Надгробная надпись консула Гая Вибия Пансы Цетрониана, погибшего в Мутинской войне против Марка Антония (43 г. до н. э.)
CIL. VI. 37077 = ILS. 8890 = ILLRP. 421.
После 43 г. до н. э. Копия.
Инв. № MCR 233.Рим, Музей Римской культуры. Фото: О. В. Любимова

Надгробная надпись консула Гая Вибия Пансы Цетрониана, погибшего в Мутинской войне против Марка Антония (43 г. до н. э.).

CIL. VI. 37077 = ILS. 8890 = ILLRP. 421.
После 43 г. до н. э. Копия.
Инв. № MCR 233.

Рим, Музей Римской культуры.

Происхождение:
Ори­ги­нал най­ден в 1899 г. в Риме, Кор­со Вит­то­рио Эмма­ну­э­ле , д. 209, на углу с вик­ко­ло Савел­ли (неда­ле­ко от палац­цо Кан­чел­ле­рия), хра­нит­ся в Вати­кан­ских музе­ях, Гале­рея эпи­гра­фи­ки, инв. № 9297.

Описание:
CIL. VI. 37077 = ILS. 8890 = ILLRP. 421

Ex s(enatus) c(onsulto) / C(aio) Vibio C(ai) f(ilio) Pa(n)sae / Caetronian(o) co(n)s(uli)

Соглас­но поста­нов­ле­нию сена­та — Гаю Вибию Пан­се Цет­ро­ни­а­ну, сыну Гая, кон­су­лу.

c. 435 В ста­рой стене боль­шо­го дома (д. 209 по Кор­со Вит­то­рио Эмма­ну­э­ле, на углу с вик­ко­ло Савел­ли) обна­ру­же­на боль­шая тра­вер­ти­но­вая пли­та (125 × 65 см), исполь­зо­ван­ная как стро­и­тель­ный мате­ри­ал, на кото­рой очень круп­ны­ми бук­ва­ми выре­за­на сле­дую­щая над­пись:

EX ∙ S ∙ C ∙
C ∙ VIBIO ∙ C ∙ F ∙ PASAE (sic)
CAETRONIAN ∙ COS

Послед­нее сло­во COS было добав­ле­но позд­нее.

Нет сомне­ний, что в этой над­пи­си упо­мя­нут зна­ме­ни­тый кон­сул Гай Вибий Пан­са, кото­рый в 711 г. (43 г. до н. э.), то есть, в сле­дую­щем году после смер­ти Цеза­ря, обла­дал орди­нар­ны­ми фас­ци­я­ми вме­сте с Авлом Гир­ци­ем. В его честь были наз­ва­ны зна­ме­ни­тые Пан­си­ан­ские мастер­ские, про­из­во­див­шие чере­пи­цу и при­над­ле­жав­шие после­до­ва­тель­но Авгу­сту, Тибе­рию, Кали­гу­ле, Клав­дию, Неро­ну, Галь­бе и Вес­па­си­а­ну.

c. 436 В апре­ле это­го же 711 г. Вибий Пан­са был ранен в сра­же­нии с вой­ском Мар­ка Анто­ния под Мути­ной; через несколь­ко дней он умер в Боно­нии, а суф­фек­том вме­сто него стал Цезарь Окта­виан, кото­рый достиг тогда сво­его пер­во­го кон­суль­ства.

В нача­ле кни­ги XLVI Дион Кас­сий назы­ва­ет орди­нар­ных кон­су­лов 711 г. и к име­ни Γ. Οὐίβιους Γ. υἱ. ὁ Πανσας при­бав­ля­ет агно­мен Καπρωνιανός (ср. CIL. I. p. 543); на осно­ва­нии это­го и Кляйн даёт Вибию Пан­се это имя (Klein J. Fasti consulares inde a Caesaris nece usque ad imperium Diocletiani. Lipsae, 1881. Ad an.). Най­ден­ное эпи­гра­фи­че­ское свиде­тель­ство пока­зы­ва­ет нам, что его насто­я­щим агно­ме­ном было не Capronianus, а Caetronianus; и теперь понят­но, что в руко­пи­сях Дио­на Кас­сия пере­пис­чи­ки невер­но пере­да­ли пер­вый слог Καιτ- как Καπ-, отсюда оши­боч­ное чте­ние Capronianus.

Дж. Гат­ти

с. 280 Тра­вер­ти­но­вая пли­та, шири­на 1,25 м, высота 65 см, бук­вы высотой 9,5 см, пре­крас­ной фор­мы.

Пли­та най­де­на в нояб­ре; она была исполь­зо­ва­на как стро­и­тель­ный мате­ри­ал в палац­цо гос­по­ди­на адво­ка­та Ита­лья­ни, Кор­со Вит­то­рио Эмма­ну­э­ле, д. 209, в той его части, кото­рая выхо­дит на вико­ло Савел­ли. Вла­де­лец дома наме­рен вста­вить её в сте­ну внут­рен­не­го дво­ри­ка. Пли­та весь­ма цен­на и заслу­жи­ва­ет крат­ко­го ком­мен­та­рия.

Когда в послед­ние годы Рим­ской рес­пуб­ли­ки Марк Анто­ний попы­тал­ся нане­сти Риму жесто­кий удар и, встре­тив про­ти­во­дей­ст­вие Деци­ма Бру­та, коман­до­вав­ше­го вой­ском Циз­аль­пий­ской Гал­лии, оса­дил его в Мутине, кон­су­ла­ми были избра­ны (на 711 г от осно­ва­ния Рима, 43 г. до н. э.) Гай Вибий Пан­са и Авл Гир­ций, в про­шлом офи­це­ры Цеза­ря. Как извест­но, по насто­я­нию Цице­ро­на, — о чём свиде­тель­ст­ву­ют зна­ме­ни­тые «Филип­пи­ки» про­тив Анто­ния и, в част­но­сти, XIII филип­пи­ка, — сенат при­ка­зал кон­су­лам сра­зить­ся с Анто­ни­ем. Это была Мутин­ская вой­на, в ходе кото­рой юный Окта­вий про­тив соб­ст­вен­ной воли с. 281 вынуж­ден был объ­еди­нить­ся с кон­су­лом Гир­ци­ем и вско­ре после это­го при­нять уча­стие в бит­ве при Галль­ском фору­ме, про­дол­жав­шей­ся два дня. В ней кон­сул Пан­са, при­быв­ший на помощь кол­ле­ге, был ранен, и так тяже­ло, что ско­ро умер в Боно­нии. Но победу одер­жа­ли сенат­ские леги­о­ны, и Анто­ний вынуж­ден был отсту­пить к Мутине, где вновь потер­пел пора­же­ние, на сей раз окон­ча­тель­ное, одна­ко эта победа была омра­че­на смер­тью вто­ро­го кон­су­ла, Гир­ция. Новей­шие иссле­до­ва­ния этих собы­тий пока­за­ли, что бит­ва при Галль­ском фору­ме состо­я­лась 14 апре­ля, при Мутине — 21 апре­ля, а кон­сул Пан­са умер в Боно­нии ночью с 22 на 23 апре­ля (Schmidt O. E. Der Tag der Schlacht von Mutina // Neue Jahrbücher für Philologie. Bd. 145. 1892. S. 231 seg.; Drumann W. Geschichte Roms in seinem Übergange von der republikanischen zur monarchischen Verfassung / Hsg. P. Groebe. 1899. Bd. I. S. 226).

Таким обра­зом, этот камень явля­ет­ся важ­ным памят­ни­ком, посвя­щён­ным, соглас­но поста­нов­ле­нию сена­та, кон­су­лу, доб­лест­но погиб­ше­му в бит­ве при Галль­ском фору­ме. Оста­но­вим­ся преж­де все­го на эпи­гра­фи­че­ской состав­ля­ю­щей, в кото­рой сле­ду­ет отме­тить фор­му Pasae вме­сто Pansae, хотя послед­няя чаще все­го встре­ча­ет­ся у антич­ных авто­ров и на моне­тах, отче­ка­нен­ных в это вре­мя, а так­же в 664 г. — его потом­ком. Но на неко­то­рых брон­зо­вых моне­тах это­го послед­не­го чита­ет­ся так­же PASA[1] (эта леген­да не упо­ми­на­ет­ся в извест­ных работах Коэна и Бабе­ло­на, но такие моне­ты име­ют­ся в кол­лек­ци­ях Бар­фельд­та, Ньек­ки и Капи­то­лий­ской кол­лек­ции, как сооб­щил мне ува­жа­е­мый кол­ле­га, гос­по­дин Камил­ло Сера­фи­ни); это дока­зы­ва­ет, что Pasa — не про­из­воль­ная фор­ма, но почти при­ня­тое сок­ра­ще­ние. Мне кажет­ся, что на дан­ном камне замет­ны следы тон­кой гори­зон­таль­ной линии над этим сло­вом, что может ука­зы­вать на сок­ра­ще­ние. Но из-за шеро­хо­ва­то­сти тра­вер­ти­на она вид­на не настоль­ко хоро­шо, чтобы при­во­дить её в тек­сте.

Дру­гая и более важ­ная новость — это назван­ный в дан­ной над­пи­си вто­рой ког­но­мен Пан­сы, Цет­ро­ни­ан (Caetronianus). Насколь­ко мне извест­но, до сих никто не пред­по­ла­гал это­го име­ни, кото­рое, впро­чем, ука­зы­ва­ет на усы­нов­ле­ние это­го чело­ве­ка, кото­ро­го спер­ва зва­ли Цет­ро­ний, неким с. 282 Гаем Виби­ем Пан­сой-стар­шим. Толь­ко Кляйн (Klein J. Fasti consulares inde a Caesaris nece usque ad imperium Diocletiani. Lipsae, 1881. P. 1) отме­тил, что в исто­ри­че­ском оглав­ле­нии, кото­рое пред­ше­ст­ву­ет XLVI кни­ге Дио­на Кас­сия, наш кон­сул назвал Кап­ро­ни­а­ном (Capronianus).

Таким обра­зом, дан­ная над­пись уточ­ня­ет это имя, кото­рое встре­ча­ет­ся и у неко­то­рых дру­гих пер­со­на­жей (Furlanetto G. Le antiche lapidi Patavine. Padova, 1847. P. 129).

Что каса­ет­ся исто­ри­че­ской состав­ля­ю­щей эпи­та­фии, то, поми­мо уже отме­чен­ной важ­ной поли­ти­че­ской роли это­го кон­су­ла, она зак­лю­ча­ет­ся и в том, что эта над­пись отно­сит­ся к государ­ст­вен­но­му памят­ни­ку, поста­нов­ле­ние о кото­ром при­нял сенат, то есть, к гроб­ни­це. Тут иллю­ст­ра­ци­ей к дан­ной эпи­та­фии слу­жит пас­саж Вел­лея Патер­ку­ла (II. 62), кото­рый сооб­ща­ет, что и Пан­се, и его кол­ле­ге Гир­цию сенат даро­вал почёт­ные похо­ро­ны за счёт государ­ства. Сведе­ния о про­ис­хож­де­нии этой над­пи­си мог­ли бы иметь весь­ма важ­ное зна­че­ние. Но она была встро­е­на в совре­мен­ное зда­ние, поэто­му труд­но выдви­нуть какую-либо гипо­те­зу, заслу­жи­ваю­щую вни­ма­ния. Одна­ко я попы­та­юсь про­лить немно­го све­та на место­на­хож­де­ние этой гроб­ни­цы, и для это­го пред­ла­гаю чита­те­лям про­следить исто­рию дру­гой эпи­та­фии Гая Вибия Пан­сы, кото­рая, хотя и изда­на, долж­на быть при­веде­на здесь; вот она:

C ∙ VIBIVS ∙ T ∙ F ∙ CLV ∙ PANSA
TR ∙ MIL ∙ BIS
DOMITIAE ∙ L ∙ F ∙ MAXIMAE ∙ VXORI ∙ ET
L ∙ DOMITIO ∙ L ∙ F ∙ OVF ∙ LIBERALI
FRATRI ∙ VXORI[2]

Этот над­гроб­ный камень из тра­вер­ти­на, изо­гну­той фор­му, с кра­си­вы­ми бук­ва­ми, раз­ме­щён во вто­ром ряду спра­ва в эпи­гра­фи­че­ской гале­рее Вати­кан­ско­го музея. Его изда­тель (CIL. VI. 3542) при­во­дит восемь свиде­тельств древ­них пере­пис­чи­ков о его место­по­ло­же­нии. Я оста­нов­люсь толь­ко на наи­бо­лее точ­ных, а имен­но: «перед домом Кава­лье­ри» (ante domum Cavalierorum, Сабин и Ману­ций), то есть, напро­тив палац­цо Кава­лье­ри, кото­рый тогда нахо­дил­ся на виа Тор­ре Арджен­ти­на; и, сле­до­ва­тель­но, в палац­цо Чеза­ри­ни (сего­дня рай­он с. 283 ука­зан­но­го теат­ра): и ука­за­ние «за (домом) Чеза­ри­ни» (retro Caesarinos, Сме­ций и Чит­та­ди­ни) под­твер­жда­ет, что камень нахо­дил­ся на узкой сто­роне палац­цо Чеза­ри­ни. Ещё одно ука­за­ние даёт сооб­ще­ние о про­ис­хож­де­нии это­го кам­ня из при­го­род­но­го име­ния Чеза­ри­ни, а имен­но «в вино­град­ни­ке Чеза­ри­ни» (in vinea Caesarina, Пто­ле­мей), и вот ещё одно, более точ­ное «на вил­ле Бозия гер­цо­га Чеза­ри­ни, у источ­ни­ка кис­лых вод» (in villa Bona ducis Caesarini ad aquam acetosam, Бьян­ки­ни).

Таким обра­зом, уста­нов­ле­но место­на­хож­де­ние гроб­ни­цы Гая Вибия Пан­сы, сына Тита, кото­рый, несо­мнен­но, был пле­мян­ни­ком отваж­но­го кон­су­ла 711 г., тем более, что облик мону­мен­та соот­вет­ст­ву­ет палео­гра­фи­че­ским осо­бен­но­стям над­гроб­но­го кам­ня кон­су­ла. Вил­ла Чеза­ри­ни рас­по­ла­га­лась спра­ва от Фла­ми­ни­е­вой доро­ги, до Миль­ви­е­ва моста. Над­пись, хра­ня­ща­я­ся ныне в Вати­кане, была либо най­де­на там, либо пере­не­се­на туда с неболь­шо­го рас­сто­я­ния. Этот факт уже при­вле­ка­ет наше вни­ма­ние, поз­во­ляя более или менее точ­но опре­де­лить место­на­хож­де­ние родо­вой гроб­ни­цы Виби­ев. Есть и неко­то­рые дру­гие пред­по­ло­жи­тель­ные обсто­я­тель­ства, поз­во­ля­ю­щие огра­ни­чить круг поис­ков. Если пере­й­ти мост и под­нять­ся на Яни­куль­ский холм по Клав­ди­е­вой доро­ге, кото­рую обыч­но назы­ва­ют Кас­си­е­вой, то мы обна­ру­жим усадь­бу «Аква Тра­вер­са», а далее, по той же самой доро­ге, усадь­бу под наз­ва­ни­ем «Гроб­ни­ца Неро­на». Сле­ду­ет пом­нить, что это необыч­ное наз­ва­ние дало ей про­сто­на­ро­дье, вооб­ра­зив­шее, что на Фла­ми­ни­е­вой доро­ге нахо­ди­лась гроб­ни­ца пре­сло­ву­то­го импе­ра­то­ра, из-за сар­ко­фа­га, кото­рый до сих пор нахо­дит­ся на преж­нем месте, сле­ва от совре­мен­ной доро­ги, то есть, нао­бо­рот, спра­ва от антич­ной; на этом сар­ко­фа­ге изна­чаль­но была выре­за­на над­пись в честь покой­но­го Пуб­лия Вибия Мари­а­на, импе­ра­тор­ско­го чинов­ни­ка и пре­зи­да Сар­ди­нии. Хотя его эпи­та­фия, очень хоро­шо извест­ная (CIL. VI. 1636), свиде­тель­ст­ву­ет, что он родил­ся в Тор­тоне, всё же не может быть слу­чай­но­стью, что име­ние это­го Вибия нахо­ди­лось неда­ле­ко от име­ния дру­гих лиц с тем же име­нем, кото­рые, воз­мож­но, были его род­ст­вен­ни­ка­ми.

Нако­нец, не сле­ду­ет пре­не­бре­гать послед­ним про­блес­ком, про­ли­ваю­щим свет на про­ис­хож­де­ние эпи­та­фии зна­ме­ни­то­го кон­су­ла, и он таков. Эпи­та­фия была най­де­на в доме, при­мы­каю­щем к вик­ко­ло Савел­ли. Сего­дня всем извест­но, что эта ули­ца полу­чи­ла наз­ва­ние в честь выдаю­щей­ся рим­ской семьи, с. 284 кото­рая вла­де­ла здесь несколь­ки­ми сосед­ни­ми дома­ми; лишь неко­то­рые из них избе­жа­ли сно­са при стро­и­тель­стве Кор­со Вит­то­рио Эмма­ну­э­ле. Дом, где обна­ру­жи­лась над­пись, тоже был сне­сён и затем вклю­чён в новые построй­ки. Теперь необ­хо­ди­мо отме­тить, что Савел­ли вла­де­ли усадь­ба­ми, рас­по­ло­жен­ны­ми по сосед­ству с Клав­ди­е­вой доро­гой и на пер­вом её отрез­ке. Усадь­ба «Аква Тра­вер­са» в XIII веке при­над­ле­жа­ла Савел­ли. Если кто-то, вслед за мной, набе­рёт­ся тер­пе­ния и под­ни­мет­ся по при­став­ной лест­ни­це, чтобы рас­смот­реть мра­мор­ный герб, едва замет­ный сни­зу, над две­ря­ми тавер­ны «Аква Тра­вер­са», то он узна­ет зна­ме­ни­тый герб Савел­ли. Кро­ме того, если обра­тить­ся к извест­ной бул­ле папы Гоно­рия III Савел­ли к свя­то­му Фоме в Фор­мии, то мож­но най­ти упо­ми­на­ние об «Аква Тра­вер­са» и о том, что эта соб­ст­вен­ность при­об­ре­те­на вслед­ст­вие дол­го­сроч­ной арен­ды. Нако­нец, мы зна­ем, что Чеза­ри­ни купи­ли на аук­ци­оне мно­гие вла­де­ния дома Савел­ли на Фла­ми­ни­е­вой доро­ге (Ratti N. Della Famiglia Sforza. Vol. II. Roma, 1795. P. 256). Толь­ко на кар­те агро­но­ма Гре­го­ри­ни в Государ­ст­вен­ном архи­ве зафик­си­ро­ва­на вил­ла Чеза­ри­ни меж­ду Парио­ли и Фла­ми­ния, как бы ни оце­ни­вать это свиде­тель­ство. Итак, мож­но пред­по­ло­жить, что гроб­ни­ца Виби­ев нахо­ди­лась на Фла­ми­ни­е­вой или Клав­ди­е­вой доро­ге, и что семья Савел­ли пере­нес­ла этот камень с откры­то­го места в соб­ст­вен­ный дом.

Дж. Томас­сет­ти.

с. 52 Камень, тра­вер­ти­но­вый блок шири­ной 1,25 м, высотой 65 см, най­ден в ходе стро­и­тель­ных работ в палац­цо Ита­лья­ни, на углу Кор­со Вит­то­рио Эмма­ну­э­ле и вико­ло Савел­ли, напро­тив север­но­го фаса­да Кан­чел­ле­рии. Над­пись, выпол­нен­ная пре­крас­ны­ми бук­ва­ми высотой 9,5 см, гла­сит: ex s. c. | C. Vibio C f. Pasae (sic) | Caetroniano cos: Томас­сет­ти, опуб­ли­ко­вав­ший над­пись и соп­ро­во­див­ший её цен­ны­ми заме­ча­ни­я­ми о фор­ме име­ни, кажет­ся, не при­ни­ма­ет во вни­ма­ние свиде­тель­ство эпи­то­мы Ливия (119: A. Hirtius et C. Pansa.....in campo Martio sepulti sunt[3]) и пред­по­ла­га­ет, что камень был достав­лен в город с Фла­ми­ни­е­вой доро­ги, где Савел­ли име­ли вла­де­ния. Его глав­ный аргу­мент — это извест­ная эпи­та­фия Гая Вибия Пан­сы, сына Тита, из Клу­сту­мин­ской три­бы, два­жды воен­но­го три­бу­на (CIL. VI. 3542), кото­рую Пто­ле­мей и Бьян­ки­ни пере­пи­са­ли «на вил­ле Бозия гер­цо­га Чеза­ри­ни у источ­ни­ка кис­лых вод» (in villa Bosia ducis Caesarini ad aquam Acetosam). Но если в кон­це XVII — нача­ле XVIII в. дан­ный камень нахо­дил­ся на этой вил­ле, где хра­ни­лась бога­тая кол­лек­ция над­пи­сей, это не даёт ника­ких сведе­ний о его про­ис­хож­де­нии: Томас­сет­ти даже цити­ру­ет свиде­тель­ства Юкун­да и его совре­мен­ни­ков, кото­рые стар­ше на 200 лет: соглас­но этим дан­ным, в 1490 камень нахо­дил­ся «перед домом Эван­ге­ли­сты де Рубе­и­са, на ули­це Кава­лье­ри» (ante domum Evangelistae de Rubeis, in platea Cavalierorum). И. Холер, веро­ят­но, вслед за Пом­по­ни­ем Летом (как у него часто быва­ет), даже опре­де­лён­но свиде­тель­ст­ву­ет: «мра­мор отко­пан на Мар­со­вом поле» (in Campo Martio effossum marmor). Пьяц­ца и палац­цо деи Кава­лье­ри нахо­ди­лись на совре­мен­ной виа Тор Арджен­ти­на, при­мер­но в 400 м от места обна­ру­же­ния новой над­пи­си. Я сог­ла­сен с Томас­сет­ти в том, что обе над­пи­си отно­сят­ся к одной и той же семей­ной гроб­ни­це Виби­ев, одна­ко пола­гаю, что она нахо­ди­лась не на Фла­ми­ни­е­вой доро­ге, а как раз на Мар­со­вом поле.

К. Хюль­зен

8890. ex s. c.1 | C. Vibio C. f. Pasae (sic) | Caetronian.2 cos.

Най­де­на в Риме, посреди Мар­со­ва поля, немно­го далее зда­ния Кан­чел­ле­рии (на углу улиц, кото­рые ныне назы­ва­ют­ся Кор­со Вит­то­рио Эмма­ну­э­ле и вико­ло Савел­ли), боль­шая пли­та из тибур­тин­ско­го кам­ня (Gatti G. // NSA. 1899. P. 435; Tomassetti G. Notizie epigrafische // BCAR. Vol. 27. 1899. P. 280—284; ср. Huelsen Ch. Porticus Divorum und Serapeum im Marsfelde // MDAI(R). Bd. 18. 1903. S.52). — 1) Про­ис­хо­дит из гроб­ни­цы, воз­ведён­ной, соглас­но поста­нов­ле­нию сена­та, для Гая Вибия Пан­сы, кон­су­ла 711 г., умер­ше­го от ран, полу­чен­ных в сра­же­нии при Мутине, о чём упо­ми­на­ет Ливий (Per. 119). Хюль­зен пола­га­ет, что в этой же гроб­ни­це нахо­ди­лась над­пись CIL. VI. 3542, кото­рую Гай Вибий Пан­са, сын Тита, поста­вил сво­ей жене. — 2) На осно­ва­нии это­го сле­ду­ет испра­вить текст индек­са Дио­на Кас­сия к кни­ге XLVI (Cassii Dionis Cocceiani historiarum Romanarum quae supersunt / Ed. U. P. Boissevain. Vol. 2. Berolini, 1898. P. 17): Γ. Οὐίβιους Γ. υἱ. Πάνσας Καπρωνιανός (боль­ше нигде этот ког­но­мен Пан­сы не встре­ча­ет­ся)

Г. Дес­сау

Боль­шая пли­та из тибур­тин­ско­го кам­ня, с кра­си­вы­ми бук­ва­ми, най­де­на в ста­рой стене боль­шо­го дома, рас­по­ло­жен­но­го на Кор­со Вит­то­рио Эмма­ну­э­ле, д. 209, на углу с вико­ло Савел­ли.

EX ∙ S ∙ C
C ∙ VIBIO ∙ C ∙ F ∙ PASAE sic
CAETRONIAN ∙ COS

Gatti G. // NSA. 1899. P. 435
Tomassetti G. Notizie epigrafische // BCAR. Vol. 27. 1899. P. 280—284.

Стк. 1: Гат­ти в кон­це ста­вит точ­ку.

Стк. 3: он же отме­ча­ет, что сло­во COS добав­ле­но позд­нее.

Назван­ный здесь Гай Вибий Пан­са, несо­мнен­но, кон­сул 711 г. (43 г. до н. э.), кол­ле­га Авла Гир­ция. Его вто­рой ког­но­мен Цет­ро­ни­ан (Caetronianus) впер­вые стал изве­стен из этой над­пи­си, тогда как в индек­се Дио­на Кас­сия, как напо­ми­на­ет Томас­сет­ти, он назван Καπρωνιανός, как теперь выяс­ня­ет­ся, — оши­боч­но. Хюль­зен пред­по­ло­жи­тель­но отнёс эту над­пись к гроб­ни­це Пан­сы, воз­ведён­ной на Мар­со­вом поле (Liv. Per. 119; Huelsen Ch. Porticus Divorum und Serapeum im Marsfelde // MDAI(R). Bd. 18. 1903. S.52).

CIL. VI. 37077

421. Пли­та из тибур­тин­ско­го кам­ня (65 на 125 см), най­ден­ная неда­ле­ко от гроб­ни­цы Гир­ция, при сно­се сте­ны дома 209 по Кор­со Вит­то­рио Эмма­ну­э­ле, сего­дня в Вати­кан­ском музее (CIL. VI. 37077; ILS. 8890; фото: Nogara B. Monumenti Musei e Gallerie Pontificie nel triennio accademico 1939—40, 1940—41, 1941—42. I. — Relazione // RPAA. Vol. 18. 1941/42. P. 243).

Ex s(enatus) c(onsulto) | C. Vibio C.f. Pasae | Caetronian(o)1 co(n)s(uli)2.

1О ког­но­мене Цет­ро­ни­ан ср.: I. I., XIII, 1, p. 134, к 43 г. до н. э.

2cos. добав­ле­но позд­нее. Ср. № 419.

А. Деграс­си

с. 149

ГРОБНИЦА ГАЯ ВИБИЯ ПАНСЫ

На очень неболь­шом рас­сто­я­нии, не более чем в 60 м от гроб­ни­цы Авла Гир­ция в 1899 г. была най­де­на ещё одна над­пись20. Она выре­за­на на пря­мо­уголь­ной тра­вер­ти­но­вой пли­те (125 на 65 см), укра­шен­ной кон­тур­ной рам­кой (рис. 7). Текст зву­чит так:

EX·S·C
C·VIBIO·C·F·PASAE
CAETRONIAN·COS

Над­пись, несо­мнен­но, отно­сит­ся к гроб­ни­це Гая Вибия Пан­сы, кол­ле­ги Авла Гир­ция по кон­суль­ству, поэто­му её тоже дати­ро­ва­ли 43 г. до н. э.21 Одна­ко замет­ные раз­ли­чия меж­ду над­пи­ся­ми Гир­ция и Пан­сы до сих пор не полу­чи­ли долж­но­го вни­ма­ния. Зна­чи­тель­ное несоот­вет­ст­вие меж­ду над­пи­ся­ми, как по содер­жа­нию, так и по испол­не­нию, ука­зы­ва­ет на то, что они сде­ла­ны не одно­вре­мен­но22. Даже если погре­бе­ние каж­до­го кон­су­ла гото­ви­лось отдель­но, и в них были задей­ст­во­ва­ны раз­ные рез­чи­ки по кам­ню, похо­ро­ни­ли кон­су­лов всё-таки вме­сте. Две гроб­ни­цы были рас­по­ло­же­ны рядом друг с дру­гом и, веро­ят­но, счи­та­лись пар­ны­ми, как свиде­тель­ст­ву­ют источ­ни­ки23. Поэто­му пора­зи­тель­но, что в одной над­пи­си поста­нов­ле­ние сена­та упо­мя­ну­то, а во вто­рой — нет24. Более того, в над­пи­си Гир­ция разде­ли­тель­ны­ми зна­ка­ми слу­жат точ­ки непра­виль­ной фор­мы, а в над­пи­си Пан­сы рез­чик исполь­зо­вал акку­рат­ные пере­вёр­ну­тые тре­уголь­ни­ки. Пред­ва­ри­тель­ной иссле­до­ва­ние разде­ли­тель­ных зна­ков, выпол­нен­ное авто­ром дан­ной ста­тьи, пока­за­ло, что этот послед­ний тип зна­ков, веро­ят­но, появил­ся в 20-х гг. до н. э.25 Хотя пере­вёр­ну­тые тре­уголь­ни­ки гос­под­ст­ву­ют сре­ди разде­ли­тель­ных зна­ков начи­ная с прав­ле­ния Авгу­ста, пер­вая надёж­но дати­ро­ван­ная над­пись с ними отно­сит­ся к 24 г. до н. э.26 Поэто­му если сох­ра­нить тра­ди­ци­он­ную дати­ров­ку над­пи­си Пан­сы, то тре­уголь­ни­ки в ней появ­ля­ют­ся на удив­ле­ние рано27.

Для объ­яс­не­ния выше­на­зван­ных рас­хож­де­ний мож­но пред­по­ло­жить, что рекон­струк­ция гроб­ни­цы Гир­ция затро­ну­ла и гроб­ни­цу Пан­сы и что с. 150 для обнов­ле­ния обо­их памят­ни­ков были зака­за­ны новые эпи­та­фии, воз­мож­но, — вме­сто ста­рых. Если над­пись Пан­сы и кир­пич­ная сте­на, веро­ят­но, при­над­ле­жат ко вто­рой фазе, то циппу­сы Авла Гир­ция с над­пи­ся­ми сле­ду­ет отно­сить к пер­во­на­чаль­ной гроб­ни­це кон­су­ла.

При­ме­ча­ния:

20На углу Кор­со Вит­то­рио Эмма­ну­э­ле и вико­ло Савел­ли. CIL. VI. 37077; ILLRP. 421; ILS. 8890; Gordon A. E. Album of dated Latin inscriptions. Berkeley, 1958. P. 17—18. No. 5.

21А. Э. Гор­дон тоже отно­сит над­пись к это­му году, хотя явно не без коле­ба­ний, см.: Gordon A. E. Op. cit. P. 17.

22Раз­ли­чие содер­жа­ния и испол­не­ния над­пи­сей может объ­яс­нять­ся и тем обсто­я­тель­ст­вом, что над­пи­си Гир­ция и Пан­сы выпол­ня­ли раз­ные функ­ции. Если над­пись Пан­сы — веро­ят­но, эпи­та­фия в соб­ст­вен­ном смыс­ле сло­ва, то над­пись Гир­ция мог­ла пред­на­зна­чать­ся толь­ко для того, чтобы обо­зна­чить отведён­ный ему уча­сток. Эта функ­ция мог­ла счи­тать­ся менее фор­маль­ной и не тре­бо­ва­ла столь тща­тель­но­го испол­не­ния. Но даже если допу­стить этот сце­на­рий, он дол­жен озна­чать, что бло­ки с над­пи­ся­ми пер­во­на­чаль­но были отдель­но сто­я­щи­ми циппу­са­ми, а затем были повтор­но исполь­зо­ва­ны как угло­вые кам­ни. Я бла­го­да­рен док­то­ру Кри­сте­ру Хен­рик­се­ну, кото­рый обра­тил моё вни­ма­ние на эту воз­мож­ность.

23См. выше, прим. 2

24Б. Фри­шер дока­зы­ва­ет, что сенат пре­до­ста­вил кон­су­лам толь­ко похо­ро­ны за государ­ст­вен­ный счёт, но не памят­ник, см.: Frischer B. Monumenta et arae honoris virtutisque causa: evidence of memorials for Roman civic heroes // BCAR. Vol. 88. 1982—1983. P. 69. Одна­ко сло­ва «EX S(enatus) C(onsulto)», вме­сте с име­нем покой­но­го в датель­ном паде­же могут отно­сить­ся толь­ко к даро­ва­нию ему памят­ни­ка или зем­ли, на кото­рой он сто­ит.

25Gerding H. The tomb of Caecilia Metella: tumulus, tropaeum and thymele. Diss. Lund 2002. P. 62—64. Иссле­до­ва­ние бази­ру­ет­ся на трёх изда­ни­ях дати­ро­ван­ных латин­ских над­пи­сей с фото­гра­фи­я­ми: CIL. VI:8:2; ILLRP (Imagines 1965); Gordon A. E. Op. cit. В общей слож­но­сти мате­ри­ал вклю­ча­ет 76 над­пи­сей (или групп над­пи­сей) при­мер­но с 68 г. до н. э. до 14 г. н. э.

26CIL. VI. 40302.

27Эпи­та­фия Пан­сы не име­ет иных палео­гра­фи­че­ских осо­бен­но­стей, кото­рые мож­но чёт­ко опре­де­лить как авгу­стов­ские или доав­гу­стов­ские, иск­лю­чая, пожа­луй, оваль­ную фор­му бук­вы O (с нак­ло­ном), кото­рая ука­зы­ва­ет ско­рее на эпо­ху Авгу­ста. Одна­ко сле­ду­ет отме­тить, что эта над­пись (если при­ни­мать обыч­ную дати­ров­ку) — это пер­вый извест­ный рим­ский камень с тупым верх­ним сочле­не­ни­ем в бук­вах A и N (Gordon J. S., Gordon A. E. Contribution to the palaeography of Latin inscriptions. Berkeley, 1957. P. 211, 213).

Х. Гер­динг

При­ме­ча­ния пере­вод­чи­цы:

[1]Под­ра­зу­ме­ва­ют­ся ассы при­ём­но­го отца кон­су­ла Пан­сы: RRC. 342/7 (90 г. до н. э.).

[2]Гай Вибий Пан­са, сын Тита, из Клу­сту­мин­ской три­бы, два­жды воен­ный три­бун, — (сво­ей) жене Доми­ции Мак­си­ме, доче­ри Луция, и бра­ту жены Луцию Доми­цию Либе­ра­лу, сыну Луция, из Уфен­тин­ской три­бы.

[3]Авл Гир­ций… и Гай Пан­са… оба погре­бе­ны на Мар­со­вом поле (пере­вод М. Л. Гас­па­ро­ва)


Литература:
Gatti G. // NSA. 1899. P. 435
Tomassetti G. Notizie epigrafische // BCAR. Vol. 27. 1899. P. 280—284.
AE 1900, 90
AE 1900, 132
Huelsen Ch. Porticus Divorum und Serapeum im Marsfelde // MDAI(R). Bd. 18. 1903. S. 52
CIL. VI. 37077.
ILS. 8890
Nogara B. Monumenti Musei e Gallerie Pontificie nel triennio accademico 1939-40, 1940-41, 1941-42. I. – Relazione // RPAA. Vol. 18. 1941/42. P. 239, 242; fig. 9.
AE 1948, 42.
ILLRP. 421
Gordon A.E. Album of dated Latin inscriptions. Berkeley, 1958. No. 5.
Faßbender A. Untersuchungen zur Topographie von Grabstätten in Rom von der späten Republik bis in die Spätantike. Diss. Köln 2005. S. 393 Nr. 869.
Gerding H. Reconsidering the tomb of Aulus Hirtius // Opuscula. Vol. 2008. P. 149—150
Blasi M. Strategie funerarie: onori funebri pubblici e lotta politica nella Roma medio e tardorepubblicana, 230—27 a.C. Roma, 2012. P. 89—90.

Источники:
(сс) 2009 г. Фото, перевод: О. В. Любимова (CC BY-SA 4.0).
© Текст надписи: Eagle. Electronic Archive of Greek and Latin Epigraphy.
© 1899 г. Комментарий: Gatti G. // NSA. 1899. P. 435 .
© 1899 г. Комментарий: Tomassetti G. Notizie epigrafische // BCAR. Vol. 27. 1899. P. 280—284.
© 1903 г. Комментарий: Huelsen Ch. Porticus Divorum und Serapeum im Marsfelde // MDAI(R). Bd. 18. 1903. S. 52.
© 1916 г. Комментарий: ILS. 8890.
© 1933 г. Комментарий: CIL. VI. 37077.
© 1965 г. Комментарий: ILLRP. 421.
© 2008 г. Комментарий: Gerding H. Reconsidering the tomb of Aulus Hirtius // Opuscula. Vol. 2008. P. 149—150.
Ключевые слова: эпиграфика надпись надписи epigraphia римская римские надгробная надпись эпитафия ex senatus consulto caio vibio cai filio pansae caetroniano consuli по постановлению сената гай вибий панса цетрониан консул надгробная надпись мутинская война cil vi 37077 ils 8890 illrp 421 инв № mcr 233