Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

ЦЕНЗОР и ЦЕНЗ

Cen­sor и cen­sus (τί­μησις, см. Πρό­ςοδοι, 11, 12 и So­lon, 3). Рим­ский cen­sus есть учреж­де­ние Сер­вия Тул­лия, имев­шее целью уре­гу­ли­ро­ва­ние пода­тей и воен­ной служ­бы (см. Cen­tu­ria). По свиде­тель­ству Дио­ни­сия (Dion. Hal. 4, 15), «все рим­ляне долж­ны были запи­сы­вать­ся в спис­ки и под при­ся­гой оце­ни­вать свое иму­ще­ство на день­ги, при­чем каж­дый писал, кто был его отец; они долж­ны были пока­зать свой воз­раст, рав­но как жен и детей, кро­ме того, ука­зать, в каком месте горо­да или в каком селе­нии они жили». Под­ле­жа­ло нало­гу и поэто­му долж­но было пока­зы­вать­ся толь­ко то, чем они вла­де­ли ex iure Qui­ri­tium, т. е., напр., поме­стья, за исклю­че­ни­ем ager pub­li­cus и недви­жи­мых име­ний в про­вин­ци­ях. Такое обло­же­ние долж­но было повто­рять­ся через каж­дые пять лет и каж­дый раз заклю­чать­ся очи­сти­тель­ною жерт­вой (lustrum). В нача­ле рес­пуб­ли­ки заве­до­ва­ние цен­зом пере­шло к кон­су­лам, как пре­ем­ни­кам царей. Но когда в 443 г. до Р. Х. пле­беи доби­лись уча­стия в вер­хов­ной государ­ст­вен­ной вла­сти в лице tri­bu­ni mi­li­tum con­su­la­ri po­tes­ta­te, то пат­ри­ции ста­ра­лись, через при­сво­е­ние цен­зу­ры сво­е­му сосло­вию, сохра­нить за собою еще одно пре­иму­ще­ство, по свиде­тель­ству Ливия (4, 8) и дру­гих, на том осно­ва­нии, «буд­то кон­су­лы вовсе не име­ли вре­ме­ни для отправ­ле­ния цен­за». Впро­чем, в 350 г. до Р. Х. и эта долж­ность сде­ла­лась доступ­ною для пле­бе­ев. Пер­во­на­чаль­ный 5-лет­ний срок служ­бы двух цен­зо­ров в 434 г., по пред­ло­же­нию Эми­лия Мамер­ка, был огра­ни­чен 18 меся­ца­ми. Этот корот­кий срок их служ­бы имел неиз­беж­ным послед­ст­ви­ем то, что пер­во­на­чаль­ная глав­ная обя­зан­ность их по обло­же­нию иму­ще­ства отсту­пи­ла на зад­ний план перед заня­ти­ем поли­ти­че­ски­ми дела­ми. Уже вто­рые цен­зо­ры устро­и­ли осо­бое поме­ще­ние для отправ­ле­ния сво­ей долж­но­сти и стре­ми­лись к рас­ши­ре­нию сво­их слу­жеб­ных прав, хотя уже при самом учреж­де­нии цен­зу­ры их сво­бод­но­му суж­де­нию пре­до­став­лен был весь­ма широ­кий про­стор (Liv. 4. 8. Varr. ling. lat. 5, 14, 81. cen­sor, ad cujus cen­sio­nem, id est ar­bit­rium, cen­se­re­tur po­pu­lus). с.269 Мало-пома­лу они достиг­ли, на осно­ва­нии посте­пен­но изда­ва­е­мых зако­нов, при­смот­ра за нра­ва­ми граж­дан вооб­ще (cen­su­ra mo­rum), потом кон­тро­ля над сена­том (lec­tio), а вско­ре и над сосло­ви­ем всад­ни­ков, над­зо­ра над обще­ст­вен­ны­ми зда­ни­я­ми, рав­но как и вооб­ще над государ­ст­вен­ной соб­ст­вен­но­стью, нако­нец, даже наблюде­ния за сораз­мер­но­стью пода­тей. Все эти при­сво­ен­ные им посте­пен­но обя­зан­но­сти и пра­ва и имен­но поли­ти­че­ская дея­тель­ность цен­зо­ров по lec­tio se­na­tus сде­ла­лись мало-пома­лу глав­ным делом их зва­ния, когда, с одной сто­ро­ны, вслед­ст­вие несмет­ной добы­чи Эми­лия Пав­ла в 167 г. до Р. Х., государ­ст­вен­ные нало­ги на рим­ских граж­дан были отме­не­ны, с дру­гой — воен­ная служ­ба сде­ла­лась, по мыс­ли Мария, обя­за­тель­ной для всех, даже неиму­щих граж­дан, и, таким обра­зом, пер­во­на­чаль­ная цель учреж­де­ния цен­за (пода­ти и воен­ная служ­ба) поте­ря­ла свое зна­че­ние. Поэто­му Сул­ла уни­что­жил долж­ность цен­зо­ров, а наблюде­ние за построй­ка­ми и кон­троль над финан­са­ми воз­ло­жил на кон­су­лов и пре­то­ров; сенат дол­жен был попол­нять себя сам. Одна­ко спу­стя несколь­ко лет после смер­ти Сул­лы, в 70 г. до Р. Х. цен­зу­ра была вос­ста­нов­ле­на, веро­ят­но, с целью вве­сти в сенат, состав­лен­ный под вли­я­ни­ем Сул­лы, демо­кра­ти­че­ский эле­мент. Цезарь опять уни­что­жил эту долж­ность. Вза­мен нее он в 46 г. до Р. Х. был избран prae­fec­tus mo­rum на три года, а потом в 44 г. на всю жизнь. Август, как prae­fec­tus mo­rum, соеди­нил в сво­ем лице всю власть цен­зо­ров, разде­ляя ее ино­гда с това­ри­щем по долж­но­сти (Ag­rip­pa), даже с более обшир­ным пол­но­мо­чи­ем, какое име­ла она во вре­ме­на Рес­пуб­ли­ки. Обо всем этом он сам гово­рит в сво­ем Mo­nu­men­tum An­cy­ra­num (см. объ­яс­не­ния Цумп­та и Момм­зе­на). В таком виде оста­ва­лось это дело и в после­дую­щее вре­мя, с неболь­ши­ми изъ­я­ти­я­ми при Клав­дии и Вес­па­си­ане.

Круг слу­жеб­ной дея­тель­но­сти цен­зо­ров во вре­мя Рес­пуб­ли­ки:

1) при оцен­ке иму­ще­ства (cen­sum age­re) каж­дый граж­да­нин дол­жен был вер­ность сво­их пока­за­ний под­твер­дить клят­вою (ex ani­mi sen­ten­tia). Была ли при этом употреб­ля­е­ма еще неиз­вест­ная нам фор­му­ла клят­вы, как пола­га­ет Цумпт на осно­ва­нии Gell. 4, 20. 22, 21, или при­веден­ных там слов было доста­точ­но, как утвер­жда­ет Бек­кер, это оста­ет­ся нере­шен­ным. Цен­зо­ры не были обя­за­ны про­ве­рять вер­ность пока­за­ний каж­до­го отдель­но­го граж­да­ни­на, хотя и име­ли на то пра­во, при­чем долж­ны были нала­гать на винов­ных денеж­ный штраф. Cic. de rep. 2, 35. Они при­ни­ма­ли (ac­ci­pe­re cen­sum) само­оцен­ку граж­дан (de­fer­re cen­sum) и при­ка­зы­ва­ли млад­шим чинов­ни­кам вно­сить ее в спис­ки (ta­bu­lae cen­so­riæ). Все дело обо­зна­ча­лось сло­вом cen­se­re, как со сто­ро­ны граж­дан, так и со сто­ро­ны цен­зо­ров; отно­си­тель­но пер­вых, впро­чем, встре­ча­ет­ся и cen­se­ri. По окон­ча­тель­ном при­веде­нии в извест­ность чис­ла граж­дан и их иму­ществ про­ис­хо­ди­ло деле­ние граж­дан, и цен­зо­ра­ми состав­ля­лись спис­ки всад­ни­ков и граж­дан по клас­сам сооб­раз­но с их иму­ще­ства­ми (см. Cen­tu­ria). Состав­ле­ние спис­ка сена­то­ров (lec­tio se­na­tus) сохра­ни­ли за собою цен­зо­ры толь­ко в силу lex Ovi­nia, зако­на, издан­но­го вско­ре после le­ges Li­ci­niæ.

Т. к. при этом они долж­ны были обра­щать вни­ма­ние не на одно толь­ко иму­ще­ство, а так­же делать и нрав­ст­вен­ную оцен­ку лиц, то к долж­но­сти цен­зо­ра при­со­еди­ня­лась

2) обя­зан­ность судьи нра­вов. Цен­зо­ры веда­ли и кара­ли неко­то­рые пре­ступ­ле­ния, пре­иму­ще­ст­вен­но те, кото­рые не под­ле­жа­ли реше­нию судьи, напри­мер, дур­ное вос­пи­та­ние детей, небреж­ное веде­ние хозяй­ства, бес­по­рядоч­ный образ жиз­ни, без­бра­чие, жесто­кое обра­ще­ние с раба­ми и кли­ен­та­ми, неува­же­ние к роди­те­лям и вооб­ще недо­стой­ное поведе­ние пра­ви­тель­ст­вен­ных лиц, клят­во­пре­ступ­ле­ние и т. д. Нака­за­ние назы­ва­лось не poe­na, а ig­no­mi­nia и no­ta, пото­му что оно состо­я­ло в лише­нии чести. Оно заклю­ча­лось, смот­ря по обще­ст­вен­но­му поло­же­нию винов­но­го, в исклю­че­нии из сена­та (se­na­tu mo­ve­re) или из сосло­вия всад­ни­ков (equ­um adi­me­re), или в пони­же­нии в три­бе (tri­bu mo­ve­re), т. е. кто-нибудь из tri­bus rus­ti­ca пере­во­дил­ся в менее почет­ную ur­ba­na или в исклю­че­ние из всех триб вооб­ще (tri­bu­bus om­ni­bus mo­ve­re); в таком слу­чае винов­ный ста­но­вил­ся aera­rius, с чем мог­ло сопря­гать­ся более тяж­кое обло­же­ние пода­тью (напр., Aemi­lius Ma­mer­cus, Liv. 4, 24). Сюда при­над­ле­жит так­же пра­во цен­зо­ров изда­вать запре­ще­ния про­тив рос­ко­ши в видах под­дер­жа­ния древ­не­рим­ских нра­вов (edic­ta cen­so­rum).

3) Финан­со­вая дея­тель­ность цен­зо­ров. Т. к. посред­ст­вом цен­за они весь­ма близ­ко зна­ко­ми­лись с пода­тя­ми, пла­ти­мы­ми граж­да­на­ми (см. Tri­bu­tum), и вооб­ще долж­ны были обла­дать прак­ти­че­ским зна­ни­ем финан­со­во­го дела, то на них лежа­ли еще дру­гие, отно­ся­щи­е­ся сюда, обя­зан­но­сти: a) отда­ча на откуп обще­ст­вен­ных земель, государ­ст­вен­ных дохо­дов и позе­мель­ных пода­тей, а сле­до­ва­тель­но, и руд­ни­ков, тамо­жен­ных пошлин, тор­гов­ли солью и т. д. (см. Vec­ti­gal); b) над­зор за соору­же­ни­ем и содер­жа­ни­ем обще­ст­вен­ных зда­ний и заведе­ний, как, напр., хра­мов, мостов, кло­ак, водо­про­во­дов, стен, улиц, памят­ни­ков и пр. Испол­не­ние этих ope­ra pub­li­ca цен­зо­ры пору­ча­ли тем, кото­рые тре­бо­ва­ли за них наи­мень­шую пла­ту (см. Lo­ca­tio 2); c) усло­вия в цене и наблюде­ние за все­ми опла­чи­ва­е­мы­ми каз­ною веща­ми и постав­ка­ми, напр., за воору­же­ни­ем войск, пере­воз­кой их и т. д. Все цен­зор­ские бума­ги и сче­ты назы­ва­лись ta­bu­lae cen­so­rum.

В коло­ни­ях и муни­ци­пи­ях заве­до­ва­ли цен­зом осо­бые цен­зо­ры, кото­рые посы­ла­ли свои спис­ки в Рим; даже в про­вин­ци­ях суще­ст­во­ва­ли для это­го дела осо­бые чинов­ни­ки.

В заклю­че­ние рим­ско­го с.270 цен­за совер­шал­ся вели­кий lustrum или все­об­щее при­ми­ре­ние наро­да, сопро­вож­дав­ше­е­ся тор­же­ст­вен­ны­ми жерт­во­при­но­ше­ни­я­ми.

См. также:
ЦЕНЗОР (Смит. Словарь греческих и римских древностей, 2-е изд.)
«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 268—270.
См. по теме: ЭРГАСТУЛ • DELATIO NOMINIS • БАНКРОТ, ДЕКОКТОР • ЗАБОТА •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. НАДПИСИ. Сирия.
Надгробная надпись Квинта Эмилия Секунда.
Мрамор. 2-я пол. I в. н. э.
Венеция, Национальный археологический музей.
2. НАДПИСИ. Сирия.
Надгробная надпись Квинта Эмилия Секунда.
CIL. III. 6687 = ILS. 2683.
14—50 гг. н. э. Копия.
Рим, Музей Римской культуры.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА