Табличка с заклинанием (tabella defixionis).

Свинцовый лист. Середина I в. до н. э.
12,0 × 27,5 см.
Инв. № 65037.

Рим, Национальный римский музей, Термы Диоклетиана.

Происхождение:
Рим, рас­коп­ки гроб­ниц на виа Лати­на, 23 декаб­ря 1851 г. Преж­де в Кир­хе­ри­ан­ском музее.

Описание:
CIL I2 1012 = CIL VI 140 = SIAtt-1, p. 82 = ILLRP 1144 = D 8749 = DefTab 139 = Kropp-01-04-04-03

Quomodo mortu<u=O>s qui istic / sepultus est nec loqui / nec sermonar<i=E> potest s{e}ic / Rhodine apud M(arcum) Licinium / Faustum mortua sit nec / loqui nec sermonar<i=E> possit / ita uti mortu<u=O>s nec ad deos / nec ad homines acceptus est / s{e}ic Rhodine apu<d=T> M(arcum) Licinium / accepta sit et tantum valeat / quantum ille mortu<u=O>s qu{e}i // istic sepultus est Dite Pater Rhodine(m) / tib{e}i commendo uti semper / odio sit M(arco) Licinio Fausto / item M(arcum) Hedium Amphionem / item C(aium) Popillium Apollonium / item Vennonia(m) Hermiona(m) / item Sergia(m) Glycinna(m)

Левая поло­ви­на таб­лич­ки (11 строк):

Как похо­ро­нен­ный здесь мерт­вец не в силах ни вымол­вить сло­ва, ни гово­рить, так и Роди­на при Мар­ке Лици­нии Фав­сте да будет мерт­ва и не смо­жет ни вымол­вить сло­ва, ни раз­го­ва­ри­вать. Как мерт­вец не при­нят ни бога­ми, ни людь­ми, так и Роди­на при Мар­ке Лици­нии да (не) будет при­ня­та, и сил у нее да будет как у мерт­ве­ца, похо­ро­нен­но­го здесь.

Пра­вая поло­ви­на таб­лич­ки (7 строк):

О Бог загроб­но­го мира! Тебе вве­ряю я Роди­ну, чтобы была (она) веч­но нена­вист­на Мар­ку Лици­нию Фав­сту, а так­же Мар­ка Гедия Амфи­о­на, а так­же Кая Попил­лия Апол­ло­ния, а так­же Вен­но­нию Гер­ми­о­ну, а так­же Сер­гию Гли­цин­ну.

Таб­лич­ки с зак­ли­на­ни­я­ми, содер­жа­щи­ми про­кля­тия (tabellae defixionum), слу­жив­шие атри­бу­та­ми агрес­сив­ной магии, неред­ко нахо­дят при рас­коп­ках захо­ро­не­ний на всех терри­то­ри­ях, состав­ляв­ших Рим­скую импе­рию. Текст зак­ли­на­ния нано­си­ли на свин­цо­вую, реже, на золотую или сереб­ря­ную пла­сти­ну (tabella, lamina), кото­рую затем скла­ды­ва­ли вдвое или вчет­ве­ро, либо ска­ты­ва­ли в сви­ток. Во вре­мя испол­не­ния риту­а­ла таб­лич­ку зака­пы­ва­ли в моги­лу на клад­би­ще, или поме­ща­ли в урну с пра­хом, чтобы передать содер­жа­щи­е­ся в ней при­зы­вы Плу­то­ну (Pluto, Dis Pater, Hades) или богам цар­ства мерт­вых (dei inferi). В Древ­нем Риме совер­ше­ние подоб­ных риту­а­лов счи­та­лось тяг­чай­шим пре­ступ­ле­ни­ем (crimen magiae) и кара­лось смер­тью.

В 1851 г. в Риме в ходе рас­ко­пок гипо­гея на терри­то­рии вино­град­ни­ка Манен­ти (vigna Manenti) близ Пор­та Пиа (на пере­се­че­нии виа Лати­на и виа Аппиа) было най­де­но несколь­ко свин­цо­вых таб­ли­чек с про­кля­ти­я­ми. Рас­коп­ки про­во­ди­лись под наблюде­ни­ем архео­ло­гов Джо­ван­ни Бат­ти­ста Де Рос­си и пад­ре Джу­зеп­пе Мар­ки. В гроб­ни­це был обна­ру­жен мра­мор­ный сар­ко­фаг с рельеф­ной сце­ной Пок­ло­не­ния волх­вов (или, воз­мож­но, Рож­де­ния Солн­ца), а так­же неболь­шие тер­ра­ко­то­вые сар­ко­фа­ги и наполь­ная моза­и­ка с изо­бра­же­ни­ем Мадон­ны с мла­ден­цем, или, что более веро­ят­но, Изи­ды, кор­мя­щей гру­дью Гар­по­кра­та. В тер­ра­ко­то­вых сар­ко­фа­гах были най­де­ны свин­цо­вые таб­лич­ки с про­кля­ти­я­ми, ска­тан­ные в цилин­дры.

Дан­ная таб­лич­ка, сло­жен­ная вдвое, с мно­го­чис­лен­ны­ми дефек­та­ми, была обна­ру­же­на 23 декаб­ря 1851 г. зем­ле­ко­пом в грун­те меж­ду гроб­ни­ца­ми на виа Лати­на (in vinea Manenti inter sepulcra). Она была достав­ле­на в музей Кир­хе­ра при Рим­ской кол­ле­гии, где ее с пре­до­сто­рож­но­стя­ми раз­вер­ну­ли и про­чи­та­ли. Ее левая часть состо­ит из 11 строк, напи­сан­ных арха­и­че­ским сабин­ским пись­мом (scrittura sabina); пра­вая — из семи. На осно­ва­нии осо­бен­но­стей лек­си­ки, орфо­гра­фии и начер­та­ния букв таб­лич­ка была дати­ро­ва­на кон­цом рес­пуб­ли­кан­ско­го пери­о­да — эпо­хой Авгу­ста (31 г. до н. э. — 14 г. н. э.). Над­пись была опуб­ли­ко­ва­на пад­ре Мар­ки в Civilta Cattolica (VIII p. 243) и Де Рос­си в Bullettene dell’Istoria (1852, p. 20), а так­же Раф­фа­э­ле Гарруч­чи и Джу­лио Минер­ви­ни в Bullettino Archeologico Napolitano (1853 г., p. 183). В пуб­ли­ка­ци­ях содер­жат­ся ком­мен­та­рии авто­ров по пово­ду наи­бо­лее спор­ной, послед­ней части тек­ста.


Таб­лич­ка пред­став­ля­ет собой атри­бут любов­ной магии. Объ­ек­том про­кля­тия явля­ет­ся Роди­на — рабы­ня или воль­ноот­пу­щен­ни­ца гре­че­ско­го, судя по име­ни, про­ис­хож­де­ния, состо­яв­шая в любов­ной свя­зи с рим­ским граж­да­ни­ном Мар­ком Лици­ни­ем Фав­стом. К сожа­ле­нию, текст зак­ли­на­ния не содер­жит сведе­ний, поз­во­ля­ю­щих уста­но­вить авто­ра про­кля­тия. Подоб­ная ано­ним­ность мог­ла быть наме­рен­ной, вызван­ной стра­хом авто­ра перед жесто­ким нака­за­ни­ем в слу­чае раз­об­ла­че­ния. Спор­ной оста­ет­ся его роль в любов­ном тре­уголь­ни­ке, и даже цель, кото­рую он пре­сле­до­вал сво­и­ми дей­ст­ви­я­ми.

Ску­пость пред­мет­ных сведе­ний во мно­гих таб­лич­ках с про­кля­ти­я­ми объ­яс­ня­ет­ся тем, что они не были пред­на­зна­че­ны для про­чте­ния дру­ги­ми людь­ми: содер­жав­ши­е­ся в них при­зы­вы были адре­со­ва­ны иск­лю­чи­тель­но богам. Все подроб­но­сти выска­зы­ва­лись авто­ром уст­но в ходе совер­ше­ния риту­а­ла про­кля­тия. Сво­ей малой инфор­ма­тив­но­стью мно­гие tabellae defixiones подоб­ны вотив­ным над­пи­сям: счи­та­лось вполне доста­точ­ным, чтобы обсто­я­тель­ства дела, по пово­ду кото­ро­го чело­век обра­щал­ся к богу с прось­бой, оста­ва­лись извест­ны­ми лишь обе­им сто­ро­нам.

Про­кля­тие мог­ло быть состав­ле­но муж­чи­ной, поки­ну­тым Роди­ной, кото­рая пред­по­чла ему Мар­ка. Вполне веро­я­тен и дру­гой вари­ант: зак­ли­на­ние сочи­ни­ла жен­щи­на — быв­шая под­ру­га Мар­ка, бро­шен­ная им ради Роди­ны, либо сопер­ни­ца Роди­ны, потер­пев­шая неуда­чу в борь­бе за вни­ма­ние рим­ско­го ари­сто­кра­та.

Таким обра­зом, моти­ва­ми авто­ра зак­ли­на­ния мог­ли высту­пать либо баналь­ная рев­ность и жела­ние ото­мстить за изме­ну, либо надеж­да вер­нуть былые отно­ше­ния, отвра­тив Мар­ка от Роди­ны, либо наме­ре­ние осво­бо­дить место воз­ле Мар­ка, отст­ра­нив от него успеш­ную кон­ку­рент­ку. В любом слу­чае зак­ли­на­ние явно не пре­сле­до­ва­ло цели при­чи­нить какой-либо вред само­му Мар­ку, из чего мож­но сде­лать вывод, что автор, кем бы он ни был, не испы­ты­вал к Мар­ку враж­деб­ных чувств и не счи­тал его винов­ни­ком про­изо­шед­ше­го, достой­ным нака­за­ния. Имя Роди­ны повто­ря­ет­ся в зак­ли­на­нии три­жды. Де Рос­си по это­му пово­ду заме­тил, что трой­ное повто­ре­ние уве­ли­чи­ва­ло силу про­кля­тия, и пото­му часто исполь­зо­ва­лось в подоб­ных текстах.

Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние, что в дан­ном зак­ли­на­нии, в отли­чие от боль­шин­ства дру­гих defixionum, не содер­жит­ся при­зы­ва к Плу­то­ну (Dis Pater) умерт­вить объ­ект про­кля­тия — Роди­ну, либо при­чи­нить ей уве­чья и стра­да­ния. Цель авто­ра не столь ради­каль­на и вполне праг­ма­тич­на — разо­рвать любов­ную связь меж­ду Мар­ком и Роди­ной, сде­лав жен­щи­ну неин­те­рес­ной для муж­чи­ны или даже нена­вист­ной ему. Для это­го автор жела­ет, чтобы Роди­на не умер­ла, а лишь упо­до­би­лась мерт­ве­цу, лишив­шись глав­ных средств борь­бы за вни­ма­ние муж­чи­ны — болт­ли­во­сти (nec loqui nec sermonari possit) и жен­ской силы (tantum valeat quantum ille mortuus). В резуль­та­те она была бы отверг­ну­та Мар­ком, как мерт­вец отвер­га­ет­ся и бога­ми, и людь­ми (ita uti mortuus nec ad deos nec ad homines acceptus est sic Rhodine apud Marcum Licinium accepta sit). Таким обра­зом, зак­ли­на­ние состав­ля­лось с надеж­дой не на гибель Роди­ны, а на раз­ру­ше­ние ее отно­ше­ний с Мар­ком. Не иск­лю­че­но, что про­кля­тие долж­но было дей­ст­во­вать в отно­ше­нии Роди­ны лишь до тех пор, пока она оста­ва­лась с Мар­ком (Rhodine apud Marcum Licinium Faustum mortua sit); было доста­точ­но, чтобы после их рас­ста­ва­ния у Мар­ка сох­ра­ня­лось посто­ян­ное отвра­ще­ние к ней (uti semper odio sit Marco Licinio Fausto).

Вто­рая часть про­кля­тия, обра­щен­ная на четы­рех людей — двух муж­чин и двух жен­щин, роль кото­рых в этой исто­рии, несо­мнен­но, была ясна само­му авто­ру, не посчи­тав­ше­му, одна­ко, нуж­ным рас­крыть ее в тек­сте, — поро­ди­ла дис­кус­сию сра­зу после про­чте­ния таб­лич­ки в 1851 г. В кон­це зак­ли­на­ния содер­жит­ся обра­ще­ние к Плу­то­ну вызвать у Мар­ка Лици­ния Фав­ста веч­ную нена­висть не толь­ко к Родине, но и к четы­рем воль­ноот­пу­щен­ни­кам гре­че­ско­го про­ис­хож­де­ния, чьи пол­ные име­на при­веде­ны в кон­це тек­ста. Мож­но пред­по­ло­жить, что эти люди спо­соб­ст­во­ва­ли раз­ры­ву отно­ше­ний авто­ра таб­лич­ки с Роди­ной или Мар­ком, либо содей­ст­во­ва­ли уста­нов­ле­нию любов­ной свя­зи меж­ду Мар­ком и Роди­ной. Похо­же, авто­ру таб­лич­ки было жиз­нен­но необ­хо­ди­мо уст­ра­нить вли­я­ние пере­чис­лен­ных людей на Мар­ка, вызвав у того глу­бо­кую непри­язнь к ним. Види­мо, авто­ру это­го было вполне доста­точ­но: он не жела­ет им ни гибе­ли, ни болез­ни, ни муче­ний. Таким обра­зом, моти­вом вто­рой части про­кля­тия высту­па­ет не месть, а, ско­рее, трез­вый рас­чет. Послед­нее сооб­ра­же­ние, вку­пе с отсут­ст­ви­ем в зак­ли­на­нии поже­ла­ний како­го-либо вреда само­му Мар­ку, дела­ет более веро­ят­ной вер­сию о том, что таб­лич­ка была изготов­ле­на кон­ку­рент­кой Роди­ны, отча­ян­но пытав­шей­ся вытес­нить удач­ли­вую сопер­ни­цу, чтобы занять осво­бо­див­ше­е­ся место.

Сле­ду­ет заме­тить, что про­чте­ние послед­ней части зак­ли­на­ния, как нало­же­ния на четы­рех воль­ноот­пу­щен­ни­ков того же про­кля­тия, что и на Роди­ну — стать объ­ек­та­ми нена­ви­сти Мар­ка Лици­ния Фав­ста — не вызы­ва­ет воз­ра­же­ний, если име­на всех пяте­рых жертв при­веде­ны в одном и том же паде­же (акку­за­ти­ве). Одна­ко иссле­до­ва­те­ли сра­зу обра­ти­ли вни­ма­ние на то, что жен­ские име­на (Rodine, Vennonia Hermiona, Sergia Glycinna) при­веде­ны в иной фор­ме (nom./abl.), что порож­да­ет рас­со­гла­со­ва­ние в пред­ло­же­нии. Пад­ре Мар­ки пред­по­ло­жил, что име­на Мар­ка Гедия Амфи­о­на и Гая Попи­лия Апол­ло­ния были оши­боч­но при­веде­ны в акку­за­ти­ве (M. Hedium Amphionem, C. Popillium Apollonium). Если бы их име­на были, как и имя Мар­ка Лици­ния Фав­ста, напи­са­ны в дати­ве (M. Hedio Amphioni, C. Popillio Apollonio), то, соглас­но Мар­ки, содер­жа­ние зак­ли­на­ния ока­за­лось бы иным: трое муж­чин долж­ны были почув­ст­во­вать отвра­ще­ние к трем жен­щи­нам. Един­ст­вен­ным пре­пят­ст­ви­ем для такой интер­пре­та­ции пад­ре Мар­ки счи­тал четы­рех­крат­ное повто­ре­ни­ем item, под­ра­зу­ме­ваю­щее оди­на­ко­вое поло­же­ние всех фигу­ран­тов.

Пред­по­ло­же­ние пре­по­доб­но­го Мар­ки встре­ти­ло кате­го­ри­че­ское несо­гла­сие со сто­ро­ны боль­шин­ства иссле­до­ва­те­лей, изу­чив­ших эту таб­лич­ку. W. Henzen (C. I. L.), F. Ritschl и J. Wordsworth объ­яс­ни­ли отсут­ст­вие окон­ча­ния -m в жен­ских име­нах баналь­ной пле­бей­ской мало­гра­мот­но­стью авто­ра (n in Rhodine(n) ita m in Vennonia(m) Hermiona(m) et Sergia(m) Glycinna(m) plebeji sermonis usu evanuisse). R. Garruccio в Bullettino archeologico napoletano (1853 г.) выска­зал­ся по это­му пово­ду еще рез­че: «Я не вижу ника­кой иной ошиб­ки в напи­са­нии четы­рех имен в кон­це над­пи­си, двух муж­ских и двух жен­ских, кро­ме про­пус­ка -m в двух послед­них име­нах, объ­яс­ня­е­мо­го про­сто­на­род­ным идио­тиз­мом (il popolare idiotismo). Име­на двух жен­щин и двух муж­чин, ука­зан­ные в обра­ще­нии к Плу­то­ну, сто­ят в акку­за­ти­ве…».

После вне­се­ния в текст CIL соот­вет­ст­ву­ю­щей коррек­ту­ры, про­ти­во­ре­чие было уст­ра­не­но, и с тех пор счи­та­ет­ся, что на всех чет­ве­рых было нало­же­но то же про­кля­тие, что и на Роди­ну (et mulieres ambas haud secus ac ambos viros eodem modo quo supra Rhodine fuisse defixas) — они долж­ны были вызы­вать стой­кую нена­висть у Мар­ка Лици­ния Фав­ста.

И. Ш.

Литература:
1. Bullettino archeologico napoletano 1853 Vol I—II. Pp. 25 et 183—184.
2. Auguste Audollent. Defixionum tabellae quotquot innotuerunt: tam in Graecis Orientis quam in totius Occidentis partibus praeter Atticas in Corpore inscriptionum atticarum editas. 1904. Pp. 196—198.
3. The Gnostics and Their Remains, by Charles William King, London, 1887. P. 361.
4. Raffaele Garrucci (ed). Sylloge inscriptionum Latinarum aevi Romanae Rei Publicae usque ad C. Iulium Caesarum plenissima. 1877. P. 333.
5. Introduzione alla magia. Roma, 2006 Vol. 2, pp. 380—362.

Источники:
© 2012 г. Фото: И. А. Шурыгин.
© 2015 г. Перевод с лат. и ит. и пояснительный текст: И. А. Шурыгин.
ПОИСК ИЗОБРАЖЕНИЙ В АНТИЧНОМ ИСКУССТВЕ
Ключевые слова: свинец свинцовый лист табличка с заклинанием табличка с проклятием lamina tabella defixionis defixio заклинание проклятие заговор магия Родина Родине Rhodine Марк Лициний Фауст Фавст Marcus Licinius Faustus Марк Гедий Амфион Marcus Hedius Amphionus Кай Гай Попиллий Аполлоний Caius Popillius Apollonius Веннония Гермиона Vennonia Hermiona Сергия Глицинна Sergia Glycinna vinea Manenti виноградник Маненти Инв № 65037 CIL I 1012 CIL VI 140 ILLRP 1144 ILS 8749 Quomodo mortuos qui istic sepultus est nec loqui nec sermonare potest seic Rhodine apud Marcum Licinium Faustum mortua sit nec loqui nec sermonare possit ita uti mortuos nec ad deos nec ad homines acceptus est seic Rhodine aput Marcum Licinium accepta sit et tantum valeat quantum ille mortuos quei istic sepultus est Dite Pater Rhodinem tibi commendo uti semper odio sit Marco Licinio Fausto item Marcum Hedium Amphionem item Caium Popillium Apollonium item Vennonia Hermiona item Sergia Glycinna
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА