Марк Лициний Красс (консул 70, 55 гг. до н. э.)
Мрамор из Луни. Высота 85 см.
Эпоха Ранней империи (реплика), 2-я четверть I в. до н. э. (прототип).
Инв. № 142.Рим, Музей Торлония.

Марк Лициний Красс (консул 70, 55 гг. до н. э.).

Мрамор из Луни. Высота 85 см.
Эпоха Ранней империи (реплика), 2-я четверть I в. до н. э. (прототип).
Инв. № 142.

Рим, Музей Торлония.

Описание:
с. 276 Вто­рой позд­не­рес­пуб­ли­кан­ский порт­рет, сох­ра­нив­ший­ся по мень­шей мере в четы­рёх реп­ли­ках — а имен­но, бюст кат. № 655 из Новой Кар­с­берг­ской глип­то­те­ки (илл. 2426)80, а так­же голо­вы в Пари­же (Лувр, илл. 27, 28)81, Риме (Музей Тор­ло­ния, илл. 29, 30)82 и Пету­орт Хау­се (илл. 3133)83 — ещё не полу­чил убеди­тель­ной иден­ти­фи­ка­ции. Посколь­ку суще­ст­ву­ет подо­зре­ние, что две послед­ние — это совре­мен­ные копии84, бюст из Копен­га­ге­на преж­де все­го сле­ду­ет срав­нить с реп­ли­кой из Лув­ра. Мно­го­чис­лен­ные сход­ства ясно дока­зы­ва­ют, что созда­те­ли этих скульп­тур ста­ра­лись точ­но ско­пи­ро­вать обра­зец. Корот­кие с. 278 воло­сы изо­бра­же­ны как плот­ная шап­ка; по углам лба они реде­ют, а над пра­вым гла­зом разде­ля­ют­ся и обра­зу­ют вил­ку, от кото­рой в обе сто­ро­ны рас­хо­дят­ся пряди. Макуш­ка асим­мет­рич­на — сме­ще­на вле­во. Лоб пере­се­чён гори­зон­таль­ны­ми мор­щи­на­ми, рельеф­но выде­лен­ные бро­ви немно­го сведе­ны и зате­ня­ют глу­бо­ко поса­жен­ные гла­за. Спин­ка носа в обо­их слу­ча­ях чуть изо­гну­та. Склад­ки на щеках и шее на обо­их порт­ре­тах точь в точь соот­вет­ст­ву­ют друг дру­гу. Одна­ко если срав­нить их более тща­тель­но, то обна­ру­жи­ва­ют­ся и раз­ли­чия. На бюсте кат. № 655 воло­сы подвиж­нее, парал­лель­ные линии по боль­шей части отсут­ст­ву­ют, круп­ные пере­хо­ды рас­па­да­ют­ся на мел­кие части с раз­лич­ной высотой релье­фа; пряди пере­се­ка­ют­ся под углом. Воло­сы на теме­ни мел­ко разде­ле­ны и рас­па­да­ют­ся на малень­кие завит­ки. Отдель­ные пряди под­чёрк­ну­ты, а меж­ду ними рас­по­ла­га­ют­ся плос­кие неструк­ту­ри­ро­ван­ные части. Воло­сы надо лбом плос­кие в верх­ней части и утол­ща­ют­ся бли­же к кон­цам; ино­гда они разде­ле­ны при помо­щи свер­ла. За счёт рас­сло­е­ния кон­чи­ков прядей боко­вым воло­сам при­да­на объ­ём­ная подвиж­ность. На макуш­ке пряди тоже гра­дуи­ро­ва­ны: поверх плос­ких прядей в цен­тре роста волос лежат малень­кие завит­ки.

Напро­тив, пряди на голо­ве из Лув­ра объ­еди­не­ны в обшир­ные плос­ко­сти, разде­лён­ные обыч­но парал­лель­ны­ми над­ре­за­ми. Воло­сы на лбу сдви­ну­ты вме­сте и обра­зу­ют пря­мую линию. Нас­ло­е­ние и гра­дуи­ро­ва­ние прядей встре­ча­ют­ся ред­ко; а там, где они заду­ма­ны, пряди как буд­то вдав­ле­ны в мяг­кое осно­ва­ние.

Лоб бюста из Копен­га­ге­на выглядит плос­ким; впа­ди­ны обна­ру­жи­ва­ют­ся толь­ко на вис­ках и в цен­тре лба; мор­щи­ны на лбу парал­лель­ны друг дру­гу. Дви­же­ние щёк мяг­кое и плав­ное. Созда­тель голо­вы из Лув­ра при­да­вал боль­ше зна­че­ния чёт­кой струк­ту­ре. Лоб выглядит подвиж­ным за счёт выпук­ло­стей и впа­дин; мор­щи­ны не парал­лель­ны. В обла­сти глаз мор­щи­ны на коже при­сут­ст­ву­ют даже во внут­рен­них углах. Стро­е­ние щёк более под­чёрк­ну­то и линей­но. Мор­щи­ны перед уша­ми, а так­же челюст­ная склад­ка в левой части лица, едва замет­ные на копен­га­ген­ском бюсте, здесь чёт­ко выра­же­ны. Под­бо­ро­док ост­рее и тонь­ше, обвис­шая кожа более дряб­лая. Бро­са­ет­ся в гла­за раз­ная фор­ма рта, кото­рый на обе­их реп­ли­ках вытя­нут в дли­ну и при этом упло­щён. Но если губы бюста пол­ные и изо­гну­тые, то губы париж­ской голо­вы узкие как ниточ­ка.

О копии из Пету­орт Хау­са теперь мож­но судить более уве­рен­но бла­го­да­ря новым поступ­ле­ни­ям в Науч­ный архив рим­ской пла­сти­ки (илл. 3133). На этих фото­гра­фи­ях ясно вид­но, что эта голо­ва бли­же к париж­ской копии за счёт силь­но выра­жен­ной рельеф­ной подвиж­но­сти лба и щёк, а так­же за счёт ост­ро­го под­бо­род­ка, глу­бо­ко очер­чен­ных скла­док, узких губ и парал­лель­но­го изги­ба прядей. Над пра­вой клю­чи­цей обо­зна­че­ны рельеф­ные линии шей­ных муску­лов. Эта часть отсут­ст­ву­ет у париж­ской реп­ли­ки, кото­рая долж­на была бы слу­жить образ­цом в слу­чае под­дел­ки, но она соот­вет­ст­ву­ет копен­га­ген­ско­му бюсту, как и вер­ти­каль­ные склад­ки на шее и разде­ле­ние прядей на лбу. Реп­ли­ка с. 280 из кол­лек­ции Тор­ло­ния (илл. 29, 30) выглядит силь­нее пере­ра­ботан­ной. Она тоже повто­ря­ет мно­гие осо­бен­но­сти лувр­ской голо­вы, а имен­но, лежа­щие вплот­ную друг к дру­гу пряди на лбу, рельеф­ность лба, парал­лель­ные ряды прядей и глу­бо­кие склад­ки. Напро­тив, вер­ти­каль­ные склад­ки на шее соот­вет­ст­ву­ют порт­ре­там из Копен­га­ге­на и Пету­орт Хау­са. Таким обра­зом, обе реп­ли­ки, аутен­тич­ность кото­рых оспа­ри­ва­ет­ся, име­ют эле­мен­ты не толь­ко голо­вы из Лув­ра, но и бюста из Копен­га­ге­на, кото­рый стал изве­стен лишь после сомни­тель­ных экзем­пля­ров; поэто­му их мож­но счи­тать под­лин­ны­ми. В слу­чае с реп­ли­кой из музея Тор­ло­ния в поль­зу это­го гово­рит и тот факт, что будь допол­нен­ный нос изготов­лен совре­мен­ным фаль­си­фи­ка­то­ром, то он имел бы узкую и изо­гну­тую фор­му пред­по­ла­гае­мо­го образ­ца из Лув­ра, одна­ко он тол­ще, что сни­жа­ет яко­бы заду­ман­ное сход­ство.

Таким обра­зом, мож­но счи­тать, что париж­ский «Галь­ба» с более подвиж­ным лбом, более дряб­лой кожей на щеках и шее, более рез­ки­ми склад­ка­ми, удли­нён­ны­ми ните­вид­ны­ми губа­ми и плот­но лежа­щи­ми на лбу воло­са­ми досто­вер­нее пере­да­ёт архе­тип и может исполь­зо­вать­ся как исход­ная точ­ка для его дати­ров­ки. Его мож­но сопо­ста­вить с над­гроб­ным релье­фом со Ста­ти­ли­е­вой доро­ги85, кото­рый, судя по при­чёс­ке жен­щи­ны, дол­жен дати­ро­вать­ся не позд­нее середи­ны I в. до н. э. На обо­их лицах склад­ки в ниж­ней части лба пере­хо­дят в гори­зон­таль­ные, выпук­лые бро­ви, тоже чуть сведён­ные и обра­зу­ю­щие над носом очер­чен­ный склад­ка­ми тре­уголь­ник. «Пти­чьи лап­ки» воз­ле глаз, склад­ки на щеках и ните­вид­ные губы тоже очень похо­жи. Обе голо­вы созда­ны с исполь­зо­ва­ни­ем одно­го и того же образ­но­го язы­ка, хотя мож­но уве­рен­но иск­лю­чить воз­мож­ность того, что этот язык пред­на­зна­чал­ся имен­но для над­гроб­ных релье­фов86. Таким обра­зом, про­об­раз типа Париж—Копен­га­ген дати­ру­ет­ся вто­рой чет­вер­тью I в. до н. э.; наши зна­ния о позд­не­рес­пуб­ли­кан­ском порт­рет­ном искус­стве в целом87 и осо­бен­но дати­ров­ка над­гроб­но­го релье­фа, пла­ваю­щая меж­ду 74 и 40 гг. до н. э.,88 не поз­во­ля­ет уточ­нить этот интер­вал. Пред­по­ла­гае­мую дати­ров­ку прото­ти­па может под­твер­дить сопо­став­ле­ние с брон­зо­вой ста­ту­ей Ора­то­ра89, несмот­ря на раз­ли­чие мате­ри­а­ла и про­ис­хож­де­ния. Для срав­не­ния мы сно­ва исполь­зу­ем голо­ву из Лув­ра (ср. выше). В обо­их слу­ча­ях воло­сы с. 282 сдви­ну­ты в сто­ро­ну «вил­кой» над пра­вым гла­зом и обра­зу­ют почти гори­зон­таль­ную линию. Линия волос на вис­ках отсту­па­ет назад, и раз­ма­ши­стым полу­кру­гом они зачё­са­ны впе­рёд. Над шеей и на шее воло­сы разде­ле­ны на пряд­ки, сдви­ну­тые друг к дру­гу и друг на дру­га, кото­рые частич­но встре­ча­ют­ся под пря­мым углом в цен­тре роста волос. Очер­та­ния мор­щин на лбу и щеках оди­на­ко­вые, хотя на брон­зо­вой ста­туе они выглядят мяг­че. Рот на обо­их порт­ре­тах тон­кий и упло­щён­ный.

Гово­ря о дати­ров­ке копий, сле­ду­ет пред­по­ла­гать суще­ст­вен­ные раз­ли­чия. Воло­сы на шее голо­вы из Лув­ра (илл. 28), поверх­ность кото­рых чёт­ко очер­че­на, разде­ле­на на парал­лель­ные ряды и в основ­ном ско­ше­на вниз, напо­ми­на­ют голо­вы эпо­хи Авгу­ста; осо­бен­но близ­ки к ним воло­сы Луция Цеза­ря из Акви­леи90. Одна­ко воло­сы на шее копен­га­ген­ско­го бюста (илл. 26) сти­ли­зо­ва­ны ина­че: они разде­ле­ны на мел­кие завит­ки в фор­ме полу­ме­ся­цев, изо­ли­ро­ван­ные или объ­еди­нён­ные в круп­ные груп­пы, так что отдель­ные пряди не выде­ля­ют­ся. При этом была пред­при­ня­та попыт­ка при­дать неко­то­рым завит­кам раз­ную рельеф­ную высоту. Про­ме­жут­ки меж­ду ними малень­кие и име­ют раз­лич­ную фор­му; воло­сы выглядят рас­трё­пан­ны­ми и есте­ствен­ны­ми. Учи­ты­вая задан­ные архе­ти­пом гра­ни­цы, это соот­вет­ст­ву­ет опи­са­нию волос порт­ре­та кат. № 599 и свиде­тель­ст­ву­ет в поль­зу дати­ров­ки эпо­хой Тибе­рия. Бюст ука­зы­ва­ет на конец это­го пери­о­да, так как его раз­мер явно пре­вос­хо­дит раз­ме­ры авгу­стов­ских бюстов91. Более выра­жен­ные выем­ки по краю бюста обна­ру­жи­ва­ют­ся так­же на мра­мор­ном бюсте Кали­гу­лы в Нью-Йор­ке92. Но посколь­ку подроб­ное иссле­до­ва­ние раз­ви­тия фор­мы бюстов ещё не про­во­ди­лось, весо­мость это­го аргу­мен­та явля­ет­ся сомни­тель­ной.

[…]

с. 284 Бюст кат. № 655, посколь­ку все четы­ре реп­ли­ки про­ис­хо­дят из Рима и его окрест­но­стей, дол­жен изо­бра­жать зна­ме­ни­то­го рим­ля­ни­на вто­рой поло­ви­ны I в. до н. э., кото­ро­го сле­ду­ет искать сре­ди пред­ков Лици­ни­ев Крас­сов Фру­ги105. Таким обра­зом, рас­смат­ри­вать сле­ду­ет Лици­ни­ев, Каль­пур­ни­ев и Скри­бо­ни­ев поко­ле­ния Пом­пея с. 285 и Цеза­ря. Зна­чи­тель­ное чис­ло сох­ра­нив­ших­ся реплик пред­по­ла­га­ет, что они изо­бра­жа­ют само­го зна­ме­ни­то­го после Пом­пея пред­ка этой семьи — три­ум­ви­ра Мар­ка Лици­ния Крас­са, кон­су­ла 70 и 55 г. до н. э. Сла­ву этой семьи осно­ва­ли два три­ум­ви­ра, как отме­ча­ет Тацит в рас­ска­зе о том, как импе­ра­тор Галь­ба усы­но­вил Каль­пур­ния Пизо­на Фру­ги Лици­ни­а­на106. Поэто­му порт­рет зна­ме­ни­то­го Крас­са дол­жен был сто­ять в гроб­ни­це Лици­ни­ев как пара к порт­ре­ту Пом­пея, и мож­но пред­по­ло­жить, что это дошед­ший до нас кат. № 655. Источ­ни­ки не сооб­ща­ют ниче­го опре­де­лён­но­го о его внеш­но­сти; монет­ные изо­бра­же­ния отсут­ст­ву­ют. На осно­ва­нии смут­но­го намё­ка Цице­ро­на неко­то­рые совре­мен­ные авто­ры био­гра­фий Крас­са пред­по­ла­га­ют, что он был лысым. Одна­ко кто на самом деле име­ет­ся в виду в этом отрыв­ке, оста­ёт­ся неяс­ным108.


80Poulsen V. Les portraits romains. Vol. 1. Copenhague, 1973. P. 106f., 156 № 67 Ill. 113f.; высота 45 см, высота голо­вы 25 см, высота лица 17,5 см; шири­на бюста 30 см, шири­на лица 17,5 см; рас­сто­я­ние меж­ду внеш­ни­ми угол­ка­ми глаз 9 см, меж­ду внут­рен­ни­ми — 3,5 см. — Кон­чик носа допол­нен. Извест­ко­вые потё­ки на воло­сах, бюсте, крае бюста и под­бо­род­ке. Поверх­ность лица слег­ка потёр­та вслед­ст­вие совре­мен­ной очист­ки; бро­ви и мор­щи­ны у глаз раз­мы­ты.

81Fabbricotti E. Galba. Roma, 1976. P. 57 Ill. 7.2: высота голо­вы 24,5 см, высота лица 17,7 см; шири­на лица 16,2 см. — С вил­лы Аль­ба­ни, где голо­ва засвиде­тель­ст­во­ва­на не позд­нее 1785 г., ср.: Beck H., Bol P. C. Forschungen zur Villa Albani. Berlin, 1982. S. 370 (A 495) и ука­за­тель на с. 409. Допол­не­ны: кон­чик носа, левое ухо, бо́льшая часть шеи, левая бровь.

82Visconti C. L. Les monuments de sculpture antique du Musée Torlonia. Rome, 1884. P. 105 f. Nr. 142 («При­об­ре­те­ние Тор­ло­ния»): допол­не­ны нос, сред­няя часть лба, часть затыл­ка. Мор­щи­ны на лбу и вокруг глаз сгла­же­ны.

83Wyndham M. Catalogue of the Collection of Greek and Roman Antiquities in the Possession of Lord Leconfield. London, 1915. P. 126 Nr. 75 Taf. 75. — Высота от макуш­ки до под­бо­род­ка 29 см. Нос допол­нен. При­об­ре­тён в Риме меж­ду 1750 и 1760 гг., ср. Oehler H. Foto und Skulptur: Romische Antiken in englischen Schlössern. Köln, 1980. S. 80; Howard S. Bartolomeo Cavaceppi, Eighteenth-Century Restorer. New York, 1982. P. 45 ff.

84Poulsen V. Op. cit. P. 106.

85Рим, Дво­рец Кон­сер­ва­то­ров, инв. № 2142. Высота 181 см. Mustilli D. Il Museo Mussolini. Roma, 1939. P. 102 Nr. 9 Taf. 56 f.; Vessberg O. Studien zur Kunstgeschichte der römischen Republik. Lund; Leipzig, 1941. S. 186 ff., 249f., 265 Taf. 271; Schweitzer B. Die Bildniskunst der römischen Republik. Leipzig; Weimar, 1948. S. 85, 87, 89; von Heintze H. // Helbig W. Führer durch die öffentlichen Sammlungen klassischer Altertümer in Rom. 4 Aufl. Bd. 2. Tubingen, 1966. Nr. 1631; Trillmich W. Das Torlonia-Mädchen: zu Herkunft und Entstehung des kaiserzeitlichen Frauenporträts. Göttingen, 1976. S. 39 Anm. 127a; 59 Taf. 19, 1.2; Gazda E.K. Etruscan Influence in the Funerary Reliefs of Late Republican Rome: A Study of Roman Vernacular Portraiture // ANRW. Tl. I. Bd. 4. 1973. P. 867f. Ill. 11ff.; Frenz H.-G. Untersuchungen zu den frühen römischen Grabreliefs. Frankfurt am Main, 1977. P. 31, 210f.; Kleiner D. Roman Group Portraiture: the funerary reliefs of the late republic and early empire. Ann Arbor, 1977. P. 201 f. № 11 Ill. 11; Fittschen K., Zanker P. Katalog der römischen Porträts in den Capitolinischen Museen und den anderen kommunalen Sammlungen der Stadt Rom. Bd. 3. Mainz am Rhein, 1983. S. 40 (Z.).

86Ср. Zanker P. Zur Rezeption des hellenistischen Individualporträts in Rom und in den italischen Städten // Hellenismus in Mittelitalien / Aufl. P. Zanker. Göttingen, 1976. S. 594f.

87Ср. Berger E. Ein Vorläufer Pompejus’ des Grossen in Basel // Eikones. Festschrift H. Jucker. Bern, 1980. P. 66 f.

88Ср. прим. 85. Дати­ров­ка колеб­лет­ся меж­ду 70 г. до н. э. (Frenz H.-G. Op. cit. S. 31) и 50—40 гг. до н. э. (Fittschen K., Zanker P. Op. cit. S. 40).

89Dohrn T. Der Arringatore. Berlin, 1968. Особ. Taf. 1.8 ff.; Fittschen K. Der Arringatore, ein römischer Bürger? // MDAIR. Bd. 77. 1970. S. 177f.

90Santa Maria Scrinari V. Sculture romane di Aquileia. Roma, 1972. P. 63 № 183. Спи­сок реплик см.: Fittschen K. Katalog der antiken Skulpturen in Schloß Erbach. Berlin, 1977. S. 40 Anm. 25. — Deutsches Archäologischen Institut Rom, Inst. Neg. 82.273-277.

91Бюст Авгу­ста из Фаю­ма, изготов­лен­ный в кон­це его прав­ле­ния, замет­но у́же, см.: Poulsen V. Op. cit. P. 63f. № 32 Ill. 47 ff.; Jucker H. Römische Herrscherbildnisse aus Ägypten // ANRW. Tl. 2. Bd. 12.2. 1981. S. 679f.

92Richter G. M. A. The Metropolitan Museum of Art. Roman Portraits. New York, 1948. № 36 (зер­каль­но пере­вер­ну­тый!). — Ско­ро см. об этом в рабо­те: Das römische Herrscherbild.

105О дру­гих позд­не­рес­пуб­ли­кан­ских порт­ре­тах с реп­ли­ка­ми см.: Zanker P. Studien zu den Augustus-Porträts I. Der Actium-Typus. Göttingen, 1973. S. 38 Anm. 85.

106Tac. Hist. I. 15.

107Ср. прим. 25.

108Cic. Att. I. 16. 5. — Ср. Gelzer M. Licinius (68) // RE. Bd. 13.1. 1926. Sp. 322; Ward A. M. Marcus Crassus and the Late Roman Republic. Columbia, 1977. P. 227 ff.; Marshall B. A. Crassus. A Political Biography. Amsterdam, 1976. P. 183 ff. Воз­ра­же­ния, на мой взгляд спра­вед­ли­вые, про­тив это­го мне­ния см.: Loposzko T. Die Bestechung der Richter im Prozess von Klodius im Jahre 61 v.u.Z. // Athenaeum. Vol. 56. 1978. S. 288 ff. Преды­ду­щие пред­по­ло­же­ния о порт­ре­те Крас­са см.: Poulsen V. Op. cit. P. 10 f. Ср. Hekler A. Bildnisstudien // Archäologischer Anzeiger. 1938. S. 233 № 3 (реп­ли­ки); Vollenweider M.-L. Die Porträtgemmen der römischen Republik. Mainz am Rhein, 1974. S. 83ff. Taf. 53. Я бла­го­да­рен М.-Л. Фол­лен­вай­дер за допол­ни­тель­ные сведе­ния и спи­сок гемм.

Д. Бошунг

Литература:
Visconti P.E. Catalogue of the Torlonia Museum of ancient sculpture. Rome, 1883. P. 81. № 142.
Boschung D. Überlegungen zum Liciniergrab // Jahrbuch des Deutschen Archäologischen Instituts. Bd. 101. 1986. S. 276—284. Abb. 25.

Источники:
© Текст, фото: Boschung D. Überlegungen zum Liciniergrab // Jahrbuch des Deutschen Archäologischen Instituts. Bd. 101. 1986. S. 276—284. Abb. 29.
© 2020 г. Перевод: О. В. Любимова.
Ключевые слова: портрет портреты портретный портретная римский неизвестный неизвестного римлянин луций кальпурний пизон цезонин понтифик g628 lucius calpurnius piso caesoninus pontifex марк лициний красс g46 marcus licinius crassus скульптура скульптурный sculptura римская римские бюст мужской инв № 142