву­мя дру­ги­ми кан­дида­та­ми, Мем­ми­ем и Доми­ци­ем Каль­ви­ном. Скав­ра по-преж­не­му тре­бо­ва­лось выве­сти из игры. Выбо­ры посто­ян­но откла­ды­ва­лись до само­го кон­ца лета, когда в суде пре­то­ра Мар­ка Като­на нача­лось слу­ша­ние дела Скав­ра о вымо­га­тель­стве на Сар­ди­нии. Обста­нов­ка так нака­ли­лась, что Фавст, еди­но­утроб­ный брат Скав­ра, зани­мав­ший кве­сту­ру, заявил, что его рабы были ране­ны, а сам он едва не погиб в улич­ной дра­ке, а пото­му он будет пере­дви­гать­ся в сопро­вож­де­нии охра­ны из 300 воору­жён­ных людей и на наси­лие отве­тит наси­ли­ем14. На про­цес­се судьи заслу­ша­ли свиде­тель­ства и хва­леб­ные речи два­дца­ти трёх извест­ных людей, и сам Скавр тоже высту­пал в свою защи­ту. Аско­ний сооб­ща­ет, что он тро­нул судей сво­им уни­же­ни­ем, сле­за­ми, памя­тью о сво­ём рос­кош­ном эди­ли­те­те, популяр­но­стью и осо­бен­но напо­ми­на­ни­я­ми об авто­ри­те­те сво­его отца15. Он был оправ­дан семью­де­ся­тью голо­са­ми про­тив вось­ми16. Веро­ят­но, он был вино­вен.

Выбо­ры, вокруг кото­рых по-преж­не­му шла ост­рая борь­ба, были отло­же­ны до сен­тяб­ря, и задерж­ки про­дол­жа­лись до октяб­ря, когда Мем­мий устро­ил скан­дал: в сена­те он встал и зачи­тал тай­ное согла­ше­ние, кото­рое они с Каль­ви­ном заклю­чи­ли с кон­су­ла­ми. Какой ужас! Состо­ят­ся ли выбо­ры? К это­му вре­ме­ни Пом­пей уже не столь актив­но помо­гал Скав­ру. Он под­дер­жи­вал Скав­ра на суде, напра­вив туда похваль­ную речь в его честь, но, види­мо, после его бра­ка с Муци­ей все­гда питал к нему некую непри­язнь, и в июле 54 г. Цице­рон писал Атти­ку, что не уве­рен, искренне ли Пом­пей помо­га­ет Скав­ру или для вида17. Более того, из-за нару­ше­ний на выбо­рах, под­ку­па и наси­лия все кан­дида­ты теперь ока­за­лись под судом. Три­а­рий соби­рал­ся вто­рич­но при­влечь Скав­ра за под­куп изби­ра­те­лей. В октяб­ре 54 г. Цице­рон писал бра­ту:


К суду за под­куп изби­ра­те­лей при­вле­че­ны все, кто домо­га­ет­ся кон­суль­ства: Мем­мий при­влек Доми­ция; Квинт Аку­ций, чест­ный и обра­зо­ван­ный моло­дой чело­век, — Мем­мия; Квинт Пом­пей — Мес­са­лу; Три­а­рий — Скав­ра. Под­нят боль­шой вопрос, ибо обна­ру­жит­ся либо гибель людей, либо гибель зако­нов. При­ла­га­ют­ся ста­ра­ния, чтобы суд не состо­ял­ся. Дело, види­мо, идет к меж­ду­вла­стию. Кон­су­лы жаж­дут, чтобы коми­ции состо­я­лись; обви­ня­е­мые не хотят это­го… К Скав­ру охла­де­ли18. (Пере­вод В. О. Горен­штей­на).


с. 72 Выбо­ры посто­ян­но откла­ды­ва­лись и состо­я­лись толь­ко в июле сле­дую­ще­го года. На остав­шу­ю­ся часть года долж­но­сти заня­ли Мес­са­ла и Доми­ций, а Скавр гото­вил­ся встре­тить Три­а­рия в суде по делам о под­ку­пе. Его дела шли не луч­шим обра­зом. Он утра­тил под­держ­ку Пом­пея, про­иг­рал выбо­ры, рас­тра­тил фамиль­ное состо­я­ние. При­шла пора про­дать дом пред­ков, чтобы выжить. В кон­це 53 г. Кло­дий, ста­рый друг Скав­ра, купил его дом за 14 млн. 800 тыс. сестер­ци­ев19. Все­го через несколь­ко меся­цев во дво­ре это­го дома, под высо­ки­ми колон­на­ми, укра­шав­ши­ми преж­де театр Скав­ра, лежа­ло тело Кло­дия. Теперь сму­та цари­ла повсюду. Когда в 52 г. Пом­пей стал еди­но­лич­ным кон­су­лом, он вос­ста­но­вил порядок, и нача­лись суды. Пом­пей боль­ше не желал тер­петь ника­ких задер­жек и исполь­зо­вал вой­ска, чтобы пред­от­вра­тить срыв суда в поль­зу ответ­чи­ка. Опо­ра Скав­ра всё силь­нее раз­мы­ва­лась. Кло­дий, высту­пив­ший в его под­держ­ку в 54 г., был мёртв. Милон, так­же помо­гав­ший ему на пер­вом суде, отпра­вил­ся в изгна­ние за убий­ство Кло­дия, и что хуже все­го, Пом­пей от него отвер­нул­ся. Ника­кой надеж­ды не оста­ва­лось. Скавр был вино­вен; он был осуж­дён, изгнан и исчез со стра­ниц исто­рии. Эпи­та­фи­ей ему может послу­жить пас­саж Цице­ро­на:


Гнею Окта­вию, пер­во­му в этой вет­ви рода избран­но­му в кон­су­лы, как мы узна­ли, при­нес­ло почет то, что он постро­ил для себя на Пала­ции пре­вос­ход­ный и вели­ко­леп­ный дом, кото­рый, когда все виде­ли его, каза­лось, пода­вал голос за избра­ние в кон­су­лы сво­его вла­дель­ца, ново­го чело­ве­ка. Скавр, сло­мав этот дом, сде­лал при­строй­ку к сво­им стро­е­ни­ям. Таким обра­зом, Окта­вий пер­вым при­нес в свой дом кон­су­лат, а Скавр, сын выдаю­ще­го­ся и про­слав­лен­но­го мужа, в свой рас­ши­рен­ный дом воз­вра­тил­ся не толь­ко с неуда­чей, но и с бес­сла­ви­ем и после несча­стья20. (Пере­вод В. О. Горен­штей­на).


1Цице­рон. В защи­ту Муре­ны. 7.16.

2Вале­рий Мак­сим. IV. 4. 11.

3Аско­ний. 23, изд. Клар­ка, с. 26, 1. 6.

4Иосиф Фла­вий. Иудей­ские древ­но­сти. XIV.29 сл.; Иудей­ская вой­на. I. 157—159.

5Иосиф Фла­вий. Иудей­ские древ­но­сти. XIV.79 сл.

6Пли­ний Стар­ший. Есте­ствен­ная исто­рия. VIII.64; VIII.96; IX.11; XXXIV. 36; XXXVI. 50; XXXVI. 114—116; XXXVI. 89.

7Пли­ний Стар­ший. Есте­ствен­ная исто­рия. XXXVI. 113.

8Дио­дор Сици­лий­ский. XL. 4.

9Аско­ний. 17, изд. Клар­ка, с. 19, 11. 18—19.

10Цице­рон. В защи­ту Сестия. 66.

11Gardner R. Pro Sestio and In Vatinium. Harvard University Press, 1958. P. 122—123.

12Цице­рон. Пись­ма к Атти­ку. II.6.2.

13Цице­рон. В защи­ту Скав­ра. 33—37.

14Аско­ний. 18, изд. Клар­ка, с. 20, 11. 8—12.

15Там же, 18, изд. Клар­ка, с. 20, 11. 18—21.

16Там же, 25, изд. Клар­ка, с. 28, 11. 25—27.

17Цице­рон. Пись­ма к Атти­ку. IV.15.7.

18Цице­рон. Пись­ма к бра­ту Квин­ту. III.2.3.

19Пли­ний Стар­ший. Есте­ствен­ная исто­рия. XXXVI. 103.

20Цице­рон. Об обя­зан­но­стях. I.138.


[1]Какой толь­ко спо­соб бить моне­ту и выко­ла­чи­вать день­ги не был изо­бре­тен? (пере­вод В. О. Горен­штей­на).

Harlan, Moneyers 63—49, с. 73—77, № 11 (1995 г.):
11. Пуб­лий Плав­ций Гип­сей, 58 г. до н. э.

Во всех свиде­тель­ствах о вели­ко­леп­ных зре­ли­щах, устро­ен­ных куруль­ны­ми эди­ла­ми в 58 г., упо­ми­на­ет­ся один толь­ко Скавр, и воз­ни­ка­ет вопрос, не испы­ты­вал ли его кол­ле­га такое же озлоб­ле­ние, с каким Марк Бибул выска­зы­вал­ся о сво­ём сов­мест­ном эди­ли­те­те с Юли­ем Цеза­рем. Хотя основ­ные рас­хо­ды на игры они понес­ли вме­сте, всю сла­ву за них полу­чил Цезарь, так что Бибул заме­тил, что храм Дио­с­ку­ров — Касто­ра и Пол­лук­са — все­гда назы­ва­ют хра­мом Касто­ра, и точ­но так же он сам сыг­рал роль Пол­лук­са при Касто­ре-Цеза­ре, когда они устра­и­ва­ли пуб­лич­ные зре­ли­ща1. Одна­ко, когда эди­лы 58 г. чека­ни­ли моне­ты соглас­но поста­нов­ле­нию сена­та, они мир­но поде­ли­ли меж­ду собой один выпуск, и каж­дый взял себе одну сто­ро­ну моне­ты. Бла­го­да­ря леген­де наше­го моне­та­рия, HVPSAEVS AED CVR, его эди­ли­тет не про­шёл совер­шен­но неза­ме­чен­ным. В исто­рии мало сохра­ни­лось от ран­ней карье­ры Пуб­лия Плав­ция Гип­сея. Он про­ис­хо­дил из кон­суль­ской семьи, ибо Марк Плав­ций Гип­сей был кон­су­лом в 125 г., но у нас нет сведе­ний об име­нах отца и деда Пуб­лия, поэто­му невоз­мож­но опре­де­лить, в каком имен­но род­стве он состо­ял с кон­су­лом 125 г. Из Аско­ния извест­но, что он слу­жил кве­сто­ром у Пом­пея во вре­мя Мит­ри­да­то­вой вой­ны, но год кве­сту­ры неиз­ве­стен2. Его эди­ли­тет избе­жал забве­ния бла­го­да­ря чекан­ке. Отдель­ный монет­ный выпуск, отче­ка­нен­ный после эди­ли­те­та, свиде­тель­ст­ву­ет о при­тя­за­ни­ях его семьи на боже­ст­вен­ное про­ис­хож­де­ние, кото­рое скеп­ти­че­ски вос­при­ни­ма­ет­ся две тыся­чи лет спу­стя, когда люди боль­ше не верят в богов. Этот выпуск, состо­я­щий из двух монет с помет­кой SC и без иных ука­за­ний на маги­ст­ра­ту­ру, иссле­до­ва­те­ли дати­ро­ва­ли пери­о­дом до эди­ли­те­та Гип­сея: Гру­бер отнёс его к 61 г., а Кро­уфорд к 60 г. Но их отсут­ст­вие в кла­де из Меза­нье, кото­рый содер­жит сов­мест­ный выпуск Скав­ра и Гип­сея, отче­ка­нен­ный в 58 г., побуди­ло Хер­ша и Уол­ке­ра дати­ро­вать их после 58 г., и я с этим согла­сен. Гип­сей достиг пре­ту­ры к 55 или 54 гг., но, посколь­ку на его моне­тах маги­ст­ра­ту­ра не ука­за­на, они, веро­ят­но, пред­ше­ст­ву­ют его пре­ту­ре. Повтор­ное исполь­зо­ва­ние того же дизай­на ревер­са, лишь слег­ка изме­нён­но­го, свиде­тель­ст­ву­ет, что в 57 г. Гип­сей в оди­ноч­ку про­дол­жал выпол­нять осо­бое пору­че­ние, полу­чен­ное в 58 г., но воз­мож­ны так­же и 56 и 55 гг.

На моне­тах Гип­сей про­слав­ля­ет своё про­ис­хож­де­ние. Ревер­сы всех трёх выпус­ков име­ют один и тот же дизайн, кото­рый при­вле­ка­ет наше вни­ма­ние к собы­ти­ям более дав­ним, чем кон­суль­ство Гип­сея в 125 г., более дав­ним, чем пер­вое появ­ле­ние име­ни с. 74 Гип­сей в исто­рии — на моне­тах, дати­ру­е­мых 190-ми гг., — ко вре­ме­нам кон­суль­ства Гая Гип­сея (C HVPSAE) в IV в. до н. э., а авер­сы двух монет, отче­ка­нен­ных позд­нее, — даже к более дав­ним вре­ме­нам, чем эпо­ха осно­ва­ния само­го Рима, в туман­ные сумер­ки боже­ст­вен­но­го про­ис­хож­де­ния.

Рас­смот­рим спер­ва авер­сы этих более позд­них монет, чтобы луч­ше понять тип ревер­са, кото­рый Гип­сей исполь­зо­вал на всех трёх сво­их моне­тах. На одной моне­те он изо­бра­зил голо­ву Неп­ту­на, кото­рый лег­ко узна­ва­ем по сво­е­му атри­бу­ту — тре­зуб­цу. На авер­се вто­рой моне­ты изо­бра­же­на пре­крас­ная дама, воло­сы кото­рой пере­вя­за­ны тре­мя лен­та­ми, собра­ны в пучок и укра­ше­ны дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми. На ней жем­чуж­ное оже­ре­лье и серь­ги в фор­ме кре­ста — поис­ти­не боже­ст­вен­ная кра­сота. Но кто это? Над­пись её не иден­ти­фи­ци­ру­ет, лишь дель­фин поза­ди её голо­вы ука­зы­ва­ет на вза­и­мо­связь с морем. Мог­ли ли древ­ние рим­ляне дога­дать­ся, как мы узна­ём из книг и ката­ло­гов, что это голо­ва Лев­ко­нои? К сча­стью свиде­тель­ство, дошед­шее до нас под име­нем мифо­гра­фа Гиги­на, сооб­ща­ет, что Лев­ко­ноя была «доче­рью Неп­ту­на от Феми­сто, доче­ри Гип­сея (Hypseus)»3. Несо­мнен­но, Плав­ций Гип­сей не мог ожидать от широ­кой пуб­ли­ки такой осве­дом­лён­но­сти о его родо­слов­ной, чтобы она узна­ла имя это­го мало­из­вест­но­го боже­ства. Чтобы доне­сти идею о его боже­ст­вен­ном про­ис­хож­де­нии, доста­точ­но было мор­ской сим­во­ли­ки и боже­ст­вен­ной внеш­но­сти изо­бра­жён­ной. Это поз­во­ля­ет объ­яс­нить стран­ное имя в гре­че­ском сти­ле — Ypsae, начер­тан­ное за голо­ва­ми божеств. В гре­че­ском язы­ке не было бук­вы H, а Y похо­же на гре­че­ский ипси­лон. Мож­но не сомне­вать­ся, что такое напи­са­ние семей­но­го име­ни — это вычур­ность, ибо когда куруль­ный эдил 58 г. впер­вые напи­сал на моне­те своё имя, леген­да име­ла гораздо более латин­ский харак­тер: P HVPSAEVS AED CUR. Гре­че­ский вид над­пи­си под­чёр­ки­ва­ет боже­ст­вен­ность его про­ис­хож­де­ния.

На ревер­се всех монет­ных типов Гип­сея изо­бра­жён Юпи­тер в квад­ри­ге, мечу­щий мол­нию пра­вой рукой. Над­пись при­да­ёт этой сцене свое­об­ра­зие по срав­не­нию с типич­ны­ми моне­та­ми с квад­ри­гой. На моне­тах, про­слав­ля­ю­щих его боже­ст­вен­ное про­ис­хож­де­ние, леген­да напи­са­на в элли­ни­зи­ро­ван­ной фор­ме C YPSAE COS с. 75 CEPIT PRIV, а на моне­тах, выпу­щен­ных в год его куруль­но­го эди­ли­те­та, имя име­ет более латин­скую фор­му C HVPSAE COS PREIVER CAPTUM и озна­ча­ет, что кон­сул Гай Гип­сей взял При­верн.

При­верн, город воль­сков, в 341 г. под­нял вос­ста­ние: он нару­шил дого­вор с Римом и опу­сто­шил терри­то­рию сосед­них рим­ских коло­ний Нор­бы и Сетии. Кон­сул Гай Плав­ций Вен­нон (или Вен­нокс) быст­ро взял город, поста­вил в нём силь­ный гар­ни­зон и ото­брал у него две тре­ти терри­то­рии4. Десять лет При­верн тер­пел такое поло­же­ние дел, но в 330 г. сно­ва начал вой­ну — в сою­зе с жите­ля­ми Фун­дов и под коман­до­ва­ни­ем Вит­ру­вия Вак­ка. Вит­ру­вий пре­крас­но умел гра­бить, но был не силён в стра­те­гии, и его вой­ско рас­та­я­ло ещё до пер­во­го столк­но­ве­ния с рим­ля­на­ми. Он уда­лил­ся в При­верн. Рим­ляне реши­ли спер­ва разо­брать­ся с Фун­да­ми, а участь При­вер­на дол­жен был решить Гай Плав­ций Деци­ан, кон­сул сле­дую­ще­го, 329 г. Суще­ст­ву­ет две тра­ди­ции о взя­тии При­вер­на: соглас­но одной из них, город был взят штур­мом, а Вит­ру­вий захва­чен живым; соглас­но дру­гой, перед решаю­щей ата­кой жите­ли вышли из горо­да с каду­це­ем, сда­лись кон­су­лу и выда­ли Вит­ру­вия. Посо­ве­щав­шись с сена­том, Плав­ций срыл сте­ны При­вер­на, раз­ме­стил в нём силь­ный гар­ни­зон и отпра­вил Вит­ру­вия в рим­скую тюрь­му. Вер­нув­шись в Рим, Плав­ций отпразд­но­вал три­умф, после кото­ро­го Вит­ру­вия и его соучаст­ни­ков-заго­вор­щи­ков высек­ли и каз­ни­ли. Когда нака­за­ние зачин­щи­ков несколь­ко уга­си­ло гнев рим­лян, Плав­ций обра­тил­ся к сена­ту с вопро­сом о судь­бе жите­лей При­вер­на. Посколь­ку город гра­ни­чил с терри­то­ри­ей враж­деб­ных сам­ни­тов, Плав­ций пред­по­чи­тал видеть При­верн силь­ным и надёж­ным союз­ни­ком, а не закля­тым вра­гом. После горя­чих спо­ров его пред­ло­же­ние одер­жа­ло верх, и жите­лям При­вер­на было пре­до­став­ле­но граж­дан­ство5.

Теперь сле­ду­ет задать­ся вопро­сом, какое имен­но взя­тие При­вер­на Гип­сей про­слав­ля­ет на сво­их моне­тах. Юпи­тер в квад­ри­ге ука­зы­ва­ет на Плав­ция Деци­а­на, взяв­ше­го При­верн во вто­рой раз, в 329 г., так как он отпразд­но­вал три­умф, в с. 76 ходе кото­ро­го победи­тель обыч­но ехал на колес­ни­це в оде­я­нии Юпи­те­ра. О три­ум­фах, пре­до­став­лен­ных за пер­вое взя­тие При­вер­на, ниче­го не сооб­ща­ет­ся. Но в антич­ных источ­ни­ках нет и упо­ми­на­ний о том, что кто-то из кон­су­лов Плав­ци­ев имел ког­но­мен Гип­сей; дан­ные сведе­ния исхо­дят толь­ко от наше­го моне­та­рия. Это подо­зри­тель­но. Очень мало­ве­ро­ят­но, что в IV в. кон­сул мог носить имя, заим­ст­во­ван­ное из гре­че­ский лите­ра­ту­ры, кото­рая тогда была неиз­вест­на в Риме. Если бы Плав­ции чита­ли гре­че­скую лите­ра­ту­ру, то из «Тео­го­нии» Геси­о­да, биб­лии боже­ст­вен­ных родо­слов­ных, долж­ны были узнать, что Феми­сто, мать Лев­ко­нои, была доче­рью мор­ско­го стар­ца Нерея, а не Гип­сея6. В IX Пифий­ской оде Пин­да­ра, напи­сан­ной в 478 г., Гип­се­ем зовут царя лапи­фов, сына реч­но­го бога Пена, вну­ка Оке­а­на. Его доче­рью была Кире­на, воз­люб­лен­ная Апол­ло­на, кото­рый сде­лал её цари­цей Кире­ны в Афри­ке. Гене­а­ло­гия, изло­жен­ная у Гиги­на, — это более позд­нее изо­бре­те­ние Плав­ци­ев Гип­се­ев, пред­на­зна­чен­ное для того, чтобы дать сво­ей вет­ви Плав­ци­ев более древ­нее про­ис­хож­де­ние, и наш моне­та­рий пыта­ет­ся при­пи­сать соб­ст­вен­но­му роду былые подви­ги дру­гих Плав­ци­ев. Такие вещи были очень рас­про­стра­не­ны, и это сле­ду­ет учи­ты­вать при истол­ко­ва­нии рим­ских монет. Опи­сы­вая собы­тия IV в., Ливий сооб­ща­ет, что семьи, при­тя­заю­щие на чужие дея­ния и долж­но­сти, иска­жа­ют сведе­ния о них в над­гроб­ных речах и лжи­вых под­пи­сях к фамиль­ным бюстам. По его сло­вам, их выдум­ки пред­на­зна­че­ны для обма­на и вно­сят пута­ни­цу как в обще­ст­вен­ные, так и в част­ные архи­вы7.

Успех Плав­ция Гип­сея в этом деле оче­виден: Гру­бер пишет, что реверс моне­ты про­слав­ля­ет взя­тие При­вер­на Гаем Плав­ци­ем Деци­а­ном Гип­се­ем, а Бабе­лон отда­ёт пред­по­чте­ние пер­во­му взя­тию При­вер­на и гово­рит о подви­гах Гая Плав­ция Вен­но­на Гип­сея8. Конеч­но, не сто­ит удив­лять­ся, если неко­то­рые рим­ляне при­ня­ли эти дена­рии за чистую моне­ту и ста­ли счи­тать, что При­верн дей­ст­ви­тель­но был взят Гаем Плав­ци­ем Гип­се­ем.

Если поши­ре взгля­нуть на собы­тия, после­до­вав­шие за взя­ти­ем При­вер­на, мож­но понять, чего Гип­сей хотел добить­ся сво­им малень­ким обма­ном. В 323 г. жите­ли Туску­ла были при­вле­че­ны к ответ­ст­вен­но­сти за то, что под­дер­жи­ва­ли При­верн в войне. Пле­бей­ский три­бун Марк Фла­вий пред­ло­жил крайне суро­вое нака­за­ние: высечь и каз­нить всех взрос­лых муж­чин, а жен­щин и детей про­дать в раб­ство. Граж­дане Туску­ла яви­лись в Рим и про­си­ли не лишать их оте­че­ства и жиз­ни. Сво­ей тра­ур­ной одеж­дой и уни­жен­ны­ми моль­ба­ми они смяг­чи­ли серд­ца рим­лян, и когда наста­ло вре­мя голо­со­ва­ния, все три­бы отверг­ли пред­ло­же­ние Фла­вия, кро­ме Пол­ли­е­вой три­бы, жаж­дав­шей кро­ви. И после это­го, как сооб­ща­ет Ливий, до само­го кон­ца Рес­пуб­ли­ки прак­ти­че­ски ни один член Пол­ли­е­вой три­бы не полу­чил на выбо­рах голо­са Папи­ри­е­вой три­бы, в кото­рую были с. 77 вклю­че­ны жите­ли Туску­ла9. Наш моне­та­рий имел все осно­ва­ния ожидать, что на выбо­рах жите­ли При­вер­на не забу­дут о вели­ко­душ­ном отно­ше­нии Плав­ция к их пред­кам. Он лишь дол­жен был пока­зать им, что состо­ит в род­стве со зна­ме­ни­тым Плав­ци­ем; и луч­шим спо­со­бом запе­чат­леть это в их памя­ти было исполь­зо­ва­ние узна­ва­е­мо­го име­ни — обще­го ког­но­ме­на HVPSAEVS.

Изби­ра­те­ли отбла­го­да­ри­ли Гип­сея, избрав его пре­то­ром. Об этом извест­но лишь пото­му, что он доби­вал­ся кон­суль­ства на 52 г., а зна­чит, дол­жен был зани­мать пре­ту­ру по мень­шей мере дву­мя года­ми ранее. Во вре­мя изби­ра­тель­ной кам­па­нии Гип­сей имел все осно­ва­ния рас­счи­ты­вать на победу. Его под­дер­жи­вал Пом­пей10, с кото­рым Гип­сей был свя­зан уже десять лет, а недав­но укре­пил эти свя­зи, когда под­дер­жал попыт­ку Пом­пея добить­ся для себя пору­че­ния о вос­ста­нов­ле­нии на троне Пто­ле­мея Еги­пет­ско­го11. Его под­дер­жи­вал и Пуб­лий Кло­дий, кото­рый желал поме­шать избра­нию на кон­суль­ство сво­его закля­то­го вра­га Мило­на12. Но Кло­дий пытал­ся оття­нуть выбо­ры, чтобы не допу­стить почти несо­мнен­но­го избра­ния Мило­на, а пото­му и Гип­сею не уда­ва­лось добить­ся кон­суль­ства. Собы­тия при­ня­ли непред­виден­ный обо­рот 18 фев­ра­ля 52 г., когда Милон убил Кло­дия. Теперь все три кан­дида­та в кон­су­лы — Милон, Гип­сей и Метелл Сци­пи­он — ещё более откры­то и посто­ян­но при­бе­га­ли к под­ку­пу и воору­жён­но­му наси­лию13. Сенат, встре­во­жен­ный нарас­таю­щей анар­хи­ей, решил вос­ста­но­вить порядок, назна­чив Пом­пея кон­су­лом без кол­ле­ги. Гип­сей более не мог рас­счи­ты­вать на кон­суль­ство, за кото­рое так отча­ян­но борол­ся. Все его надеж­ды ста­ли быст­ро таять. Через несколь­ко дней были при­ня­ты новые зако­ны Пом­пея о под­ку­пе на выбо­рах и наси­лии, кото­рые пред­у­смат­ри­ва­ли более суро­вые нака­за­ния и были пря­мо наце­ле­ны про­тив трёх неудач­ли­вых соис­ка­те­лей кон­суль­ства. Гип­сей был в опас­но­сти. Милон, при­вле­чён­ный к суду за убий­ство Кло­дия, пал пер­вым. Метел­лу Сци­пи­о­ну и Гип­сею были предъ­яв­ле­ны обви­не­ния. Сци­пи­он во вре­мя пред­вы­бор­ной кам­па­нии пред­у­смот­ри­тель­но выдал дочь замуж за Пом­пея, и теперь изба­вил­ся от опас­но­сти: его зять назна­чил его сво­им кол­ле­гой по кон­суль­ству. Гип­сей остал­ся один; пись­ме­на были начер­та­ны на стене, и он мог их про­честь. Но он решил испро­бо­вать послед­ний шанс и обра­тил­ся лич­но к Пом­пею. Гип­сей дождал­ся Пом­пея на пути из бань на обед и пал перед ним на коле­ни, умо­ляя о помо­щи. Пом­пей высо­ко­мер­но про­шёл мимо и ска­зал, что Гип­сей добьёт­ся лишь одно­го — испор­тит ему обед14. Это ока­за­лось послед­ним упо­ми­на­ни­ем Гип­сея в исто­рии: его осуж­де­ние и изгна­ние были пред­опре­де­ле­ны.


1Све­то­ний. Боже­ст­вен­ный Юлий. 10.

2Аско­ний. 31, изд. Клар­ка, с. 35, 1.17.

3Гигин 157, Leuconoe [Neptuni filia] ex Themisto Hypsei filia.

4Ливий. VII.42.8—VIII.1.3.

5Ливий. VIII.19.1—21.10.

6Геси­од. Тео­го­ния. 261—263.

7Ливий. VIII.40.4—5.

8Grueber H. A. Coins of the Roman Republic in the British Museum. L., 1910. Vol. 1. P. 476.

9Ливий. VIII.37.8—12.

10Аско­ний. 31, изд. Клар­ка, с. 35, 1.17.

11Цице­рон. Пись­ма к близ­ким. I.1.3.

12Аско­ний. 26, изд. Клар­ка, с. 30, 11.13—15.

13Аско­ний. 29, изд. Клар­ка, с. 34, 11.1—2.

14Плу­тарх. Пом­пей. 55.6.

RCTV (Sear), т. I, с. 144, прим. к № 378—379 (2000 г.):

Суще­ст­ву­ют неболь­шие вари­а­ции леген­ды круп­но­го монет­но­го выпус­ка, пред­став­лен­но­го этим и сле­дую­щим типом.

Точ­ная дата куруль­но­го эди­ли­те­та Скав­ра и Гип­сея извест­на и даёт цен­ную кон­троль­ную точ­ку для хро­но­ло­гии позд­не­рес­пуб­ли­кан­ской чекан­ки. При­ме­ча­тель­ный тип авер­са уве­ко­ве­чи­ва­ет капи­ту­ля­цию в 62 г. до н. э. Аре­ты III, царя наба­тей­ских ара­бов, само­му Скав­ру, кото­рый стал пер­вым моне­та­ри­ем, про­сла­вив­шим в чекан­ке собы­тие из соб­ст­вен­ной карье­ры.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА