Мифы народов мира

АРГОНА́ВТЫ (Ἀργο­ναύται, букв. «плы­ву­щие на “Арго”»), в гре­че­ской мифо­ло­гии участ­ни­ки пла­ва­ния на кораб­ле «Арго» за золотым руном в стра­ну Эю (или Кол­хиду). Наи­бо­лее подроб­но о путе­ше­ст­вии арго­нав­тов рас­ска­зы­ва­ет­ся в поэ­ме Апол­ло­ния Родос­ско­го «Арго­нав­ти­ка». Пелий, брат Эсо­на, царя Иол­ка в Фес­са­лии, полу­чил два пред­ска­за­ния ора­ку­ла: соглас­но одно­му, ему суж­де­но погиб­нуть от руки чле­на его рода Эолидов, соглас­но дру­го­му, он дол­жен осте­ре­гать­ся чело­ве­ка, обу­то­го на одну ногу. Пелий сверг с пре­сто­ла бра­та Эсо­на, кото­рый, желая спа­сти сво­его сына Ясо­на от Пелия, объ­явил его умер­шим и укрыл у кен­тав­ра Хиро­на. Достиг­нув два­дца­ти­лет­не­го воз­рас­та, Ясон отпра­вил­ся в Иолк. Пере­хо­дя через реку Анавр, он поте­рял сан­да­лию. Явив­шись к Пелию, Ясон потре­бо­вал, чтобы тот пере­дал ему при­над­ле­жа­щее по пра­ву цар­ство. Испу­ган­ный Пелий при­твор­но пообе­щал выпол­нить тре­бо­ва­ние Ясо­на при усло­вии, что тот, отпра­вив­шись в насе­лён­ную кол­ха­ми стра­ну Эю к сыну Гелиоса царю Ээту, уми­ло­сти­вит душу бежав­ше­го туда на золо­том баране Фрик­са и доста­вит оттуда шку­ру это­го бара­на — золо­тое руно (Pind. Pyth. IV 70 след.). Ясон согла­сил­ся, и для путе­ше­ст­вия был постро­ен с помо­щью Афи­ны корабль «Арго». Он с.99 собрал для уча­стия в похо­де слав­ней­ших геро­ев со всей Элла­ды (источ­ни­ки назы­ва­ют раз­ное чис­ло его участ­ни­ков — до шести­де­ся­ти семи чело­век). Арго­нав­ты про­си­ли при­няв­ше­го уча­стие в похо­де Герак­ла взять на себя началь­ст­во­ва­ние, но он отка­зал­ся в поль­зу Ясо­на. Отплыв из Пага­сей­ско­го зали­ва, арго­нав­ты при­бы­ва­ют на ост­ров Лем­нос, житель­ни­цы кото­ро­го за год до при­бы­тия арго­нав­тов пере­би­ли у себя всех муж­чин. Арго­нав­ты гостят на ост­ро­ве, и цари­ца Гип­си­пи­ла, став воз­люб­лен­ной Ясо­на, пред­ла­га­ет ему остать­ся вме­сте со спут­ни­ка­ми на Лем­но­се, женить­ся на ней и стать царём. Толь­ко уго­во­ры Герак­ла, остав­ше­го­ся на кораб­ле, заста­ви­ли арго­нав­тов дви­нуть­ся даль­ше в путь. По сове­ту участ­ву­ю­ще­го в похо­де Орфея они при­ни­ма­ют посвя­ще­ние в мисте­рии каби­ров на ост­ро­ве Само­фра­кия.

Про­плыв через Гел­лес­понт в Про­пон­ти­ду, арго­нав­ты были радуш­но при­ня­ты жите­ля­ми горо­да Кизи­ка во Фри­гии доли­о­на­ми, устро­ив­ши­ми пир для арго­нав­тов. В это вре­мя на корабль напа­ли шести­ру­кие чудо­ви­ща, так что Герак­лу и воз­вра­тив­шим­ся с пира осталь­ным арго­нав­там при­шлось выдер­жать с ними схват­ку. Когда арго­нав­ты поплы­ли даль­ше, про­тив­ный ветер сно­ва при­гнал их ночью к Кизи­ку. Доли­о­ны при­ня­ли Ясо­на и его спут­ни­ков за вра­гов — пеласгов, и в раз­го­рев­шем­ся сра­же­нии Ясон убил царя доли­о­нов. Когда утром ста­ло ясно, что про­изо­шло несча­стье, арго­нав­ты при­ня­ли уча­стие в тор­же­ст­вен­ном погре­бе­нии. Отпра­вив­шись даль­ше, арго­нав­ты ста­ли сорев­но­вать­ся в греб­ле, и у Герак­ла, ока­зав­ше­го­ся самым неуто­ми­мым, сло­ма­лось вес­ло. На месте сле­дую­щей сто­ян­ки в Мисии у ост­ро­ва Кеос он отпра­вил­ся в лес, чтобы сде­лать себе новое вес­ло, а его люби­мец юно­ша Гилас пошёл зачерп­нуть для него воды. Ним­фы источ­ни­ка, пле­нён­ные кра­сотой Гила­са, увлек­ли его в глу­би­ну, и Геракл тщет­но искал его. Тем вре­ме­нем арго­нав­ты отча­ли­ли, вос­поль­зо­вав­шись попут­ным вет­ром. Толь­ко на рас­све­те они заме­ти­ли отсут­ст­вие Герак­ла. Начал­ся спор, что делать; появив­ший­ся из глу­би­ны мор­ской бог Главк открыл арго­нав­там, что Герак­лу по воле Зев­са не суж­де­но участ­во­вать в похо­де. В Вифи­нии царь беб­ри­ков Амик, имев­ший обык­но­ве­ние всту­пать с при­бы­вав­ши­ми в его стра­ну чуже­зем­ца­ми в кулач­ный бой, вызвал на бой одно­го из арго­нав­тов. Вызов при­нял Полидевк, пора­зив­ший Ами­ка насмерть. Вой­дя в Бос­пор, арго­нав­ты при­плы­ли к жили­щу сле­по­го стар­ца, про­ри­ца­те­ля Финея, кото­ро­го мучи­ли страш­ные зло­вон­ные пти­цы гар­пии, похи­щав­шие у него пищу. Боре­ады Зет и Кала­ид, кры­ла­тые сыно­вья Борея, навсе­гда ото­гна­ли гар­пий, а бла­го­дар­ный Финей рас­ска­зал о пути, кото­рый пред­сто­я­ло про­де­лать арго­нав­там, и дал им сове­ты, как избе­жать опас­но­стей. При­плыв к пре­граж­дав­шим выход в Понт Евк­син­ский сбли­жаю­щим­ся и рас­хо­дя­щим­ся пла­ву­чим ска­лам Сим­пле­га­дам, арго­нав­ты, научен­ные Фине­ем, выпу­сти­ли спер­ва голуб­ку. Голуб­ка успе­ла про­ле­теть меж­ду сбли­жав­ши­ми­ся ска­ла­ми, повредив толь­ко перья хво­ста. Это было бла­го­при­ят­ным пред­зна­ме­но­ва­ни­ем, и корм­чий Тифий напра­вил «Арго» меж­ду ска­ла­ми. Бла­го­да­ря помо­щи Афи­ны кораб­лю уда­лось пре­одо­леть тече­ние, и сбли­зив­ши­е­ся Сим­плега­ды лишь слег­ка повреди­ли кор­му «Арго», застыв после это­го навсе­гда так, что меж­ду ними остал­ся узкий про­ход. Арго­нав­ты напра­ви­лись на восток вдоль южно­го бере­га Пон­та Евк­син­ско­го (вари­ант: напра­ви­лись сна­ча­ла на север, в зем­лю тав­ров, где цар­ст­во­вал Перс, брат Ээта, Diod. IV 44—46). Про­гнав кри­ком стаи чудо­вищ­ных птиц, подоб­ных гар­пи­ям, арго­нав­ты при­ча­ли­ва­ют к ост­ро­ву Аре­тия и встре­ча­ют­ся там с отпра­вив­ши­ми­ся из Кол­хиды на роди­ну в Элла­ду и потер­пев­ши­ми кораб­ле­кру­ше­ние сыно­вья­ми Фрик­са — Аргом и дру­ги­ми. Те при­со­еди­ня­ют­ся к арго­нав­там и помо­га­ют им сове­та­ми (по более древним вари­ан­там мифа, сыно­вья Фрик­са воз­вра­ти­лись в Элла­ду ещё до похо­да арго­нав­тов). При­бли­зив­шись к Кав­ка­зу, арго­нав­ты увиде­ли орла, летев­ше­го к Про­ме­тею, и услы­ша­ли его сто­ны. «Арго» вошёл в устье реки Фаси­са (Рио­ни). Бла­го­склон­ные к Ясо­ну Афи­на и Гера про­сят Афро­ди­ту, чтобы Эрот зажёг любовь к Ясо­ну в серд­це доче­ри Ээта — вол­шеб­ни­цы Медеи. Когда Ясон с шестью спут­ни­ка­ми явил­ся во дво­рец Ээта, Медея сра­зу полю­би­ла его. Узнав, что арго­нав­ты при­бы­ли за золотым руном, Ээт при­шёл в ярость. Желая погу­бить Ясо­на, он пред­ло­жил ему вспа­хать поле на мед­но­но­гих огнеды­ша­щих быках Аре­са и засе­ять его зуба­ми фиван­ско­го дра­ко­на, из кото­рых вырас­та­ют вои­ны (вари­ант: сна­ча­ла Ээт потре­бо­вал, чтобы арго­нав­ты помог­ли ему в войне про­тив бра­та Пер­са, Val. Flac. VI 1 след.). Одна­ко дру­гая дочь Ээта — вдо­ва Фрик­са Хал­ки­о­па, стра­шив­ша­я­ся за участь сво­их детей, при­быв­ших с арго­нав­та­ми, сго­во­ри­лась с влюб­лён­ной в Ясо­на Меде­ей, чтобы та пере­да­ла Ясо­ну вол­шеб­ное зелье, кото­рое сде­ла­ло его на один день неуяз­ви­мым. В при­сут­ст­вии Ээта и кол­хов Ясон запряг быков и, идя за плу­гом, бро­сал в борозду зубы дра­ко­на. Ещё до наступ­ле­ния вече­ра из зубов ста­ли рас­ти могу­чие вои­ны. Ясон бро­сил в них огром­ный камень, а сам спря­тал­ся. Вои­ны нача­ли сра­жать­ся друг с дру­гом и Ясон пере­бил их. Медея, дви­жи­мая любо­вью к Ясо­ну и стра­хом перед отцом, захва­тив кол­дов­ские зелья, бежа­ла на «Арго», взяв с Ясо­на обе­ща­ние женить­ся на ней. На рас­све­те Ясон с Меде­ей отпра­ви­лись в рощу Аре­са, где страш­ный змей сте­рёг золо­тое руно. Медея усы­пи­ла змея слад­ким пес­но­пе­ни­ем и вол­шеб­ным сна­до­бьем и Ясон смог снять с дуба испус­кав­шее сия­ние золо­тое руно (вари­ант: Ясон уби­ва­ет змея, Pind. Pyth. IV 249). Арго­нав­ты поспеш­но вышли в море, но Ээт напра­вил кораб­ли в пого­ню за Меде­ей. Арго­нав­ты воз­вра­ща­ют­ся новым путём: не через Про­пон­ти­ду, а по Ист­ру (Дунаю). Кол­хи под началь­ст­вом сына Ээта Апсир­та опе­ре­ди­ли их и пре­гра­ди­ли им путь от Ист­ра в Адри­а­ти­че­ское море. Арго­нав­ты были склон­ны к при­ми­ре­нию и соглас­ны оста­вить Медею в хра­ме Арте­ми­ды, чтобы толь­ко полу­чить воз­мож­ность дви­нуть­ся даль­ше с золотым руном. Медея, осы­пав Ясо­на упрё­ка­ми, пред­ло­жи­ла зама­нить бра­та Апсир­та в ловуш­ку. План удал­ся: Ясон убил Апсир­та, и арго­нав­ты неожидан­но напа­ли на сопро­вож­дав­ших его кол­хов. Зевс раз­гне­вал­ся на арго­нав­тов за пре­да­тель­ское убий­ство, и встав­лен­ный с.100 в киль «Арго» гово­ря­щий кусок дре­ве­си­ны, сде­лан­ный из додон­ско­го дуба, объ­явил арго­нав­там, что они не вер­нут­ся домой, пока их не очи­стит от сквер­ны дочь Гелиоса вол­шеб­ни­ца Кир­ка. Соглас­но более древ­ней вер­сии (Apol­lod. I 9, 24), Апсирт бежал из Кол­хиды вме­сте с Меде­ей и их пре­сле­до­вал сам Ээт. Когда Медея увиде­ла, что их насти­га­ют, она уби­ла бра­та, раз­ру­бив его тело на кус­ки и ста­ла бро­сать их в море. Ээт, соби­рая части тела сына, отстал и повер­нул назад, чтобы похо­ро­нить его.

Под­няв­шись по реке Эридан, арго­нав­ты вышли через Родан (Рону) в зем­ли кель­тов. В Сре­ди­зем­ном море они достиг­ли ост­ро­ва Ээя, где жила Кир­ка. Она очи­сти­ла арго­нав­тов от совер­шён­но­го ими пре­ступ­ле­ния — убий­ства Апсир­та. От сирен арго­нав­тов спас Орфей, заглу­шив их пение сво­ей пес­ней. Фети­да и её сёст­ры нере­иды по прось­бе Геры помог­ли арго­нав­там про­плыть мимо Скил­лы и Харибды и блуж­даю­щих скал Планкт. Алки­ной и Аре­та, цар­ст­во­вав­шие над феа­ка­ми, при­ня­ли арго­нав­тов радуш­но. В это вре­мя их настиг­ла вто­рая поло­ви­на флота кол­хов, послан­но­го за ними вдо­гон­ку Ээтом. По сове­ту Аре­ты Ясон и Медея немед­лен­но всту­пи­ли в брак, так что Алки­ной полу­чил осно­ва­ние не отправ­лять Медею к отцу. Когда арго­нав­ты были уже вбли­зи Пело­пон­не­са, буря отнес­ла корабль к отме­лям Ливии. Пови­ну­ясь вещим сло­вам явив­ших­ся к арго­нав­там ливий­ских геро­инь, они нес­ли две­на­дцать дней корабль на руках до Три­то­ний­ско­го озе­ра. Здесь Гес­пе­риды помог­ли им добыть питье­вой воды. В пустыне погиб от уку­са змеи про­ри­ца­тель Мопс, и арго­нав­ты дол­го не мог­ли най­ти выход из Три­то­ний­ско­го озе­ра, пока не посвя­ти­ли мест­но­му боже­ству Три­то­ну тре­нож­ник. Три­тон помог арго­нав­там выплыть в море и пода­рил им ком зем­ли. Когда арго­нав­ты под­плы­ли к бере­гам Кри­та, мед­ный вели­кан Талос стал швы­рять в них кус­ка­ми ска­лы, не давая при­стать к бере­гу. Зача­ро­ван­ный Меде­ей, он повредил пят­ку — уяз­ви­мое место; после это­го из него вытек­ла вся кровь и он упал без­ды­хан­ный. Один из арго­нав­тов, Эвфем, бро­сил в море ком зем­ли, пода­рен­ный Три­то­ном, и из него воз­ник ост­ров Фера (вари­ант: слу­чай­но выро­нил, Pind. Pyth. IV 38—39). После это­го арго­нав­ты вер­ну­лись в Иолк. По наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ной вер­сии мифа (Apol­lod. I 9, 27—28), Ясон отдал золо­тое руно Пелию, кото­рый за вре­мя его отсут­ст­вия, уве­рен­ный, что Ясон не вер­нёт­ся, убил его отца и бра­та. Посвя­тив «Арго» Посей­до­ну, Ясон с помо­щью Медеи ото­мстил Пелию (доче­ри Пелия по нау­ще­нию Медеи, желая вер­нуть отцу моло­дость, раз­ру­би­ли его тело на кус­ки). Воца­рив­ший­ся в Иол­ке сын Пелия Акаст изгнал Ясо­на и Медею из горо­да. Так завер­ши­лась исто­рия арго­нав­тов.

Миф об арго­нав­тах рас­смат­ри­вал­ся рядом иссле­до­ва­те­лей как транс­фор­ма­ция сюже­та о путе­ше­ст­вии в под­зем­ное цар­ство; дела­лись так­же попыт­ки воз­ве­сти сюжет об арго­нав­тах к сказ­ке (отдель­ные моти­вы это­го мифа обыч­ны для вол­шеб­ной сказ­ки — невы­пол­ни­мое зада­ние, кото­рое герой оси­ли­ва­ет с помо­щью доче­ри его глав­но­го про­тив­ни­ка; враж­деб­ные суще­ства, кото­рых герой побеж­да­ет, поссо­рив их меж­ду собой, и др.). Одна­ко, веро­ят­нее все­го, рас­сказ об арго­нав­тах сло­жил­ся в 8 в. до н. э. в виде не дошед­шей до нас эпи­че­ской поэ­мы с харак­тер­ной для эпо­са систе­ма­ти­за­ци­ей, гипер­бо­ли­за­ци­ей и про­ек­ци­ей в мифи­че­ское про­шлое рас­ска­зов о пер­вых пла­ва­ни­ях гре­ков в Чёр­ное море и в запад­ную часть Сре­ди­зем­но­го моря (отсюда запу­тан­ный марш­рут арго­нав­тов).


Лит.: Гор­дези­а­ни Г. В., Αῖα в древ­ней­ших гре­че­ских источ­ни­ках, «Антич­ность и совре­мен­ность», М., 1972; Meu­li K., Odys­see und Ar­go­nau­ti­ka, B., 1921; Ra­der­ma­cher L., Mythos und Sa­ge bei den Grie­chen, 2 Aufl., Brünn [s. a.], [1943], S. 166—237; Vian F., Lé­gen­des et sta­tions ar­go­nau­ti­ques du Bos­pho­re, в кн.: Lit­té­ra­tu­re gré­co-ro­mai­ne et géog­ra­phie his­to­ri­que, P., 1974, p. 91—104.

А. И. Зай­цев

См. также:
АРГОНАВТЫ (Словарь античности)
АРГОНАВТЫ (Любкер. Реальный словарь классических древностей)
«Мифы наро­дов мира». Энцик­ло­пе­дия. (В 2-х томах). 2-е изд. Гл. ред. С. А. Тока­рев. — М.: «Совет­ская энцик­ло­пе­дия», 1987. Т. I, с. 98—101.
См. по теме: ЭТЕОКЛ, ЕТЕОКЛ • ДЕЛЬФИНИЙ • ЭЛИСА • ЭПИМЕТЕЙ, ЕПИМЕТЕЙ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. КЕРАМИКА. Южная Италия.
Ясон приносит золотое руно царю Иолка Пелию.
Кратер краснофигурный. Апулия.
Глина. 350—340 гг. до н. э.
Париж, Лувр.
2. КЕРАМИКА. Южная Италия.
Ясон приносит золотое руно царю Иолка Пелию. Деталь.
Кратер краснофигурный. Апулия.
Глина. 350—340 гг. до н. э.
Париж, Лувр.
3. ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО. Этрурия.
Циста Фикорони.
Бронза.
Ок. 340—330 гг. до н. э.
Мастер Новий Плавтий.
Рим, Национальный этрусский музей виллы Джулия.
4. ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО. Этрурия.
Циста Фикорони.
Бронза.
Ок. 340—330 гг. до н. э.
Мастер Новий Плавтий.
Рим, Национальный этрусский музей виллы Джулия.
5. ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО. Этрурия.
Циста Фикорони.
Бронза.
Ок. 340—330 гг. до н. э.
Мастер Новий Плавтий.
Рим, Национальный этрусский музей виллы Джулия.
6. ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО. Этрурия.
Циста Фикорони.
Бронза.
Ок. 340—330 гг. до н. э.
Мастер Новий Плавтий.
Рим, Национальный этрусский музей виллы Джулия.
7. ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО. Этрурия.
Циста Фикорони.
Бронза.
Ок. 340—330 гг. до н. э.
Мастер Новий Плавтий.
Рим, Национальный этрусский музей виллы Джулия.
8. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Сцена из мифа об Аргонавтах. Левая боковая панель саркофага со сценами мифа о Медее.
Греческий мрамор. 150—170 гг. н. э.
Рим, Римский национальный музей, Термы Диоклетиана.
9. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Сцена из мифа об Аргонавтах. Правая боковая панель саркофага со сценами мифа о Медее.
Греческий мрамор. 150—170 гг. н. э.
Рим, Римский национальный музей, Термы Диоклетиана.
10. ЖИВОПИСЬ, ГРАФИКА. Рим.
Ясон и Пелий.
Фреска из Помпей (Дом Роковой Любви, IX, 5, 18).
I в. н. э.
Неаполь, Национальный археологический музей, Зал LXX.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА