Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. Т. II, годы 51—46.
Издательство Академии Наук СССР, Москва—Ленинград, 1950.
Перевод и комментарии В. О. Горенштейна.
4 5 6 7

394. Титу Пом­по­нию Атти­ку, в Рим

[Att., X, 12a]

Кум­ская усадь­ба, 6 мая 49 г.

4. Без сомне­ния, следу­ет при­знать, что я ошиб­ся. — «Но толь­ко одна­жды, толь­ко в одном деле». — Да нет, чем тща­тель­нее все было обду­ма­но, тем без­рас­суд­нее сде­ла­но.


Но забы­ва­ем мы все преж­де быв­шее, как ни при­скорб­но1.

Толь­ко бы не потер­петь неуда­чи в осталь­ном. Ты велишь мне быть пред­у­смот­ри­тель­ным насчет поезд­ки. Что могу я пред­у­смот­реть? Все что может слу­чить­ся, так ясно, что мне, если бы я избе­гал это­го, сле­до­ва­ло бы сидеть с позо­ром и скор­бью; если бы я пре­не­брег, была бы опас­ность попасть в руки него­дя­ев. Но суди, в каком я несча­стье. Ино­гда кажет­ся жела­тель­ным, чтобы я потер­пел от этих2 какую-нибудь жесто­кую неспра­вед­ли­вость, чтобы каза­лось, буд­то тиран меня нена­видел.

5. Но если бы тот путь3, на кото­рый я наде­ял­ся, был открыт, то я, конеч­но, как ты жела­ешь и сове­ту­ешь, совер­шил бы что-нибудь достой­ное сво­е­го про­мед­ле­ния. Но над­зор чрез­вы­чай­но силен, а тот же Кури­он, пра­во, подо­зри­те­лен4. Поэто­му следу­ет дей­ст­во­вать силой или тай­но, а если силой, то храб­ро и при хоро­шей пого­де. Но тай­но от этих? Если при этом будет какая-либо ошиб­ка, то, каков позор, ты видишь. Меня вле­чет, и не следу­ет укло­нять­ся, если будет какое-нибудь наси­лие.

6. О Целии5 я часто рас­суж­даю сам с собой, и если у меня будет что-нибудь такое, не про­пу­щу. Испа­нии, наде­юсь, надеж­ны. Посту­пок мас­си­лий­цев6 и сам по себе пре­кра­сен и слу­жит для меня дока­за­тель­ст­вом, что в Испа­ни­ях дела хоро­ши: ведь они были бы менее сме­лы, если бы было ина­че, и они зна­ли бы, ибо они и соседи и осто­рож­ны. Одна­ко ты пра­виль­но под­ме­ча­ешь про­яв­ле­ние нена­ви­сти в теат­ре. Даже те леги­о­ны, кото­рые он7 набрал в Ита­лии, я вижу, крайне враж­деб­ны. Одна­ко нет ниче­го более враж­деб­но­го, чем он сам себе. Ты спра­вед­ли­во боишь­ся, что он ринет­ся; если он утра­тит надеж­ду, то, конеч­но, ринет­ся. Тем более следу­ет что-нибудь пред­при­нять; хоте­лось бы, с луч­шей уда­чей, в духе Целия. Но пер­вое, что удаст­ся. Како­во бы оно ни было, ты немед­лен­но будешь знать.

7. Юно­ше, как ты про­сишь, я помо­гу и возь­му на себя даже Пело­пон­нес8; ведь он ода­рен, толь­ко бы был какой-нибудь харак­тер9 Но если его до сего вре­ме­ни нет, он все-таки может быть, или же доб­ле­сти невоз­мож­но научить, в чем меня не убедят.

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1Гомер, «Или­а­да», XVIII, 112.
  • 2От цеза­ри­ан­цев.
  • 3Путь через Сици­лию.
  • 4Ср. пись­мо CCCXCI, § 3.
  • 5Речь идет не о Мар­ке Целии Руфе, а о Целии, под­няв­шем вос­ста­ние про­тив Сул­лы (ср. Плу­тарх, «Пом­пей», 7). Цице­рон име­ет в виду воз­мож­ность под­нять вос­ста­ние про­тив Цеза­ря.
  • 6См. прим. 5 к пись­му CCCXCI.
  • 7Цезарь.
  • 8Ср. пись­мо CCCLXXXII, § 2.
  • 9Текст без­на­деж­но испор­чен.
  • ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
    1344010030 1344010031 1327009026 1345960395 1345960396 1345960397

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.