Л. Ричардсон. Новый топографический словарь Древнего Рима

Театр Мар­цел­ла (Theat­rum Mar­cel­li, рис. 17, 81): вто­рой в Риме камен­ный театр, воз­ведён­ный почти сра­зу после теат­ра Пом­пея; его стро­и­тель­ство начал Юлий Цезарь, кото­рый рас­чи­стил уча­сток для его стро­и­тель­ство, сне­ся храм Бла­го­че­стия (см. Pie­tas, Aedes), за что его осуж­да­ли, и мно­же­ство дру­гих свя­ти­лищ и зда­ний. Утвер­жда­лось, что Цезарь сжёг ста­тую боги­ни Бла­го­че­стия и при­сво­ил круп­ные кла­ды, най­ден­ные при сно­се построй­ки (Cass. Dio XLIII. 49. 3). Све­то­ний (Iul. 44) гово­рит о про­ек­те, пред­у­смат­ри­ваю­щем стро­и­тель­ство огром­но­го теат­ра «на склоне Тар­пей­ской ска­лы» (Tar­peio Mon­ti ac­cu­bans), но в ито­ге постро­ен­ный театр сто­ял обособ­лен­но и был лишь немно­гим боль­ше теат­ра Пом­пея. Соглас­но ката­ло­гам рай­о­нов, его вме­сти­мость состав­ля­ла 20500 lo­ca, что, по совре­мен­ным оцен­кам, состав­ля­ет око­ло 13 тыс. зри­те­лей; для срав­не­ния, театр Пом­пея имел 17580 lo­ca.

Счи­та­лось, что фун­да­мент теат­ра зало­жил Цезарь, но соглас­но Авгу­сту (RGDA. 21), при­об­ре­тён­но­го Цеза­рем участ­ка ока­за­лось недо­ста­точ­но, и ему само­му при­шлось купить суще­ст­вен­но боль­ше зем­ли у част­ных соб­ст­вен­ни­ков. Несо­мнен­но, имен­но Август был глав­ным стро­и­те­лем это­го зда­ния, воз­веде­ние кото­ро­го потре­бо­ва­ло дли­тель­но­го вре­ме­ни. Пред­став­ля­ет­ся сомни­тель­ным, что реаль­ное стро­и­тель­ство нача­лось при жиз­ни Мар­цел­ла, но после его смер­ти в 23 г. до н. э. театр несо­мнен­но воз­во­дил­ся как мемо­ри­ал Мар­цел­ла и нико­гда не имел ника­ко­го дру­го­го назва­ния (Cass. Dio XLIII. 49. 2—3, LIII. 30. 5—6; Plin. HN. VII. 121; Liv. Epit. 140; Suet. Aug. 29. 4; Plut. Mar­cel. 30. 6). Ко вре­ме­ни празд­но­ва­ния Веко­вых игр в 17 г. до н. э. стро­и­тель­ные работы уже про­дви­ну­лись так дале­ко, что часть цере­мо­ний мож­но было про­ве­сти в теат­ре (CIL. VI. 32323. 157 = ILS. 5050), но его посвя­ще­ние было отло­же­но до 13 г. до н. э. (Cass. Dio LIV. 26. 1) или 11 г. до н. э. (Plin. HN. VIII. 65). В честь посвя­ще­ния Август устро­ил пре­крас­ные зре­ли­ща, в том чис­ле Тро­ян­ские игры (Lu­sus Troiae) и зве­ри­ные трав­ли (ve­na­tio) в цир­ке (Cass. Dio LIII. 30. 6, LIV. 26. 1; Suet. Aug. 43. 5). В регии ново­го теат­ра сто­я­ли четы­ре мра­мор­ные колон­ны огром­ных раз­ме­ров, кото­рые Скавр ранее исполь­зо­вал для укра­ше­ния теат­ра, постро­ен­но­го им в долж­но­сти эди­ла, а затем поста­вил в атрий сво­его дома на Пала­тине (As­con. in Cic. Scaur. 45 [Stangl 28]). Вопрос о том, сто­я­ли ли они у цен­траль­но­го вхо­да сце­ны (por­ta re­gia), что наи­бо­лее веро­ят­но, или же в одной из при­стро­ек к ней, вызы­ва­ет спо­ры. Обще­при­ня­тым назва­ни­ем теат­ра все­гда было «театр Мар­цел­ла» (Theat­rum Mar­cel­li), но встре­ча­ет­ся и «Мар­цел­лов театр» (Theat­rum Mar­cel­lia­num, Suet. Vesp. 19. 1; Mar­tial. II. 29. 5; CIL. VI. 33838a = ILS. 7505).

Мы прак­ти­че­ски ниче­го не зна­ем о зре­ли­щах, про­во­див­ших­ся в теат­ре Мар­цел­ла. Вес­па­си­ан вос­ста­но­вил театр (Suet. Vesp. 19. 1), а Алек­сандр Север, как сооб­ща­ет­ся, соби­рал­ся сно­ва его реста­ври­ро­вать (SHA. Alex. Sev. 44. 7). Он исполь­зо­вал­ся для про­веде­ния неко­то­рых цере­мо­ний Веко­вых игр при Сеп­ти­мии Севе­ре (CIL. VI. 32328. 33). Он часто упо­ми­на­ет­ся для ука­за­ния места (ср., напр., «Янус у теат­ра Мар­цел­ла», Ianus ad Theat­rum Mar­cel­li).

Хотя в 370 г. Авиа­ний Сим­мах забрал из теат­ра кам­ни для ремон­та Цести­е­ва моста(1), театр про­дол­жал исполь­зо­вать­ся, и в 421 г. Пет­ро­ний Мак­сим, пре­фект горо­да, воз­двиг там ста­туи (CIL. VI. 1660). В VIII в. руи­ны теат­ра посе­тил соста­ви­тель Айн­зидельн­ско­го путе­во­ди­те­ля. В XII в. театр пере­шёл во вла­де­ние Фаби­ев или Фаф­фи, пре­вра­тив­ших его в кре­пость, и стал назы­вать­ся Мон­те Фаф­фо(2). Затем в 1368 г. он пере­шёл во вла­де­ние вли­я­тель­ной семьи Савел­ли и до сих пор широ­ко изве­стен под назва­ни­ем Мон­те Савел­ло. В нача­ле XVI в. Савел­ли зака­за­ли вели­ко­му архи­тек­то­ру Баль­дас­са­ре Перуц­ци стро­и­тель­ство вели­ко­леп­но­го двор­ца на фун­да­мен­те из руин. В 1712 г. этот дво­рец пере­шёл к Орси­ни, кото­рые про­дол­жи­ли его укра­шать. Одна­ко в ниж­них арка­дах по-преж­не­му рас­по­ла­гал­ся лаби­ринт из убо­гих лавок и жилищ, вос­хо­дя­щий к Сред­ним векам, и в нём оби­та­ло с.382 доволь­но мно­го людей до 1926 г., когда губер­на­тор­ство очи­сти­ло и реста­ври­ро­ва­ло арка­ды зри­тель­ских рядов в рам­ках гран­ди­оз­но­го пла­на соору­же­ния доро­ги дель-Маре. Тогда обна­ру­жи­лось, что эти арка­ды погре­бе­ны под четы­рёх­мет­ро­вым сло­ем мусо­ра, осо­бен­но ила и пес­ка, при­не­сён­ных часты­ми раз­ли­ва­ми Тиб­ра. В то вре­мя иссле­до­ва­ния внут­рен­ней части теат­ра мог­ли про­во­дить­ся лишь в очень узких рам­ках и почти не затро­ну­ли ни сце­ну, ни поме­ще­ния за ней.

Зна­чи­тель­ная часть зри­тель­ских рядов изо­бра­же­на на фраг­мен­тах Мра­мор­но­го пла­на(3) меж­ду Овощ­ным рын­ком и Фаб­ри­ци­е­вым мостом, но эти фраг­мен­ты ско­рее зага­доч­ны, чем инфор­ма­тив­ны. Схе­ма опор­ных соору­же­ний для зри­тель­ских рядов вклю­ча­ет ради­аль­ные коридо­ры и лест­ни­цы, по кото­рым зри­те­лям было удоб­но про­хо­дить на свои места, коль­це­вой коридор вдоль внеш­ней окруж­но­сти каж­до­го из двух ниж­них эта­жей и соот­вет­ст­ву­ю­щие коль­це­вые коридо­ры в середине эта­жа сра­зу за сиде­нья­ми и меж­ду коль­це­вы­ми огра­да­ми. Ниж­няя арка­да укра­ше­на полу­ко­лон­на­ми тос­кан­ско­го орде­ра и дори­че­ским фри­зом под кар­ни­зом с зуб­ча­тым орна­мен­том, арка­да вто­ро­го эта­жа — иони­че­ски­ми колон­на­ми без кан­не­люр. Тре­тий этаж, веро­ят­но, был глу­хим, с коринф­ски­ми колон­на­ми и квад­рат­ны­ми окна­ми, рас­по­ло­жен­ны­ми в каж­дом вто­ром про­лё­те. От него оста­лось лишь несколь­ко коринф­ских капи­те­лей, но глу­хой этаж был необ­хо­дим для под­держ­ки мачт, на кото­рых кре­пи­лись наве­сы. Дизайн сохра­нив­шей­ся части зда­ния очень напо­ми­на­ет Коли­зей, и ясно, что архи­тек­то­ры, стро­ив­шие Коли­зей, вни­ма­тель­но изу­чи­ли театр Мар­цел­ла. Соглас­но совре­мен­ным рекон­струк­ци­ям, зри­тель­ские ряды дели­лись на три глав­ные зоны; име­лась так­же допол­ни­тель­ная зона с более широ­ки­ми сту­пень­ка­ми, пред­на­зна­чен­ная для сена­то­ров и рас­по­ло­жен­ная вдоль орхе­ст­ры, а так­же колон­на­да навер­ху, где сиде­ли наи­ме­нее при­ви­ле­ги­ро­ван­ные зри­те­ли.

Боль­ше все­го неяс­но­стей свя­за­но с пла­ни­ров­кой сце­ны и при­стро­ек к ней. Сце­на, изо­бра­жён­ная на Мра­мор­ном плане, состо­ит из узких и про­стых под­мост­ков и сце­ни­че­ско­го зда­ния при­мер­но такой же глу­би­ны, но в шири­ну высту­паю­ще­го по обе сто­ро­ны под­мост­ков; с обрат­ной сто­ро­ны к нему при­мы­ка­ет колон­на­да, выхо­дя­щая во двор меж­ду сим­мет­рич­ны­ми зала­ми спра­ва и сле­ва от него; пла­ни­ров­ка этих залов напо­ми­на­ет бази­ли­ку — каж­дый разде­лён ряда­ми колонн на три нефа, но со сто­ро­ны сце­ни­че­ско­го зда­ния име­ет широ­кий про­ход в про­стор­ный вести­бюль, а с про­ти­во­по­лож­но­го кон­ца закруг­лён. Они весь­ма зага­доч­ны, и труд­но понять, как были устро­е­ны их кры­ши. Столь же зага­доч­на и пара малень­ких квад­рат­ных соору­же­ний во дво­ре, похо­жих на свя­ти­ли­ща (sa­cel­la): они при­мы­ка­ют к глав­ной оси ком­плек­са, а перед каж­дым изо­бра­жён мень­ший квад­рат, похо­жий на алтарь; поза­ди их замы­ка­ет боль­шой полу­круг, кото­рый может быть про­сто терра­сой, выхо­дя­щей на реку. Ввиду того, что близ­кое сосед­ство хра­ма Апол­ло­на Соси­а­на избав­ля­ло от необ­хо­ди­мо­сти допол­ни­тель­но стро­ить теат­раль­ный храм, а пор­тик Окта­вии пре­крас­но мог слу­жить теат­раль­ным пор­ти­ком, объ­яс­нить смысл это­го обшир­но­го ком­плек­са, по раз­ме­ру сопо­ста­ви­мо­го со зри­тель­ски­ми ряда­ми, ста­но­вит­ся осо­бен­но слож­но и важ­но. Архи­тек­то­ры, рас­смат­ри­ваю­щие эту про­бле­му, еди­но­глас­но при­хо­дят к выво­ду, что сце­ни­че­ское зда­ние долж­но было быть более изыс­кан­ным и наде­ля­ют его ниша­ми и колон­на­ми, подоб­но дру­гим сце­ни­че­ским зда­ни­ям. Но эти укра­ше­ния нигде не засвиде­тель­ст­во­ва­ны, тогда как сце­на теат­ра Пом­пея, тоже изо­бра­жён­ная на Мра­мор­ном плане, выглядит весь­ма слож­ной и изоби­лу­ю­щей дета­ля­ми. Ско­рее сле­ду­ет задать­ся вопро­сом, како­го рода пред­став­ле­ния про­во­ди­лись в теат­ре Мар­цел­ла. Сооб­ща­ет­ся, что после смер­ти Мар­цел­ла Август при­ка­зал во вре­мя Рим­ских игр при­не­сти в театр Мар­цел­ла золотую ста­тую сво­его пле­мян­ни­ка и куруль­ное крес­ло и уста­но­вить их рядом с места­ми маги­ст­ра­тов, про­во­див­ших игры (Cass. Dio LIII. 30. 6). А пред­став­ле­ния, устро­ен­ные по слу­чаю посвя­ще­ния теат­ра, вклю­ча­ли Тро­ян­ские игры (Lu­sus Troiae) и зве­ри­ные трав­ли (ve­na­tio) с уча­сти­ем шести­сот диких зве­рей, достав­лен­ных из Афри­ки. Если сце­ни­че­ские пред­став­ле­ния (lu­di scae­ni­ci) были тра­ди­ци­он­ной частью Рим­ских игр с древ­них вре­мён, то цир­ко­вые игры (lu­di cir­cen­ses) вызы­ва­ли боль­шой инте­рес и вни­ма­ние. Неко­то­рые из них — раз­лич­ные состя­за­ния и пред­став­ле­ния, такие как Тро­ян­ские игры, — мож­но было про­ве­сти лишь в цир­ке или на ста­ди­оне, но дру­гие, такие как зве­ри­ные трав­ли, мож­но было устро­ить в раз­лич­ных местах, и, веро­ят­но, даже луч­ше, чем в цир­ке. Пер­вый амфи­те­атр в Риме был постро­ен в 53 г. до н. э., при­мер­но тогда же, когда и театр Пом­пея, для чего два теат­ра были повёр­ну­ты лицом друг к дру­гу (Plin. HN. XXXVI. 116—120): задум­ка состо­я­ла в том, что атле­ти­че­ские состя­за­ния про­во­ди­лись на сце­нах, уста­нов­лен­ных спи­на к спине, а затем они пово­ра­чи­ва­лись друг к дру­гу и обра­зо­вы­ва­ли аре­ну для гла­ди­а­тор­ских боёв. Вполне мож­но себе пред­ста­вить, что, поми­мо спек­так­лей, и мно­гие дру­гие пред­став­ле­ния на Рим­ских играх не толь­ко вполне мог­ли про­во­дить­ся в теат­ре, но и тра­ди­ци­он­но в нём про­во­ди­лись и что для них тре­бо­ва­лось осо­бое устрой­ство сце­ны с мини­маль­ной и как мож­но более про­стой архи­тек­ту­рой, слу­жив­шей обрам­ле­ни­ем ско­рее для зре­лищ, чем для спек­так­лей.

Глав­ная ось ком­плек­са про­хо­дит с севе­ро-севе­ро-восто­ка на юго-юго-запад, сце­на обра­ще­на к реке. Сна­ру­жи он цели­ком постро­ен из тра­вер­ти­на, а внут­ри — из круп­ных туфо­вых бло­ков и бетон­ных сво­дов, пере­го­род­ки обли­цо­ва­ны сет­ча­той клад­кой. Неко­то­рые сте­ны вокруг орхе­ст­ры обли­цо­ва­ны кир­пи­чом, что, види­мо, защи­ща­ло их от сыро­сти. В ходе про­ведён­ной недав­но рестав­ра­ции в сво­дах были так­же обна­ру­же­ны фраг­мен­ты пре­крас­ной леп­ни­ны.


Lug­li G. Ro­ma an­ti­ca: II centro mo­nu­men­ta­le. Ro­ma, 1946. P. 568—572;

Nash E. Pic­to­rial Dic­tio­na­ry of An­cient Ro­me. 2d ed. Lon­don, 1968. Vol. 2. P. 418—422;

Fi­den­zo­ni P. Il teat­ro di Mar­cel­lo. Ro­ma, 1970;

Cian­cio Ros­set­to P. Le ma­sche­re del Teat­ro di Mar­cel­lo // BCAR. An. 88. 1982—1983. P. 7—49.

Рис. 17. Южная часть Мар­со­ва поля, пор­тик Окта­вии, пор­тик Филип­па, храм Апол­ло­на Цели­те­ля, театр Мар­цел­ла и окрест­но­сти. Изо­бра­же­ние на Мра­мор­ном плане, нало­жен­ное на совре­мен­ные ули­цы.
Рис. 81. Театр Мар­цел­ла. Вос­ста­нов­лен­ный план.

См. также:
ТЕАТР МАРЦЕЛЛА (Пескарин. Рим. Атлас чудес света)
ТЕАТР МАРЦЕЛЛА (Платнер. Топографический словарь Древнего Рима)

ПРИМЕЧАНИЯ


  • (1)Fio­rel­li G. Re­gio­ne I (La­tium et Cam­pa­nia) // NSA. 1886. P. 159.
  • (2)Hül­sen Ch. Le Chie­se di Ro­ma. Fi­ren­ze, 1927. P. 226.
  • (3)Ca­ret­to­ni G., Co­li­ni A. M., Coz­za L., Gat­ti G. La plan­ta mar­mo­rea di Ro­ma an­ti­ca (For­ma Ur­bis Ro­mae). Ro­me, 1960. Tav. 29; Rod­ri­guez Al­mei­da E. For­ma ur­bis mar­mo­rea: Ag­gior­na­men­to ge­ne­ra­le 1980. Ro­me, 1981. Tav. 23.

  • © 1992 г. L. Richardson. A New Topographical Dictionary of Ancient Rome. John Hopkins University Press, Baltimore and London, 1992. P. 382—383.
    © 2022 г. Пере­вод с англ. О. В. Люби­мо­вой.
    См. по теме: ТЕАТР МАРЦЕЛЛА • ЭРЕХТЕЙОН, ЕРЕХФЕЙОН • Храм Юпитера Долихена • Храм Юпитера Защитника •
    ИЛЛЮСТРАЦИИ
    (если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
    1. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Театр Марцелла.
    13 г. до н. э.
    Рим, Марсово поле.
    2. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Театр Марцелла.
    13 г. до н. э.
    Рим, Марсово поле.
    3. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Гипсовая модель театра Марцелла в масштабе 1:100.
    Рим.
    13—11 гг. до н. э.
    Рим, Музей Римской культуры.
    4. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Гипсовая модель театра Марцелла в масштабе 1:100.
    Рим.
    13—11 гг. до н. э.
    Рим, Музей Римской культуры.
    5. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Гипсовая модель театра Марцелла в масштабе 1:100.
    Рим.
    13—11 гг. до н. э.
    Рим, Музей Римской культуры.
    6. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Гипсовая модель театра Марцелла в масштабе 1:100.
    Рим.
    13—11 гг. до н. э.
    Рим, Музей Римской культуры.
    7. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Театр Марцелла и храм Аполлона Целителя (Аполлона Сосиана).
    13 г. до н. э.
    Рим, Марсово поле.
    8. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Театр Марцелла.
    13 г. до н. э.
    Рим, Марсово поле.
    9. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Театр Марцелла.
    13 г. до н. э.
    Рим, Марсово поле.
    10. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Театр Марцелла.
    13 г. до н. э.
    Рим, Марсово поле.
    ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА