Портрет Августа
Мелкозернистый белый мрамор (каррарский?). Ок. 27 г. до н. э.
Высота 37,5 см.
Инв. № Ma 1280 (MR 427; N 1595).
Париж, Лувр.

Портрет Августа.

Мелкозернистый белый мрамор (каррарский?). Ок. 27 г. до н. э.
Высота 37,5 см.
Инв. № Ma 1280 (MR 427; N 1595).

Париж, Лувр.

Происхождение:
При­об­ре­тен в 1807 году, ранее хра­нил­ся в кол­лек­ции Бор­ге­зе.

Описание:

2. Порт­рет Авгу­ста.

Око­ло 27 г. до н. э. Про­ис­хож­де­ние неиз­вест­но. Мер­ко­зер­ни­стый белый мра­мор (каррар­ский?). Высота 37,5 см. При­об­ре­тен в 1807 году, ранее хра­нил­ся в кол­лек­ции Бор­ге­зе (MA 1280 — инв. MR 427; № 1595). Рестав­ра­тор: Г. Блю­зат (H. Bluzat), 2006 г.

Этот порт­рет име­ет суще­ст­вен­ную цен­ность для изу­че­ния ико­но­гра­фии Авгу­ста. И этот и очень на него похо­жий порт­рет из кол­лек­ции Форб­са1 счи­та­ют­ся пре­крас­ны­ми экзем­пля­ра­ми лувр­ско­го типа порт­ре­тов Авгу­ста, а дру­гие типы — это тип из Аль­кудии, Рощи Феро­нии, Безье и При­мы Пор­ты.

Ана­лиз офи­ци­аль­ных рим­ских порт­ре­тов, осно­ван­ный боль­ше на при­чес­ке, чем на тра­ди­ции или нумиз­ма­ти­че­ских изо­бра­же­ни­ях, может вос­хо­дить к рабо­те И. Я. Бер­нул­ли (J. J. Bernoulli), опуб­ли­ко­ван­ной в 1882 г. Обсуж­дая Авгу­ста, Бер­нул­ли в первую оче­редь сос­ре­дото­чил­ся на типе из При­мы Пор­ты. В 1931 г. О. Брен­дел (O. Brendel) опи­сал даль­ней­шие раз­ли­чия меж­ду поня­ти­я­ми «тип», «копия» и «реп­ли­ка» и выде­лил четы­ре допол­ни­тель­ных порт­рет­ных типа Авгу­ста. Позд­нее было уста­нов­ле­но, что в опре­де­лен­ный момент его прав­ле­ния худож­ни­кам было пору­че­но выре­зать порт­рет в при­сут­ст­вии импе­ра­то­ра, в том сти­ле и с теми чер­та­ми лица, кото­рые он выбрал, и что эта при­жиз­нен­ная модель, прото­тип, копи­ро­ва­лась потом по всей импе­рии, на моне­тах, ста­ту­ях и бюстах. Позд­ней­шие иссле­до­ва­ния были сос­ре­дото­че­ны на опре­де­ле­нии того, какой порт­рет боль­ше все­го соот­вет­ст­ву­ет прото­ти­пу и в 1954 г. Г. Хэф­нер (G. Hafner) про­де­мон­стри­ро­вал, что голо­ва Форб­са явля­ет­ся самой близ­кой к одно­му из пяти извест­ных прото­ти­пов2.

Порт­рет­ный тип рас­по­зна­ет­ся по при­чес­ке с харак­тер­ной «вил­кой» волос над левым гла­зом и «клеш­ней» с пра­во­го края над пра­вым гла­зом с четырь­мя вью­щи­ми­ся прядя­ми меж­ду ними, заче­сан­ны­ми напра­во. Локон над носом очень заме­тен. В отли­чие от дру­гих порт­рет­ных типов, где Август изо­бра­жен веч­но юным, лувр­ский тип пора­жа­ет сво­им изо­бра­же­ни­ем его в зре­лом воз­расте. Голо­ва так­же немно­го скло­не­на впра­во, и почти неза­мет­но опу­щен­ные угол­ки губ застав­ля­ют пред­по­ло­жить в нем чув­ство разо­ча­ро­ва­ния.

Из монет, реплик и доку­мен­таль­ных лите­ра­тур­ных свиде­тельств черт его лица, извест­но, что порт­рет­ные типы из Рощи Феро­нии (ок. 40 г. до н. э.) и Аль­кудии (несколь­ко позд­нее) явля­ют­ся древ­ней­ши­ми. Тип Безье появил­ся меж­ду 40 и 30 гг. до н. э. Позд­нее, когда Август стал еди­но­лич­ным пра­ви­те­лем государ­ства, ему потре­бо­ва­лось такое изо­бра­же­ние, кото­рое отли­ча­лось бы от его изо­бра­же­ния в каче­стве лиде­ра пар­тии. Таким обра­зом, ито­го­вый тип из При­мы Пор­ты, удач­но вос­при­ня­тый стиль кото­ро­го под­ра­жа­ет клас­си­че­ско­му, мож­но отне­сти к пери­о­ду после 27 г. до н. э.

Но дати­ров­ка дан­но­го порт­ре­та гораздо более спор­на. Пред­по­ла­гая, что опре­де­лен­ные чер­ты при­чес­ки неуклон­но изме­ня­лись, К. Фит­шен (K. Fittschen) и П. Цан­кер (P. Zanker)3 попы­та­лись про­де­мон­стри­ро­вать, что лувр­ский тип явля­ет­ся более позд­ним, чем тип из При­мы Пор­ты; одна­ко они при­зна­ли близ­кое его сход­ство с типом из Аль­кудии, и поэто­му дати­ро­ва­ли лувр­ский тип не позд­нее 17 г. до н. э., когда Август вос­ста­но­вил государ­ст­вен­ные граж­дан­ские и рели­ги­оз­ные трех­днев­ные празд­но­ва­ния, извест­ные как ludi saeculares (секу­ляр­ные игры).

Осно­вы­вая свой ана­лиз на чер­тах лица и оче­вид­ном воз­расте изо­бра­жен­но­го, К. де Кер­со­зон (K. de Kersauson) сог­ла­си­лась с Ж. Шар­бон­нэ (J. Charbonneaux)4 в дати­ров­ке это­го порт­ре­та ран­ней ста­ро­стью Авгу­ста, после гибе­ли его вну­ков Луция во 2 г. н. э. и Гая в 4 г. н. э. В этом слу­чае порт­рет соот­но­сит­ся с пуб­ли­ка­ци­ей «Res Gestae», мему­а­ров и поли­ти­че­ско­го заве­ща­ния семи­де­ся­ти­ше­сти­лет­не­го импе­ра­то­ра. Но Д. Бошунг (D. Boschung) пола­га­ет, что порт­рет име­ет столь­ко сход­но­го с типом из Аль­кудии, что вряд ли меж­ду ними мог раз­вить­ся и рас­про­стра­нить­ся такой клас­си­че­ский тип, как тип из При­мы Пор­ты5. Вме­сто это­го он пола­га­ет, что оба прото­ти­па раз­ви­ва­лись парал­лель­но и что чело­век, изо­бра­жен­ный на этом порт­ре­те, млад­ше соро­ка лет.

Созда­ние типов, одоб­рен­ных гла­вой государ­ства, поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ное рас­про­стра­не­ние прото­ти­пов и мас­штаб­ное про­из­вод­ство копий для исполь­зо­ва­ния явля­ют­ся опре­де­лен­но рим­ским явле­ни­ем. Как и в слу­чае изо­бра­же­ний на моне­тах, целью здесь явля­лось созда­ние лич­ной свя­зи меж­ду изо­бра­жа­е­мым и жите­ля­ми всей импе­рии. Так как власть была очень пер­со­на­ли­зи­ро­ва­на, все долж­ны были знать, как выглядит импе­ра­тор. В этой сфе­ре Август был нова­то­ром, исполь­зуя свои порт­ре­ты для опре­де­ле­ния при­ро­ды свя­зи, кото­рую он желал уста­но­вить с обще­ст­вом Рима и про­вин­ций. Сле­ду­ет ли ему пред­стать с иде­а­ли­зи­ро­ван­ны­ми чер­та­ми в обра­зе бога, как на типе из При­мы Пор­ты? Или ему сле­ду­ет про­яв­лять эмо­ции, свя­зы­вая себя с элли­ни­сти­че­ской порт­рет­ной тра­ди­ци­ей, как на изо­бра­жен­ном здесь порт­ре­те?

Вполне воз­мож­но, что Август весь­ма праг­ма­тич­но пред­по­чел рас­про­стра­нять два раз­ных порт­рет­ных типа одно­вре­мен­но. Таким обра­зом, его под­дан­ные мог­ли выбрать вари­ант, боль­ше под­хо­дя­щий для их лич­ных целей. Резуль­та­том этой поли­ти­ки ста­ло то, что тип из При­мы Пор­ты стал доми­ни­ро­вать в офи­ци­аль­ных изо­бра­же­ни­ях, тогда как мно­гие част­ные порт­ре­ты име­ют эмо­цио­наль­ное, доволь­но мелан­хо­лич­ное выра­же­ние (но не тип при­чес­ки) этой голо­вы. Дру­гие при­ме­ры это­го типа вклю­ча­ют бюст из Нёйи-ле-Реа­ля (кат. № 33), малень­кую стек­лян­ную голо­ву в Рим­ско-Гер­ман­ском музее в Кельне, фаян­со­вую голо­ву в музее искусств Мет­ро­по­ли­тен и порт­рет из Мероэ в Бри­тан­ском музее в Лон­доне.

Daniel Roger

При­ме­ча­ния:

1Музей изящ­ных искусств, Бостон, 06.1873.

2Bernoulli 1882; Brendel 1931; Hafner 1954.

3Fittschen и Zanker 1985, с. 9.

4Charbonneaux 1963, с. 151.

5Boschung 1993b, с. 63—65.

Биб­лио­гра­фия:

Kersauson (de) 1986, с.90—91.

Boschung 1993b, с. 129.


Источники:
© 2007 г. Фото, текст: Giroire C., Roger D. Roman Art from the Louvre. Hudson Hills Press, Hudson, 2007. С. 55, кат. № 2.
© 2010 г. Перевод с англ. С. Э. Таривердиевой.
Ключевые слова: скульптура γλυπτική sculptura рим ρώμη имперский портрет αυτοκρατορικό πορτρέτο римский император октавиан август octavianus augustus октавиана августа ρωμαίος αυτοκράτορας οκταβιανός αύγουστος imperator octavianus augustus портрет портреты απεικόνιση римский портрет мелкозернистый белый каррарский лунский мрамор мужской портрет голова из коллекции коллекция боргезе инв № ma 1280 mr 427 n 1595