Система Orphus: Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сделаем язык чище!
Аппиан
РИМСКАЯ ИСТОРИЯ
О ВОЙНАХ С КЕЛЬТАМИ
Используется греческий шрифт

Текст приведен по изданию: Аппиан Александрийский. Римская история: Пер. с греч. — М.: ООО "Издательство АСТ", "Ладомир", 2002. — 878, [2] с. — (Классическая мысль).
Перевод и комментарии С.П. Кондратьева.

I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII XXIII XXIV XXV

I. [Эпитома книги Аппиана "Кельтские дела"].

1. Кельты впервые напали на римлян и взяли Рим, за исключением Капитолия, и сожгли его1. Но Камилл победил их и изгнал2 и, когда они вновь спустя некоторое время начали войну, опять-таки победил и в честь этой победы над ними справил триумф, будучи уже восьмидесяти лет3. И в третий раз войско кельтов обрушилось на Италию, но римляне полностью уничтожили его под предводительством Тита Квинтия4. После этого на римлян двинулись бойи, наиболее звероподобный кельтский народ, и их встретил с войском диктатор Гай Сульпиций5, который, говорят, воспользовался такой военной хитростью: он приказал, чтобы построенные по фронту, выпустив копья, одновременно как можно быстрее опустились на землю, пока не бросят стоящие во втором, третьем и четвертом ряду, причем пустившие копья должны были каждый раз опускаться, чтобы копья следующих не попали в них; когда же бросят свои копья последние, все должны были вместе вскочить и с криком возможно скорее вступить в рукопашный бой; он полагал, что врагов поразит такая туча брошенных в них копий и быстрое после этого нападение. Копья же были не отличающиеся6 от дротиков (римляне их называют "пилами") с четырехугольным древком до половины, тогда как другая половина копья была железная, четырехугольная и притом из мягкого железа, кроме самого наконечника. Бойи, таким образом, со всем войском погибли тогда от руки римлян.

2. Других же кельтов опять-таки победил Попиллий7, а после него их разбил Камилл, сын известного Камилла8. Воздвиг за победу над кельтами трофеи и Папп Эмилий9. Перед началом же консульств Мария10 в Италию и в Галлию вторглась огромная и воинственнейшая толпа кельтов, более всего страшных своим ростом, и победила нескольких римских консулов и разгромила их легионы. Посланный против них Марий всех их уничтожил11. Последние же и величайшие из военных действий, которые велись римлянами против галлов, — те, которые происходили под начальством Гая Цезаря12. За десять лет, которые он командовал, ему пришлось сражаться, если бы кто-либо собрал в одно отдельные битвы, больше чем с четырьмя миллионами человек Диких мужей, и из этого числа один миллион был взят в плен, и один миллион человек был убит в боях. Он подчинил четыреста народов и свыше восьмисот городов, как отпадавших от римлян, так и впервые захваченных. До Мария воевал с кельтами и Фабий Максим Эмилиан13, имея очень небольшое войско, и в одной битве истребил сто двадцать тысяч кельтов, потеряв из своих только пятнадцать человек. И это он совершил, страдая от недавней раны, обходя ряды и возбуждая дух воинов и уча их, как нужно сражаться с варварами, причем частью его несли на носилках, частью же он шел, поддерживаемый под руки.

3. Цезарь, начав воевать с ними, сперва победил гельветов и тигириев14, бывших в числе приблизительно двухсот тысяч15. Из них тигирии, в прежнее время взяв в плен войско Пизона и Кассия, провели его под ярмом, как сообщает в хронике Павел Клавдий. Тигириев победил Лабиен, его помощник, остальных же и трикуров16, помогавших им, — сам Цезарь; затем он победил и германцев, пришедших с Ариовистом17, которые своим ростом превосходили самых огромных людей и нравом были дики и смелостью самыми неукротимыми, они презирали смерть вследствие надежды на воскресение, одинаково переносили жару и холод, при недостатке пищи пользовались травой, а лошади их поедали деревья. Но в битвах они, по-видимому, были невыносливы, ведя военные действия не по какому-либо плану или обладая знанием военного дела, но, подобно зверям, под влиянием слепой ярости, вследствие чего они и уступали искусству и терпению римлян. Действительно, германцы со страшной стремительностью нападали на последних и отбросили сразу всю их фалангу; но римляне удержались в строю, своими военными приемами преодолели их и, в конце концов, убили из них восемьдесят тысяч.

4. После этого Цезарь, напав на так называемых белгов, переходивших какую-то реку18, убил стольких, что смог затем перейти реку, запруженную телами. Нервии19 же заставили его отступить, внезапно напав на него, как раз когда он после дневного перехода разбивал лагерь, и перебили очень многих воинов, а также всех таксиархов и лохагов20; они окружили его самого, успевшего бежать на какой-то холм с телохранителями, но они были разбиты десятым легионом, напавшим на них с тыла, хотя было их до шестидесяти тысяч. Были же они потомками кимвров и тевтонов. Цезарь покорил также и аллоброгов21. Из усипетов и танхареев22 четыреста тысяч были перебиты, и способных, и не способных нести военную службу. Сукамбры своими пятьюстами всадниками обратили в бегство пять тысяч всадников Цезаря, внезапно напав на них, но после этого, побежденные, понесли заслуженную кару.

5. Первым из римлян Цезарь перешел через Рейн и на остров Британию, бывший больше величайшего материка и еще незнакомый тогдашним людям. Он переправился туда во время отлива; как только началось это движение моря, флот был увлечен волнами, сперва медленно, а затем все скорее; в конце концов Цезарь переправился в Британию со стремительной быстротой23.

II. [Из сборника "О посольствах"; U., с. 349]. Когда у эллинов прошли уже 97 олимпиад24, значительная часть кельтов, которые жили по обоим берегам Рейна и которым вследствие их многочисленности уже не хватало земли, поднялась для поисков других мест жительства; они перешли через Альпийский хребет и стали воевать с клузинами, владевшими лучшими землями тирренов. Клузины же, недавно заключившие договор с римлянами, прибегли к ним с просьбой о помощи. Римляне вместе с ними отправили послов, трех Фабиев25, которые должны были заявить кельтам, чтобы они удалились из земли клузинов, как дружественной римлянам, и пригрозить им войной, если они не послушаются. Когда же кельты ответили, что они не боятся никого из людей, ничьих угроз и ничьего оружия, нуждаясь же в земле, они вовсе не интересуются делами римлян, римские послы Фабии побудили клузинов напасть на кельтов, неосмотрительно разбредшихся для грабежа страны. И, выступив вместе с ними, они убили большое количество кельтов, занятых грабежом фуража, причем сам посол римлян Квинт Фабий убил предводителя этой части и снял с него доспехи и, неся его оружие, вернулся в Клузий.

III. [Оттуда же, там же, с. 350] [391 г. до н.э.]. Так как прибывшие из Рима Фабии убили многих кельтов, то царь кельтов Бренн26, не приняв послов римлян, сам же выбрал своих послов специально как бы для устрашения римлян, несмотря на то, что все кельты были огромного роста, послы превосходили их; этих послов он отправил в Рим, требуя выдачи Фабиев, так как они, будучи послами, против общечеловеческих законов участвовали в войне. Он требовал, чтобы Фабии были выданы ему для наказания, если римляне не хотят быть соучастниками их проступка. Римляне признавали, что Фабии совершили ошибку, но из уважения к столь знатному роду они убеждали кельтов взыскать с них денежный штраф. Так как кельты не хотели слушать об этом, римляне выбрали Фабиев на годовую магистратуру военных трибунов27, а посланным от кельтов сказали, что теперь они ничего не могут сделать с Фабиями, так как они уже стали магистратами. Они предложили им прийти на следующий год, если они будут еще гневаться. Бренн и все те из кельтов, которые были под его начальством, считая, что они подверглись оскорблению и с трудом перенося это, послали ко всем другим окрестным кельтам, прося их соединиться с ними для этой войны. И когда к ним многие прибыли, они, снявшись с лагеря, двинулись на Рим.

IV. [Suid. s.v. ὑψίσταται] [390 г. по хронологии Ливия]. Он28 взялся пронести письмо через войско врагов в Капитолий.

V. [Из сборника "О доблестях и пороках"; Val., с. 557]. Цедиций, принеся постановление сената об избрании его консулом, убеждал Камилла не гневаться при настоящих обстоятельствах на отечество за штраф, который оно некогда наложило на него. Но тот, прервав его, когда он еще говорил, сказал: "Я не стал бы молиться о том, чтобы римляне почувствовали нужду во мне, если бы ожидал, что они во мне будут нуждаться. Ныне же я молюсь более справедливой мольбой, чтобы я мог быть полезным отечеству в той мере на благо ему, в какой оно теперь испытывает несчастье".

VI. [Оттуда же, там же]. Кельты, у которых не было никакой возможности взойти на Капитолий, решили сидеть спокойно в надежде, что находящихся внутри они заставят сдаться голодом. И вот с Капитолия стал спускаться некий жрец по имени Дорсон29, неся через стан врагов святыни в храм Гестии для ежегодно совершаемого ей жертвоприношения, видя же храм сожженным, он принес жертву на обычном месте и вновь вернулся назад через стан врагов, или пораженных его смелостью, или же изумленных благочестием его или обликом, который был священным. Решившийся подвергнуться опасности ради святынь, он был спасен самими врагами. Что это было так, говорит римский историк Кассий30.

VII. [Там же, а также: Suid. s.v. ἄδην]. Кельты с излишеством наполняли себя вином и всем остальным, по природе будучи неукротимыми и владея землей, которая, если не говорить о плодах Деметры31, была в других отношениях совершенно бесплодной. Тела у них, огромные и рыхлые, полные сырого мяса, из-за прожорливости и пьянства стали тяжелыми и грузными и оказались совершенно неспособными к бегству и трудам; из-за пота и одышки они быстро выдыхались всякий раз, когда им нужно было сделать что-либо трудное32.

VIII. [Suid. s.v. ἱέντες]. Он33 показал их обнаженными римлянам и сказал: "Таковы испускающие в битвах против вас громкий крик, гремящие оружием, размахивающие длинными мечами и своими распущенными волосами. Видя их безволие, их тело расслабленное и вялое, идите в бой".

IX. [Suid. s.v. νεαλής] [360 г.]. Народ смотрел на битву со стены и все время усталым посылал на смену другие, свежие силы. Кельты же, будучи утомлены и сталкиваясь с воинами, полными сил, бросились в нестройное бегство.

X. [Ibid. s.v. λιφαιμεῖ]. Полный негодования и истекая кровью, кельт преследовал Валерия34, стремясь упасть вместе с ним; но так как Валерий все время шаг за шагом отступал, кельт упал лицом вниз. Это было второе единоборство с кельтами35, которым весьма гордились римляне.

XI. [Из сборника "О посольствах"; U., с. 350] [283 г.]. Народ сенонов был в договорных отношениях с римлянами, и тем не менее они в качестве наемников служили у тех, кто воевал против римлян. Сенат отправил послов с жалобой, что они, находясь в договорных отношениях, в качестве наемников воюют с римлянами. Но кельт Бритомарий, исполненный гнева на римлян из-за своего отца, который был убит ими в этой войне, когда он помогал этрускам, изрубил на мелкие куски этих послов, хотя у них в руках был и жезл глашатая и одеты они были в священное одеяние; части их тел он разбросал по равнине. Узнав об этом преступном деянии во время пути, Корнелий36, вторгшись со всей поспешностью через земли сабинян и пицентинов в города сенонов, все предал огню и мечу, женщин и детей обратил в рабство, всех же взрослых мужчин полностью перебил, а всю страну опустошил и сделал на будущее время совсем необитаемой. Одного только Бритомария он увел пленником для позорной казни. Позднее же сеноны, не имея более родных мест, в которые они могли бы бежать, дерзко вступили в рукопашный бой с Домицием37 и, побежденные им, в гневе безумно истребили самих себя. Такое возмездие постигло сенонов за противозаконие по отношению к послам.

XII. [Оттуда же, там же, с. 351]. Начальники салиев38, народа, побежденного римлянами, бежали к аллоброгам. Требуя их, римляне ополчились на аллоброгов, не выдававших их; предводительствовал римлянами Гней Домиций39. Когда он проходил по земле салиев, ему повстречался посол царя аллоброгов Битуита40, одетый весьма роскошно; за ним следовали копьеносцы, пышно разодетые, и собаки, ибо тамошние варвары охраняются также и собаками. За ним следовал и певец-музыкант, воспевая на варварский лад славное происхождение, мужество и богатство царя Битуита, затем аллоброгов, затем самого посла. Из-за этого наиболее знатные из послов и водят их за собой. Но этот посол, прося снисхождения для начальников салиев, не добился успеха.

XIII. [Оттуда же, там же, с. 352]. [113 г.] Многочисленный отряд тевтонов, грабя все на пути, вторгся в землю Нориков, консул римский Папирий Карбон41, боясь, как бы они не вторглись в Италию, занял альпийские проходы в той части, где они являются более всего узкими. Так как тевтоны не пытались нападать, он сам двинулся на них, обвиняя их в том, что они напали на нориков42, бывших друзьями римлян; друзьями же римляне делали тех, которым они давали право называться друзьями, но относительно которых у них не было необходимости защищать их как друзей. Когда Карбон приближался, тевтоны отправили ему навстречу послов, заявляя, что они не знали о дружбе нориков с римлянами и что на будущее время они воздержатся от нападения; он же, похвалив послов и дав им проводников, тайно приказал этим вожатым вести их более длинной окружной дорогой. Сам же он, быстро пройдя кратчайшей дорогой и напав неожиданно на еще отдыхавших тевтонов, понес наказание за вероломство, потеряв очень многих из своего войска. И могло бы случиться, что он потерял бы всех, если бы густой туман, дождь и тяжкие удары грома, разразившиеся, когда битва еще продолжалась, не разделили их друг от друга и они, пораженные ужасом свыше, не прекратили боя. Но и римляне, бежав в леса, разделенные на небольшие отряды, сошлись едва на третий день. Тевтоны же ушли к галлам.

XIV. [Suid., s.vv. ἀφαύστος и Κίμβρος]. Он велел не прикасаться43 к телам кимвров, пока не наступит день, думая, что на них много золота.

XV. [Из сборника "О посольствах"; U., с. 352]. [58 г.] Два народа — тигирии и гельветы — вторглись в Кельтику, принадлежавшую римлянам; узнав об их походе, Цезарь Гай огородил стеной все пространство вокруг реки Родана44 более чем на 150 стадиев. Когда враги отправили к нему послов, чтобы попытаться заключить договор, он велел им дать заложников и деньги. Когда они ответили, что они привыкли это брать, а не давать, он, желая предупредить их соединение, послал на тигириев, бывших более малочисленными, Лабиена, а сам двинулся против гельветов, захватив с собой из горных галлов около 20 тысяч. Для Лабиена дело оказалось легким, так как он напал на тигириев неожиданно около реки, обратил их в бегство и рассеял большинство их в беспорядочном отступлении.

XVI. [Оттуда же, там же, с. 353]. Ариовист, царь германцев, живших за Рейном, перейдя через реку еще до прибытия Цезаря45, стал воевать с эдуями, которые были друзьями римлян. Но тогда, послушавшись приказания римлян, он отказался от войны с эдуями и просил, чтобы его сделали другом римлян. Это и случилось, когда сам Цезарь был консулом и внес это предложение46.

XVII. [Оттудаже, там же]. Царь германцев Ариовист, ставший другом римлян47, вступил в переговоры с Цезарем, но так как они разошлись друг с другом, он предложил снова сойтись для переговоров. Когда же Цезарь не согласился прийти, но послал первых лиц из галлов, Ариовист заковал послов в оковы. После этого Цезарь двинулся на него, грозя отмщением. Но страх напал на войско Цезаря из-за военной славы германцев.

XVIII. [Оттуда, там же]. [55 г.] Узипеты, германский народ, и танхреи48 сперва, как говорят, своими восемьюстами всадниками обратили в бегство49 до пяти тысяч всадников Цезаря. Цезарь же, задержав послов, которых они стали посылать к нему, напал на них и внезапно нанес им столь решительное поражение, что у них было убито четыреста тысяч. Кто-то из историков говорит, что Катон в Риме внес предложение выдать Цезаря варварам, как совершившего преступное деяние против пославших к нему в это время послов. Цезарь же в своих записках о каждодневных событиях говорит, что узипеты и танхреи, получившие приказание вернуться на старые свои места, сказали, что они отправили послов к изгнавшим их свевам и ждут ответа, а сами в этот промежуток до возвращения послов напали со своими восемьюстами всадниками, и потому обратили в бегство пять тысяч римлян. Когда же они снова прислали послов и извинялись за нарушение перемирия, то, подозревая подобное же коварство, он напал на них, прежде чем дать какой-либо ответ.

XIX. [Suid. s.v. παρορχῆσαι]. Они прямо подстрекнули бретанов преступить клятву, выставляя обвинение, что хотя у них с римлянами и заключен договор, но войско все же осталось в их стране.

XX. [Ibid. s.v. δείσαντες]. Боясь за Цицерона50, Цезарь повернул назад51.

XXI. [Из Ватиканских манускриптов кардинала Маи; Mai, Script, vet. nov. coll. II, с. 367]. Бриторей52 соблазнил эдуев отложиться от римлян, и, когда Цезарь упрекнул их, они сказали, что старая дружба имеет преимущество первенства.

XXII. [Bekk., An., с. 170, 31]. Отправить посольство к Цезарю.

XXIII. [Там же, с. 179, 1]. Полные подозрения по поводу случившегося.

XXIV. [Suid. s.v. ἤιομεν]. Аппиан53. Аллоброги54, народ галлов. Города их были трудноодолимы, так как вследствие прилива и отлива они каждый день становились то жителями материка55, то островитянами. Воевали же они на кораблях. Но когда Гай Цезарь вокруг их городов вбил высокие сваи и на эти сваи наложил мостовые перекрытия, волны прилива благодаря сваям проходили под мостовыми перекрытиями, римлянам же это дело оказалось не страшным и требовавшим только настойчивости.

XXV. [Он же, s.v. διέφερον]. Аппиан:56 кельты с давних времен указывали поводы к их вражде по отношению к римлянам.