Денарий, серебро
Дата чеканки: 19 г. до н. э.
Монетный двор: Испания, монетный двор 2 (Колония Патриция?)
вес: 3.76 г
АВЕРС: Непо­кры­тая голо­ва Авгу­ста, обра­щён­ная впра­во. Сле­ва полу­кру­гом вниз CAESAR, спра­ва полу­кру­гом вверх AVGVSTVS. Кай­ма из точек.
РЕВЕРС: Круг­лый храм под купо­лом, с четырь­мя колон­на­ми; внут­ри Марс в шле­ме и пла­ще, повёр­ну­тый вле­во, огляды­ва­ет­ся назад, в пра­вой руке дер­жит леги­он­но­го орла (aquila), в левой — корот­кий меч (parazonium), с тро­фе­ем (или воен­ным знач­ком?) над левым пле­чом. Сле­ва вниз MARTIS, спра­ва вверх VLTORIS. Кай­ма из точек.
Ссылки:
RIC I 72 (R3);
BMC RR II Rome Type III, p. 27
CBN 1104;
Cohen I 205;
RSC I 205 (VF £300);
Примечание:
Сохранность: Good EF
Описание аверса и реверса приводится по RIC, ANS.
Numismatica Ars Classica NAC AG. Аукцион 94, лот 59 (6 октября 2016 г.)
BMC RR (Grueber), т. II, с. 25, прим. 1 (к №№ 4396—4415) (1910 г.):

Типы монет, отне­сен­ные к это­му году, сооб­ща­ют толь­ко о двух собы­ти­ях: пре­до­став­ле­ние сена­том Авгу­сту золо­то­го «щита доб­ле­сти», уже про­ил­лю­ст­ри­ро­ван­ное на чекан­ках преды­ду­щих лет, 24—20 гг. до н. э., и воз­вра­ще­ние в 20 г. до н. э. пар­фя­на­ми рим­ских зна­мен, захва­чен­ных у Крас­са в 53 г. до н. э., у Луция Деци­дия Сак­сы в 40 г. до н. э. и у Анто­ния в 36 г. до н. э. В мону­мен­таль­ном отче­те о сво­их дея­ни­ях, кото­рый Август оста­вил нам (Mommsen Th. Res gestae divi Augusti. Ex monumentis ancyrano et apolloniensi. Berolini, 1883. P. 124), он сооб­ща­ет о послед­нем собы­тии в сле­дую­щих выра­же­ни­ях: «Parthos trium exercitum (sic) Romanorum spolia et signa reddere mihi supplicesque amicitiam populi Romani petere coegi. Ea autem signa in penetrali, quod est in templo Martis Vltoris, reposui» (Я заста­вил пар­фян вер­нуть мне тро­феи и знач­ки, захва­чен­ные у трех рим­ских армий, и обра­тить­ся к наро­ду рим­ско­му с моль­бою о друж­бе. А знач­ки эти я поло­жил в свя­ти­ли­ще хра­ма Мар­са Мсти­те­ля. — Пере­вод А. Л. Смыш­ля­е­ва). Све­то­ний (Aug. 21) тоже сооб­ща­ет: «Parthi quoque et Armeniam vindicanti facile cesserunt: et signa militaria quae M. Crasso et M. Antonio ademerant, reposcenti reddiderunt; obsidesque insuper obtulerunt» (А пар­фяне по его тре­бо­ва­нию и усту­пи­ли ему бес­пре­ко­слов­но Арме­нию, и вер­ну­ли ему зна­ме­на, отби­тые у Мар­ка Крас­са и Мар­ка Анто­ния, и доб­ро­воль­но пред­ло­жи­ли залож­ни­ков. — Пере­вод М. Л. Гас­па­ро­ва). В Риме было два хра­ма, посвя­щен­ных Мар­су Мсти­те­лю: один, сво­его рода свя­ти­ли­ще (aedicula), — на Капи­то­лии, воз­двиг­ну­тый в 20 г. до н. э.; вто­рой, боль­шое зда­ние, — на фору­ме; Август дал обет постро­ить его перед бит­вой при Филип­пах, но завер­шил его стро­и­тель­ство толь­ко во 2 г. до н. э. (Mommsen Th. Op. cit. P. 126). Бун­зен счи­та­ет, что храм, изо­бра­жен­ный на моне­тах, — это храм, воз­веден­ный в честь это­го боже­ства на Капи­то­лии (von Bunsen C. Beschreibung der Stadt Rom. Bd. 3. Stuttgart, 1842. Ill. I. S. 281); но Бор­ге­зи скло­нен видеть в нем изо­бра­же­ние боль­шо­го хра­ма до завер­ше­ния его стро­и­тель­ства (Borghesi B. Œuvres complètes. T. 2. Paris, 1864. P. 379). Но посколь­ку эти моне­ты были отче­ка­не­ны в 18 г. до н. э., пред­став­ля­ет­ся более веро­ят­ным, что изо­бра­жен­ный на них храм — это малень­кий храм на Капи­то­лии. Момм­зен (Loc. cit.) пред­по­ла­га­ет, что позд­нее зна­ме­на мог­ли пере­не­сти из малень­ко­го хра­ма в боль­шой. Воз­мож­но так­же, что неко­то­рые зна­ме­на были поме­ще­ны в храм Юпи­те­ра, так как Гора­ций (Carm. IV. 15. 6) гово­рит: «signa nostro restituit Iovi» (Он воз­вра­тил зна­ме­на наше­му Юпи­те­ру); и Про­пер­ций (Carm. III. 4. 6) тоже гово­рит: «assuescent Latio Partha tropaea Iovi» (Пар­фян­ские тро­феи при­вык­нут к Латин­ско­му Юпи­те­ру). Это может объ­яс­нять изо­бра­же­ние хра­ма Юпи­те­ра на моне­тах, отче­ка­нен­ных при­мер­но в то же вре­мя, что и моне­ты с хра­мом Мар­са. Поме­ще­ние этих зна­мен в храм Мар­са уста­но­ви­ло вза­и­мо­связь меж­ду этим хра­мом и хра­мом Юпи­те­ра Фере­трия на Капи­то­лии, где поме­ща­лись «пыш­ные доспе­хи» (spolia opima). Август мог рас­смат­ри­вать воз­вра­ще­ние утра­чен­ных зна­мен как spolia opima и поме­стить неко­то­рые из них не толь­ко в храм Мар­са, но и в храм Юпи­те­ра; ибо Дион Кас­сий (LIV. 8) сооб­ща­ет, что «Август полу­чил их, слов­но победил пар­фян, и гор­дил­ся этим, при­тя­зая на то, что без вой­ны вер­нул утра­чен­ное в преж­них сра­же­ни­ях. Так что по это­му слу­чаю он рас­по­рядил­ся о жерт­во­при­но­ше­ни­ях и стро­и­тель­стве хра­ма Мар­са Мсти­те­ля, в под­ра­жа­ние хра­му Юпи­те­ра Фере­трия на Капи­то­лии, чтобы поме­стить туда эти зна­ме­на».

По пово­ду хро­но­ло­гии чекан­ки сле­ду­ет отме­тить, что порт­рет Авгу­ста похож на его порт­рет на моне­тах, отне­сен­ных к 24—20 гг., и он не увен­чан лав­ра­ми. Име­но­ва­ние CAESAR AVGVSTVS оди­на­ко­во на всех моне­тах.

Дена­рии типа I поме­че­ны штем­пе­лем при Вес­па­си­ане (Bahrfeldt M. Victoriate mit vertieftem ROMA // Zeitschrift für Numismatik. Bd. 3. 1876. S. 368).

Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

BMC RR (Grueber), т. II, с. 27, прим. 1 (к № 4407—4411) (1910 г.):

Аурей это­го же типа, на авер­се кото­ро­го сто­ит про­сто AVGVSTVS, граф де Салис отнёс к Гал­лии на осно­ва­нии тех­ни­ки изготов­ле­ния.

RIC (Sutherland), т. I, с. 25—26, комм. к №№ 26—153 (1984 г.):
с. 25 (ii)—(iii) «Неиз­вест­ные испан­ские монет­ные дво­ры 1 и 2»1 (№№ 26—153)

Две серии золотых и сереб­ря­ных монет, пер­вая из кото­рых усту­па­ет вто­рой в объ­ё­ме и доволь­но замет­но отли­ча­ет­ся от неё порт­ре­та­ми, вызва­ли нема­ло труд­но­стей и пута­ни­цы; Мэт­тингли2, сле­дуя за Лаф­фран­ки3, отнёс их к монет­ным дво­рам испан­ских про­вин­ций на том осно­ва­нии, что на мед­ных моне­тах мно­гих испан­ских горо­дов в эпо­ху Авгу­ста наблюда­ет­ся та же мане­ра испол­не­ния порт­ре­тов4, и пред­по­ло­жил, что эти монет­ные дво­ры нахо­ди­лись в Цеза­рь­ав­гу­сте (Сара­гос­са) в Тарра­кон­ской Испа­нии и Коло­нии Пат­ри­ции (совре­мен­ная Кор­до­ва) в Бети­ке5. Без новых свиде­тельств труд­но опро­верг­нуть аргу­мен­та­цию Мэт­тингли; но пред­при­ни­ма­лись попыт­ки осла­бить его аргу­мен­та­цию ввиду обна­ру­же­ния в Немау­зе (Ним) штем­пе­ля авер­са, кото­рым были отче­ка­не­ны ауреи (по-види­мо­му, под­лин­ные), отне­сён­ные Мэт­тингли к «Коло­нии Пат­ри­ция»6, с. 26 и при­пи­сать часть «испан­ских» дена­ри­ев Немау­зу, в основ­ном исхо­дя из сти­ли­сти­че­ских сооб­ра­же­ний7. Обсто­я­тель­ства обна­ру­же­ния штем­пе­ля без повреж­де­ний и потёр­то­стей в ним­ском фон­тане поз­во­ля­ют нам не согла­сить­ся с тем, что он пред­став­ля­ет немауз­ский монет­ный двор по чекан­ке золота и сереб­ра и пред­ло­жить иное объ­яс­не­ние8; и, хотя сле­ду­ет при­знать, что пол­ное иссле­до­ва­ние «испан­ско­го» золота и сереб­ра ещё не про­во­ди­лось, да и оно вряд ли поз­во­лит уста­но­вить терри­то­рию обра­ще­ния этих золотых и сереб­ря­ных монет (ибо они ходи­ли повсюду), всё же мож­но отме­тить, что (а) Испа­ния в целом уже дав­но была урба­ни­зи­ро­ва­на и вклю­че­на в сеть тор­го­вых свя­зей; (б) осо­бен­но это отно­сит­ся к Бети­ке; (в) Испа­ния слу­жи­ла важ­ным источ­ни­ком золотых и сереб­ря­ных слит­ков; (г) в Испа­нии (в отли­чие от Гал­лии) в то вре­мя сто­я­ло четы­ре леги­о­на, кото­рым тре­бо­ва­лось пла­тить жало­ва­нье моне­та­ми из дра­го­цен­ных метал­лов. Если учесть так­же боль­шое сход­ство порт­ре­тов, наблюда­е­мое меж­ду этим золо­том и сереб­ром, с одной сто­ро­ны, и, с дру­гой сто­ро­ны, обиль­ны­ми выпус­ка­ми город­ской меди, кото­рые нача­ли чека­нить­ся в тот пери­од, когда это золо­то и сереб­ро ста­ло цир­ку­ли­ро­вать в боль­ших коли­че­ствах9, то труд­но отри­цать, по мень­шей мере, прав­до­по­до­бие тео­рии Лаф­фран­ки — Мэт­тингли, вне зави­си­мо­сти от того, где имен­но в Испа­нии рас­по­ла­га­лись сами монет­ные дво­ры.

Про­дол­жи­тель­ность чекан­ки монет­ных дво­ров «Испа­ния 1» и «Испа­ния 2» невоз­мож­но точ­но опре­де­лить. «Испа­ния 1» — менее про­дук­тив­ный из двух10 — чека­нил типы, кото­рые мож­но отне­сти в основ­ном к 19—18 гг. до н. э.: ука­за­ния на уступ­ки Арме­нии и Пар­фии рас­смат­ри­ва­ют­ся в общем кон­тек­сте, где Август пред­став­лен как спа­си­тель Рима, удо­сто­ен­ный Щита доб­ле­стей (clupeus virtutis) и граж­дан­ско­го вен­ка (corona civica). Монет­ный двор «Испа­ния 2» чека­нил гораздо более актив­но, пожа­луй, с 20 по 17/16 гг. до н. э. В его чекан­ке тоже изоби­лу­ют ука­за­ния на Арме­нию и Пар­фию, а Август тоже пред­став­лен как спа­си­тель государ­ства, одна­ко дати­ро­ван­ные выпус­ки и пря­мое упо­ми­на­ние о Веко­вых играх (Ludi Saeculares), состо­яв­ших­ся в 17 г. до н. э., свиде­тель­ст­ву­ют о том, что чекан­ка монет­но­го дво­ра «Испа­ния 2» несо­мнен­но про­дол­жа­лась до 17 г. до н. э.

Ауреи и дена­рии, выпу­щен­ные монет­ным дво­ром «Испа­ния 1», име­ют раз­ные типы, за един­ст­вен­ным исклю­че­ни­ем. На монет­ном дво­ре «Испа­ния 2» дело обсто­ит ина­че. В дру­гих отно­ше­ни­ях оба монет­ных дво­ра име­ют мно­го важ­ных сходств: весо­вой диа­па­зон золотых монет состав­ля­ет 7,90—7,75 г, сереб­ря­ных монет — 3,85—3,65 г; наблюда­ет­ся тен­ден­ция (с неко­то­ры­ми откло­не­ни­я­ми) к рас­по­ло­же­нию штем­пе­лей в пози­ции ↑↓. Хотя вре­мен­ной диа­па­зон их чекан­ки может раз­ли­чать­ся, как и их про­дук­ция и выбор типов авер­са и ревер­са, два монет­ных дво­ра явно име­ют мно­го обще­го — чего и сле­ду­ет ожидать, когда два началь­ни­ка монет­ных дво­ра дей­ст­ву­ют при­бли­зи­тель­но одно­вре­мен­но в сосед­них про­вин­ци­ях.

© 2017 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

——————

ПРИМЕЧАНИЯ (постра­нич­ная нуме­ра­ция заме­не­на на сквоз­ную):

——————

1См. ниже, с. 43 сл.

2Mattingly G. A. Coins of the Roman Empire in the British Museum. V. 1. Augustus to Vitellius. London, 1923. P. cviii f.

3Laffranchi L. La monetizatione di Augusto // RIN. Vol. 25. 1912. P. 151 f.; Vol. 26. 1918. P. 161 f.

4Конеч­но, невер­но было бы пола­гать, что порт­ре­ты на мед­ных моне­тах повли­я­ли на порт­ре­ты на сереб­ре и золо­те (ср. Grant M. From Imperium to Auctoritas. Cambridge, 1946. P. 122; Idem. A Step toward World-Coinage // Studies in Roman Economic and Social History in Honor of A. Ch. Johnson / Ed. P. R. Coleman-Norton. Princeton, 1951. P. 100 f.; Idem. The Six Main Aes Coinages of Augustus. Edinburgh, 1953. P. 77 f.), но на самом деле Мэт­тингли спе­ци­аль­но под­чёр­ки­ва­ет, что речь идёт о вли­я­нии более рас­про­стра­нён­но­го сереб­ра и золота на медь, огра­ни­чен­ную мест­ным обра­ще­ни­ем.

5Sutherland C. H. V. The Emperor and the Coinage. London, 1976. P. 42 f.

6Le Gentilhomme P. Coin monétaire d’Auguste // RN. Ser. 5. T. 9. P. ii; Giard J.-B. Bibliothèce nationale (Paris): Catalogue des monnaies de l’Empire romain. Vol. 1. Paris, 1976. P. 12; Grant M. A Step toward World-Coinage. P. 102 f.

7Giard J.-B. Op. cit. №№ 1330 ff.; P. 13. Эту гипо­те­зу труд­но под­дер­жать в отсут­ст­вие сколь­ко-нибудь надёж­ных свиде­тельств, и она не учи­ты­ва­ет­ся в спис­ках, при­ведён­ных ниже (с. 45 сл.), где все эти моне­ты отне­се­ны к монет­ным дво­рам «Испа­ния 1» и «Испа­ния 2».

8Sutherland C. H. V. Op. cit. P. 44.

9Vives y Escudero A. La moneda hispánica. Madrid, 1924—1926; Sutherland C. H. V., Kraay C. M. Coins of the Roman Empire in the Ashmolean Museum. Part 1. Oxford, 1975. Pl. 22—26.

10Об оцен­ке объ­ё­мов про­из­вод­ства монет­но­го дво­ра «Испа­ния 1» и отсут­ст­вии сколь­ко-нибудь надёж­ных свиде­тельств, а так­же о монет­ном дво­ре «Испа­ния 2» ср.: Sutherland C. H. V. Some Observations on the Coinage of Augustus // NAC. Vol. 7. 1978. P. 169 f.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА