Цоколь статуи с рельефным изображением тренировки гладиаторов
Мрамор. Патры. Конец I — начало II в. н. э.Инв. № 1915.Патры, Новый археологический музей. Фото: И. А. Шурыгин

Цоколь статуи с рельефным изображением тренировки гладиаторов.

Мрамор. Патры. Конец I — начало II в. н. э.
Инв. № 1915.

Патры, Новый археологический музей.

Происхождение:
Пред­по­ло­жи­тель­но, рельеф осно­ва­ния мону­мен­та спон­со­ру гла­ди­а­тор­ских состя­за­ний.

Описание:
На мра­мор­ной пли­те рельеф­но­го фри­за изо­бра­же­на тре­ни­ров­ка трех пар гла­ди­а­то­ров. Сле­ва — два тяже­ло­во­ору­жен­ных гла­ди­а­то­ра, в цен­тре — пара гла­ди­а­то­ров-фра­кий­цев, спра­ва — пара гла­ди­а­то­ров, один из кото­рых дер­жит сеть (retiarius), а вто­рой, пред­по­ло­жи­тель­но, мир­мил­лон (mirmillo), име­ет тяже­лое воору­же­ние.

Пары гла­ди­а­то­ров (Gladiatorum Paria).

Мра­мор­ная пли­та с рельеф­ным фри­зом, облом­лен­ная спра­ва и сле­ва сни­зу. Инв. № 1915, раз­ме­ры 0,69 × 0,325 × 4—6,5 см. Най­де­на при рас­коп­ках на углу улиц Димит­ри­оса Гуна­ри­са и Иоан­на Вла­ху в 1980 году, повтор­но исполь­зо­ва­лась в антич­ной построй­ке (рис. 32).

Рис. 33. Вер­ти­каль­ный раз­рез релье­фа с гла­ди­а­тор­ски­ми пара­ми.

с. 389 Пли­та увен­чи­ва­ет­ся эхи­ном[1], верх­няя сто­ро­на кото­ро­го несёт ана­ти­рон[2]; фигу­ры рас­по­ло­же­ны на одной план­ке (regula), «каб­лу­чок» (cyma reversa), отме­чаю­щий пере­ход к ниж­не­му пояс­ку (высотой 4 см), почти нетро­нут спра­ва, со следа­ми рез­ца и ана­ти­ро­на, одна­ко сле­ва был отде­лён фраг­мент «каб­луч­ка» дли­ной 35 см, веро­ят­но, в позд­ней­шую эпо­ху. Поверх­ность лево­го сты­ка гру­бо обра­бота­на. На верх­ней сто­роне, глад­кой, выем­ка 90 × 1,5 см у лево­го края слу­жи­ла, веро­ят­но, для при­креп­ле­ния дру­гой пли­ты, ещё одна выем­ка, мень­ше­го раз­ме­ра, в 40 см от это­го края, была отвер­сти­ем для гвоздя (следы окра­ши­ва­ния вслед­ст­вие кор­ро­зии метал­ла) для закреп­ле­ния на вер­ти­каль­ной поверх­но­сти. С этой же целью в эхине про­свер­ле­но неболь­шое отвер­стие (1 см) на рас­сто­я­нии 6 см от облом­лен­но­го пра­во­го края. Воз­мож­на и дру­гая иден­ти­фи­ка­ция, по следам метал­ла на осно­ва­нии фри­за, одна­ко он не пере­се­ка­ет пли­ту от края до края. Плос­кость релье­фа рас­по­ло­же­на под углом к зад­ней поверх­но­сти так, что тол­щи­на сте­лы умень­ша­ет­ся от осно­ва­ния (6,5 см) к вер­шине (4 см) (рис. 33).

Три пары гла­ди­а­то­ров пред­став­ле­ны в про­цес­се сра­же­ния. С пра­во­го края отсут­ст­ву­ет часть гла­ди­а­то­ра. Руки и щиты левой пары, кин­жал край­не­го лево­го гла­ди­а­то­ра, пра­вая рука рети­а­рия и шле­мы повреж­де­ны.

Левая пара состо­ит из двух схо­жих тяже­ло­во­ору­жён­ных гла­ди­а­то­ров. Они дер­жат оваль­ные и изо­гну­тые боль­шие щиты, носят набед­рен­ные повяз­ки (subligaculum), с. 390 пере­по­я­сан­ные толь­ко одной поло­сой, шле­мы с низ­ким греб­нем, при­под­ня­ты­ми и загну­ты­ми поля­ми, зак­ры­ваю­щие лицо и име­ю­щие щели для глаз. У гла­ди­а­то­ра спра­ва на левой ноге наде­та низ­кая гет­ра, у дру­го­го, по-види­мо­му, ноги босые; пра­вая рука, дер­жа­щая направ­лен­ный вверх кин­жал, при­кры­та доспе­хом (manica).

Сред­няя пара состо­ит из двух сим­мет­рич­но рас­по­ло­жен­ных фра­кий­цев. Одеж­да и воору­же­ние фра­кий­цев, несмот­ря на неболь­шие вари­а­ции, отно­сят­ся к чис­лу наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ных: они носят высо­кие поно­жи (ocrea), зак­ры­ваю­щие коле­ни, дер­жат неболь­шие кри­вые кин­жа­лы (sica) и отно­си­тель­но неболь­шие квад­рат­ные щиты142. Шле­мы име­ют низ­кий гре­бень в фор­ме сер­па, без перьев или изо­бра­же­ния гри­фо­на, что обыч­но для дру­гих изо­бра­же­ний фра­кий­цев; шле­мы зак­ры­ва­ют лицо и име­ют щели для глаз. Набед­рен­ная повяз­ка удер­жи­ва­ет­ся поя­сом. Дер­жа­щая кин­жал рука до пле­ча при­кры­та доспе­хом (manica). Из сооб­ра­же­ний ли про­яв­лен­ной в изо­бра­же­нии сим­мет­рии тот гла­ди­а­тор, что спра­ва, пока­зан лев­шой, или он дей­ст­ви­тель­но лев­ша?

Пра­вая пара обра­зо­ва­на рети­а­ри­ем и тяже­ло­во­ору­жён­ным гла­ди­а­то­ром. Пер­вый из них с босы­ми нога­ми и ничем не при­кры­тый, кро­ме набед­рен­ной повяз­ки (subligaculum) с поя­сом из двух полос, и доспе­ха (galerus), зак­ры­ваю­ще­го левые пле­чо и руку. В левой руке он дер­жит тре­зу­бец и кин­жал, в пра­вой — сеть с высе­чен­ны­ми попе­ре­ч­ны­ми ячей­ка­ми. От его про­тив­ни­ка сох­ра­ни­лись левая нога без доспе­ха, часть руки с длин­ным полу­ци­лин­дри­че­ским щитом, с корот­ки­ми гори­зон­таль­ны­ми сто­ро­на­ми и длин­ной сто­ро­ной, изо­гну­той впра­во. На голо­ве шлем. Рети­а­рий пора­жа­ет его тре­зуб­цем и, по-види­мо­му, гото­вит­ся набро­сить сеть, кото­рую пока ещё дер­жит свёр­ну­той. Про­тив­ник защи­ща­ет­ся щитом, зак­ры­ваю­щим не толь­ко тело, но и лицо.

Не так уж лег­ко при­сво­ить пред­став­лен­ным типам упо­ми­на­е­мые над­пи­ся­ми наи­ме­но­ва­ния кате­го­рий гла­ди­а­то­ров. В насто­я­щее вре­мя при­зна­но, что неко­то­рые тер­ми­ны, такие как secutor, provocator, pulsator, scissor, озна­ча­ют так­ти­ки боя, а не сна­ря­же­ние. Ино­гда так мог­ли назы­вать­ся и гла­ди­а­то­ры с раз­ным воору­же­ни­ем143. Посколь­ку тер­мин θρᾷξ (thrax или thraex) отно­сит­ся имен­но к воору­же­нию, то есте­ствен­но, что его иден­ти­фи­ка­ция на памят­ни­ках не пред­став­ля­ет труд­но­сти144. Фра­кий­цы явля­ют­ся одним из видов тяже­ло­во­ору­жён­ных бой­цов, как и сам­ни­ты, кото­рые так­же хоро­шо раз­ли­ча­ют­ся сре­ди про­чих, но не встре­ча­ют­ся в импе­ра­тор­ский пери­од145. Несмот­ря на все уси­лия, мир­мил­ло­ны (μυρμιλλόνες) ещё не были надёж­но отож­дест­вле­ны с опре­де­лён­ным ико­но­гра­фи­че­ским типом146. Пер­вая пара на фри­зе — тяже­ло­во­ору­жён­ные. Оваль­ный щит встре­ча­ет­ся не так часто, как пря­мо­уголь­ный. Если это не слу­чай­ность, то сле­ду­ет отме­тить, что левый гла­ди­а­тор изо­бра­жён боси­ком, как обыч­но пред­став­ле­ны лег­ко­во­ору­жён­ные, то есть, рети­а­рии.

Как обыч­но, рети­а­рий сра­жа­ет­ся с тяже­ло­во­ору­жён­ным сопер­ни­ком, часто назы­вае­мым secutor или murmillo147. Он ата­ку­ет сво­его про­тив­ни­ка тре­зуб­цем в лицо, с. 391 и тот защи­ща­ет­ся щитом. Сеть ещё не бро­ше­на. Это изо­бра­же­ние явля­ет­ся уни­каль­ным. Я думаю, что здесь пред­став­лен момент боя, кото­рый как раз сме­ня­ет тот, что нам пока­зы­ва­ет све­тиль­ник из кол­лек­ции Воль­ма­на (Wollmann)[3], где рети­а­рий дер­жит тре­зу­бец левой рукой, а сеть — пра­вой148. Момен­таль­ные сним­ки боёв, пред­став­лен­ные све­тиль­ни­ка­ми, оче­вид­но, не в состо­я­нии опи­сать все фазы, кото­рые вос­ста­нав­ли­ва­ет Воль­ман149. Таким обра­зом, необя­за­тель­но сог­ла­шать­ся с ним в том, что тре­зу­бец исполь­зо­вал­ся толь­ко после неудач­но­го набра­сы­ва­ния сети. Тре­зу­бец мог дать рети­а­рию воз­мож­ность уто­мить сво­его про­тив­ни­ка, преж­де чем попы­тать­ся опу­тать его сетью. Защи­щая гла­за, тот дол­жен был выста­вить щит перед лицом, и это был самый бла­го­при­ят­ный момент для набра­сы­ва­ния сети. Тре­зу­бец уже может быть опу­щен имен­но в этот момент, как это пред­став­ле­но на кув­шине с клей­мом из Рейн­ца­бер­на[4] в музее Шпей­е­ра150, даю­щем уни­каль­ное изо­бра­же­ние набра­сы­ва­ния сети. Тре­зу­бец пред­став­лен в том же поло­же­нии на све­тиль­ни­ке из Патр, дати­ру­ю­щем­ся кон­цом I или нача­лом II века н. э. Наряду с нашим релье­фом, это — одно из ред­ких изо­бра­же­ний рети­а­рия с сетью (рис. 34)151. Рети­а­рий дер­жит тре­зу­бец нако­неч­ни­ком вниз и кин­жал одной рукой, как и рети­а­рий на релье­фе. Рука при­кры­та доспе­хом (manica), кисть кажет­ся обна­жён­ной152. Скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что кин­жал фик­си­ру­ет­ся и удер­жи­ва­ет­ся на запястье каким-то сред­ст­вом (коль­цом?)153. Рети­а­рий оття­ги­ва­ет руку назад и, кажет­ся, готов в любой момент бро­сить сеть, защи­ща­ясь сво­им кин­жа­лом. В тех слу­ча­ях, когда сеть не изо­бра­же­на, как это часто быва­ет, счи­та­ет­ся, что рети­а­рий лишил­ся её после неудач­но­го при­ме­не­ния.

Длин­ный изо­гну­тый щит с обе­и­ми закруг­лён­ны­ми сто­ро­на­ми счи­тал­ся воору­же­ни­ем пре­иму­ще­ст­вен­но murmillo. На неко­то­рых изо­бра­же­ни­ях у про­тив­ни­ка рети­а­рия име­ет­ся щит это­го типа, напри­мер, на меда­льоне моза­и­ки из Нен­ни­га154 или на вазе из Шпей­е­ра. В дру­гом месте это изо­гну­тый пря­мо­уголь­ный щит155. Имен­но щит тако­го типа дер­жит гла­ди­а­тор на сте­ле из Визан­тия с над­пи­сью о мир­мил­лоне156: у него шлем с широ­ки­ми поля­ми, высо­кие поно­жи на обе­их ногах и неболь­шой кри­вой кин­жал. Посколь­ку, соглас­но над­пи­сям, мир­мил­ло­ны сра­жа­ют­ся с рети­а­ри­я­ми, а их имя свя­за­но с рыбой (μύρμα, μορμύρος, μορμύλος), рети­а­рий ата­ку­ет с с. 392 сетью; вполне воз­мож­но сопо­ста­вить выше­упо­мя­ну­тый тип тяже­ло­во­ору­жён­но­го гла­ди­а­то­ра с типом мир­мил­ло­на. Вопрос, одна­ко, оста­ёт­ся откры­тым (см. прим. 146).

В Ита­лии и Малой Азии суще­ст­ву­ет боль­шое коли­че­ство релье­фов, изо­бра­жаю­щих две или несколь­ко пар гла­ди­а­то­ров; они явля­ют­ся частью над­гроб­ных памят­ни­ков или напо­ми­на­ют об играх, в честь кото­рых были уста­нов­ле­ны их уст­ро­и­те­ля­ми (editores muneris) или ины­ми лица­ми157. Рельеф из Патр нахо­дит­ся в осо­бен­ном сход­стве с релье­фа­ми Лузия Сто­ра­к­са (Lusius Storax), как в отно­ше­нии фигур и их свя­зи с пли­той, кото­рую они укра­ша­ют, так и сти­ля элли­ни­сти­че­ской тра­ди­ции, кото­рый ска­зы­ва­ет­ся на изо­бра­же­ни­ях гла­ди­а­то­ров в нача­ле импе­ра­тор­ской эпо­хи158. Лузий Сто­ракс был чле­ном кол­ле­гии шесте­рых (sevir) в Теа­те Мар­ру­ци­нов (Teate Marrucinorum) и релье­фы на его над­гроб­ном памят­ни­ке дати­ру­ют­ся при­мер­но середи­ной I века н. э. Отсут­ст­вие защи­щаю­щей лицо решёт­ки на шле­ме из Патр и сла­бо раз­ви­тые поля поз­во­ля­ют дати­ро­вать рельеф кон­цом I или нача­лом II века н. э.159

Этот рельеф был най­ден повтор­но исполь­зо­ван­ным в месте, где были обна­ру­же­ны остат­ки памят­ни­ков раз­лич­ных пери­о­дов Импе­рии и часть вымо­щен­ной ули­цы, направ­лен­ной с запа­да на восток160, кото­рая долж­на была вести в Пси­ла­ло­нию[5]. Рядом с тем местом, где был най­ден рельеф, в южной части ули­цы, в ходе рас­ко­пок участ­ков у д. 55 по ул. Кана­ри­са (Kanari, Κανάρη) / д. 3 по ул. И. Вла­ху (Ioan. Vlachou, Ιωάννου Βλάχου)161 и квар­та­ла Гуна­ри­са / Ипси­лан­ти / Кана­ри­са / И. Вла­ху (Gounari / Hypsilandou / Kanari / I. Vlachou, Γούναρη / Υψηλάντου / Κανάρη / Ι. Βλάχου)[6] (поле Кри­ти­кос (Kritikos))162 откры­то боль­шое зда­ние с тре­мя абсида­ми с пор­ти­ка­ми, быв­шее, ско­рее все­го, ним­фе­ем. Это зда­ние нахо­ди­лось на пере­се­че­нии двух древ­них улиц, той, о кото­рой мы толь­ко что гово­ри­ли, где был обна­ру­жен рельеф, и дру­гой, направ­лен­ной с севе­ра на юг, откры­той на поле Кри­ти­кос; ещё одна часть этой ули­цы была обна­ру­же­на поз­же на углу улиц И. Вла­ху и Миа­у­ли­са (Miaouli, Μιαούλη)163. Рас­коп­ки мест­но­сти, где был най­ден наш рельеф, дали мно­го­чис­лен­ные мра­мор­ные фраг­мен­ты, неко­то­рые из кото­рых могут быть вос­со­еди­не­ны и при­над­ле­жать памят­ни­ку, дав­ше­му рельеф с гла­ди­а­то­ра­ми, без кото­ро­го это воз­мож­но про­ве­рить. Если толь­ко мож­но иск­лю­чить, что фриз имел погре­баль­ный харак­тер и поэто­му пли­та была пере­ве­зе­на с клад­би­ща на то место, где была най­де­на, то более логич­но отне­сти её к памят­ни­ку дру­го­го типа, ὑπόμνημα φιλοτιμίας (почёт­ный памят­ник) хоре­га, или к обще­ст­вен­но­му зда­нию, как ним­фей, о кото­ром мы гово­ри­ли. По слу­чаю тор­же­ст­вен­но­го откры­тия зда­ния, бла­го­да­ря щед­ро­сти бога­тых бла­готво­ри­те­лей или импе­ра­то­ров, дей­ст­ви­тель­но суще­ст­во­ва­ло с. 393 обык­но­ве­ние давать пред­став­ле­ния (spectacula) и уве­ко­ве­чи­вать это собы­тие на самом памят­ни­ке: такое пред­по­ло­же­ние было сде­ла­но отно­си­тель­но релье­фа на Маг­не­зий­ских воротах в Эфе­се164. Два архео­ло­ги­че­ских фак­та, кажет­ся, ука­зы­ва­ют в этом направ­ле­нии: a) в ходе рас­ко­пок на поле Кри­ти­кос был упо­мя­нут «цоколь с несколь­ких сто­рон»; b) немно­го восточ­нее того места, где был най­ден рельеф, на углу улиц Афа­на­сия Диа­ко­са (Athan. Diakou, Αθαν. Διάκου) и Карат­за (Karatza, Καρατζά) (Пси­ла­ло­ния) был обна­ру­жен сту­пен­ча­тый поди­ум с цоко­лем ста­туи (?) на мощё­ной пло­ща­ди165. Эти эле­мен­ты дока­зы­ва­ют, что рай­он имел обще­ст­вен­ный харак­тер и там мог быть воз­двиг­нут памят­ник, достой­ный уст­ро­и­те­ля игр (munerarius). Этот памят­ник, пред­ше­ст­ву­ю­щий стро­и­тель­ству амфи­те­ат­ра, озна­ча­ет, что вна­ча­ле гла­ди­а­тор­ские бои про­ис­хо­ди­ли во вре­мен­ном поме­ще­нии, воз­мож­но, на том самом месте, где поз­же было пост­ро­е­но то боль­шое зда­ние, о кото­ром мы гово­ри­ли выше.

ПРИМЕЧАНИЯ

142 Они могут так­же быть круг­лы­ми, напри­мер, Hoenle-Henze, рис. 2.

143 Hellenica VII, с. 138 sqq.; J. Colin, Mnemosyne IV-7 (1954), с. 44 sqq., 53, 56; Hoenle-Henze, с. 218. U. Mandel, Kleinasiatische Reliefkeramik der mittleren Kaiserzeit (1988), с. 195 sqq.

144 Gladiateurs, с. 67; Hoenle-Henze, с. 22, 218.

145 Hoenle-Henze, с. 24, 218.

146 См., из недав­не­го, Mandel, op. cit., с. 196 и, ранее, G. Lafaye, DA, s. v. «gladiator» (и ниже).

147 Про­тив­ни­ки рети­а­рия мог­ли иметь и дру­гие наз­ва­ния, ср. Hoenle-Henze, с. 218.

148 H. Wollmann, RM 32 (1917), с. 150, рис. 3.

149 Op. cit., с. 197 sqq. Финаль­ные ста­дии сра­же­ния рети­а­рия с тяже­ло­во­ору­жён­ны­ми про­тив­ни­ка­ми пред­став­ле­ны на релье­фе из Рима, BullCom (1895), с. 253 sqq.; Hoenle-Henze, рис. 50.

150 Hoenle-Henze, рис. 29.

151 Инв. № 5192. Най­де­но в гон­чар­ной печи во вре­мя рас­ко­пок у № 85—87 по Патрей­ской ули­це (Patréos, Πατρέως). Частич­но сох­ра­нив­ший­ся рети­а­рий на релье­фе из Ами­тер­на в Кье­ти так­же дер­жит сеть перед тем, как её бро­сить. Этот рельеф явля­ет­ся пер­вым изо­бра­же­ни­ем тако­го типа в прав­ле­ние Клав­дия (Hoenle-Henze, рис. 28). На релье­фе из Дио­ни­со­по­ля в Софии так­же име­ет­ся сеть, E. Kalinka, Antike Denkmäler in Bulgarien (1906), с. 242, № 300.

152 Неред­ко она так­же при­кры­та доспе­хом (manica) с высту­пом на запястье или пер­чат­кой, защи­щаю­щей кисть. См., напри­мер, релье­фы памят­ни­ка Л. Сто­ра­к­са в Кье­ти (Hoenle-Henze, с. 17, рис. 23—25), ста­ту­эт­ку в Нацио­наль­ной биб­лио­те­ке в Пари­же, ibid., рис. 87, и дру­гие при­ме­ры, Hellenica V, с. 98 прим. 5 с биб­лио­гра­фи­ей по теме.

153 См. так­же моза­и­ку из Нен­ни­га, Hoenle-Henze, рис. 15. Воз­мож­но, на самом деле так и было, посколь­ку труд­но удер­жать в одной руке тре­зу­бец и кин­жал.

154 K. Parlaska, Die römischen Mosaiken in Deutschland (1959), табл. 37; Hoenle-Henze, рис. 15.

155 Gladiateurs, № 227 табл. XVII, № 228 табл. XVIII; Meier, AM 15 (1890), с. 162. См. так­же Lafaye, DA 112, стлб. 1588, рис. 3585—3586.

156 Pfuhl-Moebius, II, № 1238, табл. 185.

157 См. релье­фы памят­ни­ка Лузия Сто­ра­к­са в музее Кье­ти (B. Andrae, Römische Kunst [1973], с. 62, табл. 194; Hoenle-Henze, с. 47, рис. 23—25; E. Chislanzoni, MonAnt 19 [1908], с. 542 табл. III); релье­фы на моги­ле Авла Умб­ри­ция Скав­ра (Aulus Umbricius Scaurus) в Пом­пе­ях, ныне утра­чен­ные, но извест­ные по рисун­кам Ф. Мазуа (E. Mazois) (Hoenle-Henze, с. 43, рис. 20—21); релье­фы из Вен­аф­ра (ibid., рис. 27), Ами­тер­на (ibid., рис. 28; Andrae, рис. 192), Пом­пей — пред­став­ля­ют шест­вие гла­ди­а­то­ров и бес­ти­а­ри­ев на трёх уров­нях (Hoenle-Henze, рис. 22; Chislanzoni, op. cit., табл. 4); релье­фы Маг­не­зий­ских ворот в Эфе­се (Gladiateurs, № 218, табл. XVI), из Иера­по­ля (ibid., №№ 122—123; Altertümer von Hierapolis [1898], с. 63, рис. 10—11), из Саитт в Лидии (Gladiateurs, № 135; Hellenica VIII, с. 65 табл. XII, 3, XIII, 1, 2), из Тра­я­ны Авгу­сты (Gladiateurs, № 32) — два послед­них пред­став­ля­ют раз­лич­ные фазы одно­го боя, — из Киби­ры во Фри­гии (Gladiateurs, № 114; Hellenica VIII, №№ 333—334, табл. XVI—XX), из Смир­ны (Gladiateurs, № 228 табл. XVIII, № 231 табл. XVII, №№ 229—230 табл. XXVI) и из Эфе­са (Hellenica VIII, с. 68—69 № 338).

158 R. Bianchi Bandinelli, Rome, Le Centre du Pouvoir (1969), с. 60. См. так­же релье­фы ворот в Эфе­се, ср. прим. 157.

159 См. G. Ville, Mosaïque gréco-romaine I, с. 161.

160 На ул. И. Вла­ху и Гуна­ри­са, д. 1 ArchDelt 35 (1980) B 1, с. 182.

161 ArchDelt 36 (1981) B 1, с. 162, в печа­ти.

162 Ph. M. Petsas, ArchDelt 26 (1971), B 1, с. 172—173 план 14, 17.

163 I. A. Papapostolou, ArchDelt 33 (1978) B 1, с. 87.

164 Gladiateurs, с. 53.

165 Ph. M. Petsas, ArchDelt l. c., с. 166—171, план 12, 13.

I. A. Papapostolou

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА:

[1] Часть капи­те­ли, рас­по­ло­жен­ная под аба­кой и явля­ю­ща­я­ся пере­хо­дом от ство­ла колон­ны к аба­ке.

[2] Греч. ἀναθυρόω — «двер­ная рама», спо­соб обра­бот­ки камен­ных поверх­но­стей в антич­ной архи­тек­ту­ре для их соеди­не­ния без рас­т­во­ра.

[3] В Риме.

[4] В рим­ское вре­мя — Tabernae, важ­ный центр кера­ми­че­ско­го про­из­вод­ства, в том чис­ле посуды Terra Sigillata.

[5] Рай­он в цен­траль­ной части горо­да Пат­ры.

[6] https://www.google.ru/maps/@38.2423668,21.7342754,20z


Источники:
© 2014 г. Фото: И. А. Шурыгин.
Данные: музейная аннотация.
© 1989 г. Описание: I. A. Papapostolou. Monuments de gladiateurs à Patras. Pp. 388-393. // Bulletin de correspondance hellénique. 1989, Vol. 113, № 113-1, pp. 351-401.
© 2014 г. Перевод с франц. В. Г. Изосина.
Ключевые слова: скульптура скульптурный sculptura греческая греческие рельеф мрамор рельеф цоколь статуи гладиатор гладиаторы retiarius murmillo mirmillo инв № 1915