Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

ДОМОГАТЕЛЬСТВО ГОСУДАРСТВЕННЫХ ДОЛЖНОСТЕЙ, AMBÍTUS

Ambĭtus, домо­га­тель­ство какой-нибудь государ­ст­вен­ной долж­но­сти; назва­ние про­изо­шло от того, что в ста­ри­ну кан­дида­ты ходи­ли по фору­му или по Мар­со­ву полю сре­ди собрав­ших­ся граж­дан, про­ся каж­дый о пода­че голо­сов в свою поль­зу. Varr. l. l. 5, 28. Пока гос­под­ст­во­ва­ли бед­ность и про­стота нра­вов, в этом деле еще не было тех зло­употреб­ле­ний, кото­рые появи­лись после того, как в оди­на­ко­вой мере воз­рос­ли жаж­да вла­сти, с одной сто­ро­ны, и под­куп­ность — с дру­гой. С тех пор сло­вом am­bi­tus ста­ли обо­зна­чать и про­ти­во­за­кон­ные спо­со­бы домо­га­тель­ства долж­но­стей, осо­бен­но под­куп, кото­рым кан­дида­ты бес­стыд­ней­шим обра­зом поль­зо­ва­лись с помо­щью так назы­вае­мых se­questri, di­vi­so­res и in­terpre­tes; см. так­же So­da­li­tium (Сода­ли­ция). Доз­во­ли­тель­ные спо­со­бы изби­ра­тель­ной борь­бы луч­ше все­го опи­са­ны у Квин­та Цице­ро­на в сочи­не­нии com­men­ta­rio­lum pe­ti­tio­nis, где таки­ми спо­со­ба­ми явля­ют­ся при­об­ре­те­ние дру­зей (c. 5—10) и лас­ко­вое, любез­ное обра­ще­ние с изби­ра­те­ля­ми, как сред­ство для снис­ка­ния po­pu­la­ris vo­lun­ta­tis (c. 11—13); о недоз­во­ли­тель­ных узна­ем из мно­го­чис­лен­ных упо­ми­на­ний у Цице­ро­на, Плу­тар­ха и др. Пер­вые зако­ны про­тив таких зло­употреб­ле­ний назва­ны у Ливия (4, 25 и 7, 15. Lu­can. 1, 177 слл.; lex Poe­te­lia 358 г. до Р. Х.), но они были направ­ле­ны толь­ко про­тив мало­важ­ных внеш­них сто­рон дела. Важ­нее был эдикт дик­та­то­ра Г. Мения про­тив изби­ра­тель­ных клу­бов и сою­зов 314 г. до Р. Х. (Liv. 9, 26: coi­tio­nes ho­no­rum adi­pis­cen­do­rum cau­sa), но про­тив под­ку­па лишь в 181 г. до Р. Х. изда­на была lex Cor­ne­lia Bae­bia (Liv. 40, 19), за кото­рой в 166 г. после­до­ва­ла lex Cor­ne­lia Ful­via (Liv. ep. 47); с это­го вре­ме­ни был учреж­ден посто­ян­ный уго­лов­ный суд (quaes­tio per­pe­tua) для раз­бо­ра про­цес­сов, воз­ни­кав­ших по обви­не­ни­ям в am­bi­tus. Г. Мари­ем, в быт­ность народ­ным три­бу­ном, изда­на lex Ma­ria (Cic. legg. 4, 17. Plut. Mar. 4), уста­нав­ли­вав­шая для голо­со­ва­ния неко­то­рые усло­вия, кото­рые долж­ны были затруд­нить про­из­вод­ство под­ку­пов, но, несмот­ря на это, под­ку­пы все более и более рас­про­стра­ня­лись; кажет­ся, что и lex Fa­bia de nu­me­ro sec­ta­to­rum (Cic. Mur. 34. Ra­bir. 3) не име­ла успе­ха. Насто­я­тель­ной потреб­но­стью вызва­на была в 67 г. lex Aci­lia Cal­pur­nia, по кото­рой винов­ные под­вер­га­лись денеж­но­му штра­фу и лиша­лись навсе­гда пра­ва являть­ся кан­дида­та­ми на долж­но­сти. Затем изда­но было несколь­ко сена­тус­кон­суль­тов про­тив того же зла, и послед­ний из них был воз­веден Цице­ро­ном, в его кон­суль­ство, на сте­пень зако­на, это lex Tul­lia 63 г. (Cic. Mur. 23). Теперь нака­за­ние состо­я­ло в деся­ти­лет­нем изгна­нии. Lex Aufi­dia, по кото­рой нака­за­ни­ем назна­чал­ся высо­кий денеж­ный штраф, не про­шла, а lex Li­ci­nia направ­ле­на была толь­ко про­тив so­da­li­tia (см. это сло­во). Lex Pom­peia 52 г. уста­нав­ли­ва­ла более суро­вую судеб­ную про­цеду­ру для раз­бо­ра обви­не­ний в am­bi­tus (Cic. Brut. 95) и нака­за­ни­ем назна­ча­ла пожиз­нен­ное изгна­ние. Но зло было, по-види­мо­му, неис­це­ли­мо; сами зако­но­да­те­ли не под­чи­ня­лись изда­ва­е­мым ими зако­нам, ut vel cae­lum rue­re, mo­do ma­gistra­tum adi­pis­can­tur, exop­tent (Var­ro ap. Non.). Такое поло­же­ние сде­ла­ло жела­тель­ным уста­нов­ле­ние монар­хи­че­ской вла­сти, при кото­рой для am­bi­tus оста­ва­лось уже мало места. Поэто­му Окта­виан в lex Iulia (18 г. до Р. Х.; 10 лет спу­стя этот закон был допол­нен и рас­про­стра­нен) сде­лал уже более мяг­кие опре­де­ле­ния (Dio Cass. 54, 16) и уста­но­вил, чтобы каж­дый кан­дидат в обес­пе­че­ние того, что будет воз­дер­жи­вать­ся от каких бы то ни было видов под­ку­па, вно­сил зало­гом извест­ную денеж­ную сум­му (Dio Cass. 55, 5); толь­ко за употреб­ле­ние насиль­ст­вен­ных мер Август назна­чил изгна­ние. Когда Тибе­рий в пер­вый год сво­его цар­ст­во­ва­ния уни­что­жил изби­ра­тель­ные коми­ции и пере­дал пра­во избра­ния сена­ту (Tac. ann. 1, 15), то под­куп, am­bi­tus в преж­нем смыс­ле сло­ва пре­кра­тил­ся; одна­ко те же улов­ки и сред­ства, кото­рые преж­де употреб­ля­лись перед народ­ны­ми собра­ни­я­ми, были при­ме­ня­е­мы теперь в курии, так что Тра­ян дол­жен был при­нять зако­но­да­тель­ные меры про­тив это­го зла. Plin. ep. 6, 19. Но так как зна­че­ние сена­та все более и более пада­ло, а боль­ше все­го силы име­ло хода­тай­ство перед импе­ра­то­ром выс­ших санов­ни­ков и его любим­цев, то и am­bi­tus теперь назы­ва­лась куп­ля долж­но­стей посред­ст­вом зада­ри­ва­ния импе­ра­тор­ских дру­зей и кре­а­тур. Ср. Rein, Röm. Cri­mi­nal­recht, стр. 701. Rin­kes, de cri­mi­ne am­bi­tus (1854).

«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 74—75.
См. по теме: ЭПЕВНАКТЫ, ЭПЕЙНАКТЫ, ЕПЕЙНАКТЫ • ЭФЕБ, ЕФЕБ • АКВЕГАУСТ • АНХИСТИЯ •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА