О знаменитых людях

Фрагменты

Из книги «О поэтах»

Текст приводится по изданию: Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей. Москва. Изд-во «Наука», 1993.
Перевод М. Л. Гаспарова.
Издание подготовили М. Л. Гаспаров, Е. М. Штаерман. Отв. ред. С. Л. Утченко. Ред. изд-ва Н. А. Алпатова.
Разделения на параграфы издание Ростаньи не дает; в биографиях Теренция и Вергилия сохранено традиционное деление, а в остальных введено впервые для удобства ссылок.
1 2 3

ЛУКАН1

(1) Марк Анней Лукан из Кор­ду­бы впер­вые дока­зал свое даро­ва­ние похва­ла­ми Неро­ну на пяти­лет­них состя­за­ни­ях2. Затем он высту­пил с «Граж­дан­ской вой­ной Пом­пея и Цеза­ря». Ему еще не было 21 года3, так что в одном пред­и­сло­вии, срав­ни­вая свой воз­раст и пер­вые опы­ты с вер­ги­ли­е­вы­ми, он решил­ся ска­зать:


…Но как дале­ко мне
До «Кома­ра»!..4 

В ран­ней юно­сти, узнав, что отец его из-за несчаст­ли­во­го бра­ка живет так дол­го в деревне…5

(2) …Нерон вызвал его из Афин, при­чис­лил к сво­им бли­жай­шим дру­зьям и даже удо­сто­ил кве­сту­ры, но он недол­го поль­зо­вал­ся эти­ми мило­стя­ми. Оби­жен­ный тем, что как-то раз импе­ра­тор во вре­мя его откры­то­го чте­ния неожидан­но назна­чил заседа­ние сена­та и ушел толь­ко для того, чтобы осве­жить­ся, он с тех пор не стес­нял­ся ни в сло­вах, ни в рез­ких поступ­ках про­тив него. Одна­жды в обще­ст­вен­ном отхо­жем месте, испу­стив вет­ры с гром­ким зву­ком, он про­из­нес полу­сти­шие Неро­на:


Слов­но бы гром про­гре­мел под зем­лей… —

чем вызвал вели­кое смя­те­ние и бег­ство всех сидев­ших побли­зо­сти. Кро­ме того, он поно­сил в язви­тель­ных сти­хах как само­го импе­ра­то­ра, так и его вли­я­тель­ней­ших дру­зей. (3) Нако­нец, он стал как бы зна­ме­нос­цем Пизо­но­ва заго­во­ра, часто откры­то про­воз­гла­шал сла­ву тира­но­убий­цам6, не ску­пил­ся на угро­зы и был настоль­ко несдер­жан, что перед вся­ким при­я­те­лем хва­стал­ся голо­вой импе­ра­то­ра.

Одна­ко по рас­кры­тии заго­во­ра он вовсе не обна­ру­жил такой твер­до­сти духа: при­знав­шись без сопро­тив­ле­ния7, он дошел до самых уни­жен­ных просьб и даже свою ни в чем не винов­ную мать назвал в чис­ле заго­вор­щи­ков, наде­ясь, что обви­не­ние мате­ри послу­жит ему на поль­зу в гла­зах импе­ра­то­ра-мате­ре­убий­цы. Но, добив­шись пра­ва сво­бод­но выби­рать смерть, он напи­сал пись­мо к отцу с исправ­ле­ни­я­ми к несколь­ким сво­им сти­хам, рос­кош­но пообедал и дал свои руки вра­чу для вскры­тия жил.

Я еще пом­ню, как чита­лись его сти­хи; изда­ния же, выпу­щен­ные для про­да­жи, не все­гда сде­ла­ны доб­ро­со­вест­но и забот­ли­во, а ино­гда и небреж­но.

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1Сохра­ни­лось в несколь­ких руко­пи­сях Лука­на.
  • 2Пяти­лет­ние состя­за­ния — см. Нер., 12.
  • 3Ему еще не было 21 года — допол­не­ние Роста­ньи.
  • 4«Но как дале­ко мне…» — дву­смыс­лен­ность: «Насколь­ко мое про­из­веде­ние сла­бее, чем юно­ше­ский “Комар” Вер­ги­лия!» или «Насколь­ко я с моим (уже столь зна­чи­тель­ным) про­из­веде­ни­ем моло­же, чем был Вер­ги­лий, когда писал еще толь­ко “Кома­ра”!»
  • 5В кон­це пара­гра­фа — лаку­на: может быть, не сохра­ни­лось и нача­ло пара­гра­фа с дата­ми жиз­ни и пр.
  • 6Тира­но­убий­цам — Бру­ту и Кас­сию, о кото­рых мно­го гово­рит­ся в «Фар­са­лии».
  • 7По Таци­ту, Анн., XV, 56, Лукан и дру­гие вна­ча­ле дол­го отпи­ра­лись и при­зна­лись не сра­зу; а перед смер­тью Лукан декла­ми­ро­вал свои сти­хи из «Фар­са­лии» об уми­раю­щем сол­да­те (там же, гл. 70).
  • ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
    1364002837 1364003007 1364003026 1365024912 1365025209 1365078936

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.