Словарь античности

ГОНЧАР. Гон­чар­ное ремес­ло полу­чи­ло боль­шое раз­ви­тие еще в древ­но­сти. Уже в 7—6 вв. до н. э. спрос на гон­чар­ные изде­лия послу­жил толч­ком к созда­нию круп­ных мастер­ских и про­фес­сио­наль­ной спе­ци­а­ли­за­ции. Гли­ну мяли, отму­чи­ва­ли, обез­жи­ри­ва­ли. Зани­мал­ся этим помощ­ник гон­ча­ра, в обя­зан­но­сти кото­ро­го вхо­ди­ло так­же кру­тить рукой или ногой гон­чар­ный круг. За про­цес­сом суш­ки изде­лия следил дру­гой чело­век. После суш­ки вазо­пи­сец рас­пи­сы­вал сосуд. Для обжи­га изде­лие поме­ща­ли в печь. Про­вер­кой каче­ства и достав­кой изде­лий зани­ма­лись сам мастер-гон­чар и его помощ­ни­ки. В гон­чар­ном деле рань­ше, чем где-либо, ста­ли исполь­зо­вать труд рабов. В 6—5 вв. до н. э. появ­ля­ют­ся масте­ра-гон­ча­ры из чис­ла рабов, но это было ско­рее исклю­че­ни­ем, чем пра­ви­лом. В 4 в. до н. э. в Гре­ции, а в 3 в. до н. э. в Южной Ита­лии после пери­о­да наи­выс­ше­го рас­цве­та гон­чар­но­го искус­ства наблюда­ет­ся его спад. Кера­ми­ка этрус­ских масте­ров того же пери­о­да теря­ет свои само­быт­ные чер­ты. Элли­ни­за­ция спо­соб­ст­во­ва­ла рас­про­стра­не­нию рас­пис­ных гон­чар­ных изде­лий, но спрос на них был уже не таким, как два сто­ле­тия назад, когда ски­фы, фра­кий­цы, илли­рий­цы, фини­кий­цы, егип­тяне и кель­ты ску­па­ли их в боль­ших коли­че­ствах. Гон­чар­ные изде­лия, выпол­нен­ные вруч­ную или при помо­щи про­филь­ной дощеч­ки, ста­ли вытес­нять­ся штам­по­ван­ны­ми изде­ли­я­ми, в неко­то­ром роде эпо­ха элли­низ­ма спо­соб­ст­во­ва­ла меха­ни­за­ции про­из­вод­ст­вен­но­го про­цес­са. Про­цесс штам­пов­ки полу­чил широ­кое рас­про­стра­не­ние, что при­ве­ло к мас­со­во­му изготов­ле­нию кера­ми­че­ских штам­пов, заим­ст­во­ван­ных рим­ля­на­ми. В 50 до н. э. в горо­де Арец­цо рим­ляне ста­ли изготав­ли­вать таким спо­со­бом кера­ми­ку осо­бо­го рода, т. н. тер­ра сигил­ла­та. Здесь нача­ли обра­зо­вы­вать­ся объ­еди­не­ния гон­ча­ров, одним из кото­рых была кор­по­ра­ция в горо­де Ля Гро­фе­сен­ке, цен­тре гон­чар­но­го искус­ства кельт­ских руте­нов (у горо­да Мийо на реке Тарн). Запи­си, содер­жа­щие сведе­ния о про­из­веден­ной про­дук­ции — 23205 изде­лий (в месяц?), — сде­ла­ны на раз­ных кельт­ских диа­лек­тах. Из этих запи­сей вид­но, что сре­ди ком­па­ньо­нов суще­ст­во­ва­ла чет­кая спе­ци­а­ли­за­ция, что они исполь­зо­ва­ли труд рабов и наем­ных рабо­чих, что меж­ду собой ком­па­ньо­ны под­дер­жи­ва­ли тес­ные дело­вые отно­ше­ния, что свою про­дук­цию они экс­пор­ти­ро­ва­ли в Гер­ма­нию и про­вин­ции, рас­по­ло­жен­ные в вер­хо­вье Дуная. Одним из дости­же­ний гон­ча­ров явля­лось уме­ние при­дать пори­стой глине такую плот­ность, чтобы внутрь сосуда не про­ни­ка­ла вла­га. Допол­ни­тель­ная гер­ме­тич­ность дости­га­лась путем анго­би­ро­ва­ния изде­лия, т. е. нане­се­ния покры­тия в виде тон­ко­го слоя белой или цвет­ной гли­ны. Дру­гим важ­ным момен­том сле­ду­ет счи­тать двух­этап­ный про­цесс изготов­ле­ния кера­ми­че­ских изде­лий: проч­ность дости­га­лась посред­ст­вом нане­се­ния на необ­ра­ботан­ную гли­ну слоя высо­ко­пла­стич­ной гли­ны тол­щи­ной 8—10 мм. Этим зани­ма­лись спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные мастер­ские. Обжиг кера­ми­че­ских изде­лий про­хо­дил при тем­пе­ра­ту­ру 800—960°, кото­рая регу­ли­ро­ва­лась с помо­щью возду­хо­дув­ных мехов. При огра­ни­чен­ном досту­пе возду­ха в печь, невы­со­кой тем­пе­ра­ту­ре и нане­се­нии тол­сто­го слоя гли­ня­ной поли­вы — шли­ке­ра с при­ме­ся­ми метал­лов полу­ча­лась тем­ная окись желе­за (чер­но­ла­ко­вая кера­ми­ка), а при нане­се­нии тон­ко­го слоя при той же тем­пе­ра­ту­ре полу­ча­лась крас­ная окись (крас­но­ла­ко­вая кера­ми­ка). В допол­не­ние к рисун­кам, изо­бра­жаю­щим неболь­шие по раз­ме­рам обжи­го­вые печи, архео­ло­ги нашли печи, каме­ры обжи­га кото­рых состав­ля­ют 6,8 м3. Топ­ка и каме­ра обжи­га отде­ля­лись друг от дру­га стен­кой, для того чтобы на изде­лия не попа­да­ла копоть. Боль­шин­ство печей име­ли высоту поряд­ка 1,5 м и исполь­зо­ва­лись одно­вре­мен­но для под­суш­ки изде­лий.


Гон­чар. 1 — вазо­пи­сец со сто­я­щи­ми на пол­ке для суш­ки гото­вы­ми изде­ли­я­ми (рису­нок внут­ри чаши, сер. 4 в. до н. э.). Вни­зу: гон­чар­ня в Афи­нах (рису­нок на гид­рии, пери­од гре­ко-пер­сид­ских войн), 2 — гон­чар у обжи­го­вой печи; 3 — гон­чар с боль­шой амфо­рой перед сушил­кой; 4 — мастер; 5 — гон­чар, несу­щий вазу на сушил­ку; 6 — помощ­ник гон­ча­ра, вра­щаю­щий гон­чар­ный круг; 7 — гон­чар во вре­мя работы; 8 — гон­чар, поли­ру­ю­щий амфо­ру; 9 — крон­цир­куль; 10 — гон­чар­ная печь с изо­бра­же­ни­ем бога-покро­ви­те­ля.

Обжи­го­вая печь, высота — 1,40 м, диа­метр 1,90 м, со стен­кой, отде­ля­ю­щей топ­ку от обжи­го­вой каме­ры из Апу­лу­ма (Аль­ба Юлия, Румы­ния, 150 г.).

Сло­варь антич­но­сти. Пер. с нем. — Москва, «Про­гресс», 1989.
См. по теме: ЭНКАУСТИКА • ЭХИОН, ЕХИОН • Ростры Августа • ДЕЛУБР, СВЯТИЛИЩЕ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. КЕРАМИКА. Греция.
Вазописец со стоящими на полке для сушки готовыми изделиями.
Рисунок внутри чаши, сер. IV в. до н. э.
Внизу: рисунок на гидрии, период греко-персидских войн (500—449 гг. до н. э.).
2. ОРУДИЯ ПРОИЗВОДСТВА. Рим.
Обжиговая печь, со стенкой, отделяющей топку от обжиговой камеры из Апулума.
150 г.
Альба-Юлия (Румыния).
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА