Межевой камень (cippus) из гробницы Авла Гирция, погибшего в Мутинской войне против Марка Антония (43 г. до н. э.)
ILLRP 419.
43 г. до н. э. Копия.
Высота 105 см, ширина 37,4 см, толщина 20 см, высота букв 6—7 см.
Инв. № MCR 228.Рим, Музей Римской культуры. Фото: О. В. Любимова

Межевой камень (cippus) из гробницы Авла Гирция, погибшего в Мутинской войне против Марка Антония (43 г. до н. э.).

ILLRP 419.
43 г. до н. э. Копия.
Высота 105 см, ширина 37,4 см, толщина 20 см, высота букв 6—7 см.
Инв. № MCR 228.

Рим, Музей Римской культуры.

Происхождение:
Ори­ги­нал най­ден в 1938 г. под севе­ро-запад­ным углом Палац­цо-дел­ла-Кан­чел­ле­рия в Риме, хра­нит­ся в Палац­цо-дел­ла-Кан­чел­ле­рия (инв. № 39016), гип­со­вый сле­пок — в Эпи­гра­фи­че­ской гале­рее Вати­ка­на.

Описание:
ILLRP. 419

A(ulus) Hirtius / A(uli) f(ilius)

Авл Гир­ций, сын Авла

с. 237 419. Три циппа раз­ных раз­ме­ров из тибур­тин­ско­го кам­ня, встав­лен­ные в сте­ну, кото­рая окру­жа­ет гроб­ни­цу Авла Гир­ция. Рас­ко­па­ны в 1938 г. под зда­ни­ем Апо­столь­ской кан­це­ля­рии, хра­нят­ся в Вати­кан­ском музее (Nogara B. Monumenti romani scoperti negli anni 1938—1939 nell’area del Palazzo della Cancelleria. Roma, 1941. P. 12, 15, с фото­гра­фи­ей; AE 1941, 102).

A. Hirtius | A. f.

419. Это кон­сул 43 г. до н. э., кото­рый в этом же году погиб в сра­же­нии у Галль­ско­го Фору­ма. Ранее уже было извест­но, что его похо­ро­ни­ли за государ­ст­вен­ный счёт с. 238 вме­сте с его кол­ле­гой Гаем Виби­ем Пан­сой на Мар­со­вом поле (ср. № 421) (Liv. Per. CXIX; Vell. II. 62. 4; Val. Max. V. 2. 10; ср. Cic. Ad M. Brut. I. 15. 8).

А. Деграс­си

Гроб­ни­ца Авла Гир­ция

с. 145 В 1938 г. под севе­ро-запад­ным углом Палац­цо-дел­ла-Кан­чел­ле­рия на Мар­со­вом поле была най­де­на гроб­ни­ца Авла Гир­ция1. Это имя упо­мя­ну­то в трёх оди­на­ко­вых над­пи­сях, и погре­бён­ный был иден­ти­фи­ци­ро­ван как кон­сул 43 г. до н. э., пав­ший вме­сте со сво­им кол­ле­гой Гаем Виби­ем Пан­сой на войне про­тив Мар­ка Анто­ния в этом же году. Оба кон­су­ла полу­чи­ли почёт­ное погре­бе­ние за государ­ст­вен­ный счёт и были похо­ро­не­ны на Мар­со­вом поле2. Посколь­ку эта гроб­ни­ца счи­та­ет­ся самым ран­ним надёж­но дати­ро­ван­ным стро­е­ни­ем с чере­пич­ной клад­кой (opus testaceum, structura testacea) в Риме3, она име­ет огром­ное зна­че­ние для иссле­до­ва­ния раз­ви­тия кир­пич­ной архи­тек­ту­ры4. Одна­ко мож­но выска­зать ряд дово­дов в поль­зу того, что стро­е­ние, най­ден­ное под Палац­цо-дел­ла-Кан­чел­ле­рия, не явля­ет­ся пер­во­на­чаль­ной гроб­ни­цей Авла Гир­ция, а пото­му долж­на дати­ро­вать­ся не 43 г. до н. э., а более позд­ним вре­ме­нем — веро­ят­но, прав­ле­ни­ем Авгу­ста.

Остат­ки гроб­ни­цы Авла Гир­ция были най­де­ны на глу­бине 7,82 м ниже уров­ня зем­ли и состо­ят из двух круп­ных фраг­мен­тов квад­рат­но­го ограж­де­ния, разде­лён­ных мас­сив­ным фун­да­мен­том Палац­цо-дел­ла-Кан­чел­ле­рия (рис. 1—2). Вско­ре после обна­ру­же­ния запад­ная сек­ция была раз­ру­ше­на, и сох­ра­ни­лись лишь два угло­вых кам­ня с над­пи­ся­ми (сего­дня они хра­нят­ся в Вати­кан­ских музе­ях; рис. 3), но восточ­ная сек­ция ещё вид­на на преж­нем месте (рис. 4—5). Основ­ная часть этой сте­ны, высотой 1,55 м и тол­щи­ной 60 см, пост­ро­е­на из обо­жжён­но­го кир­пи­ча, кото­рым обли­цо­ва­на тон­кая бетон­ная серд­це­ви­на. Она сто­ит на цоко­ле из корич­не­ва­тых туфо­вых бло­ков высотой 70 см и завер­ша­ет­ся рядом тра­вер­ти­но­вых бло­ков высотой 39 см и шири­ной 91 см. С каж­дой сто­ро­ны верх­ние кам­ни высту­па­ют над кир­пич­ны­ми поверх­но­стя­ми при­мер­но на 15 см. Общая высота сте­ны 2,64 м, а дли­на восточ­ной сто­ро­ны 5,72 см (или 6,02 см, если изме­рять вдоль верх­них тра­вер­ти­но­вых бло­ков)5. Таким обра­зом, дли­на каж­дой сто­ро­ны при­бли­зи­тель­но соот­вет­ст­ву­ет два­дца­ти рим­ским футам. Воз­мож­но, цоколь частич­но был погру­жён в зем­лю и слу­жил фун­да­мен­том6. Кир­пи­чи изготов­ле­ны из кро­вель­ной чере­пи­цы7, и блок из пяти кир­пи­чей в сред­нем име­ет раз­мер 23,3 см8. В каж­дом углу квад­рат­но­го стро­е­ния в сте­ну встро­е­ны про­дол­го­ва­тые тра­вер­ти­но­вые пли­ты, закруг­лён­ные ввер­ху. Их раз­ме­ры тако­вы9:

№ 1: 105 × 375 × 20 см (рис. 3)

№ 2: 72 × 47 × 21 см (рис. 3)

с. 147 № 3: 107 × 42 × 20 см (рис. 5)

№ 4: 84 × 42 × 17 см (рис. 6)

На трёх пли­тах (№ 1, 2, 4) выре­за­на над­пись A. Hirtius A. f.10, тогда как на чет­вёр­той, кото­рая до сих пор нахо­дит­ся на сво­ём месте, не вид­но ника­кой над­пи­си. Эти угло­вые кам­ни суще­ст­вен­но отли­ча­ют­ся друг от дру­га сво­и­ми раз­ме­ра­ми, а их фор­ма не соот­вет­ст­ву­ет их поло­же­нию. Эти бло­ки явно были выре­за­ны не для того, чтобы сим­мет­рич­но сто­ять под углом 90 гра­ду­сов друг к дру­гу. Логич­но было бы ожидать, что по обе­им сто­ро­нам угла они будут выглядеть оди­на­ко­во, одна­ко с одной сто­ро­ны мы видим широ­кую лице­вую сто­ро­ну с над­пи­сью, а с дру­гой — лишь узкую боко­вую сто­ро­ну. А вме­сто плос­кой вер­хуш­ки, кото­рая нес­ла бы верх­ние ряды кир­пич­ной клад­ки, пли­ты име­ют закруг­лён­ный верх­ний край, затруд­ня­ю­щий клад­ку (рис. 4). По срав­не­нию с тща­тель­но выре­зан­ны­ми и чрез­вы­чай­но надёж­ны­ми бло­ка­ми верх­не­го ряда угло­вые кам­ни выглядят неумест­но.

Эта ано­ма­лия может объ­яс­нять­ся тем, что пер­во­на­чаль­но угло­вые бло­ки исполь­зо­ва­лись ина­че. По наше­му мне­нию, эти четы­ре кам­ня состав­ля­ли груп­пу циппов с над­пи­ся­ми, ранее обо­зна­чав­ших уча­сток, где похо­ро­ни­ли Авла Гир­ция (или при­над­ле­жа­ли к такой груп­пе)11. По с. 148 фор­ме они очень напо­ми­на­ют меже­вые кам­ни12, а раз­ни­ца их высоты мог­ла не бро­сать­ся в гла­за, если они были вры­ты пря­мо в зем­лю. Б. Гёт­це ука­зы­ва­ет, что такие вехи исполь­зо­ва­лись для обо­зна­че­ния погре­баль­но­го участ­ка и пред­по­ла­га­ет, что так был отме­чен кенотаф Гая Юлия Цеза­ря на Рим­ском фору­ме13. Мав­зо­лей Авгу­ста тоже окру­жал ряд отдель­но сто­я­щих циппов такой же фор­мы, как и те, что встро­е­ны в гроб­ни­цу Авла Гир­ция14. В неко­то­рых туму­лу­сах и цилин­дри­че­ских гроб­ни­цах внеш­ний ряд циппов, види­мо, заме­ня­ли бло­ки, сти­ли­зо­ван­ные в фор­ме алта­рей, вен­чаю­щих под­пор­ную сте­ну. В обо­их слу­ча­ях мы име­ем дело с отдель­но сто­я­щи­ми веха­ми, кото­рые обес­пе­чи­ва­ют визу­аль­ные гра­ни­цы погре­баль­но­го участ­ка и окру­жа­ют цен­траль­ный памят­ник. Циппы с име­нем Авла Гир­ция, веро­ят­но, слу­жи­ли той же цели. Но в какой-то момент они были изъ­яты с пер­во­на­чаль­но­го места и встро­е­ны в новую кир­пич­ную сте­ну с. 149 в ходе рекон­струк­ции или рас­ши­ре­ния пер­во­на­чаль­ной гроб­ни­цы15.

На мой взгляд, ста­рые циппы были встро­е­ны в сте­ну не ради стро­и­тель­ных целей16, и не из-за выре­зан­ных на них над­пи­сей, а для того, чтобы при­дать новой гроб­ни­це свя­тость, то есть ста­тус свя­щен­но­го места (locus religiosus), при­су­щий ста­рой. Весь­ма веро­ят­но, что на чет­вёр­той пли­те тоже име­ет­ся над­пись, но она уста­нов­ле­на небреж­но, лице­вой сто­ро­ной внутрь. Более того, кир­пич­ная поверх­ность неко­гда мог­ла быть пок­ры­та шту­ка­тур­кой, ими­ти­ро­вав­шей клад­ку из тёса­но­го кам­ня17. Чере­пич­ная клад­ка (opus testaceum) сего­дня часто быва­ет обна­же­на, но во мно­гих слу­ча­ях дока­за­но, что пер­во­на­чаль­но она была ошту­ка­ту­ре­на18, а в дан­ном слу­чае при­сут­ст­вие шту­ка­тур­ки объ­яс­ни­ло бы и выступ верх­не­го ряда бло­ков над поверх­но­стью кир­пич­ной сте­ны. Если дан­ное пред­по­ло­же­ние вер­но, то все над­пи­си были скры­ты, и в них не было бы ника­ко­го смыс­ла, если бы ранее циппы не исполь­зо­ва­лись как-то ина­че19.

1Пер­вые отчё­ты о рас­коп­ках см.: Colini A. M. Notiziario: Sepolcro di Aulo Irzio // BCAR. Vol. 66. 1938. P. 269; Van Buren A. W. New items from Rome // AJA. Vol. 43. 1939. P. 508; Magi F. Notiziario: Zona della Cancelleria // BCAR. Vol. 67. 1939. P. 205; Nogara B. Adunanza del 1º dicembre 1938 // RPAA. Vol. 15. 1939. P. 3—4; Fuhrmann H. Archäologische Funde: Regio IX Circus Flaminius // AA. Bd. 1940. S. 458—476; Lugli G. I monumenti antichi di Roma e suburbio IV. Supplemento. Vol. 3. Roma, 1940. P. 19—20; Nogara B. Monumenti romani scoperti negli anni 1938/39 nell’area del Palazzo della Cancelleria (Quaderni di Studi Romani, 9). Roma, 1941. P. 12—15; Degrassi A. Le iscrizioni dipinte del sepolcro di Irzio // RPAA. Vol. 19. 1942—1943. P. 389—396; Magi F. I rilievi flavi del Palazzo della Cancelleria. Roma, 1945. Пер­вый отчёт М. Э. Блей­ка пере­пол­нен недо­ра­зу­ме­ни­я­ми: Blake M. E. Ancient Roman construction in Italy from the Prehistoric period to Augustus. Washington D. C., 1947. P. 155.

2Liv. Per. 119; Vell. Pat. II. 62. 4; Val. Max. V. 2. 10. Ср. так­же Cic. Ad M. Brut. I. 15. 8.

3Opus testaceum — это совре­мен­ный архео­ло­ги­че­ский тер­мин для обо­зна­че­ния рим­ско­го мето­да обли­цов­ки бетон­ных стен сло­ем кир­пич­ной клад­ки. Она выпол­ня­ла две функ­ции: слу­жи­ла фор­мой для внут­рен­ней мас­сы бето­на и защи­ща­ла её. Structura testacea — это тер­мин, кото­рый исполь­зу­ет Вит­ру­вий (II. 8. 17) для обо­зна­че­ния такой стен­ной клад­ки, хотя он может ука­зы­вать и на то, что и запол­ни­тель, и кир­пи­чи изготав­ли­ва­лись из череп­ков. Такая стро­и­тель­ная тех­ни­ка появи­лась в I в. до н. э., веро­ят­но, в Кам­па­нии.

4См., напр., Lugli G. La tecnica edilizia romana. Roma, 1957. Vol. 1. P. 533—534; Blake M. E. Roman construction in Italy from Tiberius through the Flavians. Washington D. C., 1959. P. 161; Eisner M. Zur Typologie der Grabbauten im Suburbium Roms (RM-EH, 26). Mainz, 1986. S. 210; von Hesberg H. Römische Grabbauten. Darmstadt, 1992. S. 65; Coarelli F. s. v. ‘Sepulcrum: A. Hirtius’ // LTUR. Vol. IV. 1999. P. 290.

5Все изме­ре­ния при­во­дят­ся по изда­нию: Magi F. I rilievi flavi… P. 46.

6Colini A. M. Op. cit. P. 269.

7Lugli G. La tecnica edilizia… P. 533; Blake M. E. Roman construction… P. 161.

8Раз­ме­ры бло­ка мож­но под­счи­тать на осно­ва­нии фото­гра­фий и опуб­ли­ко­ван­ных изме­ре­ний (см. ниже, прим 9).

9Magi F. I rilievi flavi… P. 45—47.

10CIL. VI. 40899—40901; ILLRP. 419.

11Боль­шин­ство иссле­до­ва­те­лей, опуб­ли­ко­вав­ших сооб­ще­ние о гроб­ни­це, назы­ва­ют угло­вые кам­ни циппа­ми, а в одном слу­чае исполь­зу­ет­ся выра­же­ние «меже­вой камень» (Van Buren A. W. Op. cit. P. 508).

12Ср., напр., ILLRP 488 (Imagines 1965, № 209). Этот ципп, обо­зна­чав­ший част­ную доро­гу, почти иден­ти­чен угло­вым бло­кам гроб­ни­цы Гир­ция и даже име­ет сход­ные раз­ме­ры: 87 × 42 × 25 см.

13Götze B. Ein römisches Rundgrab in Falerii. Baugeschichte des römischen Adelsund Kaisergrabes. Grabbau und Bauplanung des Augustus. Stuttgart, 1939. S. 13—14, Ill. 19. Ср. von Hesberg H. Op. cit. P. 95.

14von Hesberg H., Panciera S. Das Mausoleum des Augustus. Der Bau und seine Inschriften. München, 1994. S. 31.

15Близ­ким ана­ло­гом явля­ет­ся гроб­ни­ца Гая Пуб­ли­ция Бибу­ла в юго-восточ­ном углу Мар­со­ва поля: она была пост­ро­е­на соглас­но поста­нов­ле­нию сена­та и ско­ро вос­ста­нов­ле­на (Frischer B. Monumenta et arae honoris virtutisque causa: evidence of memorials for Roman civic heroes // BCAR. Vol. 88. 1982—1983. P. 68; Wesch-Klein G. Funus publicum. Eine Studie zur öffentlichen Beisetzung und Gewährung von Ehrengräbern in Rom und den Westprovinzen. Stuttgart, 1993. S. 109).

16В неко­то­рых ран­них рим­ских кир­пич­ных сте­нах камен­ная клад­ка исполь­зо­ва­лась как «арма­ту­ра» или «кар­кас» (угло­вой камень) на углах или вокруг отвер­стий. Одна­ко чаще обна­ру­жи­ва­ют­ся угло­вые кир­пи­чи в бетон­ных сте­нах, обли­цо­ван­ных нере­гу­ляр­ной клад­кой (opus incertum) или сет­ча­той клад­кой (opus reticulatum). В обо­их слу­ча­ях мате­ри­а­лы проч­но свя­за­ны друг с дру­гом бло­ки­ру­ю­щи­ми ряда­ми клад­ки. Циппы из гроб­ни­цы Авла Гир­ция чрез­вы­чай­но пло­хо под­хо­дят на роль угло­вых кам­ней по двум при­чи­нам. Во-пер­вых, они не свя­зы­ва­ют кир­пич­ную кон­струк­цию; во-вто­рых, ни один из них не под­ни­ма­ет­ся во всю высоту угла — и это тоже ука­зы­ва­ет на повтор­ное исполь­зо­ва­ние.

17Тот факт, что антич­ные граф­фи­ти были нари­со­ва­ны пря­мо на кир­пич­ной стене, может поста­вить эту гипо­те­зу под вопрос, но не иск­лю­ча­ет её. Фрес­ки (dipinti) дати­ру­ют­ся кон­цом I или нача­лом II в. н. э. Одна­ко гроб­ни­ца, веро­ят­но, была забро­ше­на уже в нача­ле I в. н. э., и её быст­ро нача­ли раз­ру­шать (Degrassi A. Op. cit. P. 395—396; Magi F. I rilievi flavi… P. 138—140). На пер­вом эта­пе это­го про­цес­са долж­на была исчез­нуть шту­ка­тур­ка.

18См., напр., Blake M. E. Ancient Roman construction… P. 292.

19Мож­но воз­ра­зить, что шту­ка­тур­ка пок­ры­ва­ла толь­ко кир­пич и сты­ки вокруг бло­ков с над­пи­ся­ми, остав­ляя над­пи­си откры­ты­ми и доступ­ны­ми для обо­зре­ния. Но труд­но пред­ста­вить себе, как это мож­но было бы сде­лать в ниж­ней части угла, чтобы такая кон­струк­ция проч­но сто­я­ла и кра­си­во выгляде­ла.

Х. Гер­динг

Литература:
Colini A. M. Sepolcro di Aulo Irzio // BCAR. Vol. 66. 1938. P. 269.
Van Buren A. W. New items from Rome // AJA. Vol. 43. 1939. P. 508.
Magi F. Notiziario: Zona della Cancelleria // BCAR. Vol. 67. 1939. P. 205—206.
Nogara B. Adunanza del 1º dicembre 1938 // RPAA. Vol. 15. 1939. P. 3—4.
Fuhrmann H. Archäologische Grabungen und Funde in Italien und Libyen (Tripolis und Kyrene), Oktober 1938 — Oktober 1939 //AA. Bd. 1940. S. 460—464.
Lugli G. I monumenti antichi di Roma e suburbio IV. Supplemento. Vol. 3. Roma, 1940. P. 19—20.
Luce S. B., van Buren A. W. Archaeological News and Discussions // AJA. Vol. 44. 1940. P. 377; fig. 1.
AE 1940, 41.
Nogara B. Monumenti romani scoperti negli anni 1938—1939 nell’area del Palazzo della Cancelleria. Roma, 1941. P. 12, 15.
AE 1941, 102.
Degrassi A. Le iscrizioni dipinte del sepolcro di Irzio // RPAA. Vol. 19. 1942—1943. P. 389—396.
CIL. VI. 40899.
AE 1945, 140.
AE 1947, 5.
AE 1948, 42.
ILLRP. 419.
Gerding H. Reconsidering the Tomb of Aulus Hirtius // Opuscula. Vol. 1. 2008. P. 145—149.
Carignani A., Spinola G. Materiali archeologici rinvenuti negli anni Trenta nell’area di Palazzo della Cancelleria // L’antica basilica di San Lorenzo in Damaso / Ed. Chr. L. Frommel, M. Pentiricci. Vol. II—I materiali. Roma, 2009. P. 533, nr. 51.
AE 2010, 204.
Blasi M. Strategie funerarie: onori funebri pubblici e lotta politica nella Roma medio e tardorepubblicana, 230—27 a. C. Roma, 2012. P. 89—90.
Blasi M., Porcari B. Il Campo Marzio fra monumenti sepolcrali e ideologia
politica // Scienze dell’Antichità. Vol. 19. 2013. P. 167 nt. 60.

Источники:
(сс) 2009 г. Фото: О. В. Любимова (CC BY-SA 4.0).
© Текст надписи, комментарий: Eagle. Electronic Archive of Greek and Roman epigraphy.
© Комментарий: ILLRP. 419.
© Комментарий: Gerding H. Reconsidering the Tomb of Aulus Hirtius // Opuscula. Vol. 1. 2008. P. 145—149.
© 2016 г. Перевод: О. В. Любимова.
Ключевые слова: эпиграфика надпись надписи epigraphia римская римские надгробная надпись эпитафия авл гирций консул мутинская война ципп циппус гробница гирция угловой межевой надгробный камень aulus hirtius auli filius illrp 419 инв № mcr 228