Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

ПОЛКОВОДЕЦ


Dux,


[1] 1) вся­кий пол­ко­во­дец на суше и на море. Во вре­мя рим­ской рес­пуб­ли­ки пер­вы­ми началь­ни­ка­ми сво­их войск были кон­су­лы или же tri­bu­ni mi­li­tum con­su­la­ri po­tes­ta­te, вся­кий раз когда они, в пери­од вре­ме­ни 445—366 гг. до Р. Х., засту­па­ли место кон­су­лов. В слу­чае боль­шой опас­но­сти кон­су­лу, кото­рый как раз в то вре­мя имел fas­ces (Liv. 8, 12), сенат пору­чал избра­ние дик­та­то­ра (см. Dic­ta­tor). Послед­ний дол­жен был быть назна­ча­ем (di­ce­re, Liv. 2, 18) из чис­ла быв­ших кон­су­лов, хотя, впро­чем, пра­ви­ло это часто не соблюда­лось. Помощ­ни­ком себе дик­та­тор назна­чал сам началь­ни­ка кон­ни­цы, ma­gis­ter equi­tum. Одна­ко воен­ная власть дик­та­то­ра была все­гда лишь вре­мен­ной и пре­хо­дя­щей. Если оба кон­су­ла нахо­ди­лись при вой­ске, то они через день чере­до­ва­лись в коман­до­ва­нии (Liv. 22, 41); если одних кон­су­лов не было доста­точ­но для коман­до­ва­ния вой­ска­ми, то кон­су­лам преды­ду­ще­го года про­дол­жа­ли im­pe­rium (pro­ro­ga­re) и посы­ла­ли в про­вин­ции даже пре­то­ров глав­но­ко­ман­дую­щи­ми. Перед ухо­дом из Рима глав­ные началь­ни­ки шли в Капи­то­лий, чтобы при­не­сти там жерт­вы и обе­ты, а отсюда уже в одеж­де пол­ко­во­д­ца (pa­lu­da­men­tum), шер­стя­ном, окайм­лен­ном пур­пу­ром пла­ще (Liv. 42, 49), и в сопро­вож­де­нии сво­ей co­hors prae­to­ria отправ­ля­лись в поход. [2] Этот гене­раль­ный штаб состо­ял из кве­сто­ра, лега­тов и воен­ных три­бу­нов вме­сте с пре­фек­та­ми союз­ни­ков. Веде­нию кве­сто­ра не под­ле­жа­ло, одна­ко (за исклю­че­ни­ем слу­ча­ев, когда это ему осо­бо пору­ча­лось), началь­ство над вой­ска­ми, но он дол­жен был забо­тить­ся о денеж­ных делах и о про­до­воль­ст­вии вой­ска. Лега­тов обык­но­вен­но назна­чал сенат по пред­ло­же­нию кон­су­ла (Cic. ad. Qu. fr. 1, 1); слу­чав­ше­е­ся ино­гда про­из­воль­ное избра­ние их самим пол­ко­вод­цем, соб­ст­вен­но, было неза­кон­но (Cic. Sest. 14), но в отдель­ных слу­ча­ях они полу­ча­ли на это фор­маль­ное раз­ре­ше­ние. Лега­ты изби­ра­лись из чис­ла быв­ших долж­ност­ных лиц; вся­кий кон­сул имел по край­ней мере 2 лега­тов, из коих каж­дый имел по 3 лик­то­ра. Liv. 29, 9. Cic. ad fam. 12, 30. Соб­ст­вен­но пред­во­ди­те­ля­ми леги­о­на были воен­ные три­бу­ны, коих при каж­дом леги­оне было 6 (об избра­нии их см. Di­lec­tus mi­li­tum, 1). Их коман­до­ва­ние было разде­ле­но таким обра­зом, что в тече­ние двух меся­цев двое из них еже­днев­но чере­до­ва­лись, так что каж­до­му при­хо­ди­лось испол­нять служ­бу по два раза в год в тече­ние двух меся­цев и при­ни­мать уча­стие летом в поле­вой служ­бе, а зимой в лагер­ной. Liv. 40, 41. Точ­но так же слу­жи­ли и пре­фек­ты союз­ни­ков; осталь­ные же были адъ­ютан­та­ми пол­ко­во­д­ца; об их обя­зан­но­стях по лагер­ной служ­бе ср. Dis­cip­li­na mi­li­ta­ris, 8. Внеш­ним зна­ком их долж­но­сти было золо­тое коль­цо, в лаге­ре они име­ли при себе кара­ул. [3] Меж­ду суб­ал­терн-офи­це­ра­ми (du­ces mi­no­res) цен­ту­ри­о­ны зани­ма­ли пер­вое место. Они были началь­ни­ка­ми цен­ту­рий, коих две состав­ля­ли одну мани­пу­лу. Они выби­ра­лись три­бу­на­ми и рас­пре­де­ля­лись таким обра­зом по леги­о­ну, что из постро­ен­ных has­ta­ti, prin­ci­pes и tria­rii в каж­дой мани­пу­ле пер­вый и послед­ний по поряд­ку был цен­ту­ри­о­ном; таким обра­зом в леги­оне ока­зы­ва­лось по 10 cen­tu­rio­nes prio­res и по 10 cen­tu­rio­nes pos­te­rio­res каж­до­го рода ору­жия, а всех цен­ту­ри­о­нов — 60. По одно­му cen­tu­rio prior и pos­te­rior коман­до­ва­ли вме­сте одной мани­пу­лой, пер­вый — цен­ту­ри­ей на пра­вом кры­ле, вто­рой — цен­ту­ри­ей на левом кры­ле, при­чем вто­рой был под­чи­нен пер­во­му и в слу­чае надоб­но­сти засту­пал на его место. Выс­ший ранг меж­ду cen­tu­rio­nes prio­res зани­мал избран­ный преж­де всех цен­ту­ри­он пер­вой мани­пу­лы три­а­ри­ев. Изби­ра­лись на эту долж­ность люди, отли­чав­ши­е­ся воен­ной опыт­но­стью и храб­ро­стью, так как стар­ший цен­ту­ри­он был вме­сте с тем чле­ном воен­но­го сове­та, в кото­ром заседа­ли выс­шие офи­це­ры (du­ces maio­res), лега­ты, кве­стор и воен­ные три­бу­ны и так как ему дове­рял­ся орел леги­о­на. В отли­чие от осталь­ных, он назы­вал­ся cen­tu­rio pri­mi pi­li (мани­пу­лы три­а­ри­ев назы­ва­лись pi­li), pri­mi­pi­lus или про­сто pri­mus cen­tu­rio. Liv. 7, 41. 25, 19. [4] Цен­ту­ри­о­ны отрядов has­ta­ti и prin­ci­pes назы­ва­лись: cen­tu­rio pri­mi has­ta­ti или pri­mus has­ta­tus, se­cun­dus и т. д., pri­mus prin­ceps и т. д. Внеш­ним зна­ком отли­чия цен­ту­ри­о­нов была со вре­ме­ни Сци­пи­о­на Эми­ли­а­на вино­град­ная пал­ка (vi­tis, оттуда vi­te do­na­ri) и в сра­же­нии, кро­ме того — сул­тан на шле­ме. Служ­ба их состо­я­ла в наблюде­нии за лагер­ны­ми работа­ми, в упраж­не­нии мани­пул в ору­жии и мар­ши­ров­ке и в осмот­ре кара­у­лов. Цен­ту­ри­о­нам были под­чи­не­ны как унтер-офи­це­ры op­tio­nes, тоже по 2 при каж­дой мани­пу­ле; место их было на кон­це цен­ту­рии, поэто­му у гре­че­ских писа­те­лей они назы­ва­ют­ся, как замы­каю­щие ряды, οὐρα­γοί; преж­де их назы­ва­ли так­же ac­cen­si. Пер­во­на­чаль­но они были назна­чае­мы три­бу­на­ми, поз­же избра­ние их было пре­до­став­ле­но самим цен­ту­ри­о­нам, — отсюда op­tio, от op­ta­re. Кро­ме того, цен­ту­ри­о­ны выби­ра­ли себе из сво­ей мани­пу­лы 2 силь­ных и дель­ных сол­дат в зна­мен­щи­ки sig­ni­fe­ri или ve­xil­la­rii (от ve­xil­lum, штан­дар­та мани­пу­лы). Вто­рой был заме­сти­те­лем пер­во­го, если этот был ранен или взят в плен. Нако­нец, над каж­ды­ми 10 сол­да­та­ми был постав­лен один de­cu­rio (de­cem), как их бли­жай­ший началь­ник.

При кон­ни­це леги­о­на (300 чело­век при вся­ком леги­оне) началь­ни­ком был prae­fec­tus equi­tum. Ему были под­чи­не­ны 30 de­cu­rio­nes, из коих каж­дый коман­до­вал десят­ком всад­ни­ков, а пер­вые 10, кро­ме того, еще каж­дый — тур­мою (отрядом в 30 чело­век).

[5] После того как деле­ние леги­о­на на три раз­лич­ных рода ору­жия исчез­ло и 30 мани­пул леги­о­на обра­зо­ва­ли 10 когорт, ста­рые назва­ния цен­ту­ри­о­нов все-таки сохра­ни­лись, напр. oc­ta­vus prin­ceps, pri­mus has­ta­tus. Caes. b. c. 1, 46. Боль­шое зна­че­ние, кото­рое со вре­ме­нем полу­чи­ла пер­вая когор­та, и пре­иму­ще­ство ее перед осталь­ны­ми когор­та­ми не мог­ло не уве­ли­чить досто­ин­ства и чина всех ее цен­ту­ри­о­нов. Поэто­му так часто упо­ми­нае­мые Цеза­рем cen­tu­rio­nes pri­mo­rum or­di­num (b. g. 1, 41. 5, 28. 37. b. c. 1, 74) или pri­mi or­di­nes (b. g. 5, 30. 6, 7) озна­ча­ли уже не то, что выше­на­зван­ный pri­mus pi­lus, pri­mus has­ta­tus prior, pri­mus prin­ceps prior, но всех цен­ту­ри­о­нов пер­вой когор­ты (ср. Tac. hist. 3, 22); они все были чле­на­ми воен­но­го сове­та. Caes. b. g. 5, 28. Вооб­ще, цен­ту­ри­о­ны гораздо более ста­ли выда­вать­ся сво­ей дель­но­стью и при­об­ре­ли боль­шее вли­я­ние с тех пор, как в послед­ние вре­ме­на рес­пуб­ли­ки обра­ща­ли вни­ма­ние при назна­че­нии три­бу­нов не столь­ко на воен­ную опыт­ность и на заслу­ги, сколь­ко на свя­зи и про­ис­хож­де­ние, так что знат­ные моло­дые люди, осо­бен­но из всад­ни­че­ско­го сосло­вия (Caes. b. g. 3, 7, 10), уже на вто­ром (Cic. Brut. 89, 304) и даже на пер­вом году служ­бы (Hor. sat. 1, 6, 48) были назна­чае­мы три­бу­на­ми. Поэто­му и слу­ча­лось, что Цезарь вме­сто обо­их три­бу­нов, кото­рые в дан­ное вре­мя долж­ны были быть пред­во­ди­те­ля­ми леги­о­нов, ста­вил во гла­ве отдель­ных леги­о­нов дель­ных людей из чис­ла лега­тов. Caes. b. g. 2, 20. 5, 24. 7, 45.

[6] Август сде­лал из это­го обы­чая закон и назна­чал коман­ди­ра­ми отдель­ных леги­о­нов лега­тов, le­ga­ti. (Tac. ann. 1, 44, 4. 73. 14, 32; один раз встре­ча­ет­ся и prae­fec­tus le­gio­nis, Tac. hist. 1, 82), кото­рые, в отли­чие от соимен­ных им le­ga­li con­su­la­res, т. е. от намест­ни­ков про­вин­ций, назы­ва­лись так­же le­ga­ti prae­to­rii (Tac. Agr. 7), так как они назна­ча­лись обык­но­вен­но из чис­ла быв­ших пре­то­ров. Под их началь­ст­вом коман­до­ва­ли три­бу­ны; впро­чем, в слу­чае край­но­сти и этим ино­гда пере­да­ва­лось само­сто­я­тель­ное коман­до­ва­ние леги­о­ном. Tac. hist. 3, 9. Три­бу­нов тоже назна­чал импе­ра­тор (Suet. Tib. 41), но в общем они не име­ли осо­бой воен­ной опыт­но­сти, так как этой долж­но­стью начи­на­ли свою карье­ру сыно­вья сена­то­ров (Suet. Oct. 38) и рим­ских всад­ни­ков; а так как пер­вые после при­ня­тия муж­ской тоги име­ли пра­во носить на туни­ке la­tus cla­vus, то раз­ли­ча­лись tri­bu­ni la­tic­la­vii и an­gus­tic­la­vii. Suet. Oth. 10. [7] Со вре­ме­ни Клав­дия наплыв моло­дых людей на долж­ность три­бу­на был так велик, что уже не хва­та­ло дей­ст­ви­тель­но суще­ст­во­вав­ших мест в вой­ске, поче­му он назна­чал сверх­штат­ных три­бу­нов, sup­ra nu­me­rum, ima­gi­na­riae mi­li­tiae ge­nus (Suet. Claud. 25). Тем боль­шею опыт­но­стью долж­ны были теперь обла­дать цен­ту­ри­о­ны и тем боль­шее иметь зна­че­ние, осо­бен­но cen­tu­rio­nes pri­mo­rum or­di­num. К ним были при­со­еди­не­ны Авгу­стом так назы­вае­мые Augus­ta­les, Вес­па­си­а­ном так назы­вае­мые Fla­via­les, в каче­стве экс­тра­ор­ди­нар­ных (extraor­di­na­rii) цен­ту­ри­о­нов. К выс­шим офи­це­рам при­со­еди­ни­лись еще во вре­мя импе­ра­то­ров prae­fec­tus castro­rum, веде­нию кото­ро­го под­ле­жа­ло все, касав­ше­е­ся лаге­ря (Tac. ann. 1, 32. 14, 37), и prae­fec­tus fabrûm, началь­ник ремес­лен­ни­ков, под началь­ст­вом кото­ро­го нахо­ди­лись так­же мета­тель­ные маши­ны (Tac. ann. 2, 20. 15, 9), оба в чине три­бу­нов;


2) со вре­ме­ни Дио­кле­ци­а­на глав­ный воен­ный началь­ник в про­вин­ци­ях;


3) суще­ст­во­ва­ли так­же du­ces по титу­лу в кон­си­сто­рии импе­ра­то­ра и заслу­жен­ные воен­ные люди, полу­чав­шие этот почет­ный титул при отстав­ке.

«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 445—447.
См. по теме: ДЕКУРИЯ • НАБОР ВОЙСКА • ДУЦЕНАРИЙ • ДИМИССИЯ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. НАДПИСИ. Рим.
Хвалебная надпись в честь диктатора Квинта Фабия Максима.
Эпоха Августа. Копия.
CIL XI 1828 = CIL I, p. 193 = ILLRP 80 = ILS 56.
Рим, Музей Римской культуры.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА