Античные писатели

ДИОН ХРИЗОСТОМ (ЗЛАТОУСТ); Dion Chry­sos­to­mos, лат. Dio Coc­ceia­nus, из Пру­сы в Вифи­нии, ок. 40—115 гг. н. э., гре­че­ский ора­тор и фило­соф. Пред­ста­ви­тель вто­рой софи­сти­ки (см. Софи­сты 2.), уче­ник сто­и­ка Музо­ния. Глу­бо­ко обра­зо­ван­ный, он доста­точ­но рано начал поли­ти­че­скую карье­ру и пуб­лич­ные выступ­ле­ния. Пере­ехал в Рим, где завя­зал дру­же­ские отно­ше­ния с импе­ра­то­ром Титом. В 82 г., будучи втя­ну­тым в заго­вор про­тив Доми­ци­а­на, был изгнан. Суро­вая ски­таль­че­ская жизнь повли­я­ла на изме­не­ние взглядов Дио­на Хри­зо­сто­ма. Из софи­ста он сде­лал­ся фило­со­фом кини­ком. Вызван­ный из изгна­ния импе­ра­то­ром Нер­вой, вновь начал карье­ру в каче­стве поли­ти­ка, рито­ра и фило­со­фа. Ее вер­ши­ны он достиг при Тра­яне, кото­рый стал для него вопло­ще­ни­ем иде­а­ла пра­ви­те­ля. Из твор­че­ско­го наследия Дио­на Хри­зо­сто­ма сохра­ни­лось 80 речей (сре­ди них две при­над­ле­жа­ли перу его уче­ни­ка Фаво­ри­на). К наи­бо­лее извест­ным речам отно­сят­ся I—IV Об управ­ле­нии (Pe­ri ba­si­leias), где Дион Хри­зо­стом пере­чис­ля­ет чер­ты под­лин­но­го пра­ви­те­ля, такие как мяг­кость, спра­вед­ли­вость, муд­рость. В этих речах он чест­во­вал Тра­я­на. Самой зна­ме­ни­той и одной из пре­крас­ней­ших речей Дио­на Хри­зо­сто­ма явля­ет­ся VII Эвбей­ская речь (Euboi­kos), содер­жа­щая идил­ли­че­ское опи­са­ние при­ро­ды и вос­хва­ле­ние жиз­ни на ее лоне, а так­же хва­лу бед­но­сти. Речи VI—VIII, X отно­сят­ся к кини­ку Дио­ге­ну: Дио­ген, или О тира­нии (Dio­ge­nes e pe­ri ty­ran­ni­dos), Дио­ген, или О доб­ро­де­те­ли (Dio­ge­nes e pe­ri are­tes), Дио­ген, или Ист­мий­ския речь (Dio­ge­nes e Isthmi­kos), Дио­ген, или о раб­стве (Dio­ge­nes e pe­ri oike­ton). Эти речи, нося­щие апо­ло­ге­ти­че­ский харак­тер, явля­ют­ся выра­же­ни­ем вос­хи­ще­ния Дио­на Хри­зо­сто­ма жиз­нью и воз­зре­ни­я­ми зна­ме­ни­то­го фило­со­фа. Речь XI Тро­ян­ская (Troi­kos) пред­став­ля­ет собой род прак­ти­ку­е­мо­го софи­ста­ми пара­док­саль­но­го отри­ца­ния. Дион Хри­зо­стом дока­зы­ва­ет в нем, что Трои вооб­ще не суще­ст­во­ва­ло, а то, что о ней рас­ска­зы­ва­ет Гомер, есть ложь. Речь XII Олим­пий­ская (Olym­pia­kos), про­из­не­сен­ная в Олим­пии, явля­ет­ся цен­ным источ­ни­ком для изу­че­ния рели­ги­оз­ных и эсте­ти­че­ских взглядов Дио­на Хри­зо­сто­ма. В речах XIV и XV О раб­стве и сво­бо­де (Pe­ri du­leias kai eleu­the­rias) Дион Хри­зо­стом ста­вит под сомне­ние пра­во­мер­ность суще­ст­во­ва­ния инсти­ту­та раб­ства. В речи XVIII О выбо­ре гре­че­ско­го чте­ния (Pe­ri lo­gu as­ke­seos) пред­пи­сы­ва­ет чте­ние Ксе­но­фон­та, ибо в его про­из­веде­ни­ях он видит обра­зец поли­ти­че­ско­го и судеб­но­го крас­но­ре­чия, а так­же достой­ный под­ра­жа­ния при­мер про­стоты. Речи XXVIII—XXX — это собра­ние над­гроб­ных речей: две на смерть бой­ца Мелан­ко­ма (Me­lan­ko­mas te tak­sei) и одна на смерть Хариде­ма (Cha­ri­de­mos). В речах XXXI—XXXV: речи в честь горо­дов (Родо­са, Алек­сан­дрии, Тар­са и Келай­на) — Дион Хри­зо­стом про­воз­гла­ша­ет необ­хо­ди­мость соот­вет­ст­ву­ю­ще­го вос­пи­та­ния поли­ти­ков, меч­та­ет о прав­ле­нии фило­со­фов. Речь XXXVI Бори­сфен­ская (Bo­rys­the­ni­kos), инте­рес­ная с точ­ки зре­ния исто­рии Оль­вии, отго­ло­сок путе­ше­ст­вия в Дакию и на Бори­сфен, пред­став­ля­ет собой, в сущ­но­сти, лек­цию о спра­вед­ли­вом горо­де-государ­стве и цар­ст­во­ва­нии богов. Речи XXXVIII—LI Вифин­ские (Bithy­nia­koi lo­goi) каса­ют­ся так­же государ­ства и управ­ле­ния. Дион Хри­зо­стом высту­па­ет здесь как поли­тик и защит­ник обще­го бла­га (ho­mo­noia). Лите­ра­тур­ных вопро­сов каса­ет­ся речь LII О луке Фил­ок­те­та у Эсхи­ла, Софок­ла и Еври­пида (Pe­ri Ai­schy­lu kai Sophoh­leus kai Euri­pi­du e pe­ri tu Phi­lok­te­tu tok­son). Дион Хри­зо­стом срав­ни­ва­ет обри­сов­ку Фил­ок­те­та и вер­сии похи­ще­ния его лука у трех гре­че­ских тра­ги­ков. С этой речью свя­за­на речь LIX Фил­ок­тет (Phi­lok­te­tes), явля­ю­ща­я­ся пара­фра­зом про­ло­га и пер­вой сце­ны тра­гедии Еври­пида с тем же загла­ви­ем. Дион Хри­зо­стом нахо­дил­ся под силь­ным вли­я­ни­ем сто­и­циз­ма и киниз­ма. Он был популяр­ным фило­со­фом, сочув­ст­во­вал бед­ным и оби­жен­ным, а его прин­ци­пом была «филан­тро­пия». Дион Хри­зо­стом, уме­рен­ный атти­цист, брал за обра­зец Пла­то­на и Ксе­но­фон­та. Его речи явля­ют­ся важ­ным источ­ни­ком для изу­че­ния исто­рии куль­ту­ры, осо­бен­но гре­че­ско­го Восто­ка до 100 г. Еще при жиз­ни ему под­ра­жал Фаво­рин, позд­нее — Мак­сим Тир­ский, Эли­ан, Феми­стий и Сине­сий из Кире­ны, автор моно­гра­фии о Дионе Хри­зо­сто­ме. Для позд­ней­ших писа­те­лей Дион Хри­зо­стом был клас­си­ком ора­тор­ско­го искус­ства.

См. также:
ДИОН (Словарь античности)
ДИОН (Любкер. Реальный словарь классических древностей)
КАССИЙ ДИОН (Словарь античности)
КАССИЙ ДИОН КОКЦЕЯН (Античные писатели)
Антич­ные писа­те­ли. Сло­варь. — СПб.: Изда­тель­ство «Лань», 1999.
См. по теме: ДОССЕНН • ДРЕПАНИЙ • ЭМПЕДОКЛ, ЕМПЕДОКЛ • ДЕМАД •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА