Соколов Г.И.

ИСКУССТВО ЭТРУСКОВ.


СОДЕРЖАНИЕ Следующая глава

ВВЕДЕНИЕ

[с.5] Искусство этрусков, живших в первом тысячелетии до н.э. (конец VIII—I вв. до н.э.) на территории Апеннинского полуострова, оставило значительный след в истории мировой культуры и сильно повлияло на древнеримскую художественную деятельность. Произведения этрусского искусства создавались в основном в районе, ограниченном с севера рекой Арно, а с юга Тибром, но существовали и значительные художественные мастерские в этрусских городах на север от этих границ (Марцаботто, Спина) и на юг (Пренесте, Веллетри, Сатрик). Этруски известны современному человеку, пожалуй, больше своим искусством, чем какими-нибудь другими формами деятельности, так как многое в их истории, религии, культуре, включая и пока еще не вполне понятную письменность, остается загадочным, ожидающим археологических, исторических и лингвистических исследований.

Освоение различных видов изобразительного искусства у этрусков шло тем же путем, что и у других народов. Чувство пропорций, ритмов, числовых соотношений находило отражение в архитектуре — об этом свидетельствуют этрусские храмы, гробницы, крепостные сооружения. В монументальной и камерной скульптуре украшавшей храмы, гробницы, саркофаги, погребальные урны, культовые и бытовые предметы — треножники, цисты, зеркала — получило выражение тонкое ощущение пластической формы. Этрусские скульпторы [с.6] обращались к портретным образам, знаком был им и рельеф различных видов — низкий и высокий. Отпечаток художественных вкусов этрусков сохранила керамика своеобразных форм, украшавшаяся рельефными и живописными изображениями. Торевты исполняли из драгоценных металлов исключительные по красоте серьги, браслеты, фибулы, кольца, диадемы. Резчики по камню помещали на геммах-печатках разнообразные по сюжетам и темам композиции, умело соотнося углубленный рельеф с формой небольшого цветного камня. Этрусские погребальные росписи дают наиболее полное представление о характере античной живописи первого тысячелетия до н.э.

Этрусским мастерам были известны разнообразные материалы. Для сооружения крепостных построек, фундаментов храмов и жилых домов применялись различные породы камня, а также дерево и глина, из которой изготавливались сырцовые кирпичи для кладки стен. В скульптуре камень использовался реже, чем у греков. Этруски знали ваяние, когда мастер отсекает от каменной глыбы лишние куски и как бы высвобождает видимый им художественный образ, но охотнее они обращались к пластике и создавали свои произведения постепенным наращиванием материала — сырой глины или воска, в терракоте или бронзе. Характерно, что подобное предпочтение пластики ваянию отличает художественные принципы восточных народов, с искусством которых этруски были хорошо знакомы.

Мрамор, несомненно известный этрускам, почти не находил у них применения. Они любили серый туф, темный травертин, породы вулканического происхождения с грубой поверхностью, усиливавшей условность памятников. Возможно, этруски сознавали, что полупрозрачный мрамор, хорошо имитировавший фактуру человеческой кожи, будет повышать реальность их и без того очень конкретных, нередко подчеркнуто резких, эмоционально напряженных образов. Основными

Карта Этрурии

[с.8] материалами этрусских скульпторов и керамистов была бронза и терракота. Им уступали камень, драгоценные металлы, кость и полудрагоценные камни, применявшиеся для изготовления украшений и гемм-печатей. В живописи гробниц использовались минеральные краски разных цветов, преимущественно теплых тонов, наносившиеся на сырую штукатурку, реже на сухую, а порой и прямо на поверхность скалистых стен склепа. В керамике применялись черный и красный лак, белая краска, пурпур.

Для этрусков не характерны монументальные и гражданские памятники, подобные водружавшимся на площадях и улицах древнегреческих городов. Значение этого вида искусства у этрусков, если он вообще существовал, было, как и в древневосточных государствах — Ассирии, Финикии, Египте, — невелико. В этрусской скульптуре нет статуй, намного превышающих человеческий рост, но чаще встречаются изваяния, даже божеств, героев, воинов, нарочито уменьшенные. И тем не менее созданные этрусками в камне, терракоте, бронзе, золоте, кости, полудрагоценных и драгоценных камнях произведения далеки от камерности и выражали не только личные настроения мастеров и заказчиков, но и чувства всего народа.

Этрусские ваятели придавали большое значение цвету. На многих терракотовых статуях и рельефах сохранилась раскраска, часто применялись ярко-зеленая или темная бронза, камень-известняк с сурово-серой шероховатой поверхностью, матово-кремовая кость, ярко-желтое золото или резные полудрагоценные камни разнообразных цветов.

Работа скульптора в Этрурии вряд ли высоко оценивалась и была так же почетна, как в Древней Греции. Во всяком случае, имена мастеров почти не дошли до наших дней, известно лишь имя жившего в конце VI — начале V века до н.э. Вулки, упомянутое римским ученым и писателем Плинием.

[с.9] Памятники этрусского искусства были известны уже в средние века, но особенный интерес к ним возник в эпоху Возрождения, когда с живописью и скульптурой этрусков соприкоснулись крупнейшие мастера Ренессанса. Итальянские гуманисты сознавали красоту и совершенство произведений этрусков, их бронзовые скульптуры нередко подновлялись и реставрировались в те годы. В XVIII веке появились первые фундаментальные работы об этрусках, такие, в частности, как «Семь книг о царской Этрурии» Ф. Демпстера с гравированными изображениями. В городе Кортоне создали «Этрусскую академию» с целью сбора и сохранения материалов об этом народе. Привлекали внимание ученых этрусские росписи, обнаруженные при раскопках в Тоскане. В Вольтерре священник Гварначчи основал первый этрусский музей, получивший его имя. В 20-х годах XIX века заинтересовались найденными около Перуджи этрусскими надписями и памятниками, обнаруженными во многих неразграбленных этрусских могилах. Сведения о них опубликовал Э. Герхард. В России этрусками занимался в первой половине XIX века ученый А.Д. Чертков.

Гробница Реголини-Галасси, вскрытая в 30-х годах XIX века, сохранила множество произведений искусства. Десятилетие спустя коллекционер Д. Кампана открыл близ Вей большую, названную его именем, этрусскую усыпальницу с рельефами. В 50-х годах XIX века найдена гробница Франсуа близ Вульчи. Во второй половине XIX века интерес к этрускам несколько угас, но в XX веке широкие археологические работы в различных этрусских городах и некрополях дали много нового материала. Ценные сведения ученые получили во время исследований древних городов Марцаботто и Спина, раскопок храмового комплекса в Вейях и у поселка Санта-Севера, близ Рима. Эффективность изучения этрусского искусства в настоящее время повышается благодаря использованию археологами новейших [с.10] методов аэрофотосъемки перед раскопками городов и фотоперископов при вскрытии склепов.

Крупнейшие этрусские археологические комплексы — городские и погребальные — Марцаботто, Спина, Вейи, а также Черветери, Тарквинии, Кьюзи, Вольтерра. Памятники этрусского искусства хранятся в основном в собраниях Ватиканских музеев и Музее виллы Джулия, Археологическом музее Флоренции, музеях Болоньи, Кьюзи, Вольтерры. Кроме этого, оригинальные этрусские произведения имеются в коллекциях многих преимущественно тосканских городов. Изделия этрусских мастеров можно встретить и в различных странах мира. Богатое собрание их представлено за океаном — в нью-йоркском Метрополитен-музее. Интересны памятники Британского музея Лондона и парижского Лувра. В свое время Россия приобрела крупную коллекцию Д. Кампана, сейчас она украшает залы Государственного Эрмитажа Ленинграда. Произведения этрусского искусства есть в ГМИИ имени А.С. Пушкина в Москве, Музее западного и восточного искусства Киева, Археологическом музее Одессы, Художественном музее Воронежа.

Периодизация этрусского искусства — одна из самых сложных проблем современной этрускологии. Вопрос этот до сих пор занимает ученых, но решения его не всегда одинаковы, хотя и сходны. Различные мнения при определении границ отдельных эпох этрусского искусства объясняются как слабой изученностью социально-политического и экономического развития этрусских городов, так и трудностью точной датировки многих памятников. Наиболее верна, по-видимому, точка зрения итальянских антиковедов, в частности Р. Бьянки Бандинелли, который различает следующие этапы развития этрусского искусства VIII—I веков до н.э. Характер искусства конца VIII—VII веков до н.э., когда на художественную культуру этрусков сильное воздействие оказывали народы Восточного Средиземноморья, определяется им как ориентализирующий. Период [с.11] особенно тесной связи этрусских мастеров VI—V веков до н.э. с художниками Греции он называет архаикой и подразделяет на два этапа — расцвет этрусского искусства с ионическими влияниями (600 — 475 гг. до н.э.) и спад экономической и культурной активности этрусков с характерной тогда ориентацией на аттическое искусство (475 — 400 гг. до н.э.). Для IV века до н.э. и части III века до н.э. он выбирает термин «средние годы», указывая, что это время, когда римляне завоевывали этрусские города (в 396 г. Рим захватил Вейи), было весьма трагическим для этрусков.

Однако и в годы потрясений этруски продолжали активную деятельность, с ними считались даже особенно агрессивные в ту эпоху римляне. Этрусское искусство тогда не только не погибло, но обогатилось новыми образами и формами, хотя и потеряло свою былую интенсивность. III—I века до н.э. характеризуются как эллинистические. В завоеванных римлянами этрусских городах жизнь несколько стабилизировалась, оживились искусства и ремесла. Это был последний период расцвета. В художественной продукции все более заметным становилось воздействие не только эллинистических образцов, но и римских, все менее проявлялось присущее этрускам своеобразие, и к концу I века до н.э. их творческие способности, которыми римляне всегда живо интересовались, постепенно иссякли.

В периодизации Р. Бьянки Бандинелли, как в хронологии, так и терминологии (ориентализирующий, архаический, эллинистический), сильна связь с периодизацией греческого искусства. Понятно также, почему он избегает для V—IV веков до н.э. термина «классический», которым определяются годы расцвета и наивысшего внутреннего подъема эллинских городов; этрусская реальность тех столетий была наполнена жестокой борьбой, страданиями, страхом порабощения.

О. Брендель в своей истории этрусского искусства использует в общем для тех же хронологических [с.12] периодов сходные названия — ориентализирующий, архаический, эллинистический, но для V и IV веков до н.э. он все же допускает термин «классический». Условность подобных наименований несомненна, и термин «классический» период так же неточен в применении к этрусскому искусству, как «архаический», а тем более «эллинистический». И все же такими названиями сейчас пользуются, выражая в них художественную близость этрусских и эллинских форм.

В настоящем очерке периодизация этрусского искусства близка вышеупомянутым вариантам, учитывается сильное воздействие передневосточных, эллинских, а позднее римских эстетических принципов. Однако при изложении развития этрусского искусства особенное внимание уделяется происходившим на Апеннинском полуострове историческим событиям, влиявшим на художественную жизнь, а также указывается на своеобразие этрусских памятников, на их отличия от греческих, на особенную специфику их содержания и художественных форм.


СОДЕРЖАНИЕ Следующая глава