Марк Эмилий Лепид, монетарий 61 г., консул 46, 42 гг., триумвир 43—36 гг. до н. э.
Луций Ливиней Регул, монетарий 42 г. до н. э.
Аурей, золото
Дата чеканки: 42 г. до н. э.*
Монетный двор: Рим
вес: 8.03 г
диаметр: 22 мм
АВЕРС:M. LEPIDVS III VIR R. P. C. (Marcus Lepidus triumvir reipublicae constituendae) — обна­жен­ная голо­ва Лепида впра­во. Кай­ма из точек.
РЕВЕРС: L. REGVLVS IIII VIR A. P. F. (Lucius Regulus, quatuorvir auro publico feriundo) — вестал­ка Эми­лия, под покры­ва­лом и в дра­пи­ров­ке, сто­ит вле­во, дер­жит ковш (simpulum) в пра­вой руке и ски­петр в левой. Кай­ма из точек.
Ссылки: Grueber BMCRR I Rome 4259 (Pl. LVII. 11)
Crawford RRC 494/1 (Pl. LIII) (штемпелей аверса: 1, реверса: 1)
Sydenham CRR 1105 (Pl. 28) (степень редкости: 9 — Exceedingly rare)
Babelon MRR Livineia 7 / Aemilia 36
Cohen I 3 p. 33 (2000 Fr.)
Sear RCTV (2000) I 1521 (VF $48000, EF $104000)
Vagi 141
Bahrfeldt 47.4 (эта монета)
Calicó 77 (эта монета)
RIS 159
T. V. Buttrey, ANSNNM, The Triumviral Gold Portrait of the Quottuorviri Monetales in 42 BC, pl. 5, 47.4 (эта монета)
Сохранность: Good VF
* Дата чеканки: 42 г. до н. э., Рим (RRC); ок. 42 г. до н. э., Рим (CRR); ок. 39 г. до н. э., Рим (BMCRR); 43 г. до н. э. (Cohen); 42 г. до н. э. (RCTV).
Монета высочайшей степени редкости; известно очень немного экземпляров, из которых лишь два в частных руках.
Описание аверса и реверса приводится по BMCRR, RRC.
Ex Rollin & Feuardent 1887, Ponton d’ Amécourt, 36; Rollin & Feuardent 1896, Montagu, 50; J. Hirsch 1909, A.J. Evans, 8; Ars Classica 18, 1938, 28 and Glendinig 1956, Ryan, 1581 and NAC 27, 2004, 275 sales (sold for 95000 CHF, approx. $73518).
From the Biaggi and William H. Williams collections.
Numismatica Ars Classica NAC AG — Auction 46 Lot 446 (2 Apr 2008 — Hotel Baur au Lac, Zurich).
Estimation: 70000 CHF ($68952). Price realized (do not include buyer’s fees): 130000 CHF ($128054 — 2 Apr 2008).
Источник: http://coinarchives.com
MRR (Babelon), т. I, с. 114, к Aemilia (1885 г.):

V. ЭМИЛИИ

Одна из древ­ней­ших и извест­ней­ших пат­ри­ци­ан­ских семей в Риме, семья Эми­ли­ев, была сабин­ско­го про­ис­хож­де­ния; соглас­но одним источ­ни­кам, она пре­тен­до­ва­ла на про­ис­хож­де­ние от Мамер­ка, сына Пифа­го­ра, соглас­но дру­гим — от сына Нумы. Мамерк полу­чил имя Эми­лия за свое убеди­тель­ное крас­но­ре­чие, δἰ’ αἰμυ­λίαν λό­γου1. Дру­гая тра­ди­ция счи­та­ет пред­ком Эми­ли­ев Эми­ла, сына Аска­ния, от кото­ро­го про­изо­шли Нуми­тор и Аму­лий — аль­бан­ский царь в эпо­ху ста­нов­ле­ния Рима. Этот род осо­бен­но зна­ме­нит Пав­ла­ми Эми­ли­я­ми, Скав­ра­ми, Мамер­ка­ми и Лепида­ми. Так­же Тацит пишет: род Эми­ли­ев все­гда изоби­ло­вал достой­ны­ми граж­да­на­ми2. Моне­та­ри­ев, чека­нив­ших во вре­ме­на Рес­пуб­ли­ки, мно­го, и мало какие рода были для нумиз­ма­ти­ки столь же исто­рич­ны и инте­рес­ны.

При­во­дят­ся моне­ты сле­дую­щих пер­со­на­жей:

1. Луций Эми­лий Павел (или Пап).

2. Маний Эми­лий Лепид.

3. Марк Эми­лий Скавр.

4. Павел Эми­лий Лепид.

5. Луций Эми­лий Бука.

6. Марк Эми­лий Лепид.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

1Plut. Aemil. 2; Num. 8, 21. Festus, s. v. Aemil. Ср. Borghesi B. Œuvres complètes. T. 1. Paris, 1862. P. 330.

2Tac. Ann. VI. 27.

MRR (Babelon), т. I, с. 125—126, 129, к Aemilia 20—39 (1885 г.):

6. М. ЭМИЛИЙ ЛЕПИД
Моне­та­рий 694 (60 г. до н. э.)
Импе­ра­тор и три­ум­вир с 711 по 718 (43 по 36 г. до н. э.)

Марк Эми­лий, сын Мар­ка, внук Квин­та, Лепид — самый зна­ме­ни­тый из всех чле­нов рода Эми­ли­ев: это три­ум­вир, кол­ле­га Мар­ка Анто­ния и Окта­вия. Он испол­нял обя­зан­но­сти моне­та­рия в 694 (60 г. до н. э.)1, но впер­вые упо­ми­на­ет­ся у исто­ри­ков толь­ко в 702 г. (52 г. до н. э.), когда сенат после смер­ти Кло­дия избрал его интеррек­сом, чтобы он созвал коми­ции, кото­рые долж­ны были изби­рать кон­су­лов. Лепид был пре­то­ром в 705 г. (49 г. до н. э.), когда раз­ра­зи­лась граж­дан­ская вой­на меж­ду Цеза­рем и Пом­пе­ем; был отправ­лен в Ближ­нюю Испа­нию в долж­но­сти про­кон­су­ла бла­го­склон­но рас­по­ло­жен­ным к нему Цеза­рем, затем, после неко­то­рых успе­хов вер­нул­ся в Рим, чтобы насла­дить­ся поче­стя­ми три­ум­фа. Он был кол­ле­гой Юлия Цеза­ря по кон­суль­ству 708 г. (46 г. до н. э.), и когда послед­ний был про­воз­гла­шен дик­та­то­ром в тре­тий и после­дую­щие разы, Лепид стал началь­ни­ком кон­ни­цы (magister equitum). После смер­ти Цеза­ря в 710 г. (44 г. до н. э.) Лепид стал его пре­ем­ни­ком на посту вер­хов­но­го пон­ти­фи­ка (pontifex maximus) и во вре­мя раз­ра­зив­ших­ся после смер­ти Цеза­ря бес­по­ряд­ков ста­рал­ся сохра­нять ней­тра­ли­тет до тех пор, пока собы­тия, после­до­вав­шие за оса­дой Мути­ны, не бро­си­ли его в объ­я­тия Мар­ка Анто­ния. После встре­чи в Боно­нии в 711 г. (43 г. до н. э.). Лепид стал три­ум­ви­ром для вос­ста­нов­ле­ния государ­ства (triumvir reipublicae constituendae) с Анто­ни­ем и Окта­ви­ем и при рас­пре­де­ле­нии про­вин­ций Рес­пуб­ли­ки полу­чил со сво­ей сто­ро­ны часть Испа­нии и Нар­бонн­скую Гал­лию. В сле­дую­щем году, после разде­ла сфер вли­я­ния меж­ду Окта­ви­ем и Анто­ни­ем, Лепид лишил­ся про­вин­ций, кото­рые были ему опре­де­ле­ны, затем ему дали Афри­ку, где он оста­вал­ся до 718 г. (36 г. до н. э.). Он был вклю­чен в три­ум­ви­рат при его вос­ста­нов­ле­нии, кото­рое состо­я­лось в преды­ду­щем году (717) на новый пяти­лет­ний срок; но вско­ре был вызван на Сици­лию Окта­ви­ем, кото­рый нуж­дал­ся в его помо­щи в веде­нии вой­ны с Секс­том Пом­пе­ем, затем про­изо­шел раз­рыв меж­ду дву­мя коман­дую­щи­ми: вой­ска Лепида оста­ви­ли его и, нако­нец, Окта­вий, исклю­чив его из три­ум­ви­ра­та в 718 г. (36 г. до н. э.) сослал его под хоро­шей охра­ной в Цир­цеи. Он про­жил до 741 г. (13 г. до н. э.); Август стал его пре­ем­ни­ком в долж­но­сти вер­хов­но­го пон­ти­фи­ка. Моне­ты Мар­ка Эми­лия Лепида логи­че­ски разде­ля­ют­ся с.126 на две груп­пы: те, на кото­рых он назван моне­та­ри­ем, и те, на кото­рых ука­за­но его имя и назва­ны его титу­лы импе­ра­то­ра и три­ум­ви­ра для вос­ста­нов­ле­ния рес­пуб­ли­ки. (…)

с.129 2. Лепид, импе­ра­тор и три­ум­вир.

Моне­ты, кото­рые мы здесь опи­сы­ва­ем, отно­сят­ся к пери­о­ду меж­ду смер­тью Цеза­ря в иды мар­та 710 г. и пер­вым рас­па­дом три­ум­ви­ра­та Мар­ка Анто­ния, Окта­вия и Лепида в 712 г. (42 г. до н. э.). Их мож­но разде­лить на две груп­пы: те, на кото­рых Лепид изо­бра­жен вме­сте с Мар­ком Анто­ни­ем, либо с Окта­ви­ем без ука­за­ния име­ни моне­та­рия, и те, на кото­рых им Лепида сопро­вож­да­ет­ся име­на­ми дру­гих маги­ст­ра­тов, соста­вив­ших кол­ле­гию моне­та­ри­ев 711 года (43 г. до н. э.). На пер­вых име­ют­ся сим­во­лы, напо­ми­наю­щие о сане вер­хов­но­го пон­ти­фи­ка, кото­рый Лепид полу­чил после смер­ти Цеза­ря. На вто­рых име­ют­ся име­на толь­ко трех моне­та­ри­ев, хотя кол­ле­гия 711 года состо­я­ла из четы­рех чле­нов. Это: Л. Ливи­ней Регул, Л. Мус­сидий Лонг и Г. Вибий Вар. У нас нет монет Лепида с име­нем П. Кло­дия. Моне­ты Лепида, выпу­щен­ные маги­ст­ра­та­ми, кото­рых мы назва­ли, золотые и очень ред­кие. Монет Лепида после 711 или нача­ла 712 года, вре­ме­ни, когда он отпра­вил­ся в Афри­ку вслед­ст­вие раз­но­гла­сий, воз­ник­ших меж­ду чле­на­ми три­ум­ви­ра­та, нет.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

1Mommsen Th. Histoire de la monnaie romaine / Trad. franç. par le duc de Blacas. T. 2. P., 1870. P. 500, № 281.

MRR (Babelon), т. I, с. 133, к Aemilia 36 (1885 г.):

Это изо­бра­же­ние свя­за­но с родо­слов­ной Лепида: крат­ко изло­жен­ная ранее фан­та­сти­че­ская исто­рия вестал­ки Эми­лии.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

MRR (Babelon), т. II, с. 141—142, к Livineia 1—13 (1885 г.):
1. Л. Ливи­ней Регул.

Моне­та­рий в 711—712 (43—42 г. до н. э.)


Это пер­со­наж неиз­ве­стен исто­рии; о нем мож­но ска­зать с уве­рен­но­стью лишь то, что он был три­ум­ви­ром по чекан­ке моне­ты с Луци­ем Мус­сиди­ем Лон­гом, Пуб­ли­ем Кло­ди­ем и Гаем Виби­ем Варом. Эта кол­ле­гия дей­ст­во­ва­ла в 711—712 г., а не в 716 г., как пола­гал Момм­зен1. Моне­ты Луция Ливи­нея Регу­ла, как и моне­ты его кол­лег, мож­но разде­лить на раз­лич­ные кате­го­рии: 1) с изо­бра­же­ни­ем голо­вы Юлия Цеза­ря, умер­ше­го в преды­ду­щем году; 2) те, на кото­рых изо­бра­же­на голо­ва Мар­ка Анто­ния; 3) те, на кото­рых изо­бра­же­на голо­ва Окта­ви­а­на; 4) те, на кото­рых изо­бра­же­на голо­ва Лепида; 5) и нако­нец те, на кото­рых име­ет­ся осо­бое изо­бра­же­ние моне­та­рия, напо­ми­наю­щее о его роде. Голо­ва, изо­бра­жен­ная на моне­тах это­го послед­не­го выпус­ка (номе­ра с 8 по 15) — это голо­ва пре­то­ра Луция Ливи­нея Регу­ла, отца моне­та­рия. Этот порт­рет фигу­ри­ру­ет на моне­тах как сим­вол памя­ти рода, и мы видим ана­ло­гич­ные при­ме­ры у Гая Антия с.142 Рести­о­на, Мар­ка Аррия Секун­да, Гая Нумо­ния Ваа­лы, Гая Целия Каль­да и еще мно­гих. Пре­тор Луций Регул — это, веро­ят­но, друг Цице­ро­на, о кото­ром мы толь­ко что гово­ри­ли и кото­рый был офи­це­ром Юлия Цеза­ря во вре­мя Афри­кан­ской вой­ны в 708 г. (46 г. до н. э.)2.

Моне­та № 8 тре­бу­ет осо­бо­го пояс­не­ния из-за сво­ей леген­ды. Монет­ный маги­ст­рат, кото­рый на ней назван, — это Regulus filius, praefectus Urbis. Сле­до­ва­тель­но, когда он выпус­кал эту моне­ту и после­дую­щие, он был пре­фек­том Рима; но на этих образ­цах он сна­ча­ла назван quatuorvir auro publico feriundo. Отсюда мож­но сде­лать два сле­дую­щих пред­по­ло­же­ния: либо что это два раз­ных чело­ве­ка, один из кото­рых являл­ся монет­ным маги­ст­ра­том в 711—712 г. (43—42 гг. до н. э.), а дру­гой выпус­кал моне­ты в каче­стве город­ско­го пре­фек­та, воз­мож­но, в 709 г. (45 г. до н. э.) с Муна­ци­ем План­ком, в то вре­мя пока Цезарь участ­во­вал в испан­ском похо­де и дове­рил город­ским пре­фек­там управ­ле­ние Римом3; либо что три­ум­вир по чекан­ке моне­ты в 711 г. вско­ре после исте­че­ния сро­ка сво­их пол­но­мо­чий в 712 г. был повы­шен до пре­фек­та горо­да и что он про­дол­жал чека­нить моне­ты в этом каче­стве. Мы пред­по­чи­та­ем послед­ний вари­ант. Моне­ты, о кото­рых идет речь, сле­до­ва­тель­но, были выпу­ще­ны после тех, на кото­рых этот моне­та­рий назван кват­ту­о­рви­ром; изо­бра­же­ния на них демон­стри­ру­ют либо его функ­ции пре­фек­та горо­да, отве­чав­ше­го за снаб­же­ние Рима (№ 13) либо такие сим­во­лы этой долж­но­сти, как куруль­ное крес­ло (№№ 8, 9 и 10), либо, нако­нец, его игры и празд­не­ства, устро­ен­ные им во вре­мя испол­не­ния сво­их обя­зан­но­стей (№ 12); нам точ­но извест­но, что в 712 г. Окта­виан устро­ил вели­ко­леп­ные игры в честь Апол­ло­на, на кото­рых состо­я­лись жесто­кие бои живот­ных4.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

1 Monn. rom., t. II, p. 554.

2 Hirt. Bell. Afr., 89

3 Dio Cass., XLIII, 28.

4 Подроб­нее см., с. 45.

MRR (Babelon), т. II, с. 141, к Livineia 1—19 (1885 г.):

Ког­но­мен Регул носи­ли толь­ко люди с номе­ном Ливи­ней, являв­ши­е­ся вет­вью рода Ати­ли­ев. Счи­та­ет­ся обще­при­знан­ным, что оба бра­та, Луций Регул и Марк Регул, кото­рых Цице­рон упо­ми­на­ет сре­ди сво­их луч­ших дру­зей, при­над­ле­жа­ли к роду Ливи­не­ев1. Так­же нам изве­стен Ливи­ней Регул, кото­рый был сена­то­ром при Тибе­рии2. Двое чле­нов рода Ливи­не­ев чека­ни­ли моне­ты, их обо­их зва­ли Луций Ливи­ней Регул.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

1 Cic. Ad Attic., III, 17; ad Famil., XIII, 60.

2 Tac. Annal., III, 11; XIV, 17.

BMC RR (Grueber), т. I, с. 578—580, прим. 2 (к №№ 4255—4276) (1910 г.):

Луций Ливи­ней Регул, как и его кол­ле­га Луций Мус­сидий Лонг, неиз­ве­стен нам из исто­рии, и наши сведе­ния о нем извест­ны толь­ко из его монет, кото­рые сооб­ща­ют, что с.579 он был сыном Луция Ливи­нея Регу­ла, пре­то­ра, кото­рый вме­сте со сво­им бра­том Мар­ком был дру­гом Цице­ро­на и, как пред­став­ля­ет­ся, слу­жил у Цеза­ря в Афри­кан­ской войне в 46 г. до н. э. (Hirtius, Bell. Afr. 989). Как уже было ука­за­но (см. выше, с. 573), Бабе­лон объ­еди­ня­ет Пуб­лия Кло­дия, сына Мар­ка, и Гая Вибия Вара с Мус­сиди­ем и Ливи­ни­ем как кол­лег при монет­ном дво­ре.

Моне­ты Ливи­нея под­ни­ма­ют вопрос, кото­рый поми­мо того, что явля­ет­ся новым, еще и доволь­но труден для реше­ния. По ним созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что он чека­нил моне­ты как кват­ту­о­рвир и как пре­фект горо­да. Этот вопрос рас­смат­ри­вал Бабе­лон (том II, с. 142), кото­рый пишет: «сле­ду­ет допу­стить одну из двух гипо­тез: либо моне­ты чека­ни­лись дву­мя раз­ны­ми людь­ми, одним в каче­стве моне­та­рия монет­но­го дво­ра в 43—42 г. до н. э., дру­гим в каче­стве город­ско­го пре­фек­та, воз­мож­но, в 45 г. до н. э. с Муна­ци­ем План­ком, кото­ро­му Цезарь вме­сте с дру­ги­ми дове­рил управ­ле­ние Римом пока нахо­дил­ся в Испа­нии; либо этот моне­та­рий после исте­че­ния сро­ка сво­их пол­но­мо­чий был повы­шен до пре­фек­та горо­да и про­дол­жал чека­нить моне­ты в этом каче­стве». Бабе­лон при­ни­ма­ет послед­нюю гипо­те­зу. Свиде­тель­ства кла­дов не допус­ка­ют ника­ко­го интер­ва­ла меж­ду эти­ми дву­мя выпус­ка­ми, т. е., тем, где он назван кват­ту­о­рви­ром, и тем, где он назван пре­фек­том горо­да. Таким обра­зом, мы можем пред­ло­жить третью гипо­те­зу, кото­рая заклю­ча­ет­ся в том, что в тече­ние года, когда он нахо­дил­ся на долж­но­сти моне­та­рия, Ливи­ней был повы­шен до ран­га пре­фек­та горо­да, спе­ци­аль­но для того, чтобы следить за постав­ка­ми в Рим зер­на и орга­ни­зо­вы­вать пуб­лич­ные игры. Изо­бра­же­ния на моне­тах под­твер­жда­ют послед­нее пред­по­ло­же­ние, но не содер­жат каких-либо свиде­тельств того, что этот выпуск мог состо­ять­ся уже в 45 г. до н. э. Если бы они были выпу­ще­ны рань­ше, то на них, веро­ят­но, как и на моне­тах План­ка, было бы упо­ми­на­ние о самом Юлии Цеза­ре. Нечто похо­жее на слу­чай Ливи­нея име­ло место в свя­зи с моне­та­ри­я­ми Квин­том Воко­ни­ем и Тибе­ри­ем Сем­п­ро­ни­ем Грак­хом, кото­рые были избран­ны­ми кве­сто­ра­ми, когда зани­ма­ли долж­но­сти при монет­ном дво­ре (см. ниже, стр. 591, 593). Момм­зен (Hist. mon. rom., t. II, p. 146) пола­гал, исхо­дя из свиде­тельств кла­дов из Сан­та Анны и Кор­до­вы, что моне­ты, выпу­щен­ные Ливи­не­ем как моне­та­ри­ем, были отче­ка­не­ны в 43 г. до н. э., а выпу­щен­ные им как город­ским пре­фек­том — в 38 г. до н. э., он осно­вы­вал­ся на том, что оба эти кла­да были зары­ты при­мер­но в то же вре­мя, что и кла­ды, обна­ру­жен­ные в Сан Ник­ко­ла ди Вил­ло­ла и Колеч­чио, т. е. око­ло 44 г. до н. э. (см. выше, стр. 501, 502). Одна­ко клас­си­фи­ка­ция, пред­ло­жен­ная гра­фом де Сали­сом, пере­но­сит захо­ро­не­ние кла­да из Сан­та Анны на несколь­ко более позд­нюю дату, так что мы не можем при­нять выво­ды, к кото­рым при­шел Момм­зен. Кро­ме того, на моне­тах, выпус­кав­ших­ся в 43 г. до н. э., еще не было порт­ре­тов три­ум­ви­ров (см. выше, с. 557).

Изо­бра­же­ния на моне­тах Ливи­нея Регу­ла, как и на моне­тах Мус­сидия Лон­га, двух видов: одни свя­за­ны с три­ум­ви­ра­ми, Анто­ни­ем, Окта­ви­ем и Лепидом; дру­гие каса­ют­ся его само­го или его семьи и совре­мен­ных собы­тий. Моне­ты пер­во­го вида были выпу­ще­ны Ливи­не­ем в долж­но­сти кват­ту­о­рви­ра монет­но­го дво­ра; осталь­ные — в долж­но­сти пре­фек­та горо­да. Изо­бра­же­ния на ревер­сах (I—III) монет, выпу­щен­ных в честь три­ум­ви­ров, опи­сы­ва­ют про­ис­хож­де­ния их родов — пред­ки Анто­ния вос­хо­дят к Антео­ну, сыну Гер­ку­ле­са; пред­ки Юли­ев про­ис­хо­дят от Вене­ры через Энея; пред­ки рода Эми­ли­ев — от вестал­ки Эми­лии. Изо­бра­же­ние IV про­слав­ля­ет Окта­вия как пол­ко­во­д­ца. Изо­бра­же­ния на моне­тах вто­ро­го вида ука­зы­ва­ют на избра­ние отца моне­та­рия пре­то­ром и назна­че­ние его само­го пре­фек­том горо­да, обо­зна­чен­ное куруль­ным креслом и фас­ци­я­ми; на снаб­же­ние горо­да, веро­ят­но, после согла­ше­ния меж­ду Окта­ви­ем и Секс­том Пом­пе­ем, обо­зна­чен­ное моди­ем и коло­сья­ми пше­ни­цы; и на орга­ни­за­цию им пуб­лич­ных зре­лищ, где сра­жа­ют­ся дикие зве­ри и быки, как изо­бра­же­но на типе VIII дена­рия. Пли­ний (Hist. Nat., VIII. 45) рас­ска­зы­ва­ет, что Цезарь, будучи дик­та­то­ром, устра­и­вал бои быков, на кото­рых фес­са­лий­цы пока­за­ли осо­бые уме­ния. Орга­ни­за­ция этих зре­лищ была дело город­ских пре­фек­тов. Вполне воз­мож­но, что вслед­ст­вие мира с Секс­том Пом­пе­ем пуб­лич­ные игры отме­ча­лись с еще боль­шей с.580 пыш­но­стью в 39 г. до н. э. Дион Кас­сий (XLVIII. 34) сооб­ща­ет, что в тот год Окта­вий устро­ил боль­шой празд­ник и щед­рое уго­ще­ние жите­лей Рима на пиру за обще­ст­вен­ный счет. Это может отно­сить­ся к пуб­лич­ным играм, с кото­ры­ми свя­за­ны эти моне­ты. Каду­цей и олив­ко­вая ветвь на моне­тах с голо­вой Юлия Цеза­ря, как модий и коло­сья пше­ни­цы на дру­гих моне­тах могут так­же озна­чать воз­рож­де­ние тор­гов­ли в Ита­лии после завер­ше­ния вой­ны в Сици­лии.

© 2009 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

RRC (Crawford), с. 502, к № 494 (1974 г.):

Сна­ча­ла пере­чис­ле­ны золотые порт­ре­ты три­ум­ви­ров, затем золотые и сереб­ря­ные изо­бра­же­ния каж­до­го моне­та­рия по оче­реди, выпус­ки, содер­жа­щие наме­ки на одно­го или более три­ум­ви­ров, пере­чис­ле­ны преж­де выпус­ков, содер­жа­щих част­ные изо­бра­же­ния.

© 2009 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

RRC (Crawford), с. 509—511, к № 494 (1974 г.):

О штем­пе­лях ревер­сов, общих для №№ 16, 17 и 18, см. Bahrfeldt M. Über die Chronologie der Münzen des Marcus Antonius 710—724 U. C. (44—30 v. Chr.) // Atti del Congresso Internazionale di Scienze Storiche VI, Sezione Numismatica. Roma, 1904. P. 190.

Эти четы­ре моне­та­рия ина­че не извест­ны; Л. Мус­сидий Лонг, веро­ят­но, отец сена­то­ра вре­мен Авгу­ста (Wiseman T. P. Some Republican senators and their tribes // CQ. Vol. 14. 1964. P. 127; idem. New men in the Roman senate, 139 B. C.—A. D. 14. Oxford, 1971. P. 243), Л. Ливи­ней Регул, воз­мож­но, сын дру­га Цице­ро­на Л. Ливи­нея Регу­ла с.510 (Att. III. 17. 1; Fam. XIII. 60. 1); послед­ний, веро­ят­но, был пре­то­ром, упо­мя­ну­тым на №№ 26—31, или, воз­мож­но, пре­фек­том горо­да, упо­мя­ну­тым на № 31; ни исто­рия это­го пери­о­да, ни кон­сти­ту­ци­он­ная прак­ти­ка не поз­во­ля­ют счи­тать, что сам моне­та­рий был пре­фек­том горо­да в 42 г. до н. э. или око­ло это­го вре­ме­ни (contra Broughton T. R. S. Supplement to the Magistrates of the Roman Republic. New York, 1960. P. 35; ср. моне­ту, подоб­ную № 31, без явно­го и исклю­чи­тель­но­го ука­за­ния на моне­та­рия, отче­ка­нив­ше­го ее: №№ 433/12; я не иден­ти­фи­ци­рую моне­та­рия и пре­фек­та 46 г.).

Золотые моне­ты с порт­ре­та­ми три­ум­ви­ров содер­жат как изо­бра­же­ния, про­слав­ля­ю­щие осно­ва­ние три­ум­ви­ра­та, так и изо­бра­же­ния, соот­вет­ст­ву­ю­щие отдель­ным три­ум­ви­рам: Л. Ливи­ней Регул изо­бра­жа­ет вестал­ку Эми­лию (Plut. Rom. 2 и Borghesi B. Œuvres complètes. T. 1. Paris, 1862. P. 329—332; см. так­же № 419), Гер­ку­ле­са, пред­ка Анто­ни­ев (App. BC III. 60 и 72; Plut. Ant. 4, 36 и 60; воз­мож­но, [Cic.] Caes. iun. I. 7), и Энея, несу­ще­го Анхи­за; П. Кло­дий изо­бра­жа­ет фигу­ру, веро­ят­но, явля­ю­щу­ю­ся Фор­ту­ной (сле­ду­ет отме­тить связь Лепида с хра­мом Εὐτυ­χια на фору­ме, Cass. Dio XLIV. 5. 2; Cic. Att. XIII. 42. 3), гения (ср. №№ 329 и 397), соеди­ня­ю­ще­го атри­бу­ты Солн­ца, Апол­ло­на, Вик­то­рии и Сча­стья (felicitas) и опи­раю­ще­го­ся пра­вой ногой на зем­ной шар меж­ду орлом и щитом (биб­лио­гра­фию см.: Buttrey T. V. The triumviral portrait gold of the Quattuorviri monetales of 42 B. C. New York, 1956. P. 9 n. 40; веро­ят­но, фигу­ра каким-то неяс­ным сего­дня обра­зом отно­сит­ся лич­но к Мар­ку Анто­нию; вопре­ки мне­нию А. Аль­фёль­ди (Alföldi A. Der neue Weltherrscher der vierten Ekloge Vergils // Hermes. Bd. 65. 1930. S. 377), фигу­ра не явля­ет­ся Эоном, о кото­ром см. Charbonneaux J. Aion et Philippe l’Arabe // MEFRA. T. 72. 1960. P. 253; Теве­но (Thevenot E. La figuration du Genie de Lyon // RAE. T. 10. 1959. P. 94) не при­во­дит свиде­тельств в поль­зу сво­его мне­ния, буд­то эта фигу­ра — гений Лугду­на) и Вене­ру Пра­ро­ди­тель­ни­цу. Л. Мус­сидий Лонг изо­бра­жа­ет Мар­са как напо­ми­на­ние о пла­нах три­ум­ви­ров пред­при­нять пар­фян­скую вой­ну (Weinstock S. Divus Iulius. Oxford, 1971. P. 128—132; ср. № 497 и с. 740) и рог изоби­лия как сим­вол Фор­ту­ны (нет осо­бой свя­зи меж­ду этим изо­бра­же­ни­ем и изо­бра­же­ни­ем Энея, отче­ка­нен­ным Л. Ливи­не­ем Регу­лом, Erkell H. Augustus, Felicitas, Fortuna: lateinische Wortstudien. Göteborg, 1952. S. 115—116 про­тив Alföldi A. Op. cit. S. 375 Anm. 1); Г. Вибий Вар изо­бра­жа­ет руко­по­жа­тие как сим­вол согла­сия меж­ду три­ум­ви­ра­ми.

Марс вновь встре­ча­ет­ся на дена­ри­ях П. Кло­дия, вме­сте с порт­ре­та­ми Цеза­ря, М. Анто­ния и Окта­ви­а­на; с послед­ним так­же сосед­ст­ву­ет изо­бра­же­ние Бла­го­че­стия на ревер­се, явно ука­за­ние на наслед­ство Цеза­ря и долг Окта­ви­а­на ото­мстить за него. Л. Ливи­ней Регул поме­ща­ет на свои дена­рии порт­рет Цеза­ря меж­ду лав­ро­вой вет­вью и каду­це­ем с изо­бра­же­ни­ем быка на ревер­се, воз­мож­но, напо­ми­ная бла­го­при­ят­ное пред­зна­ме­но­ва­ние в 47 г.1 (Cass. Dio XLI. 39. 2, ср. Suet. Iul. 59, и Weinstock S. Op. cit. P. 118—121), и порт­рет Окта­ви­а­на с изо­бра­же­ни­ем Победы на ревер­се (см. ILS. 108 о пер­вой победе Окта­ви­а­на при Мутине 14 апре­ля 43 г.). Г. Вибий Вар соеди­ня­ет на сво­их дена­ри­ях Фор­ту­ну, дер­жа­щую Вик­то­рию, с порт­ре­та­ми М. Анто­ния и Окта­ви­а­на и чека­нит так­же ауреи с Апол­ло­ном и Вене­рой, бога­ми-покро­ви­те­ля­ми Юли­ев (см. № 320). Л. Мус­сидий Лонг соеди­ня­ет порт­рет Цеза­ря с сим­во­ла­ми с.511 гос­под­ства «на суше и на море» (terra marique) — рогом изоби­лия на зем­ном шаре с рулем (см. № 393), — с сим­во­ла­ми Сча­стья (felicitas, ср. алтарь рода Авгу­ста, The Cambridge Ancient History. Plates IV. Cambridge, 1960. Pl. 134) и пон­ти­фи­ка­та; он так­же посвя­ща­ет Вик­то­рии обе сто­ро­ны еще одно­го выпус­ка дена­ри­ев и наме­ка­ет на согла­сие (concordia) меж­ду три­ум­ви­ра­ми, изо­бра­жая на дена­ри­ях руко­по­жа­тие вокруг каду­цея и храм Вене­ры Кло­аки­ны с Кон­кор­ди­ей (о хра­ме Вене­ры Кло­аки­ны см. Nash E. Pictorial Dictionary of Ancient Rome. London, 1968. Vol. I. 262; свиде­тель­ство Пли­ния (NH. XV. 119) пред­по­ла­га­ет, что он тоже может быть сим­во­лом граж­дан­ско­го мира, см. Pais E. I nummi di L. Mussidius Longus ed il loro significato per la storia del triumvirato romano // RAL. Ser. 5. Vol. 33. 1924. P. 15; о свя­зан­ной с ним идее очи­ще­ния см. van Essen C. C. Venus Cloacina // Mnemosyne. Vol. 9. 2. 1956. P. 137); соеди­не­ние звезды, полу­ме­ся­ца и Солн­ца на той же груп­пе дена­ри­ев, воз­мож­но, пред­по­ла­га­ет веру в неиз­беж­ность ново­го века (Cic. ND II. 51; Censorin. 18. 11; Norden E. Geburt des Kindes / 2 Aufl. Stuttgart, 1958. S. 143; Alföldi A. Op. cit. S. 373; Солн­це и Луна и род­ст­вен­ные им боже­ства Апол­лон и Диа­на на ауре­ях и дена­ри­ях П. Кло­дия, несо­мнен­но, наве­я­ны той же иде­ей)2.

Оста­ют­ся лишь ауреи и дена­рии Л. Ливи­нея Регу­ла, про­слав­ля­ю­щие куруль­ные долж­но­сти двух его пред­ков и наме­каю­щие на две обла­сти дея­тель­но­сти эди­ла (ср. выпус­ки, рас­смот­рен­ные на с. 729) и ауреи и дена­рии Г. Вибия Вара с изо­бра­же­ни­я­ми Ромы и Неме­зиды (о Роме ср. № 292/1, о Неме­зиде см. Roscher W. H. Ausführliches Lexikon der griechischen und römischen Mythologie. Bd. 3. Leipzig, 1902. S. 143—166), Либе­ра с его атри­бу­та­ми, Гер­ку­ле­са и Минер­вы; учи­ты­вая связь меж­ду Неме­зидой, Вик­то­ри­ей и Ромой (Weinstock S. Victoria // RE. Bd. VIII A. 1958. Sp. 2536—2537), ауреи, изо­бра­жаю­щие Рому и Неме­зиду, веро­ят­но, пред­вос­хи­ща­ют победу три­ум­ви­ров, ср. связь Ромы с победой Сул­лы (№ 421 и с. 732). Гер­ку­лес, веро­ят­но, — цеза­ри­ан­ский тип; во вся­ком слу­чае, его диа­де­ма похо­жа на пер­гам­скую коро­ну «Алек­сандра» (Kraft K. Der goldene Kranz Caesars und der Kampf um die Entlarvung des «Tyrannen». Darmstadt, 1969. S.12). Либер и Минер­ва, воз­мож­но, — семей­ные типы Виби­ев: Г. Вибий, сын Гая, Пан­са (№ 342) изо­бра­жа­ет Апол­ло­на, Цере­ру и Минерву; Г. Вибий, сын Гая, внук Гая, Пан­са (№ 449) — Либе­ра, Цере­ру и Мер­ку­рия; Г. Вибий Вар — Либе­ра и Минерву.

© 2009 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

1Но сле­ду­ет так­же отме­тить связь зоди­а­каль­но­го зна­ка Тель­ца с Вене­рой, см.: Mommsen Th. Die römische Chronologie bis auf Caesar. 2 Aufl. Berlin, 1859. S. 305—308.

2Но сле­ду­ет так­же отме­тить связь Солн­ца, Луны и Вик­то­рии в над­пи­си CIL. III. 14386d. Более ста­рые точ­ки зре­ния, а имен­но: Vercoutre A. Explication de l’Aureus frappé par P. Clodius à l’effigie de Marc’Antoine // Revue Numismatique. Ser. 3. T. 8. 1890. P. 377—384; Grueber H. A. Coins of the Roman Republic in the British Museum. Vol. I. L., 1910. P. 577, n. 1; P. 582—583, n. 2; Cesano L. M. Antonius-Sol (monete di M. A.) // Bollettino dell’Associazione Archeologica Romana. 1912. Vol. 10—12. P. 238, — неубеди­тель­ны.

CRI (Sear), с. 78, к № 114 (1998 г.):

Самой при­ме­ча­тель­ной осо­бен­но­стью кол­ле­гии моне­та­ри­ев 42 г. до н. э. ста­ла регу­ляр­ная чекан­ка золотых монет: впер­вые в исто­рии рим­ской чекан­ки такая зада­ча была пору­че­на моне­та­ри­ям. Источ­ни­ком золотых слит­ков для этой бес­пре­цедент­ной чекан­ки ста­ли про­скрип­ции, а её цель состо­я­ла в том, чтобы опла­тить огром­ные воен­ные рас­хо­ды в пред­две­рии решаю­ще­го столк­но­ве­ния с лиде­ра­ми рес­пуб­ли­кан­цев, Бру­том и Кас­си­ем, при Филип­пах. Иден­ти­фи­ка­ция Луция Ливи­нея Регу­ла, Пуб­лия Кло­дия, Луция Мус­сидия Лон­га и Гая Вибия Вара как чле­нов монет­ной кол­ле­гии в этот решаю­щий год в исто­рии Рес­пуб­ли­ки осно­ва­на на работах Т. Бат­три27. Эти моне­та­рии чека­ни­ли не толь­ко ауреи, но и зна­чи­тель­ное коли­че­ство дена­ри­ев, и на неко­то­рых из них изо­бра­жён порт­рет покой­но­го дик­та­то­ра. Для это­го типа Пуб­лий Кло­дий, сын Мар­ка, о кото­ром мы не зна­ем ниче­го опре­де­лён­но­го, исполь­зо­вал аверс, воз­вра­щаю­щий­ся к реа­ли­сти­че­ско­му порт­рет­но­му сти­лю при­жиз­нен­ных монет­ных порт­ре­тов Цеза­ря, в про­ти­во­вес иде­а­ли­зи­ро­ван­ным изо­бра­же­ни­ям на дена­ри­ях Фла­ми­ния, выпу­щен­ных в 43 г. до н. э. Парал­лель­но чека­ни­лись выпус­ки с порт­ре­та­ми двух три­ум­ви­ров, Анто­ния и Окта­ви­а­на (см. № 148 и 155). Изо­бра­же­ние Мар­са, бога вой­ны, было вполне умест­но в то вре­мя, когда при­готов­ле­ния к войне с рес­пуб­ли­кан­ски­ми сила­ми на Восто­ке шли пол­ным ходом.

© 2017 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой
27Buttrey T. The Triumviral Portrait Gold of the Quattuorviri Monetales of 42 BC // ANSNNM. Vol. 137. 1956. P. 32—44.

Комментарий аукциона Numismatica Ars Classica (2003 г.):

Этот экзем­пляр зани­ма­ет место сре­ди наи­бо­лее извест­ных ауре­ев с порт­ре­том Лепида, обре­чен­но­го чле­на Вто­ро­го Три­ум­ви­ра­та (43—36 г. до н. э.). Его могу­ще­ст­вен­ные кол­ле­ги, Марк Анто­ний и Окта­виан рано про­де­мон­стри­ро­ва­ли в сво­ем пак­те, что Лепид явля­ет­ся вто­ро­сте­пен­ным чле­ном, и посто­ян­но напо­ми­на­ли ему об этом в тече­ние всех деся­ти лет, кото­рые три­ум­ви­рат оста­вал­ся в силе. С само­го нача­ла Лепиду была отведе­на вспо­мо­га­тель­ная роль: так как он был зятем Бру­та, его оста­ви­ли в Ита­лии, когда Анто­ний и Окта­виан уеха­ли, чтобы сра­зить­ся с Бру­том и Кас­си­ем при Филип­пах в кон­це 42 г. до н. э. Впо­след­ст­вии Лепид был прак­ти­че­ски исклю­чен из три­ум­ви­ра­та, полу­чив вза­мен это­го соб­ст­вен­ную сфе­ру вли­я­ния, сужен­ную до Север­ной Афри­ки. Несмот­ря на помощь, пред­ло­жен­ную Окта­виа­ну в Перу­зий­ской войне (40—41 г. до н. э.) и в его кам­па­нии про­тив Секс­та Пом­пея в 36 г. до н. э., Лепид не участ­во­вал в разде­ле воен­ной добы­чи. Во вре­мя послед­ней кам­па­нии Лепид выса­дил в Сици­лии 14 леги­о­нов, чтобы под­дер­жи­вать с суши Окта­ви­а­на, кото­рый на море сра­жал­ся с Секс­том Пом­пе­ем. Но преж­де, чем Окта­виа­ну была обес­пе­че­на победа на море, Лепид потре­бо­вал, чтобы Сици­лия была при­со­еди­не­на к его терри­то­ри­ям в Север­ной Афри­ке. Вме­сто того, чтобы выпол­нить тре­бо­ва­ние, Окта­виан бро­сил вызов Лепиду, леги­о­ны кото­ро­го быст­ро пере­шли к Окта­виа­ну. Уни­жен­ный три­ум­вир был лишен всех сво­их пол­но­мо­чий, за исклю­че­ни­ем долж­но­сти вели­ко­го пон­ти­фи­ка, кото­рую сохра­нил до сво­ей смер­ти в изгна­нии в 13 или 12 г. до н. э. Хотя Лепид и выпус­кал моне­ты как моне­та­рий в 61 г. до н. э., его порт­рет впер­вые появ­ля­ет­ся на аурее, отче­ка­нен­ном на галль­ском монет­ном дво­ре Анто­ни­ем в 43 г. в озна­ме­но­ва­ние созда­ния Вто­ро­го Три­ум­ви­ра­та. В сле­дую­щем, 42 г., порт­рет Лепида во вто­рой (и послед­ний) раз появ­ля­ет­ся на аурее. В этом слу­чае его ауреи чека­ни­лись в Риме моне­та­ри­я­ми Г. Виби­ем Варом, Л. Мус­сиди­ем Лон­гом, П. Кло­ди­ем и Л. Ливи­не­ем Регу­лом.

Этот выпуск Регу­ла уни­ка­лен сре­ди четы­рех выпус­ков Лепида, из-за изо­бра­же­ния порт­ре­та про­фи­лем впра­во (тогда как на дру­гих ауре­ях это­го выпус­ка его про­филь повер­нут вле­во). Бюсты его кол­лег Анто­ния и Окта­ви­а­на все­гда на этих выпус­ках повер­ну­ты впра­во, и нет удо­вле­тво­ри­тель­но­го объ­яс­не­ния тако­му несоот­вет­ст­вию, кро­ме того, что, воз­мож­но, это уже ука­за­ние на под­чи­нен­ный ста­тус Лепида. Изо­бра­же­ние на ревер­се в этом выпус­ке было зна­чи­мо для Лепида, посколь­ку вестал­ка Эми­лия чис­ли­лась сре­ди леген­дар­ных пред­ков их рода и посколь­ку он зани­мал долж­ность вели­ко­го пон­ти­фи­ка и имел пря­мую власть над вестал­ка­ми.

© 2009 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА