Мифы народов мира

СЕМЕРО ПРОТИВ ФИВ, в гре­че­ской мифо­ло­гии поход про­тив Фив; одно из важ­ней­ших собы­тий, пред­ше­ст­во­вав­ших Тро­ян­ской войне. Враж­да меж­ду сыно­вья­ми Эди­па — пра­вив­шим в Фивах Этео­к­лом и пре­тен­до­вав­шим на этот пре­стол Поли­ни­ком яви­лась основ­ной при­чи­ной похо­да семе­рых про­тив Фив. Изгнан­ный Этео­к­лом из Фив Поли­ник полу­чил убе­жи­ще у аргос­ско­го царя Адрас­та, женил­ся на его доче­ри Аргии и убедил сво­его тестя воз­гла­вить объ­еди­нён­ное вой­ско, состо­яв­шее из семи отрядов под коман­до­ва­ни­ем семи пол­ко­вод­цев (по чис­лу ворот в Фивах) (Eur. Suppl. 131—154; Phoen. 408—434; Apol­lod. III 6, 1). Име­на вождей в раз­лич­ных источ­ни­ках несколь­ко варьи­ру­ют­ся, преж­де все­го в зави­си­мо­сти от того, высту­па­ет ли сам Адраст как вер­хов­ный глав­но­ко­ман­дую­щий или в чис­ле семи. У всех авто­ров участ­ни­ка­ми похо­да назы­ва­ют­ся Поли­ник, Тидей (вто­рой зять Адрас­та), Амфи­а­рай, Капа­ней и Пар­фе­но­пей; обыч­но вме­сте с ними упо­ми­на­ет­ся так­же Гип­по­медонт и Этеокл-арго­сец (Ae­schyl. Sept. 375—596; Eur. Suppl. 860—908; Apol­lod. III 6, 3). В клас­си­че­скую и более позд­нюю эпо­хи эти вожди пред­став­ля­ют­ся так или ина­че свя­зан­ны­ми с Адрас­том уза­ми род­ства. Пер­во­на­чаль­но же они про­ис­хо­ди­ли из раз­ных обла­стей Гре­ции, где счи­та­лись мест­ны­ми геро­я­ми или боже­ства­ми.

Нача­ло похо­да про­ис­хо­дит при небла­го­при­ят­ных обсто­я­тель­ствах: Амфи­а­рай, обла­даю­щий про­ро­че­ским даром, зара­нее зна­ет, что никто из вождей, кро­ме Адрас­та, не вер­нёт­ся живым, и без­успеш­но пыта­ет­ся отго­во­рить его участ­ни­ков от выступ­ле­ния. Не пред­ве­ща­ет ниче­го хоро­ше­го и полёт птиц; Зевс не шлёт гаран­ти­ру­ю­щей победу мол­нии, а, напро­тив, даёт пре­до­сте­ре­гаю­щие зна­ме­ния. Когда вой­ско про­хо­дит через Немею, нянь­ка мест­но­го царе­ви­ча Офель­та (по вер­сии Еври­пида, этой нянь­кой была попав­шая в раб­ство лем­нос­ская царев­на Гип­си­пи­ла) гото­ва пока­зать вои­нам источ­ник питье­вой воды. Ребён­ка, остав­лен­но­го без при­смот­ра, в это вре­мя смер­тель­но ужа­ли­ла змея. Вожди уби­ли змею и учреди­ли в память о погиб­шем цар­ском сыне Немей­ские игры. Слу­чив­ше­е­ся Амфи­а­рай счи­та­ет новым дур­ным пред­зна­ме­но­ва­ни­ем (Bac­chyl. IX 10—20; Apol­lod. III 6, 2 и 4). Затем под сте­на­ми Фив Амфи­а­рай, ссы­ла­ясь на пло­хие зна­ме­ния, ста­ра­ет­ся удер­жать участ­ни­ков от пере­хо­да через реку Исмен, являв­шу­ю­ся послед­ней пре­гра­дой перед штур­мом (Ae­schyl. Sept. 378 след.).

Соглас­но опи­са­нию Эсхи­ла («Семе­ро про­тив Фив»), семе­ро вождей покля­лись разо­рить до осно­ва­ния город Кад­ма, совер­ши­ли жерт­во­при­но­ше­ния богам Аре­су и Фебу, а затем, собрав­шись у колес­ни­цы Адрас­та и увен­чав её (на слу­чай гибе­ли) памят­ны­ми зна­ка­ми для роди­те­лей, бро­си­ли жре­бий, кому из них к каким воротам вести вой­ско (Ae­schyl. Sept. 42—58). «Или­а­да» рас­ска­зы­ва­ет о доб­ле­сти Тидея, кото­рый отра­зил во вре­мя сво­его посоль­ства в Фивы напав­ших на него из заса­ды вра­гов и всех их, кро­ме одно­го, уни­что­жил (IV 382—399). Харак­те­ри­сти­ка Эсхи­ла суще­ст­вен­но отли­ча­ет­ся от обри­сов­ки геро­ев в эпо­се; в «Семе­рых про­тив Фив» общей для всех аргос­ских вождей, кро­ме Амфи­а­рая, чер­той явля­ет­ся их над­мен­ность, кич­ли­вость, готов­ность взять Фивы даже вопре­ки воле богов и само­го Зев­са. Еври­пид в «Фини­ки­ян­ках» опи­сы­ва­ет вступ­ле­ние в бой и гибель Пар­фе­но­пея и Капа­нея, но глав­ное вни­ма­ние уде­ля­ет еди­но­бор­ству бра­тьев Этео­к­ла и Поли­ни­ка (1377—1424). После без­успеш­ных вза­им­ных атак Этеокл при­ме­ня­ет фес­са­лий­ский при­ём, т. е. при­пав на левую ногу, из-под щита смер­тель­но ранит сни­зу в живот Поли­ни­на. Счи­тая вра­га сра­жён­ным насмерть, он начи­на­ет сни­мать с него доспе­хи, но в этот момент Поли­ник, собрав послед­ние силы, прон­за­ет мечом грудь бра­та. Бла­го­да­ря тому, что фиван­ский царе­вич Мене­кей при­но­сит себя в жерт­ву род­но­му горо­ду (узнав из про­ро­че­ства, что таким обра­зом он спа­сёт Фивы от разо­ре­ния — Eur. Phoen. 904—1018), все вожди, при­шед­шие под Фивы со сво­и­ми вой­ска­ми, поги­ба­ют, кро­ме Адрас­та, кото­ро­го выно­сит с поля боя его боже­ст­вен­ный конь Арей­он. Упо­ён­ные победой, фиван­цы отка­зы­ва­ют­ся выдать мате­рям и жёнам погиб­ших тела их близ­ких, и несчаст­ные жен­щи­ны обра­ща­ют­ся за помо­щью к Тесею. По одной вер­сии, ему уда­ёт­ся ула­дить спор мир­ным путём, по дру­гой — ему при­хо­дит­ся всту­пить с фиван­ца­ми в сра­же­ние, чтобы отбить у них тела уби­тых вождей и похо­ро­нить их с подо­баю­щи­ми поче­стя­ми (этот вари­ант мифа полу­чил раз­ра­бот­ку в «Про­си­тель­ни­цах» Еври­пида). Осо­бо скла­ды­ва­ет­ся посмерт­ная судь­ба Поли­ни­ка: по при­ка­зу ли взяв­ше­го власть в свои руки Кре­он­та (так у Софок­ла в «Анти­гоне»), по заве­ща­нию ли само­го Этео­к­ла (так у Еври­пида в «Фини­ки­ян­ках») новый царь велит бро­сить его тело без погре­бе­ния хищ­ным зве­рям и пти­цам, и толь­ко вме­ша­тель­ство Анти­го­ны застав­ля­ет Кре­он­та изме­нить реше­ние.

Новый этап борь­бы за Фивы разыг­ры­ва­ет­ся в сле­дую­щем поко­ле­нии, когда детям пав­ших вождей (эпи­го­нам) уда­ёт­ся взять и разо­рить город. Это собы­тие, соглас­но пре­да­нию, про­изо­шло неза­дол­го до нача­ла Тро­ян­ской вой­ны, и уже в нём про­яви­ли себя неко­то­рые буду­щие участ­ни­ки Тро­ян­ской вой­ны (Hom. Il. IV 403—410).

В осно­ве ска­за­ния о семе­рых про­тив Фив и после­дую­щем взя­тии Фив лежит вос­по­ми­на­ние о воен­ных столк­но­ве­ни­ях меж­ду отдель­ны­ми цар­ства­ми микен­ско­го вре­ме­ни неза­дол­го до их упад­ка. Архео­ло­ги­че­ские рас­коп­ки раз­ру­шен­ной фиван­ской кре­по­сти Кад­меи под­твер­жда­ют спра­вед­ли­вость дан­ных, содер­жа­щих­ся в гоме­ров­ском «ката­ло­ге кораб­лей»: сре­ди 28 пере­чис­ля­е­мых горо­дов Бео­тии не назва­ны разо­рён­ные к тому вре­ме­ни Фивы, а все упо­мя­ну­тые ока­зы­ва­ют­ся спо­соб­ны­ми сна­рядить в общей слож­но­сти все­го 50 кораб­лей (Hom. Il. II 494—510). Глав­ным источ­ни­ком для афин­ских дра­ма­тур­гов 5 в. до н. э. и более позд­них авто­ров послу­жи­ла не дошед­шая до нас эпи­че­ская поэ­ма «Фива­ида» (7 в. до н. э.) и мест­ные (в т. ч. атти­че­ская) вер­сии мифа. Отсут­ст­вие памят­ни­ков кре­пост­но­го стро­и­тель­ства микен­ско­го вре­ме­ни в Фивах спо­соб­ст­во­ва­ло тому, что семь фиван­ских ворот, о кото­рых гово­рит пре­да­ние, пред­став­ля­ли себе рас­по­ло­жен­ны­ми по всей окруж­но­сти город­ской сте­ны и соот­вет­ст­вен­но дели­ли оба вой­ска на семь отрядов. Меж­ду тем, как пока­за­ли рас­коп­ки ряда микен­ских кре­по­стей, они име­ли не более двух-трёх вход­ных ворот; в Фивах же, по-види­мо­му, была раз­ви­тая систе­ма фор­ти­фи­ка­ций с при­ме­не­ни­ем т. н. про­тей­хи­смат, т. е. пред­стен­ных укреп­ле­ний с постав­лен­ны­ми друг за дру­гом несколь­ки­ми баш­ня­ми. Поэто­му с учё­том внут­рен­них ворот их общее чис­ло в Фивах мог­ло дохо­дить до семи.

«Мифы наро­дов мира». Энцик­ло­пе­дия. (В 2-х томах). 2-е изд. Гл. ред. С. А. Тока­рев. — М.: «Совет­ская энцик­ло­пе­дия», 1987. Т. II, с. 425—426.
См. по теме: ЭНИПЕЙ, ЕНИПЕЙ • ЭННОМ, ЕННОМ • ЭРАТО, ЕРАТО • ЭТЕОКЛ, ЕТЕОКЛ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. КЕРАМИКА. Греция.
Семеро против Фив: гибель Капанея.
Шейная амфора краснофигурная. Кампания.
Приписывается Кайванскому вазописцу (грек, работал в 340—330 гг. до н. э.).
Терракотта. Ок. 340 г. до н. э.
Лос-Анджелес, Музей Джона Пола Гетти, Вилла Гетти в Малибу.
2. СКУЛЬПТУРА. Греция.
Надгробная стела.
Пентелийский мрамор.
Греция. Ок. 330 г. до н. э.
Пиза, Кампосанто.
3. СКУЛЬПТУРА. Греция.
Фронтальная панель аттического саркофага со сценой «Семеро отправляются из Аргоса на битву с Фивами».
Мрамор. II в. н. э. (эпоха Антонинов).
Коринф, Археологический музей Древнего Коринфа.
4. СКУЛЬПТУРА. Греция.
Торцовая панель аттического саркофага со сценой «Смерть Офельта».
Мрамор. II в. н. э.
Коринф, Археологический музей Древнего Коринфа.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА