Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

ДИЭТЕ́Т

Διαιτη­τής, тре­тей­ский или миро­вой судья. Во избе­жа­ние доро­го обхо­дя­щих­ся тяжб пред граж­дан­ски­ми суда­ми гели­а­стов, тяжу­щи­е­ся сто­ро­ны в Афи­нах мог­ли искать реше­ния сво­их дел у миро­вых судей или диэте­тов. Были и государ­ст­вен­ные диэте­ты, назна­чав­ши­е­ся из чис­ла пожи­лых людей, и част­ные посред­ни­ки, изби­рав­ши­е­ся по вза­им­но­му согла­ше­нию тяжу­щих­ся. Чис­ло пер­вых по издан­ной Рос­сом над­пи­си (Ross, De­men, стр. 22) в 325 г. до Р. Х. про­сти­ра­лось по край­ней мере до 104. Жало­ва­нья они не полу­ча­ли, но истец и ответ­чик долж­ны были вне­сти закон­ной судеб­ной пошли­ны (πα­ράσ­τα­σις) по одной драх­ме и по одной же драх­ме каж­дый раз при про­ше­нии об отсроч­ке. Диэте­ты за пре­вы­ше­ние вла­сти или опу­ще­ния по сво­ей долж­но­сти мог­ли во вся­кое вре­мя быть при­вле­кае­мы к ответ­ст­вен­но­сти перед логи­ста­ми посред­ст­вом εἰσαγ­γε­λία, и взыс­ка­ние в каж­дом отдель­ном слу­чае назна­ча­лось, сооб­ра­жа­ясь с важ­но­стью их про­ступ­ка (ἀγὼν τι­μητός).

Что каса­ет­ся ком­пе­тен­ции диэте­тов, то каж­дое граж­дан­ское дело мог­ло под­ле­жать их суду, и в древ­ней­шие вре­ме­на они состав­ля­ли, может быть, инстан­цию, кото­рую нель­зя было мино­вать. Во вре­ме­на Демо­сфе­на такой необ­хо­ди­мо­сти обра­щать­ся к ним уже не было, и истец имел пра­во пред­ста­вить свое дело пря­мо на суд гели­а­стов через посред­ство долж­ност­но­го лица, кото­ро­му под­ле­жа­ло раз­би­ра­тель­ство тако­го рода дел. Но пред­по­чи­та­ли обра­щать­ся к диэте­там, как пото­му, что это обхо­ди­лось дешев­ле, так и пото­му, что не жела­ли поте­рять инстан­ции, так как на реше­ние диэте­та все­гда мож­но было подать апел­ля­цию (ἔφε­σις) судье. Про­из­вод­ство дела перед диэте­та­ми соот­вет­ст­во­ва­ло поряд­ку, уста­нов­лен­но­му зако­ном для веде­ния всех граж­дан­ских дел вооб­ще. Истец спер­ва дол­жен был обра­тить­ся к под­ле­жа­ще­му началь­ству, т. е. к тому долж­ност­но­му лицу, кото­рое име­ло бы геге­мо­нию в том слу­чае, если бы дело было пере­не­се­но на суд гели­а­стов; этот чинов­ник пере­да­вал дело, веро­ят­но, без пред­ва­ри­тель­но­го рас­сле­до­ва­ния и дозна­ния на суд диэте­та, назна­чен­но­го по жре­бию. Далее, тяжу­щи­е­ся сто­ро­ны долж­ны были дать обык­но­вен­ные при­ся­ги (διωμο­σία, ἀντω­μοσία). Затем, после тща­тель­но­го рас­сле­до­ва­ния дела (чис­ло судеб­ных заседа­ний, веро­ят­но, не было опре­де­ле­но) про­из­но­си­лось реше­ние. Если кто-то не являл­ся в суд к окон­ча­тель­но­му заседа­нию (κυ­ρία), не пред­ста­вив под­твер­жден­но­го при­ся­гой (ὑπο­μοσία) оправ­да­ния, то в таком слу­чае дело реша­лось заоч­но. Закон­ное сред­ство, к кото­ро­му мож­но было при­бе­гать про­тив заоч­но­го реше­ния, иск об отмене реше­ния, τὴν ἔρη­μον (δί­κην) ἀντι­λαχεῖν, отно­си­тель­но при­го­во­ра диэте­та назы­ва­лось τὴν μὴ οὗσαν ἀντι­λαχεῖν. Оно состо­я­ло в под­твер­жден­ном при­ся­гой пока­за­нии при­чин, вос­пре­пят­ст­во­вав­ших при­суж­ден­но­му явить­ся в суд. Затем дело, если дово­ды про­те­сто­вав­ше­го были при­зна­ны ува­жи­тель­ны­ми, пере­да­ва­лось дру­го­му диэте­ту. Впро­чем, на все реше­ния диэте­та, как уже было ска­за­но выше, мож­но было пода­вать апел­ля­цию (ἔφε­σις); дело посту­па­ло тогда на суд гели­а­стов, кото­рые в таком слу­чае пред­став­ля­ли вто­рую инстан­цию. Част­ных посред­ни­ков тяжу­щи­е­ся сто­ро­ны изби­ра­ли сами по вза­им­но­му согла­ше­нию (ἐπιτ­ρο­πή), кото­рое скреп­ля­лось при­ся­гой и пред­став­ле­ни­ем пору­чи­те­лей. При­го­во­ру тако­го судьи, по край­ней мере в пери­од атти­че­ских ора­то­ров, нуж­но было под­чи­нять­ся бес­пре­ко­слов­но; ника­кой апел­ля­ции не допус­ка­лось.

«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 392—393.
См. по теме: ΕΜΜΗΝΟΙ ΔΙΚΑΙ • ЭНЕХИРАСИЯ, ЕНЕХИРАСИЯ • ЭПИГРАФЕИ, ЕПИГРАФЫ • ЭПИДОСЫ •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА