Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. Т. III, годы 46—43.
Издательство Академии Наук СССР, Москва—Ленинград, 1951.
Перевод и комментарии В. О. Горенштейна.
1 2 3 4

759. Титу Пом­по­нию Атти­ку, в Рим

[Att., XV, 14]

Тускуль­ская усадь­ба, 27 июня 44 г.

1. За пять дней до календ я полу­чил пись­мо от Дола­бел­лы; копию его посы­лаю тебе. В нем гово­ри­лось, что он сде­лал все, чего ты хочешь. Я тот­час отве­тил ему и мно­го­слов­но побла­го­да­рил его. Все-таки, чтобы он не удив­лял­ся, поче­му я вто­рич­но делаю то же, я ука­зал как на при­чи­ну, что от тебя само­го я ранее при встре­че ниче­го не мог узнать. Но к чему мно­го слов? Я послал пись­мо в таких сло­вах:

«Цице­рон кон­су­лу Дола­бел­ле, сво­е­му дру­гу.

2. Ранее, когда я был изве­щен пись­мом наше­го Атти­ка о тво­ем чрез­вы­чай­ном бла­го­род­стве и чрез­вы­чай­ной услу­ге мне и когда ты сам напи­сал так­же мне, что ты сде­лал то, чего мы хоте­ли1, я в пись­ме выска­зал тебе бла­го­дар­ность в таких сло­вах, чтобы ты понял, что ты не мог сде­лать ниче­го более при­ят­но­го мне. Но после того как сам Аттик при­е­хал ко мне в тускуль­скую усадь­бу ради одно­го того, чтобы выска­зать мне свою бла­го­дар­ность тебе, чье исклю­чи­тель­ное и уди­ви­тель­ное рас­по­ло­же­ние и осо­бен­ную при­язнь к нему он усмот­рел, — я не мог удер­жать­ся, чтобы не выра­зить тебе того же само­го в этом пись­ме более откры­то. Ведь из всех, мой Дола­бел­ла, ста­ра­ний и одол­же­ний мне, кото­рые чрез­вы­чай­ны, следу­ю­щее — знай это — кажет­ся мне наи­выс­шим и при­ят­ней­шим: ты сде­лал так, что Аттик пони­ма­ет, как силь­но я люб­лю тебя, как силь­но ты меня.

3. Что каса­ет­ся осталь­но­го, то я хотел бы тво­е­го согла­сия на то, чтобы дело и общи­на бутрот­цев, хотя они обес­пе­че­ны тобой (а мы склон­ны хра­нить свои бла­го­де­я­ния), все-таки были при­ня­ты под твое покро­ви­тель­ство и, еще и еще пре­по­ру­чен­ные мною, были под защи­той тво­е­го авто­ри­те­та и содей­ст­вия, у бутрот­цев посто­ян­но будет доста­точ­ный оплот, и ты изба­вишь Атти­ка и меня от боль­шой заботы и тре­во­ги, если из ува­же­ния ко мне согла­сишь­ся, чтобы они все­гда были под тво­ей защи­той. Насто­я­тель­но еще и еще про­шу тебя так и посту­пать».

4. Напи­сав это пись­мо, я занял­ся сочи­не­ни­я­ми2: боюсь, что они во мно­гих местах нуж­да­ют­ся в тво­их помет­ках вос­ком с кино­ва­рью3. В таком я сомне­нии и затруд­не­нии из-за важ­ных разду­мий.

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1Речь идет об отмене кон­фис­ка­ции зем­ли бутрот­цев. Ср. пись­мо DCCLXVII, § 4.
  • 2«Об обя­зан­но­стях».
  • 3Рим­ляне накле­и­ва­ли облат­ки из вос­ка, окра­шен­но­го в крас­ный цвет, в тех местах руко­пи­си, кото­рые тре­бо­ва­ли пере­смот­ра.
  • ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
    1327009033 1327009047 1327009060 1345960760 1345960761 1345960762

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.