ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА.
Сб. статей под ред. акад. И.И. Толстого.

[с.182]

ОРГАНИЗАЦИЯ СТРОИТЕЛЬНЫХ РАБОТ.
АДМИНИСТРАЦИЯ. РАБОЧАЯ СИЛА.

Постройка общественных зданий в греческих городах происходила по решению народного собрания, которое ассигновывало и необходимые для этого средства. Для руководства постройкой народное собрание выбирало строительную комиссию, в состав которой входил архитектор. На обязанности комиссии лежало составление смет и договоров о сдаче работ в подряд и постоянное наблюдение за ходом работы, а также закупка материалов. Архитектор составлял проект здания, давал указания комиссии по техническим вопросам в связи с составлением смет и договоров и был техническим руководителем стройки. В некоторых случаях у архитектора был помощник, который непосредственно руководил подрядчиками. Архитектор выбирался иногда на год, иногда на ряд лет. Он работал по найму за определенную годовую или поденную плату. В I веке до н.э. в некоторых городах (Родос, Кизик) существовали и постоянные должности архитекторов. Лица, занимавшие эти должности, обязаны были руководить городскими строительными работами и наблюдали за исправностью военных машин. Архитектор отвечал за правильность сметы всем своим имуществом, которое, после утверждения сметы, брали под залог. Если перерасходы превышали смету больше, чем на одну четверть, то средства на покрытие этих сверхсметных расходов брали из имущества архитектора. Если же расходы укладывались в смету, архитектор получал за это особое вознаграждение.

[с.183] Количественный состав строительной комиссии был различен (от одного до семи), так же как и продолжительность ее полномочий (год и больше). В некоторых городах функции комиссии переносились на специальных магистратов, на обязанности которых лежало постоянное наблюдение за строительными работами данного города. При постройке храмов в работах комиссии иногда принимала участие коллегия жрецов. Комиссия имела своего секретаря, который вел отчетность; в ее распоряжении также состояло некоторое количество государственных рабов.

Договоры на производство строительных работ, как общие, так и частные, были подробны и пространны. Они обычно содержали в себе как порядок и сроки выдачи авансов и вознаграждения подрядчикам и рабочим, так и порядок наложения на них взысканий, детальное описание производимых работ и, наконец, условия их выполнения.

Как правило, работы сдавались в подряд и только в редких случаях производились государством под непосредственным наблюдением архитектора и членов строительной комиссии. Характерной особенностью организации строительных работ в Греции была чрезвычайная дробность подрядов как в смысле производимых работ, так и в смысле их сроков. Только очень редко встречаются договоры, заключенные на срок больше одного года и на работы, объем и стоимость которых довольно значительны (1000-6000 драхм). Обычно эти работы делили между большим числом подрядчиков. Одни брали на себя заготовку материалов, другие – их транспорт, третьи – их обработку и укладку на место. Дальнейшее разделение идет по строительным материалам: одни подрядчики специализируются на камне, другие – на дереве, третьи – на черепице и на сырцовых кирпичах. Но и на этом дело не кончается: строительные работы никогда не сдаются в подряд целиком по признаку отдельных материалов, применяемых на данной постройке, а только частями, и почти всегда частями очень мелкими. Такой подряд, как отеска и транспорт камней для всего перистиля храма на сумму около 6000 драхм (Эпидавр, [с.184] середина IV в.), был, по-видимому, исключительно крупным. Наряду с этим, на Делосе в 279 г. мы имеем примеры довольна крупных подрядов, например сооружение крыши "туфового" храма за 1300 драхм или изготовление 15 кассет в передней части перистиля храма Аполлона за 2250 драхм. Но гораздо чаще встречаются упоминания о значительно более мелких подрядах. Следующий пример может дать представление о том, до какого мелкого деления доходило иногда производство строительных работ. Так, при постройке Елевсиниона в Афинах (329-328 год) изготовление дверей храма (очевидно только деревянных их частей) было сдано в подряд одному подрядчику за 60 драхм; другой подрядчик за 25 драхм берет на себя транспорт и укладку каменных порогов. Заливка скрепов свинцом, фасонные работы и чистая отеска камней при этом производились помимо подрядчиков отдельными рабочими за отдельную поденную плату в 2 драхмы и 2 драхмы 4 обола в день. Встречаются подряды на устройство лесов для рабочих, производящих чистую отеску камней, или для рабочих, обмазывающих деревянные потолки смолой, на сборку подъемных машин для разгрузки прибывших на кораблях строительных материалов, и т.п. Согласно подсчетам Фукара, в течение 329-328 года на постройке Елевсинского храма и Елевсиниона в Афинах занято было 17 подрядчиков и 38 независимых от них рабочих, нанятых на производство отдельных работ.

Такая дробность деления подрядов объясняется отчасти порядком финансирования строительных работ. Средства, отпускаемые на них, были до известной степени случайны и должны были в каждом отдельном случае декретироваться народным собранием. Они изыскивались, по-видимому, главным образом из излишков, остававшихся от расходования денег по основным статьям бюджета. Этим обстоятельством, по всей вероятности, объясняется тот факт, что подряды были краткосрочными и редко заключались на срок длиннее года.

История постройки крупных общественных зданий классической и эллинистической эпохи пестрит упоминаниями [с.185] о перерывах в строительных работах вследствие недостатка средств.

Когда государственная казна была пуста, обращались к сбору частных средств в виде даров или ссуд от царей и частных лиц. Но и при этой помощи работы прерывались иногда на десятки лет и растягивались на годы жизни нескольких поколений.

Вторая причина дробления подрядов между целым рядом подрядчиков заключалась в их финансовой маломощности. Подрядчик не имел возможности нанять за свой счет большое число рабочих, снабдить их инструментами, и потому работы поручались нескольким небольшим бригадам. Поэтому и выплата денег подрядчикам за более или менее крупные подряды производилась по частям: аванс при начале работ – 50%, по выполнении половины работы – 40%, остальные 10% удерживали до окончательной сдачи работ и выплачивали с вычетом из них штрафов (Делос, надпись 279 г.). По тем же причинам подрядчики иногда объединялись по двое и по трое для выполнения одного подряда.

При заключении договора подрядчик обязан был указать своих поручителей, без чего договор не имел силы. Подрядчик отвечал как за выполнение работ в срок, так и за всякое могущее случиться по его вине повреждение готовых частей зданий. За невыполнение условий договора он платил штрафы, налагаемые на него комиссией. Так, в Ливадии за каждый день опоздания против срока подрядчик платил 50 драхм.

По своему социальному положению рабочие делились на свободных и на рабов. Участие частных рабов в строительных работах не засвидетельствовано надписями эллинистической эпохи, но труд государственных рабов применялся здесь довольно часто. "Рабов бога" мы встречаем как на постройке храма Аполлона в Дидиме, так и в Елевсине, в Афинах (в последнем случае 17 человек в 329-328 г.) и на Делосе. Они получали плату в 3 обола в день на продовольствие (на Делосе в III в. – 2 обола в день) и, кроме того, одежду. Вознаграждение выплачивали иногда деньгами, иногда натурой. [с.186] Рабский труд применялся, вероятно, только для черной работы. Свободные рабочие, судя по получаемой ими зарплате, делились на несколько категорий. Архитектор в Дельфах получал в III в. в среднем 2 драхмы в день, но некоторые архитекторы получали 3 или 4 драхмы в день. В конце III в., в связи с понижением цен и последующим понижением зарплаты, архитекторы получают уже лишь 1 1/2 драхмы в день. Высококвалифицированные рабочие, например плотники Теодот, Никон и сыновья последнего, работавшие на Делосе в III в. до н.э., также получали 2 драхмы в день. Другие категории рабочих получали 1 драхму 3 или 4 обола в день и, кроме того, одежду. Прожиточный минимум в то время равнялся двум-трем оболам в день. Эта разница в зарплате, вероятно, обусловливалась не только различной квалификацией рабочих, но и тем, нанимались ли они со своими инструментами или получали их от подрядчика или от администрации стройки. Рабочие нанимались сдельно или поденно. Но уже в III в., – по всей вероятности, в связи с текучестью рабочей силы, с одной стороны, и с безработицей, с другой, – появляются постоянные рабочие, нанимаемые на месяц и на год. При храме на Делосе имелись и постоянные рабочие (2 каменотеса и 1 кузнец), получавшие зарплату помесячно. Зарплата их, выдаваемая преимущественно натурой, была гораздо ниже поденной платы. В среднем они получали 4 1/3 обола в день.

Разделение труда и специализация рабочих по отдельным профессиям в эллинистическую эпоху сделала огромный шаг вперед. Об этом яснее всего говорит длинный список различных существовавших в Птолемеевском Египте профессий, составленный Вилкеном (Wilcken) на основании надписей, папирусов и острака. Эта дифференциация коснулась и строительных рабочих. В этом списке мы находим рабочих в каменоломнях, каменщиков, камнетесов, носильщиков камней, плотников, гончаров и формовщиков кирпичей. В Дидиме работали бригады камнетесов, из которых одни специализировались на отеске мрамора, а другие – на отеске известняка. [с.187] Инструменты им точат другие рабочие – специалисты по точке. На Делосе плотник ставит на место двери, а другой рабочий устанавливает для нее косяки; до укладки плотником на верхний ряд кладки стены той доски, которая должна поддерживать балки потолка, каменщик проверяет горизонтальное направление кладки. В Египте профессиональные рабочие платили государству ремесленный налог.

Во время работы на стройке рабочие, как нанятые непосредственно строительной комиссией или архитектором, так и работающие на подрядчика, находились под постоянным контролем комиссии, имевшей право налагать на них пени за невыполнение условий работы, а также удалять их с работы.

О значительном ухудшении условий свободного труда в эллинистическую эпоху говорит ряд фактов: текучесть рабочей силы и усиленная эмиграция рабочих из старых городских центров Греции в новые эллинистические государства Востока.

Ухудшение общего положения рабочих вызвало к жизни и новое средство защиты ими своих экономических интересов – профессиональные объединения и союзы. Греция IV века еще не знала никаких объединений, кроме культовых: представители одной профессии иногда объединялись с целью почитания божества – покровителя данной профессии. В эллинистическую эпоху культовые цели объединений отошли на второй план, и их место заняли профессиональные интересы. Местные объединения часто разрастались в районные союзы. В Египте, например, еще в III в. до н.э. существовало объединение мукомолов. В греческих областях нам известны многочисленные объединения работников театра. Так, существовало объединение афинских актеров, союз истмийских актеров с центром в Фивах и несколькими филиалами, союз актеров Ионии и Геллеспонта, группировавшийся вокруг театра Пергама. Для защиты своих интересов эти объединения обращались иногда и к забастовкам. Нам уже приходилось говорить о забастовке рабочих в каменоломнях Египта (стр. 15). Рабочие, занятые в III в. до н.э. сооружением дамбы в большом поместье близ [с.188] Фаюма, угрожали забастовкой в случае невыплаты им задержанной зарплаты. На острове Паросе в I в. до н.э. был издан почетный декрет в честь некоего гражданина, который, уладив конфликт между работодателями и рабочими, уговорил последних приступить к работе, а первых – выплатить им зарплату. В Магнезии на Меандре происходила забастовка пекарей из-за повышения цен на хлеб.

Сохранившиеся до нашего времени строительные счета настолько фрагментарны, что по ним невозможно составить себе полного представления об общей стоимости строительных работ. Зарплата рабочим была довольно равномерна в различных местностях Греции. Стоимость материалов очень сильно колебалась в зависимости, главным образом, от условий транспорта. Так как мы к тому же лишены возможности подсчитать количество материала на то или иное здание, то и стоимость постройки в целом не может быть учтена даже приблизительно. Некоторое представление нам дает указание Исократа о том, что постройка корабельных домов в Пирее обошлась государству в 1000 талантов (талант – около 1450 рублей золотом).

Финансовые мероприятия строительной комиссии находились под постоянным контролем магистратов. За правильное расходование сумм, отпущенных на строительство, строительная комиссия отвечала перед народным собранием. Отчетность вела либо сама комиссия в лице своего секретаря, либо особые приставленные к комиссии казначеи. В отчеты заносился как приход сумм из различных источников, так и расход их по отдельным, даже самым мелким счетам. Цены на материалы и на выполнение работы устанавливались особой комиссией оценщиков. Отчеты и счета комиссии считались документами государственного значения; предварительные счета хранились в Дельфах в особых шкатулках. Окончательные отчеты по постройке Эрехтейона в Афинах изготовлены были в трех экземплярах: на деревянных табличках, на папирусе и на мраморе. Отчеты, высеченные на камне, выставлялись всенародно по окончании построек.

[с.189] Следствием описанной выше организации общественных строительных работ в Греции эллинистической эпохи с необеспеченностью их финансов и чрезвычайной дробностью подрядов была большая медлительность их выполнения, о чем лучше всего можно судить по истории постройки колоссального храма Аполлона в Дидиме. Начало работ над этим зданием относится к 333 г. Между тем, в середине II в. до н.э., спустя почти 200 лет после начала работ, постройка еще была далека от завершения. В это время укладывали 26-й, 27-й и 28-й ряды квадров стен храма, работали над фризом и сооружали двери продомоса. Следовательно, готовы были фундаменты, высокий подиум, нижние части стен и, вероятно, часть колоннады, но и эти готовые части зданий не получили еще своей окончательной отделки: капители, правда, были поставлены на колонны в готовом виде, но каннелюры колонн были только намечены; равным образом, плиты и квадры кладок не были еще чисто отделаны. В середине II в. до н.э. работы в Дидиме шли следующими темпами. В течение одного года перенесли косяки дверей продомоса из склада материалов в продомос храма. Перевезли перекладину двери из гавани Пакорма в Дидимей (около 4 км). Произвели фасонные работы и отеску фундамента, порога, косяков, притолок и перекладины. Пригнали кладку стен у дверного проема и поставили к ней косяки. В течение другого года уложили в целле храма 8 мраморных и 4 каменных квадра, общей площадью в 207 куб. футов; перенесли со склада в продомос перекладину двери, собрали платформу на четырех ногах и подъемную машину на двух брусьях; подняли и уложили перекладину двери на косяки и произвели ее чистую отеску; доставили из Пакорма фриз и контрфриз (1207 1/2 куб. фута); отесали контрфриз, подняли его и установили на место; произвели скульптурные работы над фризом, подняли его и уложили на место; оболванили и отесали 1500 футов камня; в комнате пританов уложили 1360 футов известняка и мрамора. С большими перерывами работы в Дидиме продолжались в течение II и I вв. до н.э. и в последний, по-видимому, раз [с.190] были возобновлены на средства, отпущенные римским императором Калигулой. В это время работали над архитравом храма. По свидетельству греческого ученого путешественника Павсания (II в. н.э.), постройка храма в Дидиме так и не была доведена до конца – судьба, которую разделили с нею и многие другие греческие храмы эллинистической эпохи.

Темп работ в строительстве городов и отдельных зданий, начатых по повелению и проводившихся на средства эллинистических царей, был, конечно, совершенно иным, о чем свидетельствует колоссальная строительная деятельность Александра Македонского и его преемников. Подробных данных об организации и способе проведения этих работ, к сожалению, не сохранилось.


ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА.
Сб. статей под ред. акад. И.И. Толстого.