Эпиграммы, приписывавшиеся Марциалу

Текст приводится по изданию:
Марк Валерий Марциал. Эпиграммы. СПб., Издательство АО «КОМПЛЕКТ», 1994. Перевод Ф. А. Петровского.

1. О сель­ской жиз­ни
Делаю что у себя я в деревне? Отве­чу я крат­ко:
Утром молюсь, посмот­рю за поряд­ком и дома и в поле,
И над­ле­жа­щую всем назна­чаю я слу­гам работу.
После читаю, зову Апол­ло­на и Музу тре­во­жу.
5 Мас­лом натер­шись потом, зани­ма­юсь я лег­кой борь­бою
Вво­лю, и радост­но мне на душе, и коры­сти не знаю.
Песнь за обедом с вином, игры, баня, ужин и отдых.
Малый све­тиль­ник тогда, немно­го истра­тив­ший мас­ла,
Эти сти­хи мне дает — ноч­ным при­но­ше­ние Музам.
2. На Вара
Вару слу­чи­лось меня позвать одна­жды обедать;
Пыш­но убран­ство его, скуден был самый обед.
Золо­том стол у него застав­лен, не яст­ва­ми: слу­ги
Хоть и лас­ка­ют гла­за, мало дают язы­ку.
5 Тут я: «Ведь я не гла­за при­шел насы­щать, а желудок:
Или ты яст­ва давай, Вар, иль богат­ство сни­ми».
3. На Пон­ти­ка
Пон­тик, суешь­ся к царям и все тебе высмот­реть надо:
Ищешь вели­ко­го ты, Пон­тик: зна­чи­те­лен ты.
Пон­тик, коль дела­ешь ты что-нибудь, то один, вти­хо­мол­ку;
Не дове­ря­ешь тол­пе, Пон­тик: опас­ли­вый ты.
5 Пон­тик, при­ро­да тебя кра­сотой ода­ри­ла бога­то;
Сто­ил Еле­ны бы ты, Пон­тик: пле­ни­те­лен ты.
Пон­тик, алма­зы смяг­чить сво­им ты голо­сом можешь:
Голос твой слад­ко зву­чит, Пон­тик, и сла­до­стен ты.
Пон­тик, и про­чие все, да и сам ты этим обма­нут.
10 Хочешь, я прав­ду ска­жу, Пон­тик? Ничто­же­ство ты.
4. На ста­ру­ху
Ты хоро­ша и на слух, и на ощупь; и, если не видеть,
Вся хоро­ша, но совсем с виду ты не хоро­ша.
5. О Милоне
Нет Мило­на, уехал Милон, и, пока он в отъ­езде,
Пусты поля, но жена все же рожа­ет его.
Что же бес­плод­на зем­ля, а жена пло­до­ви­та? Ска­жу я:
Паха­рей нет для полей, паха­ри есть для жены.
6. О нака­за­нии акте­ра
Пук­нул одна­жды актер пред Юпи­те­ра ста­ту­ей. Кара
Бога постиг­ла его: жить на свой соб­ст­вен­ный счет.
7. На бес­стыд­ни­ка
Ртом ты в пра­пра­деда, носом в отца и в отца ты гла­за­ми,
И уве­ря­ешь, что в мать вышел осан­кою ты.
Если на пред­ков сво­их ты похож и всем обли­ком точ­но
В них уро­дил­ся, в кого ж всею повад­кою ты?
8. Мат­ту
Кто гово­рит, что его нет дома, когда ты сту­чишь­ся,
Зна­ешь, что он гово­рит? «Матт, для тебя я заснул».
9. Мило­ну
Ладан, перец, пла­щи, сереб­ро, покры­ва­ла и кам­ни —
Эти това­ры, Милон, все покуп­щик уне­сет.
Луч­ше женой тор­го­вать: сколь­ко раз ты ее бы ни про­дал,
Ты не теря­ешь ее, да и убыт­ка с ней нет.
10. Золотая середи­на
Пусть не дает мне судь­ба ни выс­шей доли, ни низ­шей,
А поведет мою жизнь скром­ным средин­ным путем.
Знат­ных зависть гне­тет, людей ничтож­ных — обиды.
Счаст­ли­вы те, кто живет, этих не зна­ю­чи бед.
11. Сце­во­ле
Сце­во­ла, куша­ешь ты у всех, а к себе не зовешь ты;
Ты осу­ша­ешь дру­гих куб­ки, тво­их же никто.
Или к себе при­гла­шай, или брось ожидать при­гла­ше­ний:
Стыд­но все­гда полу­чать и ниче­го не давать.
12. Авк­ту
Тре­бу­ешь нашей люб­ви, ни к кому ее не питая,
Вер­но­сти тре­бу­ешь, Авкт, вовсе ее не блюдя;
Тре­бу­ешь поче­стей с нас, не заслу­жен­ных вовсе тобою.
Стран­но, что тре­бу­ешь ты то, чего сам не даешь.
13. О Филе
Фил в пла­щи разо­дет, в перст­нях золотых его паль­цы,
Но тем не менее Фил все же бед­ней бед­ня­ка.
Тир­ских хла­мид у него, вещей и кли­ен­тов без сче­ту,
Но тем не менее Фил все же бед­ней бед­ня­ка.
5 В цар­ском убран­стве сто­ят рос­кош­ные залы у Фила,
Но тем не менее Фил все же бед­ней бед­ня­ка.
Голод и жаж­да томят его средь каме­ньев и зла­та,
В шитой накид­ке его голод и жаж­да томят.
Что его голод гне­тет, худо­ба откры­ва­ет и блед­ность:
10 Шарик его золо­той голо­дом морит его.
Он бы и в раб­ство готов пой­ти ради хле­ба, бед­ня­га,
Но запре­ща­ет в рабы шарик идти золо­той.
Если к кому-нибудь он при­станет с умиль­ной моль­бою,
Шел­ко­вый тот­час наряд прось­бу его пре­се­чет.
15 Пусть, чтоб ему не про­пасть, из бога­то­го станет он бед­ным:
Сде­лай­ся он бед­ня­ком, раз­бо­га­теть бы он мог.
14. Авлу
Ни твоя кровь, ни твоя кра­сота, ни почтен­ное зва­нье,
Ни поло­жи­тель­ный нрав, Авл, не помо­гут тебе.
Будешь все­гда бед­ня­ком, пото­му что ты беден, и долей
Низ­шей из низ­ших навек накреп­ко свя­зан ты, Авл.
15. Регу­лу
Как гово­рит Гер­мо­ген, не следу­ет всем быть угод­ным.
Выбор велик: посмот­ри, Регул, кому уго­дить.
16. Авли­ку
Мно­гое ты мне даришь; боюсь, что ты мно­го­го спро­сишь.
Луч­ше уж ты не дари, Авлик, коль выго­ды ждешь.
17. Гер­ма­ни­ку
Голос, Гер­ма­ник, ты свой напря­га­ешь на тяж­бах ужас­но:
Бешен­ству вто­рит ума этот твой беше­ный крик.
18. Бас­су
Любят все­гда все дру­зья, но друг не вся­кий, кто любит.
Будь же и дру­гом тому, Басс, кого ты полю­бил.
19. На Тур­гида
До ночи зав­трак, обед твой тоже до ночи, Тур­гид,
И напи­ва­ешь­ся ты допья­на ночью и днем.
Холишь ты кожу свою, а женить­ся никак не жела­ешь
И гово­ришь, что тебе по серд­цу чистая жизнь.
5 Тур­гид, ты врешь. И совсем, будь уве­рен, не чисто живешь ты:
Чистая жизнь, я ска­жу, — зна­ешь ли? — скром­ная жизнь.
20. На Хлою
В рез­во­го ты влюб­ле­на Гани­меда; ты всем отда­ешь­ся;
И Гип­по­ли­ты-то все стра­стью горят у тебя;
А у поро­га сто­ят тво­е­го любов­ни­ков тол­пы;
Всем ты доступ­на: тебя тянет к наро­ду все­гда;
5 Я Демо­фи­лой тебя охот­но бы назвал, но Хло­ей
Мате­рью ты назва­на: это и вер­но и вздор.
21. На Лаиду
Ты, Лаида, что жен­щин всех пре­лест­ней,
На вопрос о цене за ночь с тобою
Вдруг талант, и боль­шой, с меня спро­си­ла!
За рас­ка­я­нье я пла­чу дешев­ле.
22. На Мак­ри­на
Ты гово­рил, что нель­зя гри­бом чело­ве­ка угро­бить,
Сам же теперь ты, Мак­рин, гроб полу­чил от гри­ба.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
1260010240 1260010302 1260010303 1315554982 1316001000 1316002000

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.