Фронтальная панель саркофага военачальника. Сцена помилования побежденных варваров (clementia)
Мрамор. Ок. 180 г. н. э.Инв. № 942.Рим, Ватиканские музеи, Музей Пия—Климента, Октагональный двор, Северный портик, 15 Фото: И. А. Шурыгин

Фронтальная панель саркофага военачальника. Сцена помилования побежденных варваров (clementia).

Мрамор. Ок. 180 г. н. э.
Инв. № 942.

Рим, Ватиканские музеи, Музей Пия—Климента, Октагональный двор, Северный портик, 15.

Описание:
PN 15. Сар­ко­фаг со сце­ной поми­ло­ва­ния вар­ва­ров.

Дан­ный сар­ко­фаг отно­сит­ся к ста­рей­шей части вати­кан­ской кол­лек­ции. Он исполь­зо­вал­ся в каче­стве чаши фон­та­на, укра­шен­но­го ста­ту­ей Ари­ад­ны; еще в 1512 г. его упо­ми­нал Пико дел­ла Миран­до­ла. В то вре­мя, когда он был уста­нов­лен во Дво­ре ста­туй в Бель­веде­ре, счи­та­лось, что воен­ные сце­ны на его релье­фах отно­сят­ся к прав­ле­нию Тра­я­на, импе­ра­то­ра, с бла­го­род­ной фигу­рой кото­ро­го часто срав­ни­ва­ли папу Юлия II; имен­но этим обсто­я­тель­ст­вом объ­яс­ня­ет­ся пере­ме­ще­ние сар­ко­фа­га в столь пре­стиж­ное место. Сар­ко­фаг, при­над­ле­жав­ший, веро­ят­но, знат­но­му офи­ци­аль­но­му лицу из окру­же­ния импе­ра­то­ра эпо­хи Анто­ни­нов, несет изо­бра­же­ние сце­ны поми­ло­ва­ния побеж­ден­ных и пле­нен­ных вар­ва­ров — пред­по­ло­жи­тель­но, сар­ма­тов — вое­на­чаль­ни­ком импе­ра­то­ра-«фило­со­фа» Мар­ка Авре­лия (ок. 180 г. н. э.); сидя­ще­го победи­те­ля награж­да­ет вен­ком Вик­то­рия. На левом тор­цо­вом релье­фе два сол­да­та соп­ро­вож­да­ют повоз­ку с плен­ни­цей и ее ребен­ком; на пра­вом тор­цо­вом релье­фе плен­ни­ков (свя­зан­но­го муж­чи­ну и двух рыдаю­щих жен­щин) несут на носил­ках в три­ум­фаль­ном шест­вии. Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние под­черк­ну­то-эмо­цио­наль­ное отно­ше­ние к дра­ме побеж­ден­ных.

Inv. 942; A II p. 98 n° 39 tav. 10; H 239; Brummer, pp. 159-161 nota 13; Koch, Sichtermann, p. 88 nota 22, pp. 106, 167, 260 fig. 96; P. P. Bober, R. Rubinstein, Renaissance Artists and Antique Sculpture, New York 1986, pp. 194-195 n° 160 fig. 160; P. Liverani, A. Nesselrath, in AA. VV., High Renaissance in the Vatican, Tokyo 1993, p. 70 n° 56; J. Köhler, in RM, 102, 1995, pp. 371-379.

G. Spinola

Выс­шее про­яв­ле­ние вели­ко­ду­шия: Clementia на релье­фах рим­ских сар­ко­фа­гов.

Во II в. н. э. на рим­ских над­гроб­ных памят­ни­ках появ­ля­ет­ся образ clementia, свиде­тель­ст­ву­ю­щий о том, что покой­ный про­жил достой­ную жизнь. Широ­кое рас­про­стра­не­ние сцен clementia свиде­тель­ст­ву­ет, что вели­ко­ду­шие рас­смат­ри­ва­лось как одно из вопло­ще­ний virtus. В эпо­ху Авгу­ста сце­ны clementia встре­ча­ют­ся на неболь­ших пред­ме­тах част­но­го харак­те­ра, где вели­ко­ду­шие про­яв­ля­ет импе­ра­тор, либо леген­дар­ный пра­ви­тель, дер­жа­щий порт­рет чле­на импе­ра­тор­ско­го окру­же­ния, либо герой-гла­ди­а­тор. Во вре­ме­на Высо­кой импе­рии, осо­бен­но в эпо­ху Анто­ни­нов, образ clementia стал исполь­зо­вать­ся зна­чи­тель­но шире, в т. ч. в погре­баль­ном искус­стве, что име­ло важ­ные послед­ст­вия.

Напри­мер, на сво­де гроб­ни­цы Пан­кра­ци­ев в Риме появ­ля­ет­ся сце­на, где При­ам взы­ва­ет к мило­сер­дию Ахил­ла, про­ся его вер­нуть тело Гек­то­ра. Эта сце­на очень напо­ми­на­ет ком­по­зи­цию на куб­ках Hoby, рас­смот­рен­ную в гл. 4. Рельеф из шту­ка­тур­ки, одна­ко, дати­ру­ет­ся 160 г. н. э., то есть, отно­сит­ся к тому же вре­ме­ни, что и «Раз­мыш­ле­ния» Мар­ка Авре­лия. Он свиде­тель­ст­ву­ет, что про­яв­ле­ние вели­ко­ду­шия по отно­ше­нию как к живым, так и к мерт­вым заня­ло важ­ное место в фило­со­фии эли­ты. Но акты мило­сер­дия из мифо­ло­ги­че­ских сюже­тов нико­им обра­зом не явля­ют­ся един­ст­вен­ным спо­со­бом изо­бра­же­ния clementia на гроб­ни­цах II в. Вели­ко­душ­ное отно­ше­ние к мерт­вым оста­ет­ся важ­ной темой, но эти­ка clementiae ею не огра­ни­чи­ва­ет­ся. Изо­бра­же­ние вели­ко­ду­шия покой­но­го на его над­гро­бии и, в осо­бен­но­сти, на сар­ко­фа­ге, начи­ная со II в. встре­ча­ет­ся все чаще. Сар­ко­фа­ги высту­па­ют в каче­стве весь­ма цен­ных свиде­те­лей инте­ре­сов и пред­став­ле­ний обес­пе­чен­ных рим­лян. В деко­ре сар­ко­фа­га нахо­ди­ли отра­же­ние те чер­ты обра­за покой­но­го, кото­рые он хотел оста­вить в памя­ти о себе, а так­же те его каче­ства, кото­рые хоте­ли уве­ко­ве­чить его род­ст­вен­ни­ки. Сар­ко­фа­ги, выпол­нен­ные как по инди­виду­аль­но­му зака­зу, так и по популяр­но­му образ­цу, сто­и­ли очень доро­го. С тече­ни­ем вре­ме­ни ста­рые моде­ли изме­ня­лись, и появ­ля­лись новые, пре­тер­пе­ва­ли изме­не­ния под­хо­ды к опи­са­нию жиз­ни и досто­инств покой­ных. Скуль­п­то­ры сле­до­ва­ли поже­ла­ни­ям заказ­чи­ков, учи­ты­вая при этом ико­но­гра­фи­че­ские нов­ше­ства и дости­же­ния кон­ку­рен­тов.

В огром­ных коли­че­ствах изготов­ля­лись сар­ко­фа­ги раз­ных типов, на релье­фах кото­рых голо­вы покой­но­го и его супру­ги остав­ля­лись в виде загото­вок, пред­на­зна­чен­ных для пре­вра­ще­ния в порт­ре­ты покой­ных после про­да­жи сар­ко­фа­га. Поку­па­те­ля­ми сар­ко­фа­гов явля­лись пред­ста­ви­те­ли самых раз­ных сло­ев рим­ско­го обще­ства — от сена­то­ров до пре­успе­ваю­щих воль­ноот­пу­щен­ни­ков. Богат­ство деко­ра и раз­но­об­ра­зие ста­ту­са заказ­чи­ков дела­ют рим­ский сар­ко­фаг одним из луч­ших свиде­те­лей того как clementia наряду с про­чи­ми про­яв­ле­ни­я­ми virtus вхо­ди­ла в рим­скую жизнь.

Один из рас­про­стра­нен­ных типов сар­ко­фа­гов, пред­став­лен­ный боль­шим коли­че­ст­вом сох­ра­нив­ших­ся экзем­пля­ров, несет изо­бра­же­ние сце­ны, в кото­рой плен­ные вар­ва­ры, моля о поща­де, скло­ня­ют­ся перед рим­ским вое­на­чаль­ни­ком. На этих, т. н. «сар­ко­фа­гах гене­ра­лов» мож­но видеть ту же ком­по­зи­цию и те же жесты, что и на офи­ци­аль­ных мону­мен­тах импе­рии, пред­став­ля­ю­щих clementia principis. Одним из луч­ших при­ме­ров слу­жит сар­ко­фаг с изо­бра­же­ни­ем вое­на­чаль­ни­ка, сидя­ще­го в крес­ле. Сто­я­щая рядом с ним кры­ла­тая Вик­то­рия дер­жит венок над его голо­вой. Вое­на­чаль­ник, слег­ка нак­ло­нив­шись впе­ред, откры­тым жестом про­тя­ги­ва­ет пра­вую руку в сто­ро­ну вар­ва­ра, пре­кло­нив­ше­го перед ним коле­ни. Кос­ма­тый вар­вар, не сво­дя взгляда с гене­ра­ла, явно про­сит его о поща­де, при­ка­са­ясь сво­ей левой рукой к его пра­вой ноге. Офи­цер смот­рит на плен­ни­ка с бла­го­склон­но­стью. Осталь­ную часть релье­фа запол­ня­ет тол­па вар­ва­ров; неко­то­рые из них свя­за­ны, дру­гие жести­ку­ли­ру­ют. В левой части рим­ские вои­ны пере­дви­га­ют­ся сре­ди пле­нен­ных вар­ва­ров, а высо­кий офи­цер сто­ит перед плен­ни­цей, согнув­шей­ся перед ним в уни­жен­ной позе и под­тал­ки­ваю­щей к нему сво­его пла­чу­ще­го ребен­ка. Этот офи­цер про­тя­ги­ва­ет пра­вую руку с откры­той ладо­нью в сто­ро­ну жен­щи­ны, кото­рая смот­рит на него с надеж­дой, одна­ко взгляд рим­ля­ни­на устрем­лен за пре­де­лы релье­фа, мимо жен­щи­ны, тро­фея и свя­зан­но­го вар­ва­ра. Офи­цер, про­яв­ля­ю­щий вели­ко­ду­шие, выглядит моло­дым, на лице его замет­на корот­кая одно­днев­ная щети­на, воз­мож­но, отрос­шая за вре­мя дол­го­го сра­же­ния.

Атмо­сфе­ра толь­ко что одер­жан­ной победы созда­ет­ся рим­ски­ми сол­да­та­ми в пол­ном бое­вом обла­че­нии и охва­чен­ны­ми тре­во­гой стра­даю­щи­ми плен­ни­ка­ми. Мы при­сут­ст­ву­ем при раз­вяз­ке, когда победи­те­ли реша­ют судь­бу побеж­ден­ных. На то, что плен­ни­ки будут поми­ло­ва­ны, ука­зы­ва­ет доб­ро­же­ла­тель­ное выра­же­ние лица сидя­ще­го вое­на­чаль­ни­ка и его жест. Иное реше­ние не мог­ло бы слу­жить свиде­тель­ст­вом досто­инств гене­ра­ла, похо­ро­нен­но­го в сар­ко­фа­ге. Мно­гие сох­ра­нив­ши­е­ся сар­ко­фа­ги эпо­хи Анто­ни­нов несут на себе изо­бра­же­ния покой­ных. Сар­ко­фа­ги вое­на­чаль­ни­ков со сце­на­ми победы и ока­за­ния мило­сти полу­чи­ли широ­кое рас­про­стра­не­ние во вто­рой поло­вине II в. н. э. Вати­кан­ский сар­ко­фаг обыч­но дати­ру­ют при­бли­зи­тель­но 180 г.; пред­по­ла­га­ют, что его вла­де­лец участ­во­вал в воен­ных кам­па­ни­ях Мар­ка Авре­лия, а моде­лью для релье­фа послу­жил утра­чен­ный мону­мент, про­слав­ляв­ший победы импе­ра­то­ра. Одна­ко необ­хо­ди­мо­сти в поис­ке утра­чен­но­го прото­ти­па это­го релье­фа нет, посколь­ку сох­ра­ни­лось мно­же­ство изо­бра­же­ний с подоб­ной ком­по­зи­ци­ей и ико­но­гра­фи­ей. Сце­на, в кото­рой рим­ский гене­рал про­яв­ля­ет вели­ко­ду­шие по отно­ше­нию к плен­ным вар­ва­рам, извест­на в раз­ных вари­ан­тах, что поз­во­ля­ет пред­по­ло­жить отсут­ст­вие у них обще­го ори­ги­на­ла. Воз­мож­но, она яви­лась резуль­та­том эво­лю­ции сово­куп­но­сти визу­аль­ных обра­зов импер­ско­го искус­ства. Эти визу­аль­ные обра­зы име­ют связь с лите­ра­тур­ны­ми при­ме­ра­ми clementiae.

M. B. Dowling

Литература:
M. B. Dowling. Clemency and Cruelty in the Roman World. University of Michigan Press, 2006.

Источники:
© 2013 г. Фото: И. А. Шурыгин.
© 1996 г. Текст описания (1): G. Spinola. Guide cataloghi Musei Vaticani, 3. Il Museo Pio Clementino, 1. Città del Vaticano, Roma, 1996, с. 94—96, кат. № PN 15.
© 2006 г. Текст описания (2): M. B. Dowling. Clemency and Cruelty in the Roman World. 2006. С. 262—264.
© 2013 г. Пер. с ит. и англ.: И. А. Шурыгин.
Ключевые слова: скульптура скульптурный sculptura римский римская римские погребальная погребальный погребальное погребальные надгробный надгробная надгробное надгробные рельеф саркофаг саркофаги sarcophagus sarcophagi биографический vita humana мрамор военачальника генерала доблесть милость к побежденным помилование военачальник офицер кираса кюраса палудаментум связанный пленный пленник пленные пленники варвар варвары кормилица нянька ребенок хитон крылатая виктория clementia principis submissio трофей трофеи щит шлем меч ножны перевязь мебель кресло трон sella грифон увенчивание венок венец corona пальмовая ветвь штаны calceus калцей кальцей калцеи кальцеи обувь эндромиды инв № 942