Портрет Августа
Белый мрамор.
Последние годы правления Августа.
Выс. 38 см.
Инв. № 1.Анкона, Национальный археологический музей Марке.

Портрет Августа.

Белый мрамор.
Последние годы правления Августа.
Выс. 38 см.
Инв. № 1.

Анкона, Национальный археологический музей Марке.

Происхождение:
Из Анко­ны, дво­рец Феррет­ти (ули­ца Гуас­ко), 1863 г.

Описание:

13. Порт­рет Авгу­ста с пок­ры­той голо­вой (capite velato)

Из Анко­ны, дво­рец Феррет­ти (ули­ца Гуас­ко), на глу­бине 9 м, 1863 г.
Анко­на, Нацио­наль­ный архео­ло­ги­че­ский музей Мар­ке, инв. № 1.
Белый мра­мор.
Высота 38 см.

Сохран­ность очень хоро­шая: един­ст­вен­ный скол на кон­чи­ке носа и несколь­ко цара­пин, преж­де все­го на левом ухе и на соот­вет­ст­ву­ю­щем краю тоги.

Голо­ва поко­ит­ся на шее с закруг­лён­ным кра­ем и, види­мо, встав­ля­лась в торс ста­туи, изготов­лен­ный отдель­но. Край тоги, наки­ну­тый на заты­лок, свиде­тель­ст­ву­ет, что речь идёт о ста­туе в тоге, кото­рая изо­бра­жа­ла прин­цеп­са в момент совер­ше­ния рели­ги­оз­но­го риту­а­ла под­но­ше­ния, кото­рый как раз тре­бо­вал пок­ры­тия голо­вы (velatio capitis), что под­твер­жда­ет­ся мно­же­ст­вом при­ме­ров, начи­ная со зна­ме­ни­той ста­туи с Лаби­кан­ской доро­ги, хра­ня­щей­ся в Риме, в Нацио­наль­ном Рим­ском музее, и закан­чи­вая раз­но­об­раз­ны­ми дру­ги­ми экзем­пля­ра­ми, в том чис­ле и про­вин­ци­аль­но­го про­ис­хож­де­ния(1). Дан­ный порт­рет отно­сит­ся к типу под наз­ва­ни­ем «При­ма Пор­та», чис­лен­но пре­об­ла­даю­ще­му сре­ди порт­ре­тов пер­во­го рим­ско­го импе­ра­то­ра. С этой сери­ей его род­нят рас­по­ло­же­ние прядей на лбу, с харак­тер­ной «клеш­нёй» в цен­тре и «вил­кой» над левым гла­зом, а так­же общие про­пор­ции лица. Одна­ко здесь сле­ду­ет отме­тить силь­ное смяг­че­ние обыч­ной тре­уголь­ной фор­мы лица, кото­рое, как пра­ви­ло, име­ет более ост­рый под­бо­ро­док: здесь же более широ­кая челюсть раз­дви­га­ет лицо, осо­бен­но в ниж­ней части. Выдаю­щий­ся орли­ный нос пол­но­стью соот­вет­ст­ву­ет обыч­ным чер­там лица Авгу­ста, засвиде­тель­ст­во­ван­ным так­же в лите­ра­тур­ной тра­ди­ции (Suet. Aug. 79), при­чём скуль­п­тор поста­рал­ся явст­вен­но под­черк­нуть эту деталь. Что каса­ет­ся рас­по­ло­же­ния прядей на лбу (как извест­но, имен­но этот аспект имел наи­боль­шее зна­че­ние для типо­ло­ги­че­ской клас­си­фи­ка­ции порт­ре­тов Авгу­ста), отме­тим, что здесь не вполне точ­но соблюде­на доволь­но стро­гая схе­ма типа «При­ма Пор­та», что выра­жа­ет­ся преж­де все­го в слиш­ком сво­бод­ной и «откры­той» фор­ме «клеш­ни». Уже отме­ча­лось, что это необыч­ное реше­ние боль­ше напо­ми­на­ет неко­то­рые порт­ре­ты, отно­си­мые обыч­но к так назы­вае­мо­му типу «Форбс», или типу, кото­рый счи­та­ет­ся наи­бо­лее позд­ним из трёх типов, выяв­лен­ных совре­мен­ны­ми спе­ци­а­ли­ста­ми до пуб­ли­ка­ции иссле­до­ва­ния Бошун­га(2): его при­ме­ром может слу­жить порт­рет из Лув­ра MA 1280, кото­рый Бошунг, впро­чем, кла­дёт в осно­ву осо­бо­го типа(3). Фор­мы лица плав­ные и не скры­ва­ют неко­то­рых дета­лей, ука­зы­ваю­щих на не слиш­ком юный воз­раст: напри­мер, глу­бо­кие носо­губ­ные склад­ки и неболь­шая впа­лость щёк. Мор­щи­ны на лбу, неглу­бо­кие, но длин­ные, при­да­ют лицу задум­чи­вое выра­же­ние, кото­рое часто встре­ча­ет­ся на порт­ре­тах Авгу­ста, создан­ных в середине и кон­це его прав­ле­ния. Уши не толь­ко при­жа­ты тогой, но и искус­но выре­за­ны в опре­де­лён­ном ракур­се, чтобы избе­жать неук­лю­же­го впе­чат­ле­ния, кото­рое порой про­из­во­дят порт­ре­ты с пок­ры­той голо­вой. Чёт­кая и угло­ва­тая фор­ма над­бров­ных дуг, напро­тив, впи­сы­ва­ет­ся в тра­ди­цию клас­си­ци­зи­ру­ю­щих реше­ний, кото­рым часто отда­ва­лось пред­по­чте­ние при созда­нии порт­ре­тов типа «При­ма Пор­та», — и порой это побуж­да­ет иссле­до­ва­те­лей под­чёр­ки­вать в дан­ном порт­ре­те клас­си­ци­сти­че­ские моти­вы, испы­тав­шие гре­че­ское вли­я­ние(4).

Сре­ди порт­рет­ных типов с кра­ем тоги на голо­ве мож­но ука­зать на неко­то­рые сход­ства с голо­вой из Мериды (Мерида, Нацио­наль­ный музей рим­ско­го искус­ства), дати­ру­е­мой, по мое­му мне­нию, середи­ной или кон­цом прав­ле­ния Авгу­ста (Boschung D. Op. cit. S. 163 № 130, Taf. 74, где ука­за­ны хро­но­ло­ги­че­ские рам­ки «нача­ло или середи­на прав­ле­ния Авгу­ста», одна­ко име­ют­ся и дру­гие дати­ров­ки порт­ре­та из Мериды вплоть до прав­ле­ния Клав­дия), и с голо­вой из Рим­ско-гер­ман­ско­го музея в Кёльне (инв. № 74. 388), про­ис­хо­дя­щей, веро­ят­но, с Пала­ти­на и типо­ло­ги­че­ски близ­кой к выше­упо­мя­ну­то­му порт­ре­ту из Лув­ра инв. № MA 1280, кото­рую, как я пола­гаю, мож­но дати­ро­вать кон­цом прав­ле­ния Авгу­ста или нача­лом прав­ле­ния Тибе­рия(5). Это сопо­став­ле­ние скульп­тур, отно­ся­щих­ся к одно­му и тому же ста­ту­ар­но­му типу, но раз­ным порт­рет­ным типам, пока­зы­ва­ет, что анкон­ский порт­рет создан скуль­п­то­ром, кото­рый скло­нен был варьи­ро­вать дета­ли, но при этом явно оста­вал­ся в общем рус­ле стро­го­го сле­до­ва­ния пра­ви­лам, пред­пи­сан­ным офи­ци­аль­ным порт­ре­том. Каче­ство работы высо­кое, и сле­ду­ет счи­тать её про­дук­ци­ей мест­ной, но высо­ко­класс­ной мастер­ской, работав­шей и в самом Риме, и в одном из круп­ных город­ских цен­тров реги­о­на. Одна­ко о месте уста­нов­ки ста­туи нель­зя ска­зать ниче­го кон­крет­но­го: порой ста­туи тако­го типа, в тоге и с пок­ры­той голо­вой, вклю­ча­лись в почёт­ные груп­пы, как в слу­чае со зна­ме­ни­той груп­пой из восточ­ной бази­ли­ки аго­ры Корин­фа, в цен­тре кото­рой сто­я­ло вели­ко­леп­ное изо­бра­же­ние Авгу­ста с пок­ры­той голо­вой, а спра­ва и сле­ва от него — ста­туи его при­ём­ных сыно­вей Гая и Луция в геро­и­че­ской наго­те, к кото­рым, воз­мож­но, были при­со­еди­не­ны так­же изо­бра­же­ние Гер­ма­ни­ка в тоге и с пок­ры­той голо­вой и дру­гие ста­туи(6). На осно­ва­нии сти­ли­сти­че­ских харак­те­ри­стик наи­бо­лее досто­вер­ная дати­ров­ка порт­ре­та Авгу­ста из Анко­ны — послед­ние годы его прав­ле­ния.

(1)Ср. Boschung D. Die Bildnisse des Augustus (Das römische Herrscherbild 1). Berlin, 1993. S. 96 ff.

(2)Ср. Zanker P. Studien zu den Augustus-Porträts, I. Der Actium-Typus // Abhandlungen der Akademie der Wissenschaften zu Göttingen 3 F., Bd. 85. 1978; Vierneisel K., Zanker P. Die Bildnisse des Augustus. Herrscherbild und Politik im kaiserlichen Rom. München, 1978:

(3)Boschung D. Op. cit. S. 27 ff., 124 ff. — о порт­ре­те из Лув­ра см.: S. 129 № 44, Taf. 36 f.

(4)Bonacasa N. Ritratto colossale di Augusto del Museo Greco-Romano di Alessandria // MDAIR. Bd. 79. 1972. P. 231 s.

(5)Boschung D. Op. cit. S. 126 № 37, Taf. 40.

(6)Fittschen K. Die Bildnisse des Augustus // Saeculum Augustum / Hsg. G. Binder. Bd. 3. Darmstadt, 1991. S. 183 f., Taf. 28; Boschung D. Op. cit. S. 158 f. № 114, taf. 178; ср. преж­де все­го Rose C. B. Dynastic Commemoration and Imperial Portraiture in the Julio-Claudian Period. Cambridge, 1997. P. 138 f.

Ср.:
Ciavarini C. Il Gabinetto Archeologico delle Marche. Ancona, 1884. P. 22;
Marconi P. L’Augusto di Ancona // Bolletino d’Arte. Vol. 26. 1932. P. 149—159;
Montini I. Il ritratto di Augusto // Civiltà Romana. Vol. V. Roma, 1938. P. 66 s.;
Kähler H. Die Augustusstatue von Primaporta. Köln, 1959. S. 22, Taf. 26 d;
Bonacasa N. Op. cit. P. 231 s., tav. 107, 1—2;
Boschung D. Op. cit. S. 30 f., 65, 140 № 66, Taf. 49.

Сан­д­ро де Мария

Источники:
© 2002 г. Фото, текст: De Marinis G., Tufi S. R., Baldelli G. Bronzi e marmi della Flaminia. Sculture romane e confronto. (Pergola, 15 giugno — 3 novembre 2002). Artioli Editore, Modena, 2002. P. 105—107, cat. no. 13.
© 2019 г. Перевод с итал.: Любимова О. В.
Ключевые слова: портрет портреты портретный портретная мужской мужская мужчины мужчина римский имперский римский император октавиан август octavianus augustus октавиана августа imperator octavianus augustus юлии-клавдии династия юлиев-клавдиев iulio-claudia iulii-claudii julii-claudii скульптура скульптурный sculptura римский римская римские голова белый мрамор с покрытой головой под покрывалом в покрывале capite velato инв № 1