География

Книга XI

Текст приводится по изданию: Страбон. ГЕОГРАФИЯ в 17 книгах. Репринтное воспроизведение текста издания 1964 г. М.: «Ладомир», 1994.
Перевод, статья и комментарии Г. А. Стратановского под общей редакцией проф. С. Л. Утченко.
Редактор перевода проф. О. О. Крюгер.
Цифры на полях означают страницы первого критического издания Казобона (Париж, 1587), по которому принято цитировать «Географию» Страбона.
Внутри текста обозначены страницы согласно их нумерации в книге. По ним же составлен Указатель собственных имен и географических названий.
Цитаты из Гомера даны в переводах Н. И. Гнедича и В. А. Жуковского, из трагиков — в переводах Ф. Ф. Зелинского, И. Ф. Анненского и А. И. Пиотровского, из Гесиода — в переводе В. В. Вересаева; цитаты из остальных авторов — в нашем переводе.
I 1 2 3 4 5 6 7
II 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
III 1 2 3 4 5 6
IV 1 2 3 4 5 6 7 8
V 1 2 3 4 5 6 7 8
VI 1 2 3 4
VII 1 2 3 4 5
VIII 1 2 3 4 5 6 7 8 9
IX 1 2 3
X 1 2
XI 1 2 3 4 5 6 7 8
XII 1 2 3 4 5
XIII 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
XIV 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

C. 490с. 466

I

1. К Евро­пе при­мы­ка­ет Азия, сопри­ка­са­ясь с ней вдоль реки Танаис. Поэто­му далее сле­ду­ет при­сту­пить к опи­са­нию этой части све­та, раз­де­лив ее ради ясно­сти извест­ны­ми есте­ствен­ны­ми гра­ни­ца­ми. То, что сде­лал Эра­то­сфен в отно­ше­нии все­го оби­та­е­мо­го мира, мне при­хо­дит­ся делать отно­си­тель­но Азии.

2. Тавр опо­я­сы­ва­ет этот мате­рик при­бли­зи­тель­но в сере­дине, про­сти­ра­ясь с запа­да на восток, при­чем одну часть его остав­ля­ет к севе­ру, а дру­гую — к югу. Гре­ки назы­ва­ют одну из этих частей «лежа­щей по эту сто­ро­ну», а дру­гую — «по ту сто­ро­ну Тав­ра». Об этом я уже упо­ми­нал выше1, а теперь дол­жен повто­рить для памя­ти.

3. Во мно­гих местах эта гора име­ет шири­ну до 3000 ста­дий, а дли­на ее рав­на Азии, имен­но око­ло 45 000 ста­дий (счи­тая от побе­ре­жья про­тив Родо­са до око­неч­но­стей Индии и Ски­фии на восто­ке).

4. Она делит­ся на мно­го частей с раз­лич­ны­ми назва­ни­я­ми, при­чем эти части в свою оче­редь отде­ле­ны друг от дру­га более или менее чет­ки­ми гра­ни­ца­ми. C. 491Но так как в пре­де­лах горы такой огром­ной шири­ны оби­та­ет несколь­ко народ­но­стей, отча­сти мало извест­ных, отча­сти же без­услов­но хоро­шо извест­ных (как Пар­фия, Мидия, Арме­ния, неко­то­рые кап­па­до­кий­цы, кили­кий­цы и писи­дий­цы), то тех, кото­рые в боль­шой мас­се нахо­дят­ся в север­ных ее частях, при­хо­дит­ся поме­щать здесь2, а тех, что в южных частях, — там3; тех же, что рас­по­ло­же­ны посре­ди гор, по сход­ству их кли­ма­тов надо отне­сти при­бли­зи­тель­но к севе­ру, пото­му что в сере­дине кли­мат холод­ный, а в южных частях — теп­лый. Почти что все реки, беру­щие нача­ло с Тав­ра, текут в про­ти­во­по­лож­ном направ­ле­нии — одни в север­ные обла­сти, а дру­гие — в южные (по край­ней мере сна­ча­ла, хотя потом неко­то­рые пово­ра­чи­ва­ют на восток и запад); они пред­став­ля­ют извест­ные есте­ствен­ные удоб­ства, когда мы при деле­нии Азии на две части поль­зу­ем­ся эти­ми гора­ми в каче­стве гра­ниц. Подоб­но это­му и море, что по эту сто­ро­ну с. 467 Стол­пов4, нахо­дя­ще­е­ся по боль­шей части при­бли­зи­тель­но на пря­мой линии с эти­ми гора­ми, явля­ет­ся удоб­ным для раз­де­ле­ния Евро­пы и Ливии на два мате­ри­ка, так как оно слу­жит важ­ной гра­ни­цей для обе­их частей све­та.

5. Те, кто пере­хо­дит в гео­гра­фи­че­ском опи­са­нии от Евро­пы к Азии, при раз­де­ле­нии на две части встре­ча­ют­ся сна­ча­ла с север­ны­ми обла­стя­ми. Поэто­му при­хо­дит­ся начи­нать с них. Из самих север­ных стран пер­вы­ми [я буду опи­сы­вать] обла­сти на Танаи­се, кото­рый при­нят мною за гра­ни­цу Евро­пы и Азии. Эти обла­сти до неко­то­рой сте­пе­ни похо­жи на полу­ост­ров, так как с запа­да омы­ва­ют­ся рекой Танаи­сом и Мео­ти­дой вплоть до Бос­по­ра и до части побе­ре­жья Евк­син­ско­го Пон­та, окан­чи­ва­ю­щей­ся у Кол­хи­ды; с севе­ра их омы­ва­ет оке­ан до устья Кас­пий­ско­го моря; далее с восто­ка — то же самое море вплоть до гра­ни­цы Алба­нии и Арме­нии, где впа­да­ют в море реки Кир и Аракс; Аракс про­те­ка­ет через Арме­нию, а Кир — через Ибе­рию и Алба­нию; нако­нец, с южной сто­ро­ны эти обла­сти огра­ни­че­ны про­стран­ством от устья Кира до Кол­хи­ды на рас­сто­я­нии око­ло 3000 ста­дий от моря до моря через Алба­нию и Ибе­рию, так что они име­ют вид пере­шей­ка. Одна­ко есть писа­те­ли, кото­рые настоль­ко же сужи­ва­ют пере­ше­ек, как это дела­ет Кли­тарх, пола­га­ю­щий, что этот пере­ше­ек затап­ли­ва­ет­ся обо­и­ми моря­ми, но о них не сто­ит, пожа­луй, даже и упо­ми­нать. Поси­до­ний опре­де­ля­ет шири­ну пере­шей­ка в 1500 ста­дий, оди­на­ко­во с шири­ной пере­шей­ка от Пелу­сия до Крас­но­го моря. «Я пола­гаю, — гово­рит он, — что пере­ше­ек от Мео­ти­ды до оке­а­на немно­гим отли­ча­ет­ся [по ширине] от него».

6. Я не пред­став­ляю себе, как мож­но дове­рять Поси­до­нию в отно­ше­нии неиз­вест­но­го (о чем он не может ска­зать ниче­го прав­до­по­доб­но­го), если C. 492он и об извест­ном-то гово­рит так нера­зум­но; тем более, что он был дру­гом Пом­пея, кото­рый совер­шил поход на ибе­рий­цев и албан­цев до морей по обе­им сто­ро­нам — Кас­пий­ско­го и Колхско­го5. Во вся­ком слу­чае, гово­рят, что во вре­мя сво­е­го пре­бы­ва­ния на Родо­се, когда Пом­пей начал вой­ну с пира­та­ми (он соби­рал­ся затем тот­час дви­нуть­ся на Мит­ри­да­та и на пле­ме­на, живу­щие в обла­стях до Кас­пий­ско­го моря), ему при­шлось побы­вать на одной из бесед Поси­до­ния. При отъ­ез­де Пом­пей спро­сил Поси­до­ния, не хочет ли тот дать ему какое-нибудь пору­че­ние. На что Поси­до­ний отве­тил:


Тщить­ся дру­гих пре­взой­ти, непре­стан­но пылать отли­чить­ся.
(Ил. VI, 208)

К это­му рас­ска­зу сле­ду­ет еще доба­вить, что Поси­до­ний напи­сал так­же исто­рию Пом­пея. Уже поэто­му ему сле­до­ва­ло бы в несколь­ко боль­шей сте­пе­ни забо­тить­ся об истине.

7. Вто­рой частью мог­ла бы быть область выше Гир­кан­ско­го моря, назы­ва­е­мо­го нами Кас­пий­ским, до ски­фов, что живут вбли­зи Индии. Затем тре­тья часть — это область, при­мы­ка­ю­щая к упо­мя­ну­то­му пере­шей­ку, а так­же обла­сти, непо­сред­ствен­но сле­ду­ю­щие за пере­шей­ком и Кас­пий­ски­ми Воро­та­ми, состо­я­щие из стран по эту сто­ро­ну Тав­ра и бли­жай­шие с. 468 к Евро­пе. Эти обла­сти — Мидия, Арме­ния, Кап­па­до­кия и про­ме­жу­точ­ные стра­ны. Нако­нец, чет­вер­тая часть — это зем­ли по эту сто­ро­ну Гали­са6 и на самом Тав­ре, так же как и по ту сто­ро­ну его, посколь­ку они вхо­дят в пре­де­лы полу­ост­ро­ва, обра­зо­ван­но­го пере­шей­ком, кото­рый отде­ля­ет Пон­тий­ское и Кили­кий­ское моря. Что каса­ет­ся до про­чих стран, имен­но земель за Тав­ром, то к ним я при­чис­ляю Индию и Ари­а­ну вплоть до народ­но­стей, про­сти­ра­ю­щих­ся к Пер­сид­ско­му морю, Ара­вий­ско­му зали­ву, к Нилу и к Еги­пет­ско­му и Исско­му морям.


II

1. При таком гео­гра­фи­че­ском поло­же­нии первую часть — от север­ных стран и оке­а­на — насе­ля­ют неко­то­рые ски­фы-кочев­ни­ки, живу­щие в кибит­ках, а еще далее от них в глубь стра­ны — сар­ма­ты (так­же ски­фы), аор­сы и сира­ки, про­сти­ра­ю­щи­е­ся на юг до Кав­каз­ских гор; они частью кочев­ни­ки, частью живут в шат­рах и зани­ма­ют­ся зем­ле­де­ли­ем. Вокруг озе­ра Мео­ти­ды живут мео­ты. У моря рас­по­ло­же­ны ази­ат­ская часть Бос­по­ра и Синдская область. За ней оби­та­ют ахей­цы, зиги, генио­хи, кер­ке­ты и мак­ро­по­го­ны1. Над эти­ми обла­стя­ми лежит уще­лье фти­ро­фа­гов2. За генио­ха­ми нахо­дит­ся Кол­хи­да, лежа­щая у подош­вы Кав­каз­ских и Мос­хий­ских гор. Но так как река Танаис явля­ет­ся гра­ни­цей Евро­пы и Азии, то я и нач­ну отсю­да опи­са­ние отдель­ных стран.

2. Танаис течет из север­ных обла­стей, одна­ко не в диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ном направ­ле­нии к тече­нию Нила, как дума­ет боль­шин­ство, но восточ­нее C. 493его; [как у Нила] исто­ки Танаи­са неиз­вест­ны. Одна­ко зна­чи­тель­ная часть тече­ния Нила извест­на, так как река эта про­те­ка­ет через стра­ну, всю­ду лег­ко доступ­ную и судо­ход­ную дале­ко вверх по тече­нию. Устья Танаи­са мы зна­ем (их два в север­ной части Мео­ти­ды, в 60 ста­ди­ях друг от дру­га); одна­ко выше устья извест­на толь­ко неболь­шая часть тече­ния реки из-за холо­дов и ску­до­сти, кото­рую мест­ные жите­ли могут пере­но­сить, так как они пита­ют­ся мясом и моло­ком по обы­чаю кочев­ни­ков, но чуже­зем­цы не пере­но­сят ее. Кро­ме того, кочев­ни­ки, не всту­па­ю­щие в обще­ние с дру­ги­ми народ­но­стя­ми и более мно­го­чис­лен­ные и могу­ще­ствен­ные, пре­гра­ди­ли доступ во все удо­бо­про­хо­ди­мые места стра­ны и в судо­ход­ные части реки. По этой при­чине одни пред­по­ло­жи­ли, что исто­ки этой реки нахо­дят­ся в Кав­каз­ских горах; течет она сна­ча­ла на север, а после изги­ба впа­да­ет в Мео­ти­ду (с ними согла­сен и Фео­фан Мити­лен­ский), напро­тив, соглас­но све­де­ни­ям дру­гих, Танаис течет из обла­стей в вер­хо­вьях Ист­ра, одна­ко они не при­во­дят дока­за­тель­ства в под­твер­жде­ние столь отда­лен­но­го исто­ка реки или из дру­гих «кли­ма­тов»3, как буд­то невоз­мож­но, чтобы река начи­на­лась вбли­зи и на севе­ре.

3. На реке и на озе­ре лежит одно­имен­ный город Танаис, осно­ван­ный гре­ка­ми, вла­дев­ши­ми Бос­по­ром. Недав­но его раз­ру­шил царь Поле­мон4 за непод­чи­не­ние. Это был общий тор­го­вый центр ази­ат­ских и евро­пей­ских кочев­ни­ков, с одной сто­ро­ны, и при­бы­ва­ю­щих на кораб­лях в озе­ро с с. 469 Бос­по­ра, с дру­гой; пер­вые при­во­зят рабов, кожи и дру­гие пред­ме­ты, кото­рые мож­но най­ти у кочев­ни­ков, послед­ние достав­ля­ют в обмен одеж­ду, вино и все про­чие при­над­леж­но­сти куль­тур­но­го оби­хо­да. В 100 ста­ди­ях перед этим тор­го­вым цен­тром лежит ост­ров Ало­пе­кия — место житель­ства сме­шан­ных посе­лен­цев. Побли­зо­сти на озе­ре есть и дру­гие ост­ров­ки. От вхо­да в Мео­ти­ду Танаис5 нахо­дит­ся в 2200 ста­ди­ях по пря­мо­му пути на север; немно­го боль­ше рас­сто­я­ние, если плыть вдоль бере­га.

4. При пла­ва­нии вдоль побе­ре­жья, отправ­ля­ясь из Танаи­са, мы встре­ча­ем преж­де все­го на рас­сто­я­нии 800 ста­дий реку под назва­ни­ем Боль­шой Ром­бит, где нахо­дят­ся самые боль­шие места лов­ли рыбы, назна­чен­ной для засо­ла. Затем еще в 800 ста­ди­ях рас­по­ло­же­ны Мень­ший Ром­бит и мыс, где так­же есть, хотя мень­шие, места рыб­ной лов­ли. У тех, кто живет око­ло Боль­шо­го Ром­би­та, ост­ров­ки слу­жат рыбо­лов­ны­ми сто­ян­ка­ми, а на Малом Ром­би­те сами мео­ты зани­ма­ют­ся этим про­мыс­лом. Ведь по все­му это­му побе­ре­жью мео­ты; хотя они и зани­ма­ют­ся зем­ле­де­ли­ем, но не менее воин­ствен­ны, чем кочев­ни­ки. Они рас­па­да­ют­ся на несколь­ко пле­мен, при­чем живу­щие вбли­зи Танаи­са отли­ча­ют­ся боль­шей дико­стью, а те, что гра­ни­чат C. 494с Бос­по­ром, более циви­ли­зо­ва­ны. От Мало­го Ром­би­та до Тирам­бы и Анти­ки­та 600 ста­дий; далее 120 ста­дий до Ким­ме­рий­ско­го селе­ния, кото­рое явля­ет­ся отправ­ным пунк­том пла­ва­ния по озе­ру. На этом пути, как гово­рят, есть так­же несколь­ко наблю­да­тель­ных пунк­тов6 кла­зо­мен­цев.

5. В преж­нее вре­мя Ким­ме­рик был горо­дом на полу­ост­ро­ве и запи­рал пере­ше­ек рвом и насы­пью. Неко­гда ким­ме­рий­цы обла­да­ли могу­ще­ством на Бос­по­ре, поче­му он и полу­чил назва­ние Ким­ме­рий­ско­го Бос­по­ра. Ким­ме­рий­цы — это пле­мя, кото­рое тре­во­жи­ло сво­и­ми набе­га­ми жите­лей внут­рен­ней части стра­ны на пра­вой сто­роне Пон­та вплоть до Ионии. Одна­ко ски­фы вытес­ни­ли их из этой обла­сти, а послед­них — гре­ки, кото­рые осно­ва­ли Пан­ти­ка­пей и про­чие горо­да на Бос­по­ре.

6. Далее, до селе­ния Ахил­лея, где нахо­дит­ся свя­ти­ли­ще Ахил­ле­са, 20 ста­дий. Здесь про­лив у вхо­да в Мео­ти­ду у́же все­го — око­ло 20 ста­дий или боль­ше. На про­ти­во­по­лож­ном бере­гу нахо­дит­ся селе­ние Мир­ме­кий; побли­зо­сти лежат Герак­лей и Пар­фе­ний7.

7. Отсю­да 90 ста­дий до памят­ни­ка Сати­ра. Это — кур­ган, насы­пан­ный на мысе в память об одном из зна­ме­ни­тых вла­дык Бос­по­ра8.

8. Непо­да­ле­ку нахо­дит­ся селе­ние Патра­ей, от кото­ро­го 130 ста­дий до селе­ния Коро­кон­да­мы. Послед­нее явля­ет­ся кон­цом так назы­ва­е­мо­го Ким­ме­рий­ско­го Бос­по­ра. Так назы­ва­ет­ся узкий про­лив у вхо­да в Мео­ти­ду; он тянет­ся от тес­нин меж­ду Ахил­ле­ем и Мир­ме­ки­ем вплоть до Коро­кон­да­мы и малень­ко­го селе­ния по име­ни Акра, лежа­ще­го напро­тив в обла­сти пан­ти­ка­пей­цев; Акра отде­ле­на от Коро­кон­да­мы про­ли­вом в 70 ста­дий шири­ной. Ведь лед про­сти­ра­ет­ся так­же до этих пор9, когда во вре­мя моро­зов Мео­ти­да замер­за­ет, так что по льду мож­но ходить пеш­ком. Повсю­ду в этом узком про­хо­де есть удоб­ные гава­ни.

9. Над Коро­кон­да­мой лежит очень боль­шое озе­ро, назы­ва­е­мое от это­го селе­ния Коро­кон­да­ми­ти­дой. В 10 ста­ди­ях от селе­ния озе­ро изли­ва­ет­ся с. 470 в море. В озе­ро впа­да­ет какой-то рукав реки Анти­ки­та и обра­зу­ет ост­ров, омы­ва­е­мый этим озе­ром, Мео­ти­дой и рекой. Неко­то­рые назы­ва­ют и эту реку Гипа­ни­сом подоб­но реке у Бори­сфе­на.

10. При въез­де в Коро­кон­да­ми­ти­ду нахо­дят­ся зна­чи­тель­ный город Фана­го­рия, C. 495Кепы, Гер­мо­насса и Апа­тур — свя­ти­ли­ще Афро­ди­ты. Фана­го­рия и Кепы рас­по­ло­же­ны на упо­мя­ну­том ост­ро­ве при вхо­де в озе­ро с левой сто­ро­ны, а осталь­ные горо­да — за Гипа­ни­сом в Синдской обла­сти. В Синдской обла­сти есть место Гор­ги­пия — цар­ская сто­ли­ца син­дов, неда­ле­ко от моря, а так­же Або­ра­ка. Все пле­ме­на, под­власт­ные вла­сти­те­лям Бос­по­ра, назы­ва­ют­ся бос­по­ра­на­ми. Глав­ным горо­дом евро­пей­ских бос­по­ра­нов явля­ет­ся Пан­ти­ка­пей, а ази­ат­ских — Фана­го­рий (пото­му что так назы­ва­ет­ся этот город). Фана­го­рия, по-види­мо­му, явля­ет­ся пере­ва­лоч­ным пунк­том для това­ров, достав­ля­е­мых из Мео­ти­ды и выше­ле­жа­щей вар­вар­ской стра­ны, а Пан­ти­ка­пей — для това­ров, при­во­зи­мых туда с моря. Есть в Фана­го­рии зна­ме­ни­тое свя­ти­ли­ще Афро­ди­ты Апа­ту­рос. Для объ­яс­не­ния пер­во­на­чаль­но­го зна­че­ния эпи­те­та боги­ни при­во­дят некий миф о том, как боги­ня, когда на нее здесь напа­ли гиган­ты, позва­ла на помощь Герак­ла и спря­та­ла его в какой-то пеще­ре; затем, при­ни­мая гиган­тов пооди­ноч­ке, она отда­ва­ла сво­их вра­гов Герак­лу, чтобы ковар­но, обма­ном10 убить их.

11. К чис­лу мео­тов при­над­ле­жат сами син­ды и дан­да­рии, торе­а­ты, агры и арре­хи, а так­же тар­пе­ты, оби­ди­а­ке­ны, сит­та­ке­ны, дос­ки и неко­то­рые дру­гие. К ним отно­сят­ся аспур­ги­а­ны, живу­щие на про­стран­стве в 500 ста­дий меж­ду Фана­го­ри­ей и Гор­ги­пи­ей. Когда царь Поле­мон, напав на них под пред­ло­гом заклю­че­ния дого­во­ра о друж­бе, не сумел, одна­ко, скрыть сво­е­го наме­ре­ния, они пере­хит­ри­ли его и, захва­тив в плен, уби­ли. Все ази­ат­ские мео­ты были под­власт­ны частью вла­де­те­лям тор­го­во­го цен­тра на Танаи­се, частью же — бос­по­ра­нам. Одна­ко ино­гда то те, то дру­гие под­ни­ма­ли вос­ста­ние про­тив сво­их вла­сти­те­лей. Неред­ко пра­ви­те­ли бос­по­ра­нов захва­ты­ва­ли обла­сти вплоть до Танаи­са, в осо­бен­но­сти же послед­ние их вла­ды­ки: Фар­нак, Асандр и Поле­мон. Фар­нак, как гово­рят, одна­жды, очи­стив какой-то ста­рый канал, про­вел через него реку Гипа­нис в стра­ну дан­да­ри­ев и зато­пил ее.

12. После Синдской обла­сти и Гор­ги­пии, что на море, сле­ду­ет побе­ре­жье ахей­цев, зигов и гениохов, лишен­ное боль­шей частью гава­ней и гори­стое, так как оно явля­ет­ся частью Кав­ка­за. Эти народ­но­сти живут мор­ским раз­бо­ем, для чего у них есть неболь­шие, узкие и лег­кие лод­ки вме­сти­мо­стью при­бли­зи­тель­но до 25 чело­век, ред­ко — до 30; у гре­ков они назы­ва­ют­ся «кама­ра­ми»11. Как гово­рят, эту Ахею засе­ли­ли фтио­тий­ские ахей­цы из вой­ска Иасо­на, а лакон­цы посе­ли­лись в Генио­хии; пред­во­ди­те­ля­ми послед­них C. 496были Кре­кас12 и Амфи­страт — воз­ни­цы Дио­с­ку­ров; по всей веро­ят­но­сти, генио­хи13 полу­чи­ли свое имя от них. Сна­ря­жая фло­ти­лии таких «камар» и напа­дая то на купе­че­ские кораб­ли, то даже на какую-нибудь стра­ну или город, они гос­под­ство­ва­ли на море. Ино­гда им помо­га­ют даже жите­ли Бос­по­ра, предо­став­ляя свои кора­бель­ные сто­ян­ки, рынок для сбы­та добы­чи. Когда они воз­вра­ща­ют­ся в род­ные места, то при отсут­ствии кора­бель­ных с. 471 сто­я­нок им при­хо­дит­ся на сво­их пле­чах пере­но­сить «кама­ры» в леса, где они и живут, обра­ба­ты­вая скуд­ную зем­лю. Когда же насту­па­ет вре­мя пла­ва­ния, они сно­ва несут свои лод­ки к бере­гу. Точ­но так же посту­па­ют они и в чужих стра­нах, где им хоро­шо извест­ны леси­стые места; там они пря­чут свои «кама­ры», а сами пеш­ком бро­дят днем и ночью, похи­щая людей для про­да­жи в раб­ство. Похи­щен­ных они с готов­но­стью пред­ла­га­ют отпу­стить за выкуп, изве­щая об этом после выхо­да в море их род­ных. В зем­лях, под­чи­нен­ных мест­ным вла­сти­те­лям, пра­ви­те­ли ока­зы­ва­ют помощь жерт­вам наси­лия; они неред­ко в свою оче­редь напа­да­ют на раз­бой­ни­ков и, захва­тив их «кама­ры», при­во­дят назад вме­сте с эки­па­жем. Обла­сти, под­чи­нен­ные рим­ля­нам, более бес­силь­ны про­тив это­го зла из-за небре­же­ния посы­ла­е­мых туда пра­ви­те­лей.

13. Таков образ жиз­ни этих народ­но­стей. Управ­ля­ют ими так назы­ва­е­мые «скеп­ту­хи»14, а эти послед­ние сами под­власт­ны тира­нам и царям. Так, напри­мер, у гениохов было 4 царя в то вре­мя, когда Мит­ри­дат Евпа­тор, изгнан­ный из стра­ны сво­их пред­ков в Бос­пор, шел через их зем­лю. Эта стра­на ока­за­лась лег­ко про­хо­ди­мой; от наме­ре­ния прой­ти через стра­ну зигов ему при­шлось отка­зать­ся из-за ее суро­во­сти и дико­сти; толь­ко с тру­дом уда­лось Мит­ри­да­ту про­брать­ся вдоль побе­ре­жья, бо́льшую часть пути про­дви­га­ясь у моря, пока он не при­был в стра­ну ахей­цев. При их под­держ­ке царю уда­лось завер­шить свое путе­ше­ствие из Фаси­са — без мало­го 4000 ста­дий.

14. От Коро­кон­да­мы мор­ской путь сра­зу же идет на восток. В 180 ста­ди­ях от нее нахо­дят­ся Синдская гавань и город. Затем на рас­сто­я­нии 400 ста­дий сле­ду­ют так назы­ва­е­мые Баты — селе­ние и гавань там, где по направ­ле­нию на юг, как дума­ют, почти что напро­тив это­го побе­ре­жья, лежит Сино­па, подоб­но тому как мыс Карам­бис (о кото­ром уже шла речь15) лежит про­тив Кри­уме­то­по­на. После Бат Арте­ми­дор назы­ва­ет побе­ре­жье кер­ке­тов (где есть кора­бель­ные сто­ян­ки и селе­ния) дли­ной почти в 850 ста­дий; затем побе­ре­жье ахей­цев — 500 ста­дий; потом берег гениохов — 1000 C. 497ста­дий; далее Боль­шой Пити­унт — дли­ной 360 ста­дий вплоть до Дио­с­ку­ри­а­ды. Исто­ри­ки мит­ри­да­то­вых войн, кото­рые заслу­жи­ва­ют боль­ше дове­рия, напро­тив, назы­ва­ют спер­ва ахей­цев, затем зигов, потом гениохов, далее кер­ке­тов, мос­хов, кол­хов, живу­щих над ними фти­ро­фа­гов и соанов и дру­гие неболь­шие народ­но­сти око­ло Кав­ка­за. Сна­ча­ла побе­ре­жье, как я ска­зал, тянет­ся на восток и обра­ще­но к югу, но от Батов оно поне­мно­гу дела­ет пово­рот и затем обра­ща­ет­ся к запа­ду, окан­чи­ва­ясь у Пити­ун­та и Дио­с­ку­ри­а­ды; ведь эти мест­но­сти Кол­хи­ды при­мы­ка­ют к выше­упо­мя­ну­то­му побе­ре­жью. За Дио­с­ку­ри­а­дой сле­ду­ют осталь­ное побе­ре­жье Кол­хи­ды и при­ле­га­ю­щее к ней после зна­чи­тель­но­го изги­ба побе­ре­жье Тра­пезун­та; затем оно про­дол­жа­ет­ся почти по пря­мой линии и обра­зу­ет пра­вую сто­ро­ну Пон­та, обра­щен­ную на север. Все побе­ре­жье ахей­цев и осталь­ных народ­но­стей вплоть до Дио­с­ку­ри­а­ды и мест­но­стей, рас­по­ло­жен­ных на пря­мой линии к югу от нее в глу­бине стра­ны, лежит у подош­вы Кав­ка­за.

с. 472 15. Эта гора воз­вы­ша­ет­ся над обо­и­ми моря­ми — Пон­тий­ским и Кас­пий­ским, пере­го­ра­жи­вая как бы сте­ной раз­де­ля­ю­щий их пере­ше­ек. Гора отде­ля­ет с юга Алба­нию и Ибе­рию, а с севе­ра — сар­мат­ские рав­ни­ны. Она покры­та леса­ми из все­воз­мож­ных пород и в осо­бен­но­сти кора­бель­ным лесом. По сло­вам Эра­то­сфе­на, мест­ные жите­ли назы­ва­ют Кав­каз Кас­пи­ем, может быть от име­ни [пле­ме­ни] кас­пи­ев. Неко­то­рые отро­ги горы выда­ют­ся по направ­ле­нию на юг; они охва­ты­ва­ют сере­ди­ну Ибе­рии, сопри­ка­са­ют­ся с Армян­ски­ми и так назы­ва­е­мы­ми Мос­хий­ски­ми гора­ми, а так­же со Ски­ди­сом и Пари­а­д­ром. Все эти горы явля­ют­ся частя­ми Тав­ра, обра­зу­ю­ще­го южную сто­ро­ну Арме­нии; они как бы ото­рва­ны от Тав­ра на север и высту­па­ют вплоть до Кав­ка­за и части Евк­син­ско­го побе­ре­жья от Кол­хи­ды до Фемис­ки­ры.

16. Так как Дио­с­ку­ри­а­да лежит в таком зали­ве, зани­мая самую восточ­ную точ­ку все­го моря, то она счи­та­ет­ся «впа­ди­ной» Евк­син­ско­го Пон­та и [пла­ва­ние к ней] — самым отда­лен­ным. Пото­му что так надо пони­мать обще­из­вест­ный стих


На Фасис, кораб­лям где самый край­ний путь,
(Неизв. тра­ге­дия, фрг. 559. Наук)

но не так, буд­то автор ямба имел в виду реку, а не одно­имен­ный с ней город, лежа­щий на реке; ско­рее по одной части стра­ны он обо­зна­чил всю Кол­хи­ду, так как от реки и горо­да до «впа­ди­ны» оста­ет­ся пути по пря­мой C. 498не мень­ше 600 ста­дий. Эта же Дио­с­ку­ри­а­да явля­ет­ся нача­лом пере­шей­ка меж­ду Кас­пий­ским морем и Пон­том и общим тор­го­вым цен­тром для живу­щих выше и сосед­них народ­но­стей. Во вся­ком слу­чае в этот город соби­ра­ет­ся 70 народ­но­стей (соглас­но дру­гим, кото­рые вовсе не забо­тят­ся о дей­стви­тель­но­сти, даже 300). Все они гово­рят на раз­ных язы­ках, так как живут врозь и замкну­то в силу сво­ей гор­до­сти и дико­сти. Боль­шин­ство их — это сар­ма­ты, но все они кав­каз­цы. Тако­вы мои све­де­ния о Дио­с­ку­ри­а­де.

17. Что каса­ет­ся осталь­ной Кол­хи­ды, то бо́льшая часть ее рас­по­ло­же­на на море. Через Кол­хи­ду про­те­ка­ет Фасис — боль­шая река, беру­щая нача­ло в Арме­нии; она при­ни­ма­ет при­то­ки — воды Глав­ка и Гип­па, теку­щие с сосед­них гор. Фасис судо­хо­ден до Сара­пан — кре­по­сти, в кото­рой может поме­стить­ся даже насе­ле­ние цело­го горо­да. Отсю­да сухим путем по про­ез­жей доро­ге дохо­дят до Кира в 4 дня. На реке Фасис лежит одно­имен­ный город — тор­го­вый центр кол­хов, ограж­ден­ный, с одной сто­ро­ны, рекой, с дру­гой — озе­ром, а с тре­тьей — морем. Пла­ва­ние отсю­да до Ами­са и Сино­пы зани­ма­ет 2 или 3 дня из-за того, что зем­ля на мор­ских бере­гах топ­кая и в устьях рек боло­ти­стая. Стра­на заме­ча­тель­на не толь­ко сво­и­ми пло­да­ми (за исклю­че­ни­ем меда, кото­рый боль­шей частью гор­чит), но и всем необ­хо­ди­мым для кораб­ле­стро­е­ния. Она про­из­во­дит мно­го леса и сплав­ля­ет его по рекам. Жите­ли выде­лы­ва­ют мно­го льня­но­го полот­на, пень­ки, добы­ва­ют воск и смо­лу. Льня­ные тка­ни мест­но­го про­из­вод­ства поль­зу­ют­ся даже широ­кой извест­но­стью. Дей­стви­тель­но, они выво­зи­ли льня­ные тка­ни с. 473 в чужие стра­ны, и неко­то­рые, желая пока­зать некое род­ство кол­хов с егип­тя­на­ми, нахо­дят в этом фак­те под­твер­жде­ние сво­е­го взгля­да. В стране мос­хов над выше­упо­мя­ну­ты­ми река­ми нахо­дят­ся осно­ван­ное Фрик­сом свя­ти­ли­ще Лев­ко­феи и ора­кул Фрик­са, где не при­но­сят в жерт­ву бара­на. Неко­гда бога­тый, в наше вре­мя ора­кул был ограб­лен Фар­на­ком и несколь­ко позд­нее Мит­ри­да­том Пер­гам­ским. Ибо, по сло­вам Еври­пи­да, после разо­ре­ния стра­ны


Стра­да­ет боже­ство, не жаж­дет покло­не­ния.
(Тро­ян­ки, 26)

18. Насколь­ко эта стра­на в древ­но­сти была зна­ме­ни­та, пока­зы­ва­ют мифы, кото­рые гово­рят, хотя и в туман­ной фор­ме, о похо­де Иасо­на, достиг­ше­го Мидии, и о еще более ран­нем похо­де Фрик­са. После­ду­ю­щие цари-пре­ем­ни­ки вла­де­ли стра­ной, раз­де­лен­ной на «скеп­ту­хии»16, но бла­го­по­лу­чие их было неве­ли­ко. Когда власть Мит­ри­да­та Евпа­то­ра зна­чи­тель­но C. 499уси­ли­лась, стра­на под­чи­ни­лась его гос­под­ству. Царь посто­ян­но посы­лал туда кого-нибудь из «дру­зей» [при­бли­жен­ных] в каче­стве «намест­ни­ка» или «пра­ви­те­ля»17. В чис­ле этих «намест­ни­ков» был Моаферн — дядя моей мате­ри с отцов­ской сто­ро­ны. Из этой стра­ны царь полу­чал боль­ше все­го помо­щи для осна­ще­ния сво­е­го фло­та. После кру­ше­ния могу­ще­ства Мит­ри­да­та вся его дер­жа­ва рас­па­лась и была раз­де­ле­на меж­ду мно­ги­ми пра­ви­те­ля­ми. В кон­це кон­цов Кол­хи­дой завла­дел Поле­мон, а после смер­ти послед­не­го пра­ви­ла супру­га его Пифо­до­ри­да, кото­рая была цари­цей кол­хов, горо­дов Тра­пезун­та и Фар­на­кии и лежа­щих выше вар­вар­ских обла­стей, о кото­рых речь пой­дет даль­ше18. Стра­на мос­хов, в кото­рой нахо­дит­ся свя­ти­ли­ще19, делит­ся на 3 части: одна часть под вла­стью кол­хов, дру­гая — ибе­рий­цев, а тре­тьей вла­де­ют армяне. В Ибе­рии есть так­же горо­док (горо­док Фрик­са) — совре­мен­ная Иде­есса, хоро­шо укреп­лен­ный пункт на гра­ни­це Кол­хи­ды. Око­ло Дио­с­ку­ри­а­ды про­те­ка­ет река Харес.

19. К чис­лу народ­но­стей, кото­рые схо­дят­ся в Дио­с­ку­ри­а­ду, при­над­ле­жат и фти­ро­фа­ги20, полу­чив­шие это имя от сво­ей нечи­сто­плот­но­сти и гря­зи. Побли­зо­сти живут и соа­ны, кото­рые ничуть не усту­па­ют им в смыс­ле неопрят­но­сти, но пре­вос­хо­дят могу­ще­ством; и, быть может, они почти что самые воин­ствен­ные и силь­ные из всех. Во вся­ком слу­чае они гос­под­ству­ют над все­ми народ­но­стя­ми вокруг них, зани­мая вер­ши­ны Кав­ка­за, воз­вы­ша­ю­щи­е­ся над Дио­с­ку­ри­а­дой. У них есть царь и совет из 300 чело­век, как гово­рят, они могут выста­вить вой­ско до 200 000 чело­век. Дей­стви­тель­но, вся народ­ная мас­са пред­став­ля­ет бое­спо­соб­ную, хотя и неор­га­ни­зо­ван­ную силу. В их стране, как пере­да­ют, гор­ные пото­ки при­но­сят золо­то, и вар­ва­ры ловят его реше­та­ми и кос­ма­ты­ми шку­ра­ми21. Отсю­да, гово­рят, и воз­ник миф о золо­том руне. Неко­то­рые назы­ва­ют их так­же ибе­рий­ца­ми — оди­на­ко­во с запад­ны­ми — от золо­тых рос­сы­пей, нахо­дя­щих­ся в обе­их стра­нах. Соа­ны при­ме­ня­ют для нако­неч­ни­ков стрел яд уди­ви­тель­но­го дей­ствия, кото­рый сво­им запа­хом при­но­сит муче­ния даже нера­не­ным отрав­лен­ны­ми стре­ла­ми. Про­чие народ­но­сти, живу­щие око­ло Кав­ка­за, зани­ма­ют скуд­ные с. 474 и незна­чи­тель­ные про­стран­ства зем­ли; напро­тив, албан­ские и ибе­рий­ские пле­ме­на, кото­рые как раз зани­ма­ют бо́льшую часть выше­упо­мя­ну­то­го пере­шей­ка, мож­но, пожа­луй, так­же назвать кав­каз­ски­ми пле­ме­на­ми. Они вла­де­ют пло­до­род­ной зем­лей и могут раз­вить хоро­шее хозяй­ство.


III

1. Дей­стви­тель­но, Ибе­рия боль­шей частью так хоро­шо застро­е­на горо­да­ми и посел­ка­ми, что там есть даже чере­пич­ные кры­ши, рыноч­ные пло­ща­ди и дру­гие соору­же­ния, воз­двиг­ну­тые по пра­ви­лам архи­тек­ту­ры.

C. 5002. Часть этой стра­ны окру­жа­ют Кав­каз­ские горы. Как я ука­зал выше1, отро­ги гор выда­ют­ся в южном направ­ле­нии; они пло­до­род­ны, охва­ты­ва­ют всю Ибе­рию, при­мы­кая к Арме­нии и Кол­хи­де. В цен­тре Ибе­рии нахо­дит­ся рав­ни­на, по кото­рой про­те­ка­ют реки. Самая боль­шая из них Кир. Он берет нача­ло в Арме­нии и, тот­час всту­пая в выше­упо­мя­ну­тую рав­ни­ну, при­ни­ма­ет Араг (теку­щий с Кав­ка­за) и дру­гие при­то­ки, а затем через узкую доли­ну течет в Алба­нию; меж­ду этой доли­ной и Арме­ни­ей река мощ­но про­но­сит­ся по рав­ни­нам, весь­ма бога­тым паст­би­ща­ми, при­ни­ма­ет еще боль­ше рек, в том чис­ле Ала­зо­ний, Сан­до­бан, Ретак и Хан (все судо­ход­ные), и, нако­нец, впа­да­ет в Кас­пий­ское море. Преж­де она назы­ва­лась Кором.

3. На Ибе­рий­ской рав­нине оби­та­ет насе­ле­ние, более склон­ное к зем­ле­де­лию и миру, кото­рое оде­ва­ет­ся на армян­ский и мидий­ский лад; гор­ную стра­ну, напро­тив, зани­ма­ют про­сто­лю­ди­ны и вои­ны, живу­щие по обы­ча­ям ски­фов и сар­ма­тов, сосе­дя­ми и род­ствен­ни­ка­ми кото­рых они явля­ют­ся; одна­ко они зани­ма­ют­ся так­же и зем­ле­де­ли­ем. В слу­чае каких-нибудь тре­вож­ных обсто­я­тельств они выстав­ля­ют мно­го десят­ков тысяч вои­нов как из сво­ей сре­ды, так и из чис­ла ски­фов и сар­ма­тов.

4. Суще­ству­ет 4 про­хо­да в стра­ну. Один ведет через колхское укреп­ле­ние Сара­па­ны и уще­лье вбли­зи него. Через это уще­лье Фасис (из-за изви­ли­сто­сти этой реки через нее ведут 120 мостов) бур­ным и стре­ми­тель­ным пото­ком низ­вер­га­ет­ся в Кол­хи­ду, при­чем во вре­мя лив­ней мест­ность покры­ва­ет­ся рыт­ви­на­ми от мно­же­ства гор­ных пото­ков. Исто­ки Фаси­са в горах, лежа­щих над Ибе­ри­ей, где он напол­ня­ет­ся вода­ми мно­же­ства источ­ни­ков, а на рав­ни­нах он при­ни­ма­ет еще и дру­гие реки, сре­ди них Главк и Гипп. Напол­нив­шись вода­ми при­то­ков и став судо­ход­ной, эта река впа­да­ет в Понт; при устье ее нахо­дит­ся одно­имен­ный город и побли­зо­сти от него озе­ро. Таков про­ход из Кол­хи­ды в Ибе­рию, пре­граж­ден­ный ска­ла­ми, кре­по­стя­ми и бур­ны­ми река­ми.

5. Из обла­сти север­ных кочев­ни­ков идет труд­ный трех­днев­ный подъ­ем, после чего сле­ду­ет узкая реч­ная доли­на вдоль Ара­га, по кото­рой про­хо­дит доро­га, рав­ная четы­рех­днев­но­му пере­хо­ду для одно­го чело­ве­ка. Конеч­ный уча­сток доро­ги охра­ня­ет­ся непри­ступ­ным укреп­ле­ни­ем. Про­ход из Алба­нии идет сна­ча­ла через ска­лы высе­чен­ной в камне тро­пой, а затем через пой­му, обра­зу­е­мую рекой Ала­зо­ни­ем, теку­щей с Кав­ка­за. Про­хо­ды же с. 475 из Арме­нии — это уще­лье Кира и Ара­га. Ведь выше сли­я­ния этих рек рас­по­ло­же­ны на ска­лах укреп­лен­ные горо­да, при­бли­зи­тель­но в 16 ста­ди­ях C. 501друг от дру­га; на Кире — Гар­мо­зи­ка, а на дру­гой реке — Сев­са­мо­ра. Эти­ми про­хо­да­ми вос­поль­зо­вал­ся сна­ча­ла Пом­пей, дви­нув­шись из Арме­нии, а затем Кани­дий.

6. Стра­ну эту насе­ля­ют 4 раз­ря­да людей. Один раз­ряд самый глав­ный — из него они выби­ра­ют царей, стар­ших по род­ству и воз­рас­ту; сле­ду­ю­щее по зна­че­нию лицо — это вер­хов­ный судья и пол­ко­во­дец. Вто­рой раз­ряд — это жре­цы, веда­ю­щие, кро­ме про­че­го, еще тяж­ба­ми с сосе­дя­ми. Тре­тий раз­ряд состо­ит из вои­нов и зем­ле­дель­цев. Нако­нец, чет­вер­тый — про­стой народ; это цар­ские рабы, кото­рые выпол­ня­ют все рабо­ты по добы­ва­нию жиз­нен­ных средств. Иму­ще­ство у них общее в роде, заве­ду­ет и хра­нит каж­дое иму­ще­ство стар­ший. Тако­вы ибе­рий­цы и их стра­на.


IV

1. Албан­цы боль­ше при­вер­же­ны к ско­то­вод­ству и сто­ят бли­же к кочев­ни­кам; одна­ко они не дики и поэто­му не очень воин­ствен­ны. Они живут меж­ду ибе­рий­ца­ми и Кас­пий­ским морем; на восто­ке их стра­на при­ле­га­ет к морю, а на запа­де гра­ни­чит с ибе­рий­ца­ми. Что каса­ет­ся осталь­ных сто­рон, то север­ная окру­же­на Кав­каз­ски­ми гора­ми (пото­му что эти горы воз­вы­ша­ют­ся над рав­ни­на­ми и назы­ва­ют­ся, в осо­бен­но­сти их части что у моря, Керав­ний­ски­ми гора­ми), а послед­нюю сто­ро­ну обра­зу­ет Арме­ния, гра­ни­ча­щая с ней; Арме­ния частич­но пред­став­ля­ет рав­ни­ну, частью же — гори­стая стра­на, подоб­но Кам­би­сене, где армяне гра­ни­чат одновре­мен­но с ибе­рий­ца­ми и албан­ца­ми.

2. Река Кир, про­те­ка­ю­щая через Алба­нию, и осталь­ные реки, напол­ня­ю­щие ее, уве­ли­чи­ва­ют пло­до­ро­дие зем­ли, но зато отда­ля­ют ее от моря. Дей­стви­тель­но, реч­ные нано­сы, попа­дая туда в боль­шом коли­че­стве, засо­ря­ют про­ход, так что при­ле­га­ю­щие ост­ров­ки соеди­ня­ют­ся с мате­ри­ком, обра­зуя там и сям высту­па­ю­щие мели, от кото­рых труд­но убе­речь­ся. Это посто­ян­ное изме­не­ние мелей еще более уси­ли­ва­ет­ся от при­боя волн во вре­мя отли­ва. В самом деле, устья реки, гово­рят, делят­ся на 12 выхо­дов; одни из них глу­хие, дру­гие же вполне доступ­ны при­бою и лише­ны кора­бель­ных сто­я­нок. Хотя побе­ре­жье на про­стран­стве более 60 ста­дий со всех сто­рон и омы­ва­ет­ся морем и река­ми, но каж­дая его часть недо­ступ­на; нано­сы про­сти­ра­ют­ся даже на 500 ста­дий и дела­ют берег пес­ча­ным. Побли­зо­сти впа­да­ет Аракс, бур­но теку­щий из Арме­нии. Одна­ко нано­сы, кото­рые Аракс несет к устью, делая свое рус­ло судо­ход­ным, Кир воз­ме­ща­ет в таком же коли­че­стве.

C. 5023. Впро­чем, быть может, тако­го рода людям море вовсе и не нуж­но. Ведь они даже зем­лей не поль­зу­ют­ся по ее досто­ин­ству, так как эта зем­ля про­из­во­дит не толь­ко все­воз­мож­ные ого­род­ные пло­ды, но так­же вся­кие рас­те­ния; дей­стви­тель­но, на ней про­из­рас­та­ют даже веч­но­зе­ле­ные рас­те­ния. При этом зем­ля не тре­бу­ет ни малей­ше­го ухо­да, но все зем­ные бла­га


с. 476 без паха­нья и сева взрас­та­ют,
(Од. IX, 109)

как об этом сооб­ща­ют те, кто совер­шил поход в эту сто­ро­ну1, рас­ска­зы­вая о их, так ска­зать, «кик­ло­пов­ском»2 обра­зе жиз­ни. По сло­вам этих писа­те­лей, одна­жды засе­ян­ная зем­ля во мно­гих местах дает 2 или 3 уро­жая, и пер­вый уро­жай полу­ча­ет­ся даже сам-пять­де­сят; при­чем поле не лежит под паром и вспа­хи­ва­ет­ся не желез­ным плу­гом, а дере­вян­ной сохой. Оро­ша­ет­ся вся эта рав­ни­на еще луч­ше вави­лон­ской и еги­пет­ской сво­и­ми река­ми и про­чи­ми вода­ми, так что она все­гда сохра­ня­ет вид тра­вя­ни­стой и изоби­лу­ет паст­би­ща­ми. Вдо­ба­вок и кли­мат здесь более бла­го­при­ят­ный, чем в тех стра­нах.

Вино­град­ные лозы там нико­гда не ока­пы­ва­ют до кон­ца, а толь­ко раз в 5 лет под­ре­за­ют. Моло­дые лозы пло­до­но­сят уже на вто­рой год, а достиг­нув зре­ло­сти, дают так мно­го гроз­дей, что зна­чи­тель­ную часть их при­хо­дит­ся остав­лять на вет­вях. Рав­ным обра­зом и скот в их стране хоро­шо рас­тет, как домаш­ний, так и дикий.

4. Люди там отли­ча­ют­ся кра­со­той и высо­ким ростом, вме­сте с тем они про­сто­душ­ны и не мелоч­ны. У них обыч­но нет в упо­треб­ле­нии чекан­ной моне­ты, и, не зная чис­ла боль­ше 100, они зани­ма­ют­ся лишь мено­вой тор­гов­лей. И в отно­ше­нии про­чих жиз­нен­ных вопро­сов они выска­зы­ва­ют рав­но­ду­шие. Точ­ные меры и вес им неиз­вест­ны. К вопро­сам вой­ны, государ­ствен­но­го устрой­ства и зем­ле­де­лия они отно­сят­ся без­за­бот­но. Одна­ко сра­жа­ют­ся они как в пешем строю, так и вер­хом в лег­ком и тяже­лом воору­же­нии подоб­но армя­нам3.

5. Вой­ско они выстав­ля­ют более мно­го­чис­лен­ное, чем ибе­рий­цы. Имен­но они воору­жа­ют 60 000 пехо­тин­цев и 22 000 всад­ни­ков4, со столь мно­го­чис­лен­ным вой­ском они высту­пи­ли про­тив Пом­пея. Кочев­ни­ки помо­га­ют албан­цам, так же как и ибе­рий­цам, в войне с чуже­зем­ца­ми и по тем же при­чи­нам. Впро­чем, они неред­ко напа­да­ют на них, так что меша­ют зем­ле­дель­че­ским заня­ти­ям. Албан­цы воору­же­ны дро­ти­ка­ми и лука­ми; они носят пан­ци­ри и боль­шие про­дол­го­ва­тые щиты, а так­же шле­мы из шкур зве­рей подоб­но ибе­рий­цам. К обла­сти албан­цев при­над­ле­жит и область Кас­пи­а­на, назван­ная по исчез­нув­ше­му теперь пле­ме­ни, име­нем кото­ро­го назва­но и море. Про­ход из Ибе­рии в Алба­нию идет через без­вод­ную и каме­ни­стую область Кам­би­се­ну к реке Ала­зо­нию. Как сами албан­цы, так и их соба­ки чрез­вы­чай­но склон­ны к охо­те, одна­ко не столь­ко бла­го­да­ря уме­нью, сколь­ко по стра­сти к это­му заня­тию.

C. 5036. Их цари так­же заме­ча­тель­ны. Теперь, прав­да, у них один царь управ­ля­ет все­ми пле­ме­на­ми, тогда как преж­де каж­дое раз­но­языч­ное пле­мя управ­ля­лось соб­ствен­ным царем. Язы­ков у них 26, так что они нелег­ко всту­па­ют в сно­ше­ния друг с дру­гом. В этой стране водят­ся неко­то­рые ядо­ви­тые пре­смы­ка­ю­щи­е­ся, а так­же скор­пи­о­ны и ядо­ви­тые пау­ки5. Укус одних ядо­ви­тых пау­ков застав­ля­ет людей уми­рать сме­ясь, а укус дру­гих — пла­ча с тос­ки по погиб­шим род­ствен­ни­кам.

с. 477 7. Из богов они почи­та­ют Гелия, Зев­са и Селе­ну, в осо­бен­но­сти же Селе­ну, свя­ти­ли­ще кото­рой нахо­дит­ся вбли­зи Ибе­рии. Обя­зан­ность жре­ца у них испол­ня­ет самый ува­жа­е­мый чело­век после царя; он сто­ит во гла­ве боль­шой и густо­на­се­лен­ной свя­щен­ной обла­сти, а так­же рас­по­ря­жа­ет­ся раба­ми хра­ма, мно­гие из кото­рых, одер­жи­мые боже­ством, изре­ка­ют про­ро­че­ства. Того из них, кто, став одер­жим боже­ством, в уеди­не­нии ски­та­ет­ся по лесам, жрец при­ка­зы­ва­ет схва­тить и, свя­зав свя­щен­ной цепью, пыш­но содер­жать весь год; затем при­го­тов­лен­но­го в жерт­ву богине ума­ща­ют бла­го­во­ни­я­ми и вме­сте с дру­ги­ми жерт­ва­ми под­вер­га­ют закла­нию. Жерт­во­при­но­ше­ние про­из­во­дит­ся сле­ду­ю­щим обра­зом. Кто-то из тол­пы, хоро­шо зна­ко­мый с этим делом, высту­па­ет со свя­щен­ным копьем в руке, кото­рым по обы­чаю мож­но совер­шать чело­ве­че­ское жерт­во­при­но­ше­ние, и вон­за­ет его сквозь бок в серд­це жерт­вы. Когда жерт­ва валит­ся наземь, они полу­ча­ют извест­ные пред­зна­ме­но­ва­ния по спо­со­бу ее паде­ния и объ­яв­ля­ют всем. Затем при­но­сят тело в извест­ное место и все топ­чут его нога­ми, совер­шая обряд очи­ще­ния.

8. Ста­рость у албан­цев в чрез­вы­чай­ном поче­те и не толь­ко роди­те­лей, но и про­чих людей. Забо­ты о покой­ни­ках или даже вос­по­ми­на­ние о них счи­та­ют­ся нече­сти­ем. Вме­сте с покой­ни­ка­ми погре­ба­ют и все их иму­ще­ство, и пото­му живут в бед­но­сти, лишен­ные отцов­ско­го досто­я­ния. Это мои све­де­ния об албан­цах. — По пре­да­нию, Иасон во вре­мя сво­е­го путе­ше­ствия к кол­хам вме­сте с фес­са­лий­цем Арме­ном про­ник вплоть до Кас­пий­ско­го моря и посе­тил Ибе­рию, Алба­нию и боль­шую часть Арме­нии и Мидии, как это дока­зы­ва­ют нахо­дя­щи­е­ся там свя­ти­ли­ща Иасо­на6 и неко­то­рые дру­гие памят­ни­ки. Далее, по рас­ска­зам, Армен про­ис­хо­дил из Арме­ния — одно­го из горо­дов близ озе­ра Бебе­иды, меж­ду Фера­ми и Лари­сой. Спут­ни­ки Арме­на заня­ли обла­сти Аки­ли­се­ну и Сис­пи­ри­ти­ду вплоть до Кала­ха­ны и Адиа­бе­ны, а он даже оста­вил после себя одно­имен­ную с ним Арме­нию.


V

1. Как гово­рят, в горах над Алба­ни­ей оби­та­ют ама­зон­ки. Фео­фан, кото­рый сопро­вож­дал Пом­пея в похо­де и посе­тил стра­ну албан­цев, рас­ска­зы­ва­ет, что скиф­ские пле­ме­на гелов и легов живут меж­ду ама­зон­ка­ми C. 504и албан­ца­ми и что в этой стране про­те­ка­ет река Мер­ма­да­ли­да посре­дине меж­ду эти­ми пле­ме­на­ми и ама­зон­ка­ми. Дру­гие писа­те­ли, тоже пре­крас­но зна­ко­мые с эти­ми места­ми (сре­ди них Мет­ро­дор Скеп­сий­ский1 и Гип­си­крат), утвер­жда­ют, одна­ко, что ама­зон­ки живут в сосед­стве с гар­га­рей­ца­ми в север­ных пред­го­рьях тех частей Кав­каз­ских гор, кото­рые назы­ва­ют­ся Керав­ний­ски­ми. Все осталь­ное вре­мя2 ама­зон­ки упо­треб­ля­ют толь­ко для себя, выпол­няя отдель­ные рабо­ты, как пахо­та, садо­вод­ство, уход за ско­том и в осо­бен­но­сти за лошадь­ми; наи­бо­лее силь­ные из ама­зо­нок зани­ма­ют­ся глав­ным обра­зом охо­той вер­хом на лоша­дях и воен­ны­ми упраж­не­ни­я­ми. С дет­ства у всех них выжи­га­ют пра­вую грудь, чтобы с. 478 сво­бод­но поль­зо­вать­ся пра­вой рукой при вся­ком заня­тии и преж­де все­го при мета­нии копья. У них в ходу так­же лук, бое­вой топор и лег­кий щит; из шкур зве­рей они изго­тов­ля­ют шле­мы, пла­щи и поя­са. Вес­ной у них есть два осо­бых меся­ца, когда они под­ни­ма­ют­ся на сосед­нюю гору, отде­ля­ю­щую их от гар­га­рей­цев. По неко­е­му ста­ро­дав­не­му обы­чаю и гар­га­рей­цы так­же вос­хо­дят на эту гору, чтобы, совер­шив вме­сте с жен­щи­на­ми жерт­во­при­но­ше­ние, сой­тись с ними для дето­рож­де­ния; схо­дят­ся они тай­ком и в тем­но­те, кто с кем попа­ло; сде­лав жен­щин бере­мен­ны­ми, гар­га­рей­цы отпус­ка­ют их домой. Всех ново­рож­ден­ных жен­ско­го пола ама­зон­ки остав­ля­ют у себя, мла­ден­цев же муж­ско­го рода при­но­сят на вос­пи­та­ние гар­га­рей­цам. Каж­дый гар­га­ре­ец при­ни­ма­ет любо­го при­не­сен­но­го ему мла­ден­ца, счи­тая его по неве­де­нию сво­им сыном.

2. Река Мер­мо­да3, с шумом низ­вер­га­ю­ща­я­ся с гор, про­те­ка­ет через стра­ну ама­зо­нок, Сира­ке­ну и через всю лежа­щую меж­ду ними пусты­ню и впа­да­ет в Мео­ти­ду. Гар­га­рей­цы вме­сте с ама­зон­ка­ми, как гово­рят, под­ня­лись в эти места из Фемис­ки­ры; затем, одна­ко, нача­ли вос­ста­ние и ста­ли вое­вать про­тив ама­зо­нок вме­сте с каки­ми-то фра­кий­ца­ми и евбей­ца­ми (кото­рые в сво­их коче­вьях дохо­ди­ли до этих мест); впо­след­ствии, пре­кра­тив вой­ну, они заклю­чи­ли согла­ше­ние на выше­упо­мя­ну­тых усло­ви­ях: будут общать­ся друг с дру­гом толь­ко для того, чтобы иметь детей, жить же каж­дое пле­мя будет само­сто­я­тель­но.

3. Со ска­за­ни­ем об ама­зон­ках про­изо­шло нечто стран­ное. Дело в том, что во всех осталь­ных ска­за­ни­ях мифи­че­ские и исто­ри­че­ские эле­мен­ты раз­гра­ни­че­ны. Ведь ста­ри­на, вымы­сел и чудес­ное назы­ва­ют­ся мифа­ми, исто­рия же — будь то древ­няя или новая, — тре­бу­ет исти­ны, а чудес­но­му в ней нет места или оно встре­ча­ет­ся ред­ко. Что же каса­ет­ся ама­зо­нок, то о них все­гда — и рань­ше, и теперь — были в ходу одни и те же ска­за­ния, сплошь чудес­ные и неве­ро­ят­ные. Кто, напри­мер, пове­рит, что когда-нибудь вой­ско, город или пле­мя мог­ло состо­ять из одних жен­щин без муж­чин? C. 505И мало того, что состо­я­ло из них, но даже мог­ло делать набе­ги на чужую зем­лю и побеж­дать не толь­ко сосед­ние пле­ме­на, так что это вой­ско дошло до тепе­реш­ней Ионии, и мог­ло пред­при­нять даже замор­ский поход вплоть до Атти­ки? В самом деле, это допу­ще­ние рав­но­силь­но тому, если ска­зать, что тогдаш­ние муж­чи­ны были жен­щи­на­ми, а жен­щи­ны — муж­чи­на­ми. Более того, такие же ска­за­ния об ама­зон­ках рас­про­стра­не­ны и теперь, и наша склон­ность верить боль­ше древним ска­за­ни­ям, чем совре­мен­ным, еще более уси­ли­ва­ет упо­мя­ну­тую стран­ность.

4. Во вся­ком слу­чае пере­да­ют об осно­ва­нии ама­зон­ка­ми неко­то­рых горо­дов и о назва­ни­ях их, про­ис­хо­дя­щих от ама­зо­нок, напри­мер Эфес, Смир­на, Кима и Мири­на, а так­же о их моги­лах и дру­гих памят­ни­ках. Все назы­ва­ют Фемис­ки­ру, рав­ни­ны око­ло Фер­мо­дон­та и горы, воз­вы­ша­ю­щи­е­ся над ними, стра­ной ама­зо­нок, утвер­ждая, что они были изгна­ны отсю­да. Что каса­ет­ся тепе­реш­не­го место­пре­бы­ва­ния ама­зо­нок, то толь­ко немно­гие сооб­ща­ют об этом лишь без­до­ка­за­тель­ные и неправ­до­по­доб­ные све­де­ния. Таков, напри­мер, рас­сказ о цари­це ама­зо­нок Фале­стрии, с кото­рой, как с. 479 гово­рят, Алек­сандр всту­пил в сно­ше­ния в Гир­ка­нии и даже сошел­ся, чтобы иметь от нее детей. Ведь этот рас­сказ не все при­ни­ма­ют за досто­вер­ный: из мно­же­ства источ­ни­ков те, кто более все­го любит исти­ну, ниче­го не гово­рят об этом, а те, кто заслу­жи­ва­ет наи­боль­ше­го дове­рия, вовсе не упо­ми­на­ют об этом, даже те, кото­рые сооб­ща­ют этот факт, рас­ска­зы­ва­ют о нем по-раз­но­му. По сло­вам Кли­тар­ха, Фале­стрия даже при­бы­ла к Алек­сан­дру от Кас­пий­ских Ворот и Фер­мо­дон­та, меж­ду тем как рас­сто­я­ние от Кас­пий­ской обла­сти до Фер­мо­дон­та боль­ше 6000 ста­дий.

5. И обще­из­вест­ные рас­ска­зы, сочи­нен­ные для про­слав­ле­ния Алек­сандра, не нахо­дят все­об­ще­го при­зна­ния; их сочи­ни­те­ли дума­ли боль­ше о лести, чем об истине. Так, напри­мер, они пере­но­сят назва­ние «Кав­каз» с гор, воз­вы­ша­ю­щих­ся над Кол­хи­дой и Евк­син­ским Пон­том, на Индий­ские горы и лежа­щее побли­зо­сти от них Восточ­ное море. Ведь толь­ко эти горы, нахо­дя­щи­е­ся от Индии на рас­сто­я­нии свы­ше 30 000 ста­дий, гре­ки назы­ва­ли Кав­ка­зом и сюда они пере­но­си­ли место дей­ствия мифи­че­ско­го ска­за­ния о Про­ме­тее и его око­вах. В самом деле, эти горы были самы­ми отда­лен­ны­ми из извест­ных в то вре­мя людям. Похо­ды Дио­ни­са и Герак­ла, напро­тив, ука­зы­ва­ют на более позд­нее обра­зо­ва­ние мифа, так как Геракл, гово­рят, и Про­ме­тея осво­бо­дил на 1000 лет позд­нее. Прав­да, Алек­сан­дру было бы боль­ше сла­вы поко­рить Азию вплоть до Индий­ских гор, чем до самой отда­лен­ной части Евк­син­ско­го Пон­та и Кав­ка­за, одна­ко сла­ва и имя этой горы и пред­став­ле­ние о том, что Иасон со сво­и­ми спут­ни­ка­ми совер­шил самый дале­кий из всех поход, вплоть до обла­стей вбли­зи Кав­ка­за, так же как и пре­да­ние о том, что Про­ме­тей был ско­ван на краю C. 506зем­ли, на Кав­ка­зе — все это послу­жи­ло при­чи­ной, поче­му писа­те­ли дума­ли польстить царю, пере­не­ся имя Кав­ка­за на Индию.

6. Наи­бо­лее высо­ки­ми частя­ми насто­я­ще­го Кав­ка­за явля­ют­ся самые южные его части — у Алба­нии, Ибе­рии, стра­ны кол­хов и гениохов. Там оби­та­ют пле­ме­на, кото­рые, как я ука­зал выше4, схо­дят­ся в Дио­с­ку­ри­а­ду, а схо­дят­ся они туда глав­ным обра­зом за солью. Из этих пле­мен одни зани­ма­ют вер­ши­ны гор, дру­гие же оби­та­ют в лес­ных доли­нах, пита­ясь боль­шей частью мясом диких живот­ных, дики­ми пло­да­ми и моло­ком. Зимой вер­ши­ны гор недо­ступ­ны, а летом люди под­ни­ма­ют­ся на них, под­вя­зы­вая к ногам из-за сне­га и льда уты­кан­ные шипа­ми широ­кие кус­ки сыро­мят­ной бычьей кожи по фор­ме вро­де литав­ров. Спус­кать­ся им при­хо­дит­ся со сво­ей кла­дью, лежа на шку­рах и сколь­зя по льду, так же как это дела­ет­ся в атро­па­тий­ской Мидии и на горе Масий в Арме­нии. Там, одна­ко, под­кла­ды­ва­ют под подош­вы сапог уты­кан­ные шипа­ми дере­вян­ные коле­си­ки. Тако­вы вер­ши­ны Кав­ка­за.

7. Спус­ка­ясь к пред­го­рьям, попа­да­ем в область, рас­по­ло­жен­ную север­нее, но с более мяг­ким кли­ма­том. Дело в том, что эта область при­ле­га­ет к рав­ни­нам сира­ков. Здесь живут так­же неко­то­рые тро­гло­ди­ты, из-за холо­дов оби­та­ю­щие в зве­ри­ных бер­ло­гах; но даже у них мно­го ячмен­но­го хле­ба. За тро­гло­ди­та­ми сле­ду­ют хаме­ке­ты5 и так назы­ва­е­мые поли­фа­ги6 и с. 480 селе­ния иса­ди­ков, кото­рые еще в состо­я­нии зани­мать­ся зем­ле­де­ли­ем, так как живут не на самом севе­ре.

8. Далее сле­ду­ют уже кочев­ни­ки, живу­щие меж­ду Мео­ти­дой и Кас­пий­ским морем, имен­но наби­а­ны и панк­са­ны, а так­же пле­ме­на сира­ков и аор­сов. Эти аор­сы и сира­ки явля­ют­ся, види­мо, изгнан­ни­ка­ми пле­мен, живу­щих выше, а аор­сы оби­та­ют север­нее сира­ков. Абе­ак, царь сира­ков, выста­вил 20 000 всад­ни­ков (в то вре­мя когда Фар­нак вла­дел Бос­по­ром), Спа­дин же, царь аор­сов, даже 200 000; одна­ко верх­ние аор­сы выста­ви­ли еще боль­ше, так как они зани­ма­ют более обшир­ную область, вла­дея почти что боль­шей частью побе­ре­жья Кас­пий­ско­го моря. Поэто­му они вели кара­ван­ную тор­гов­лю на вер­блю­дах индий­ски­ми и вави­лон­ски­ми това­ра­ми, полу­чая их в обмен от армян и мидий­цев; вслед­ствие сво­е­го бла­го­со­сто­я­ния они носи­ли золо­тые укра­ше­ния. Аор­сы, впро­чем, живут по тече­нию Танаи­са, а сира­ки — по тече­нию Ахар­дея, кото­рый выте­ка­ет с Кав­каз­ских гор и впа­да­ет в Мео­ти­ду.


VI

1. Вто­рая часть1 Азии начи­на­ет­ся у Кас­пий­ско­го моря, у кото­ро­го кон­ча­ет­ся C. 507пер­вая часть. Это море назы­ва­ет­ся так­же Гир­кан­ским. Об этом море и о живу­щих око­ло него народ­но­стях я дол­жен ска­зать сна­ча­ла. Кас­пий­ское море пред­став­ля­ет собой залив, про­сти­ра­ю­щий­ся от оке­а­на2 к югу; вна­ча­ле море доволь­но узкое, но, рас­ши­ря­ясь по мере уда­ле­ния вглубь и в осо­бен­но­сти в обла­сти самой отда­лен­ной части, шири­на его дости­га­ет око­ло 5000 ста­дий. Рас­сто­я­ние от вхо­да, кото­рый нахо­дит­ся почти что на гра­ни­це необи­та­е­мо­го мира, до самой отда­лен­ной части моря, пожа­луй, немно­гим боль­ше. Соглас­но Эра­то­сфе­ну, извест­ный гре­кам путь вокруг это­го моря вдоль бере­гов албан­цев и каду­си­ев состав­ля­ет 5400 ста­дий, а вдоль бере­гов ана­ри­а­ков, мар­дов и гир­ка­нов вплоть до устья реки Окса — 4800 ста­дий, а отту­да до Иак­сар­та — 2400. Впро­чем, сооб­ще­ния об этой части Азии и о столь отда­лен­ных стра­нах не сле­ду­ет пони­мать слиш­ком точ­но, осо­бен­но когда речь идет о рас­сто­я­ни­ях.

2. Если вой­ти в Кас­пий­ское море, то спра­ва живут ски­фы или сар­ма­ты, погра­нич­ные с евро­пей­ски­ми стра­на­ми, меж­ду Танаи­сом и этим морем, боль­шей частью кочев­ни­ки (о них я уже упо­ми­нал3). Сле­ва живут восточ­ные ски­фы, так­же нома­ды, область кото­рых про­сти­ра­ет­ся до Восточ­но­го моря и Индии. Ста­рин­ные гре­че­ские исто­ри­ки назы­ва­ли все север­ные народ­но­сти общим име­нем ски­фов или кель­тос­ки­фов. Одна­ко еще более древ­ние исто­ри­ки уста­но­ви­ли раз­ли­чие меж­ду ними, назы­вая пле­ме­на, жив­шие над Евк­син­ским Пон­том, Истром и Адри­а­ти­че­ским морем, гипер­бо­рей­ца­ми, сав­ро­ма­та­ми и ари­мас­па­ми. Что каса­ет­ся пле­мен, оби­тав­ших за Кас­пий­ским морем, то одних они назы­ва­ли сака­ми, дру­гих — мас­са­ге­та­ми, не будучи в состо­я­нии сооб­щить о них ниче­го опре­де­лен­но­го, хотя эти исто­ри­ки и опи­сы­ва­ли вой­ну Кира с мас­са­ге­та­ми4. Одна­ко в резуль­та­те сво­их иссле­до­ва­ний исто­ри­ки не сооб­щи­ли об этом пле­ме­ни ниче­го точ­но­го и с. 481 прав­до­по­доб­но­го, а древ­няя исто­рия пер­сов, мидян и сирий­цев не при­об­ре­ла боль­шой досто­вер­но­сти из-за наив­но­сти писа­те­лей и их увле­че­ния мифа­ми.

3. Видя, что откро­вен­ные сочи­ни­те­ли мифов поль­зу­ют­ся ува­же­ни­ем, эти исто­ри­ки реши­ли сде­лать свои сочи­не­ния при­ят­ны­ми, рас­ска­зы­вая под видом исто­рии то, что сами не виде­ли и о чем нико­гда не слы­ша­ли (или по край­ней мере не от людей све­ду­щих), имея в виду толь­ко одно — доста­вить удо­воль­ствие и уди­вить чита­те­лей. Лег­че, пожа­луй, пове­рить C. 508Геси­о­ду и Гоме­ру с их ска­за­ни­я­ми о геро­ях или тра­ги­че­ским поэтам, чем Кте­сию, Герод­о­ту, Гел­ла­ни­ку и дру­гим подоб­ным писа­те­лям.

4. Нелег­ко пове­рить боль­шин­ству исто­ри­ков Алек­сандра, пото­му что они небреж­но обра­ща­ют­ся с фак­та­ми ради сла­вы Алек­сандра и в силу того, что поход его достиг край­них пре­де­лов Азии, дале­ко от нас, а сооб­ще­ния об отда­лен­ных местах труд­но опро­верг­нуть. Одна­ко гос­под­ство рим­лян и пар­фян рас­кры­ва­ет нам теперь све­де­ния об этих стра­нах еще в зна­чи­тель­но боль­шем объ­е­ме по срав­не­нию с тем, что дошло до нас по пре­да­нию. Дей­стви­тель­но, писа­те­ли, пишу­щие об этих отда­лен­ных от нас обла­стях и пле­ме­нах, где про­ис­хо­ди­ли собы­тия, изоб­ра­жа­ют их более досто­вер­но, чем их пред­ше­ствен­ни­ки, так как более тща­тель­но вни­ка­ют в изу­ча­е­мый пред­мет.


VII

1. На левой сто­роне при вхо­де в Кас­пий­ское море живут кочев­ни­ки, кото­рых наши совре­мен­ни­ки назы­ва­ют дая­ми с про­зви­щем апар­нов. Затем перед ними в про­ме­жут­ке нахо­дит­ся пусты­ня; далее непо­сред­ствен­но сле­ду­ет Гир­ка­ния, у кото­рой Кас­пий­ское море уже широ­ко раз­ли­ва­ет­ся вплоть до пунк­та сво­е­го сопри­кос­но­ве­ния с мидий­ски­ми и армян­ски­ми гора­ми. Горы эти име­ют фор­му полу­ме­ся­ца по скло­нам, кото­рые, окан­чи­ва­ясь у моря, обра­зу­ют самый отда­лен­ный угол зали­ва. На этом склоне гор от моря вплоть до самых вер­шин оби­та­ет на неболь­шом про­стран­стве часть албан­цев и армян, одна­ко бо́льшую часть скло­на зани­ма­ют гелы, каду­сии, амар­ды, витии и ана­ри­а­ки. Неко­то­рые пар­ра­сии, как гово­рят, живут вме­сте с ана­ри­а­ка­ми, кото­рых теперь назы­ва­ют пар­си­я­ми; эни­а­ны же постро­и­ли в обла­сти вити­ев укреп­лен­ный город, кото­рый назы­ва­ет­ся Эни­а­ной; здесь пока­зы­ва­ют гре­че­ское ору­жие, мед­ные сосу­ды и моги­лы; здесь нахо­дит­ся так­же город Ана­ри­а­ка (где, гово­рят, пока­зы­ва­ют ора­кул для спя­щих)1; [живут здесь] и неко­то­рые дру­гие пле­ме­на, зани­ма­ю­щи­е­ся более раз­бо­ем и вой­ной, чем зем­ле­де­ли­ем, что объ­яс­ня­ет­ся суро­во­стью стра­ны. Бо́льшую часть побе­ре­жья око­ло гор­ной обла­сти зани­ма­ют каду­сии, почти что на про­стран­стве 5000 ста­дий, по сло­вам Патрок­ла, кото­рый счи­та­ет это море рав­ным Пон­тий­ско­му морю. Эти обла­сти бес­плод­ны.

2. Гир­ка­ния, напро­тив, весь­ма пло­до­род­на и обшир­на; по боль­шей части это рав­ни­на со зна­чи­тель­ны­ми горо­да­ми; к чис­лу их отно­сят­ся Талаб­ро­ка, Сама­ри­а­на, Кар­та и сто­ли­ца Тапа. Послед­няя, как гово­рят, рас­по­ло­же­на немно­го выше моря в 1400 ста­ди­ях от Кас­пий­ских Ворот. с. 482 Дока­за­тель­ства бла­го­со­сто­я­ния этой стра­ны сле­ду­ю­щие: вино­град­ная лоза про­из­во­дит 1 мет­рет вина, смо­ков­ни­ца 60 медим­нов; хлеб родит­ся из зер­на, C. 509выпав­ше­го из соло­мы; пче­лы роят­ся на дере­вьях, а мед течет с листьев. То же име­ет место и в обла­сти Мати­ане в Мидии и в Сака­сене и Арак­сене в Арме­нии. Одна­ко ни сама стра­на, ни одно­имен­ное море не при­вле­ка­ют к себе подо­ба­ю­ще­го им вни­ма­ния, так как море несу­до­ход­но и оста­ет­ся неис­поль­зо­ван­ным. В море есть ост­ро­ва, кото­рые могут быть оби­та­е­мы и даже, по сло­вам неко­то­рых, содер­жат золо­то­нос­ную зем­лю. При­чи­на тако­го запу­сте­ния в том, что сна­ча­ла вла­сти­те­ля­ми гир­кан­цев были вар­ва­ры, имен­но мидий­цы и пер­сы, а под конец еще хуже их — пар­фяне, при­чем вся сосед­няя стра­на, пол­ная раз­бой­ни­ков и кочев­ни­ков, была пусты­ней. Маке­до­няне вла­де­ли стра­ной лишь корот­кое вре­мя и, заня­тые вой­на­ми, не были в состо­я­нии наблю­дать за эти­ми отда­лен­ны­ми обла­стя­ми. По сло­вам Ари­сто­бу­ла, в леси­стой Гир­ка­нии про­из­рас­та­ет дуб, но сос­ны, ели и пих­ты2 нет, хотя в Индии этих дере­вьев мно­го. К Гир­ка­нии так­же отно­сит­ся Несея. Неко­то­рые, одна­ко, счи­та­ют Несею само­сто­я­тель­ной обла­стью3.

3. Через Гир­ка­нию про­те­ка­ют реки Ох и Окс до впа­де­ния в море. Из этих рек Ох течет так­же через Несею, но, по сло­вам неко­то­рых, Ох впа­да­ет в Окс. Ари­сто­бул даже объ­яв­ля­ет Окс самой боль­шой из виден­ных им в Азии рек, кро­ме индий­ских. По его сло­вам, эта река судо­ход­на (и он, и Эра­то­сфен заим­ство­ва­ли это изве­стие у Патрок­ла) и мно­го индий­ских това­ров при­во­зят вниз по ее тече­нию в Гир­кан­ское море; отту­да их пере­прав­ля­ют в Алба­нию и через реку Кир и сле­ду­ю­щие затем мест­но­сти достав­ля­ют в Евк­син­ский Понт. Древ­ние вовсе не упо­ми­на­ют Окса. Одна­ко Апол­ло­дор4, автор «Исто­рии пар­фян», посто­ян­но назы­ва­ет эту реку как про­те­ка­ю­щую очень близ­ко от пар­фян­ской стра­ны.

4. К рас­ска­зам об этом море при­со­чи­не­но мно­го вымыс­ла в уго­ду тще­сла­вию Алек­сандра. Вви­ду того что река Танаис, по все­об­ще­му при­зна­нию, отде­ля­ет Азию от Евро­пы и что область меж­ду морем и Танаи­сом, состав­ля­ю­щая зна­чи­тель­ную часть Азии, не была под­власт­на маке­до­ня­нам, реши­ли пустить­ся на хит­рость: пока­зать, что Алек­сандр (по край­ней мере в народ­ной мол­ве) поко­рил так­же и эту стра­ну. Поэто­му они объ­еди­ни­ли озе­ро Мео­ти­ду, при­ни­ма­ю­щее Танаис, с Кас­пий­ским морем, при­чем назы­ва­ли и послед­нее озе­ром, утвер­ждая, что оба водо­е­ма свя­за­ны друг с дру­гом под­зем­ным про­хо­дом и один явля­ет­ся частью дру­го­го. Поли­клет при­во­дит C. 510даже дока­за­тель­ства того, что это море явля­ет­ся озе­ром (пото­му что в нем водят­ся змеи и вода там несколь­ко прес­но­ва­та). А то, что Кас­пий­ское море не пред­став­ля­ет осо­бое море, отлич­ное от Мео­ти­ды, он заклю­ча­ет из того, что Танаис впа­да­ет в Мео­ти­ду. С тех же самых Индий­ских гор, отку­да текут Ох, Окс и неко­то­рые дру­гие реки, выте­ка­ет Иак­сарт и подоб­но тем рекам впа­да­ет в Кас­пий­ское море; это — самая север­ная из всех этих рек. Реку Иак­сарт они назва­ли Танаи­сом, а к это­му утвер­жде­нию они тоже при­ба­ви­ли дока­за­тель­ство того, что это и есть упо­мя­ну­тый Поли­кле­том Танаис: в обла­сти за этой рекой рас­тет ель, а ски­фы, с. 483 живу­щие там, упо­треб­ля­ют ело­вые стре­лы; это по их сло­вам, слу­жит дока­за­тель­ством того, что зареч­ная область отно­сит­ся к Евро­пе, а не к Азии. Дей­стви­тель­но, в верх­ней и восточ­ной Азии ель не рас­тет. Эра­то­сфен, напро­тив, утвер­жда­ет, что ель рас­тет так­же и в Индии и что Алек­сандр постро­ил там из нее свой флот. Эра­то­сфен ста­ра­ет­ся оспа­ри­вать мно­гие утвер­жде­ния в таком роде. Что до меня, то ска­зан­но­го об этом доста­точ­но.

5. К чис­лу неве­ро­ят­ных рас­ска­зов, пере­да­ва­е­мых о Гир­ка­нии Евдок­сом и дру­ги­ми, отно­сит­ся и сле­ду­ю­щее: в море лежат какие-то при­бреж­ные пеще­ри­стые ска­лы; меж­ду ними и морем рас­по­ло­жен низ­кий берег. Теку­щие с кру­тых обры­вов навер­ху реки низ­вер­га­ют­ся с такой силой, что, кос­нув­шись скал, стре­ми­тель­но выбра­сы­ва­ют воду в море, сохра­няя сухи­ми бере­га, поэто­му даже отря­ды вой­ска могут про­хо­дить под при­кры­ти­ем водо­па­да свер­ху. Мест­ные жите­ли неред­ко соби­ра­ют­ся в это место для пиров и жерт­во­при­но­ше­ний; ино­гда они рас­по­ла­га­ют­ся в пеще­рах, ино­гда же гре­ют­ся на солн­це под самым водо­па­дом, раз­вле­ка­ясь каж­дый по-сво­е­му; с обе­их сто­рон вид­не­ют­ся море и берег, бла­го­да­ря вла­ге покры­тый тра­вой и цве­та­ми.


VIII

1. Если напра­вить­ся на восток от Гир­кан­ско­го моря, то спра­ва будут горы, тяну­щи­е­ся до Индий­ско­го моря. У гре­ков они назы­ва­ют­ся Тав­ром. Они начи­на­ют­ся у Пам­фи­лии и Кили­кии и про­сти­ра­ют­ся с запа­да до этих мест непре­рыв­ной цепью, при­ни­мая то одно, то дру­гое назва­ние. К севе­ру от них живут сна­ча­ла, как я уже ска­зал выше1, гелы, каду­сии и амар­ды и неко­то­рые гир­кан­цы; затем пле­ме­на пар­фян, мар­ги­ан­цев и ари­ев; далее C. 511про­сти­ра­ет­ся пусты­ня, отде­лен­ная от Гир­ка­нии рекой Сар­ни­ем (если идти на восток по направ­ле­нию к реке Оху). Гора, кото­рая тянет­ся от Арме­нии до это­го места или немно­го не дохо­дя, носит назва­ние Пара­хо­аф­ра. От Гир­кан­ско­го моря до обла­сти ари­ев око­ло 6000 ста­дий. Затем сле­ду­ют Бак­три­а­на и Сог­ди­а­на и, нако­нец, скиф­ские кочев­ни­ки. Всем осталь­ным горам, начи­ная от ари­ев, маке­до­няне дали имя Кав­ка­за; вар­ва­ров же север­ные вер­ши­ны2 под­ряд носи­ли осо­бые име­на — Паро­па­мис, Эмо­да и Имай, дру­гие име­на в таком роде были при­сво­е­ны отдель­ным частям.

2. Нале­во и про­тив этих пле­мен рас­по­ло­же­ны скиф­ские и коче­вые пле­ме­на, зани­ма­ю­щие всю север­ную сто­ро­ну. Боль­шин­ство ски­фов начи­ная от Кас­пий­ско­го моря назы­ва­ют­ся дая­ми. Пле­ме­на, живу­щие восточ­нее послед­них, носят назва­ния мас­са­ге­тов и саков, про­чих же назы­ва­ют общим име­нем ски­фов, но у каж­до­го пле­ме­ни есть свое осо­бое имя. Все они в общей мас­се кочев­ни­ки. Из этих кочев­ни­ков в осо­бен­но­сти полу­чи­ли извест­ность те, кото­рые отня­ли у гре­ков Бак­три­а­ну, имен­но асии, паси­а­ны, тоха­ры и сака­рав­лы, кото­рые пере­се­ли­лись из обла­сти на дру­гом бере­гу Иак­сар­та рядом с обла­стью саков и сог­ди­а­нов, заня­той сака­ми. Из даев одни назы­ва­ют­ся апар­на­ми, дру­гие — ксан­фи­я­ми и тре­тьи — пис­су­ра­ми. с. 484 Апар­ны нахо­дят­ся бли­же все­го к Гир­ка­нии и к погра­нич­но­му с ней морю; осталь­ные про­сти­ра­ют­ся даже до обла­сти, лежа­щей про­тив Арии.

3. Меж­ду апар­на­ми, Гир­ка­ни­ей и Пар­фи­ей вплоть до обла­сти ари­ев лежит обшир­ная и без­вод­ная пусты­ня; про­хо­дя через нее длин­ны­ми пере­хо­да­ми, апар­ны дела­ли набе­ги на Гир­ка­нию, Несею и пар­фян­ские рав­ни­ны. Эти пле­ме­на [кото­рые под­вер­га­лись набе­гам] согла­си­лись пла­тить апар­нам дань; дань состо­я­ла в доз­во­ле­нии им в опре­де­лен­ное вре­мя совер­шать набе­ги на стра­ну и уно­сить добы­чу. Но когда они дерз­ко нару­ша­ли дого­вор, начи­на­лась вой­на, затем опять при­ми­ре­ние, а потом сно­ва воен­ные дей­ствия. Таков образ жиз­ни и про­чих кочев­ни­ков: они посто­ян­но напа­да­ют на сво­их сосе­дей и затем сно­ва при­ми­ря­ют­ся с ними.

4. Саки совер­ша­ли набе­ги подоб­но ким­ме­рий­цам и тре­рам: одни набе­ги более даль­ние, дру­гие же — на близ­кое рас­сто­я­ние. Так они захва­ти­ли Бак­три­а­ну и завла­де­ли луч­шей зем­лей в Арме­нии, кото­рой они оста­ви­ли назва­ние от сво­е­го име­ни — Сака­се­на; они дошли вплоть до стра­ны кап­па­до­кий­цев, C. 512в част­но­сти до тех, кто живет на Евк­син­ском море и теперь назы­ва­ет­ся пон­ти­ка­ми. Пер­сид­ские пол­ко­вод­цы, нахо­див­ши­е­ся тогда в той стране, напа­ли на них ночью во вре­мя все­на­род­но­го празд­ни­ка после деле­жа добы­чи и совер­шен­но уни­что­жи­ли это пле­мя. Воз­ве­дя на этой рав­нине на какой-то ска­ле насыпь, пол­ко­вод­цы при­да­ли ска­ле фор­му хол­ма, затем постро­и­ли сте­ну и воз­двиг­ли свя­ти­ли­ще Ана­и­те и богам, име­ю­щим с ней общий алтарь, — пер­сид­ским боже­ствам Ома­ну и Ана­да­ту, уста­но­вив еже­год­ное свя­щен­ное празд­не­ство Сакеи, кото­рое жите­ли Зел (так назы­ва­ет­ся это место) справ­ля­ют еще и теперь. Зелы — горо­док, при­над­ле­жа­щий боль­шей частью хра­мо­вым слу­жи­те­лям3. Пом­пей при­ба­вил к тер­ри­то­рии город­ка зна­чи­тель­ную область и, посе­лив жите­лей за сте­на­ми, назвал ее одним из тех горо­дов, кото­рые он осно­вал и при­дал устрой­ство после низ­вер­же­ния Мит­ри­да­та.

5. Таков рас­сказ одних писа­те­лей о саках. По сло­вам дру­гих, Кир пошел похо­дом на саков, но, побеж­ден­ный в сра­же­нии, бежал. Потом, рас­по­ло­жив­шись на сто­ян­ку в том месте, где он оста­вил багаж со мно­же­ством все­воз­мож­ных при­па­сов и осо­бен­но вина, Кир дал вой­ску немно­го отдох­нуть и затем, оста­вив палат­ки, пол­ные при­па­сов, под вечер высту­пил, делая вид, что бежит. Прой­дя впе­ред, сколь­ко ему каза­лось нуж­ным, Кир оста­но­вил­ся. Саки меж­ду тем подо­шли и, захва­тив лагерь, поки­ну­тый людь­ми, пол­ный съест­но­го, наелись до отва­ла. Тогда Кир воз­вра­тил­ся и застал саков обе­зу­мев­ши­ми от пьян­ства; одни из них были пере­би­ты спя­щи­ми мерт­вец­ким сном, дру­гие же пали от мечей непри­я­те­ля в то вре­мя, когда пля­са­ли без ору­жия в вак­хи­че­ском исступ­ле­нии, и почти все погиб­ли. Кир же, счи­тав­ший свою уда­чу нис­по­слан­ной боже­ством, посвя­тил этот день оте­че­ской богине, назвав его Саке­я­ми. И всю­ду, где есть свя­ти­ли­ще этой боги­ни, там по обы­чаю справ­ля­ет­ся празд­ник Саке­ев — нечто вро­де вак­хи­че­ско­го празд­ни­ка, на кото­ром оде­тые в скиф­скую одеж­ду муж­чи­ны пьют и непри­стой­но заиг­ры­ва­ют друг с дру­гом и с пиру­ю­щи­ми вме­сте с ними жен­щи­на­ми.

с. 485 6. Мас­са­ге­ты дока­за­ли в войне про­тив Кира свое муже­ство, кото­рое мно­гие часто вос­хва­ля­ют; от них и нам сле­ду­ет заим­ство­вать све­де­ния об этом. О мас­са­ге­тах пере­да­ют рас­ска­зы в таком роде: одни из них оби­та­ют в горах, дру­гие — на рав­ни­нах, тре­тьи — на боло­тах, кото­рые обра­зу­ют реки, чет­вер­тые — на ост­ро­вах в боло­тах. Более того, по их сло­вам, стра­на навод­ня­ет­ся рекой Арак­сом, кото­рая, раз­ветв­ля­ясь на мно­же­ство рука­вов, впа­да­ет на севе­ре все­ми осталь­ны­ми сво­и­ми устья­ми в дру­гое C. 513море4 и толь­ко одним устьем — в Гир­кан­ский залив. Богом они почи­та­ют одно толь­ко солн­це и ему при­но­сят в жерт­ву коней. Каж­дый муж­чи­на у них женит­ся толь­ко на одной жен­щине, но они поль­зу­ют­ся и жена­ми дру­гих людей, что даже вовсе не скры­ва­ют; тот, кто хочет сой­тись с чужой женой, веша­ет свой кол­чан на повоз­ке и откро­вен­но схо­дит­ся с ней. Луч­шим родом смер­ти счи­та­ет­ся тот, когда людей пре­клон­но­го воз­рас­та раз­ру­ба­ют на кус­ки и, сме­шав вме­сте с бара­ни­ной, поеда­ют. Людей, уми­ра­ю­щих от болез­ней, они выбра­сы­ва­ют как нече­стив­цев и достой­ных съе­де­ния зве­ря­ми. Они пре­крас­ные наезд­ни­ки и пешие вои­ны; воору­же­ны лука­ми, меча­ми, пан­ци­ря­ми и брон­зо­вы­ми бое­вы­ми топо­ра­ми5; в сра­же­ни­ях они носят золо­тые поя­са и голов­ные повяз­ки. Уздеч­ки и пере­вя­зи у лоша­дей у них из золо­та. Сереб­ра в их стране нет, желе­за мало, зато медь и золо­то встре­ча­ют­ся в изоби­лии.

7. Мас­са­ге­ты, живу­щие на ост­ро­вах, пита­ют­ся вви­ду отсут­ствия зер­на для посе­ва коре­нья­ми и дико­рас­ту­щи­ми пло­да­ми; одеж­дой им слу­жит дре­вес­ное лыко (ибо у них вовсе нет ско­та); для питья они упо­треб­ля­ют выжа­тый сок пло­до­вых дере­вьев. Болот­ные жите­ли пита­ют­ся рыбой и оде­ва­ют­ся в шку­ры тюле­ней, захо­дя­щих сюда с моря. Жите­ли гор так­же пита­ют­ся дико­рас­ту­щи­ми пло­да­ми; у них есть лишь немно­го овец, поэто­му они не режут их, сохра­няя на шерсть и моло­ко. Одеж­де они при­да­ют пест­рую рас­крас­ку, при­ме­няя не теря­ю­щие све­же­сти крас­ки. Оби­та­те­ли рав­нин не зани­ма­ют­ся зем­ле­де­ли­ем (хотя зем­ля у них есть), но живут на манер кочев­ни­ков и ски­фов, пита­ясь бара­ни­ной и рыбой. У всех тако­го рода пле­мен нахо­дим и некий общий образ жиз­ни, о чем я неред­ко упо­ми­наю6: их погре­баль­ные обря­ды, обы­чаи и весь быт схо­жи; это люди само­быт­ные, дикие и воин­ствен­ные, одна­ко при дело­вом обще­нии чест­ные и не обман­щи­ки.

8. К пле­ме­ни мас­са­ге­тов и саков отно­сят­ся так­же атта­сии и хорас­мии, у кото­рых скрыл­ся из стра­ны бак­трий­цев и сог­дий­цев Спи­та­мен7, один из пер­сов, подоб­но Бес­су бежав­ший от Алек­сандра. Впо­след­ствии Арсак, спа­са­ясь бег­ством от Селев­ка Кал­ли­ни­ка, уда­лил­ся в стра­ну апа­си­а­ков. По сло­вам Эра­то­сфе­на, ара­хо­ты и мас­са­ге­ты живут рядом с бак­трий­ца­ми, на запад от них, по тече­нию Окса; вся тер­ри­то­рия саков и сог­дий­цев лежит C. 514про­тив Индии. Напро­тив, бак­трий­цы про­ти­во­ле­жат Индии толь­ко на неболь­шом про­стран­стве, так как бо́льшая часть их рас­по­ло­же­на вдоль Паро­па­ми­са. Река Иак­сарт отде­ля­ет саков от сог­дий­цев, а Окс — сог­дий­цев от бак­трий­цев. Меж­ду гир­кан­ца­ми и ари­я­ми живут тапи­ры. В окруж­но­сти у моря за гир­кан­ца­ми оби­та­ют амар­ды, ана­ри­а­ки, каду­сии, албан­цы, с. 486 кас­пии, витии и, быть может, вплоть до ски­фов, дру­гие народ­но­сти. По дру­гую сто­ро­ну гир­кан­цев живут дер­би­ки, а каду­сии гра­ни­чат с мидий­ца­ми и мати­а­на­ми у подош­вы Пара­хо­аф­ры.

9. Что каса­ет­ся рас­сто­я­ний, то Эра­то­сфен при­во­дит сле­ду­ю­щие. От горы Кас­пия до реки Кира око­ло 1800 ста­дий; отсю­да до Кас­пий­ских Ворот — 5600; затем до Алек­сан­дрии в стране ари­ев — 6400; далее до горо­да Бак­тры (кото­рый назы­ва­ет­ся так­же Зари­ас­пой) — 3870; потом до реки Иак­сар­та (до кото­рой дошел Алек­сандр) — око­ло 5000. Все­го 22 670. Рас­сто­я­ние от Кас­пий­ских Ворот до Индии Эра­то­сфен опре­де­ля­ет сле­ду­ю­щим обра­зом: до Гека­том­пи­ла 1960 ста­дий, до Алек­сан­дрии в стране ари­ев — 4530; затем до Проф­та­сии в Дран­ге — 1600, по дру­гим — 1500; далее до горо­да Ара­хо­тов — 4120; потом до Орто­спа­ны, до пере­крест­ка 3 дорог из Бак­тры, — 2000; нако­нец, до гра­ниц Индии — 1000. Все­го 15 3008. Дли­ну Индии от реки Инда до Восточ­но­го моря сле­ду­ет пред­став­лять как непо­сред­ствен­ное про­дол­же­ние это­го рас­сто­я­ния по пря­мой линии. Это мои све­де­ния о саках.


IX

1. Пар­фия неве­ли­ка. При пер­сид­ском вла­ды­че­стве она пла­ти­ла пода­ти вме­сте с гир­кан­ца­ми, а после это­го так­же в тече­ние дол­го­го гос­под­ства маке­дон­цев. Вдо­ба­вок к незна­чи­тель­но­сти ее про­стран­ства она покры­та густы­ми леса­ми, гори­ста и бед­на, так что цари в силу это­го крайне поспеш­но про­во­ди­ли через нее свои пол­чи­ща, так как стра­на не мог­ла про­кор­мить их даже корот­кое вре­мя. Теперь, одна­ко, стра­на их уве­ли­чи­лась. В состав пар­фян­ской стра­ны вхо­дят Коми­се­на и Хоре­на, рав­но как и почти все обла­сти до Кас­пий­ских Ворот, до Раг и стра­ны тапи­ров, при­над­ле­жав­шие преж­де Мидии. Око­ло Раг нахо­дят­ся горо­да Апа­мея и Герак­лея. От Кас­пий­ских Ворот до Раг, по сло­вам Апол­ло­до­ра, 500 ста­дий, а до сто­ли­цы пар­фян — Гека­том­пи­ла — 1260. Раги1, как гово­рят, полу­чи­ли свое имя от быв­ших там зем­ле­тря­се­ний, кото­ры­ми, по сло­вам Поси­до­ния, было C. 515раз­ру­ше­но мно­го горо­дов и 2 тыся­чи селе­ний. Тапи­ры, гово­рят, живут меж­ду дер­би­ка­ми и гир­кан­ца­ми. Рас­ска­зы­ва­ют, что у тапи­ров суще­ству­ет обы­чай отда­вать замуж­них жен­щин дру­гим мужьям, как толь­ко они при­об­ре­тут от них дво­их или тро­их детей, как в наше вре­мя, соглас­но древ­не­му обы­чаю рим­лян, Катон отдал Мар­цию в жены Гор­тен­зию по его прось­бе.

2. Когда нача­лись вос­ста­ния стран за Тав­ром, в силу того, что цари Сирии и Мидии, вла­дев­шие эти­ми стра­на­ми, были заня­ты дру­ги­ми дела­ми, намест­ни­ки, кото­рым было вве­ре­но управ­лять стра­ной, я имею в виду Евти­де­ма и его сто­рон­ни­ков, преж­де все­го скло­ни­ли к вос­ста­нию Бак­три­а­ну и всю бли­жай­шую стра­ну; затем Арсак, скиф, вме­сте с неко­то­ры­ми из даев, так назы­ва­е­мых апар­нов, кочев­ни­ков, жив­ших по реке Оху, напал на Пар­фию и заво­е­вал ее. Вна­ча­ле Арсак был бес­си­лен, непре­рыв­но воюя с теми, у кото­рых он отнял зем­лю, как он сам, так и его с. 487 наслед­ни­ки, впо­след­ствии же они настоль­ко уси­ли­лись от посто­ян­ных заво­е­ва­ний сосед­них обла­стей, бла­го­да­ря воен­ным успе­хам, что в кон­це кон­цов ста­ли вла­сти­те­ля­ми всей обла­сти по эту сто­ро­ну Евфра­та. Они захва­ти­ли так­же часть Бак­три­а­ны, оттес­нив ски­фов и еще рань­ше Евкра­ти­да и его сто­рон­ни­ков. В насто­я­щее вре­мя они вла­де­ют такой обшир­ной стра­ной и таким мно­же­ством пле­мен, что по вели­чине сво­ей дер­жа­вы явля­ют­ся до неко­то­рой сте­пе­ни сопер­ни­ка­ми рим­лян. При­чи­на это­го — их образ жиз­ни и обы­чаи, во мно­гом вар­вар­ские и скиф­ские, но еще более бла­го­при­ят­ству­ю­щие гос­под­ству и воен­ным успе­хам.

3. Апар­ны-даи, как гово­рят, были пере­се­лен­ца­ми из обла­сти даев, живу­щих над Мео­ти­дой, кото­рых назы­ва­ют ксан­ди­я­ми или пари­я­ми. Одна­ко не явля­ет­ся обще­при­знан­ным, что сре­ди ски­фов, жив­ших над Мео­ти­дой, были какие-то даи. От этих ски­фов, гово­рят, ведет свой род Арсак; дру­гие, напро­тив, счи­та­ют его бак­трий­цем, кото­рый, чтобы спа­стись от рас­ту­ще­го могу­ще­ства Дио­до­та и его пре­ем­ни­ков, под­нял вос­ста­ние в Пар­фии. Но так как я сооб­щил уже мно­го све­де­ний о пар­фян­ских обы­ча­ях в VI кни­ге моих «Исто­ри­че­ских запи­сок» и во II кни­ге моей «Исто­рии собы­тий после Поли­бия», то здесь я обой­ду этот вопрос во избе­жа­ние повто­ре­ния; я упо­мя­ну лишь, что, соглас­но Поси­до­нию, выс­ший совет у пар­фян состо­ит из двух частей: в одну часть вхо­дят род­ствен­ни­ки царя, в дру­гую — муд­ре­цы и маги. Царей выби­ра­ют из обе­их частей.


X

1. Ария и Мар­ги­а­на — самые могу­ще­ствен­ные стра­ны в этой части Азии; частью они окру­же­ны гора­ми, частью же их посе­ле­ния нахо­дят­ся на рав­ни­нах. В горах живут какие-то «оби­та­те­ли пала­ток»; по рав­ни­нам текут оро­ша­ю­щие их реки — Арий и Марг. Ария гра­ни­чит с Бак­три­а­ной […1]. C. 516Она нахо­дит­ся при­бли­зи­тель­но в 6000 ста­дий от Гир­ка­нии. Вме­сте с Ари­ей пла­ти­ла дань и Дран­ги­а­на (вплоть до Кар­ма­нии), рас­по­ло­жен­ная боль­шей частью у подош­вы южных частей гор; но у нее есть и такие части, кото­рые при­бли­жа­ют­ся к север­ным горам про­тив Арии. Ара­хо­сия нахо­дит­ся тоже неда­ле­ко; она лежит у подош­вы южных частей гор, про­сти­ра­ясь до реки Инда, и состав­ля­ет часть Ари­а­ны. Дли­на Арии око­ло 2000 ста­дий, а шири­на рав­ни­ны 300. Горо­да этой стра­ны — Арта­ка­е­на, Алек­сан­дрия и Ахея — носят име­на осно­ва­те­лей. Стра­на про­из­во­дит мно­го вина, и это вино сохра­ня­ет­ся в тече­ние трех поко­ле­ний в несмо­ле­ных сосу­дах.

2. Похо­жа на эту стра­ну и Мар­ги­а­на, но рав­ни­на окру­же­на пусты­ня­ми. Изум­лен­ный пло­до­ро­ди­ем рав­ни­ны, Антиох Сотер велел обве­сти ее сте­ной 1500 ста­дий в окруж­но­сти и осно­вал город Антио­хию. Эта стра­на бога­та вино­гра­дом. Рас­ска­зы­ва­ют даже, что здесь неред­ко попа­да­ют­ся кор­ни лозы, кото­рые у осно­ва­ния могут охва­тить толь­ко двое людей, а вино­град­ные гроз­дья в 2 лок­тя2.

с. 488

XI

1. Части Бак­трии про­сти­ра­ют­ся вдоль гра­ни­цы Арии по направ­ле­нию к севе­ру, бо́льшая же часть лежит над Ари­ей к восто­ку от этой послед­ней. Бак­трия обшир­на и про­из­во­дит все­воз­мож­ные про­дук­ты, кро­ме олив­ко­во­го мас­ла. Вслед­ствие пло­до­ро­дия стра­ны гре­ки, кото­рые скло­ни­ли Бак­трию к вос­ста­нию, при­об­ре­ли такое могу­ще­ство, что ста­ли вла­ды­ка­ми не толь­ко Ари­а­ны, но, по сло­вам Апол­ло­до­ра из Арте­ми­ты, так­же и Индии; они под­чи­ни­ли себе боль­ше пле­мен, чем Алек­сандр; в осо­бен­но­сти Менандр (если прав­да, что он пере­шел Гипа­нис на восто­ке и про­шел вплоть до Имая); неко­то­рые пле­ме­на он поко­рил сам, дру­гие же — Демет­рий сын Евти­де­ма, царь бак­трий­цев. Они овла­де­ли Пата­ле­ной и так назы­ва­е­мым цар­ством Сара­оста и Сигер­ди­ды на осталь­ном побе­ре­жье. Вооб­ще Бак­три­а­на, гово­рит Апол­ло­дор, явля­ет­ся кра­сой целой Ари­а­ны. И более того, бак­трий­ские цари рас­про­стра­ни­ли свою дер­жа­ву вплоть до серов и фри­нов.

2. Их горо­да были: Бак­тры, назы­ва­е­мые так­же Зари­ас­пой, через кото­рую про­те­ка­ет одно­имен­ная река, впа­да­ю­щая в Окс; Дарап­са и неко­то­рые дру­гие. Сре­ди послед­них была так­же Евкра­ти­дия, назван­ная по име­ни быв­ше­го C. 517ее пра­ви­те­ля. Завла­дев­шие этой обла­стью гре­ки раз­де­ли­ли ее на сатра­пии; из них сатра­пию Аспи­о­на и Тури­ву пар­фяне отня­ли у Евкра­ти­да. Они вла­де­ли так­же Сог­ди­а­ной, рас­по­ло­жен­ной выше Бак­три­а­ны по направ­ле­нию к восто­ку, меж­ду рекой Оксом, отде­ля­ю­щей стра­ну бак­трий­цев от Сог­ди­а­ны, и рекой Иак­сар­том. Иак­сарт так­же обра­зу­ет гра­ни­цу с сог­дий­ца­ми и с кочев­ни­ка­ми.

3. В преж­ние вре­ме­на образ жиз­ни и обы­чаи сог­дий­цев и бак­трий­цев мало отли­ча­лись от обра­за жиз­ни кочев­ни­ков, но все же обы­чаи бак­трий­цев были немно­го более циви­ли­зо­ван­ны­ми; одна­ко и о послед­них Оне­си­крит отзы­ва­ет­ся дале­ко не похваль­но. По его сло­вам, людей, изну­рен­ных ста­ро­стью и болез­ня­ми, они бро­са­ли живы­ми соба­кам, нароч­но содер­жи­мым для это­го, кото­рых на сво­ем род­ном язы­ке они назы­ва­ли «могиль­щи­ка­ми». Тер­ри­то­рия вне стен сто­ли­цы бак­трий­цев име­ла чистый вид, тогда как бо́льшая часть про­стран­ства внут­ри стен была пол­на чело­ве­че­ских костей; Алек­сандр уни­что­жил этот обы­чай. Нечто подоб­ное рас­ска­зы­ва­ют и о кас­пий­цах: когда роди­те­ли у них дости­га­ют воз­рас­та свы­ше 70 лет, их дер­жат вза­пер­ти и морят голо­дом. Этот обы­чай менее жесто­кий и похож на кеос­ский1, хотя он и скиф­ско­го про­ис­хож­де­ния, но обы­чай бак­трий­цев еще более похож на скиф­ский. В самом деле, если это вызы­ва­ло отвра­ще­ние в то вре­мя, когда Алек­сандр застал подоб­ные обы­чаи, то что же ска­зать о тех обы­ча­ях, кото­рые были в ходу у древ­ней­ших пер­сов и у еще более древ­них их пра­ви­те­лей?

4. Алек­сандр, как гово­рят, осно­вал 8 горо­дов в Бак­трии и Сог­ди­ане и несколь­ко раз­ру­шил. Сре­ди послед­них были Кари­а­ты в Бак­три­ане (где был захва­чен Кал­ли­сфен и заклю­чен под стра­жу), Мара­кан­да в Сог­ди­ане и Киры — послед­ний город, осно­ван­ный Киром, лежа­щий на реке Иак­сар­те; с. 489 это был пре­дел пер­сид­ской дер­жа­вы. Алек­сандр, хотя и был почи­та­те­лем Кира, велел раз­ру­шить этот город из-за частых вос­ста­ний его жите­лей. Бла­го­да­ря измене он овла­дел так­же дву­мя силь­ны­ми укреп­ле­ни­я­ми на ска­лах: одним укреп­ле­ни­ем Сиси­мит­ры в Бак­три­ане, где у Окси­ар­та жила дочь Рок­са­на, и дру­гим — Окса в Сог­ди­ане (или, как гово­рят дру­гие, Ари­а­ма­за). Рас­ска­зы­ва­ют, что высо­та ска­лы Сиси­мит­ры 15 ста­дий и 80 ста­дий в окруж­но­сти. На вер­шине ска­ла плос­кая и покры­та пло­до­род­ной зем­лей, спо­соб­ной про­кор­мить 500 чело­век. Там Алек­сандр был при­нят с госте­при­им­ной рос­ко­шью и отпразд­но­вал свадь­бу с Рок­са­ной, доче­рью Окси­ар­та. Как гово­рят, ска­ла в Сог­ди­ане в 2 раза выше бак­трий­ской. C. 518Вбли­зи этих мест Алек­сандр раз­ру­шил так­же город Бран­хи­дов, кото­рых посе­лил там Ксеркс; они доб­ро­воль­но отпра­ви­лись вме­сте с ним из сво­ей род­ной стра­ны, пото­му что выда­ли ему цен­но­сти и сокро­ви­ща бога2 в Диди­мах. Алек­сандр, гово­рят, раз­ру­шил город из отвра­ще­ния к свя­то­тат­ству и измене.

5. Реку, про­те­ка­ю­щую через Сог­ди­а­ну, Ари­сто­бул назы­ва­ет Поли­ти­ме­том — име­нем, дан­ным ей маке­до­ня­на­ми (подоб­но тому как они и мно­гие дру­гие назва­ния частью заме­ни­ли новы­ми, а частич­но пере­де­ла­ли). Затем, оро­сив стра­ну, река устрем­ля­ет­ся в пустын­ную и пес­ча­ную область и там погло­ща­ет­ся пес­ка­ми, как и река Арий, теку­щая через зем­лю ари­ев. Побли­зо­сти от реки Оха, гово­рят, зем­ле­ко­пы нашли источ­ник мас­ля­ни­сто­го веще­ства. Дей­стви­тель­но, подоб­но тому как неко­то­рые щелоч­ные, вяжу­щие и содер­жа­щие асфальт и серу жид­ко­сти выте­ка­ют из зем­ли, есте­ствен­но пред­по­ло­жить, что могут най­тись так­же и мас­ля­ни­стые жид­ко­сти. Толь­ко ред­кость созда­ет впе­чат­ле­ние неве­ро­ят­но­сти3. По сло­вам одних, Ох течет через Бак­три­а­ну, дру­гих — мимо нее; неко­то­рые утвер­жда­ют, что Ох вплоть до устья отли­чен от Окса, про­те­кая южнее послед­не­го; обе реки впа­да­ют в море в пре­де­лах Гир­ка­нии; дру­гие, напро­тив, счи­та­ют, что Ох хотя вна­ча­ле и раз­ли­чен, но потом сли­ва­ет­ся в одно рус­ло с Оксом, имея во мно­гих местах 6 или 7 ста­дий шири­ны. Иак­сарт, одна­ко, с нача­ла и до кон­ца отли­чен от Окса и впа­да­ет в то же море; устья этих рек, по сло­вам Патрок­ла, все же отсто­ят друг от дру­га при­бли­зи­тель­но на 80 пара­сан­гов; пер­сид­ский пара­санг одни опре­де­ля­ют в 60, а дру­гие — в 30 или 40 ста­дий. Когда я плыл вверх по Нилу, то схе­ны4 опре­де­ля­лись раз­лич­но от горо­да к горо­ду, так что в одних местах одно и то же чис­ло схе­нов озна­ча­ло более длин­ный путь, а в дру­гих — более корот­кий. Так было заве­де­но с само­го нача­ла, и так дело обсто­ит вплоть до насто­я­ще­го вре­ме­ни.

6. Пле­ме­на к восто­ку от Гир­ка­нии вплоть до Сог­ди­а­ны, по эту сто­ро­ну Тав­ра5, были извест­ны сна­ча­ла пер­сам, а затем маке­до­ня­нам и пар­фя­нам. А то, что пле­ме­на, жив­шие за пре­де­ла­ми их по пря­мой линии, скиф­ские, мож­но заклю­чить по их наруж­но­му сход­ству, хотя нам неиз­вест­ны похо­ды про­тив них, так же как и про­тив самых север­ных кочев­ни­ков. Алек­сандр соби­рал­ся пове­сти вой­ско про­тив этих кочев­ни­ков, когда пре­сле­до­вал Бес­са и Спи­та­ме­на; после того как Бесс был захва­чен в плен и при­ве­ден назад, а Спи­та­мен убит вар­ва­ра­ми, царь отка­зал­ся от это­го с. 490 замыс­ла. Одна­ко, сооб­ще­ние о том, что неко­то­рые пере­плы­ли от Индии кру­гом до Гир­ка­нии, не встре­ча­ет обще­го при­зна­ния, но Патро­кл счи­та­ет это воз­мож­ным.

C. 5197. Гово­рят, что самая край­няя часть Тав­ра (кото­рую назы­ва­ют Има­ем), сопри­ка­са­ю­ща­я­ся с Индий­ским морем, вовсе не выда­ет­ся на восток даль­ше Индии и не дости­га­ет ее пре­де­лов. По мере про­дви­же­ния к север­ной сто­роне кажет­ся, что море посто­ян­но умень­ша­ет дли­ну и шири­ну стра­ны; поэто­му оно дела­ет усе­чен­ной к восто­ку опи­сы­ва­е­мую нами теперь часть Азии, кото­рая зани­ма­ет про­стран­ство меж­ду Тав­ром и оке­а­ном, напол­ня­ю­щим Кас­пий­ское море. Наи­боль­шая дли­на этой части Азии от Гир­кан­ско­го моря до оке­а­на, что про­тив Имая (если путь идет вдоль гор­ной цепи Тав­ра), око­ло 30 000 ста­дий, шири­на же менее 10 000. Ведь, как я ска­зал выше6, рас­сто­я­ние от Исско­го зали­ва до Восточ­но­го моря у Индии око­ло 40 000 ста­дий, а до Исса от запад­ных око­неч­но­стей у Герак­ло­вых Стол­пов еще 30 000. Самая отда­лен­ная часть Исско­го зали­ва нахо­дит­ся немно­го (или даже совсем не) восточ­нее Ами­са; рас­сто­я­ние же от Ами­са до Гир­кан­ской зем­ли (парал­лель­ное упо­мя­ну­то­му выше рас­сто­я­нию от Исса до Индии) состав­ля­ет око­ло 10 000 ста­дий. Оста­ет­ся, сле­до­ва­тель­но, выше­ука­зан­ная дли­на к восто­ку от опи­сы­ва­е­мой нами теперь части — имен­но 30 000 ста­дий. Посколь­ку наи­боль­шая шири­на оби­та­е­мо­го мира, име­ю­ще­го вид хла­ми­ды7, состав­ля­ет око­ло 30 000 ста­дий, то это рас­сто­я­ние ока­жет­ся близ­ким к мери­ди­а­ну, про­ве­ден­но­му через Гир­кан­ское и Пер­сид­ское моря, если толь­ко дли­на оби­та­е­мо­го мира 70 000 ста­дий. Если от Гир­кан­ско­го моря до Арте­ми­ты в Вави­ло­нии 8 000 ста­дий, как утвер­жда­ет Апол­ло­дор из Арте­ми­ты, а отту­да до вхо­да в Пер­сид­ский залив еще столь­ко же ста­дий и, нако­нец, еще столь­ко же или немно­го мень­ше до стра­ны, лежа­щей на одной парал­ле­ли с око­неч­но­стя­ми Эфи­о­пии, то оста­ет­ся от упо­мя­ну­той шири­ны оби­та­е­мо­го мира рас­сто­я­ние от впа­ди­ны Гир­кан­ско­го моря до вхо­да в него, какое я уже ука­зал8. Так как этот отре­зок зем­ли заост­ря­ет­ся по направ­ле­нию к восточ­ным частям, то по фор­ме он похож на повар­ской нож, меж­ду тем как гора тянет­ся по пря­мой линии и пред­став­ля­ет­ся соот­вет­ству­ю­щей острию ножа, побе­ре­жье же от вхо­да в Гир­кан­ское море до Тама­ра — соот­вет­ству­ю­щим дру­гой сто­роне ножа, кото­рая кон­ча­ет­ся загну­той и заост­рен­ной лини­ей.

8. Сле­ду­ет упо­мя­нуть о неко­то­рых дико­вин­ных обы­ча­ях совер­шен­но вар­вар­ских народ­но­стей, о кото­рых посто­ян­но рас­ска­зы­ва­ют; напри­мер, об обы­ча­ях народ­но­стей, живу­щих око­ло Кав­ка­за и осталь­ной гор­ной стра­ны. У неко­то­рых из них, как гово­рят, вошло в обы­чай сле­ду­ю­щее изре­че­ние C. 520Еври­пи­да:


Опла­ки­вай дитя ново­рож­ден­ное, ведь в жиз­ни горе ждет его нема­лое.
Покой­ни­ка ж, невзгод лишен­но­го,
Из дома выно­си с бла­го­го­вей­ной радо­стью.
(Крес­фонт, фрг. 449. Наук)

с. 491 Дру­гие же не пре­да­ют смер­ти нико­го, даже вели­чай­ших пре­ступ­ни­ков, но толь­ко изго­ня­ют их вме­сте с детьми из пре­де­лов стра­ны, в про­ти­во­по­лож­ность обы­чаю дер­би­ков, у кото­рых заве­де­на казнь за незна­чи­тель­ные про­ступ­ки. Дер­би­ки почи­та­ют Зем­лю-Мать; они не при­но­сят в жерт­ву и не едят ника­ко­го суще­ства жен­ско­го пола. Муж­чин стар­ше 70 лет уби­ва­ют, а тру­пы поеда­ют бли­жай­шие род­ствен­ни­ки; ста­рух же душат, а затем хоро­нят. Муж­чин, уми­ра­ю­щих до 70-лет­не­го воз­рас­та, они не поеда­ют, а толь­ко хоро­нят. Сигин­ны во всем сле­ду­ют пер­сид­ским обы­ча­ям, за исклю­че­ни­ем того, что поль­зу­ют­ся малень­ки­ми, кос­ма­ты­ми лошад­ка­ми, кото­рые не могут нести всад­ни­ка, и их запря­га­ют чет­вер­кой в повоз­ку; управ­ля­ют ими жен­щи­ны, при­учен­ные к это­му с дет­ства, и самая искус­ная воз­ни­ца сожи­тель­ству­ет с каким хочет муж­чи­ной. Дру­гие пле­ме­на, гово­рят, ста­ра­ют­ся так сде­лать, чтобы голо­вы выгля­де­ли как мож­но длин­нее и чтобы лбы выда­ва­лись впе­ред над под­бо­род­ком. У тапи­ров при­ня­то, чтобы муж­чи­ны оде­ва­лись в чер­ное пла­тье и носи­ли длин­ные воло­сы, а жен­щи­ны носи­ли белые одеж­ды и корот­ко остри­жен­ные воло­сы. Живут они меж­ду дер­би­ка­ми и гир­кан­ца­ми. Муж­чи­на, при­знан­ный самым муже­ствен­ным, женит­ся на какой захо­чет жен­щине. Кас­пий­цы умерщ­вля­ют голод­ной смер­тью людей, кото­рым за 70 лет, и выбра­сы­ва­ют их тру­пы в пустын­ные места; затем они наблю­да­ют изда­ли: если уви­дят, что пти­цы стас­ки­ва­ют тру­пы с носи­лок, то счи­та­ют покой­ни­ков бла­жен­ны­ми, если же дикие зве­ри и соба­ки — то менее бла­жен­ны­ми; если тру­пы никто не ута­щит, то счи­та­ют их несчаст­ны­ми.


XII

1. Так как Тавр обра­зу­ет север­ные части Азии, кото­рые назы­ва­ют­ся Ази­ей «по эту сто­ро­ну Тав­ра»1, то я пред­по­чел преж­де все­го дать их опи­са­ние. К этим частям при­над­ле­жат обла­сти, лежа­щие цели­ком или боль­шей частью в самих горах. Все обла­сти восточ­нее Кас­пий­ских Ворот тре­бу­ют вслед­ствие сво­ей дико­сти более про­сто­го опи­са­ния; пожа­луй, не соста­вит боль­шой раз­ни­цы, если мы отне­сем их к тому или ино­му «кли­ма­ту»2. Напро­тив, все запад­ные обла­сти достав­ля­ют обиль­ный мате­ри­ал для опи­са­ния, поэто­му сле­ду­ет перей­ти к обла­стям, рас­по­ло­жен­ным у Кас­пий­ских Ворот. С запа­да к ним при­ле­га­ет Мидия — обшир­ная и неко­гда могу­ще­ствен­ная стра­на, рас­по­ло­жен­ная в сере­дине Тав­ра, кото­рый там раз­де­лил­ся на мно­го отро­гов и охва­ты­ва­ет боль­шие доли­ны, подоб­но тому как это име­ет место и в Арме­нии.

2. Эта гора начи­на­ет­ся в Карии и Ликии, но там она не дости­га­ет еще зна­чи­тель­ной шири­ны или высо­ты, впер­вые высо­ко под­ни­ма­ясь про­тив C. 521Хели­до­ний (это ост­ро­ва в нача­ле побе­ре­жья Пам­фи­лии). Затем, про­сти­ра­ясь на восток, Тавр охва­ты­ва­ет малые3 доли­ны Кили­кии; на одной сто­роне от него отде­ля­ет­ся Аман, а на дру­гой — Анти­тавр, где рас­по­ло­же­ны Кома­ны, в так назы­ва­е­мой Верх­ней Кап­па­до­кии. Анти­тавр кон­ча­ет­ся в Ката­о­нии, гора же Аман тянет­ся вплоть до Евфра­та и с. 492 Мели­ти­ны, где Ком­ма­ге­на при­мы­ка­ет к Кап­па­до­кии. Здесь ее про­дол­же­ни­ем слу­жат горы на дру­гой сто­роне Евфра­та, нераз­рыв­но свя­зан­ные с выше­упо­мя­ну­ты­ми гора­ми, за исклю­че­ни­ем того, что их раз­де­ля­ет теку­щая по сере­дине река. Здесь гора зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ва­ет­ся в высо­ту, шири­ну и силь­но раз­ветв­ля­ет­ся. Самой южной частью явля­ет­ся Тавр, кото­рый отде­ля­ет Арме­нию от Месо­по­та­мии.

3. Отту­да текут обе реки — Евфрат и Тигр, — окру­жа­ю­щие Месо­по­та­мию, близ­ко схо­дя­щи­е­ся друг с дру­гом в Вави­ло­нии и затем впа­да­ю­щие в Пер­сид­ское море. Евфрат не толь­ко бо́льшая из этих рек, но он пере­се­ка­ет в сво­ем изви­ли­стом тече­нии боль­ше земель. Его исто­ки нахо­дят­ся в север­ной части Тав­ра; течет Евфрат на запад через так назы­ва­е­мую Вели­кую Арме­нию до Малой Арме­нии, при­чем послед­няя нахо­дит­ся на пра­вом его бере­гу, а Аки­ли­се­на — на левом. Затем река дела­ет пово­рот на юг, каса­ясь при этом изги­бе гра­ниц Кап­па­до­кии. Оста­вив эти гра­ни­цы и область Ком­ма­ге­ны спра­ва, а сле­ва — Аки­ли­се­ну и Софе­ну в Вели­кой Арме­нии, Евфрат течет до Сирии и сно­ва пово­ра­чи­ва­ет к Вави­ло­нии и Пер­сид­ско­му зали­ву. Тигр же, начи­на­ясь в южной части этой же горы, течет по направ­ле­нию к Селев­кии, близ­ко сопри­ка­са­ет­ся с Евфра­том; здесь Тигр вме­сте с ним обра­зу­ет Месо­по­та­мию, а затем впа­да­ет в тот же залив, что и Евфрат. Исто­ки Евфра­та и Тиг­ра нахо­дят­ся друг от дру­га на рас­сто­я­нии при­бли­зи­тель­но 2500 ста­дий.

4. От Тав­ра к севе­ру отде­ля­ет­ся мно­го отро­гов; один из них — так назы­ва­е­мый Анти­тавр. Ведь такое имя носит гора, кото­рая охва­ты­ва­ет Софе­ну в долине, рас­по­ло­жен­ной меж­ду ней и Тав­ром. На той сто­роне Евфра­та, вбли­зи Малой Арме­нии к севе­ру, вслед за Анти­тав­ром про­сти­ра­ют­ся боль­шая гора и мно­же­ство отро­гов. Один из этих отро­гов назы­ва­ет­ся Пари­а­д­ром, дру­гой — Мосхски­ми гора­ми, тре­тий носит раз­лич­ные назва­ния. Горы эти охва­ты­ва­ют всю Арме­нию вплоть до Ибе­рии и Алба­нии. C. 522Дру­гие горы воз­вы­ша­ют­ся на восток, имен­но те, что рас­по­ло­же­ны над Кас­пий­ским морем вплоть до Мидии, как Атро­па­тий­ской Мидии, так и Вели­кой Мидии. Все эти части гор, как и те, что про­сти­ра­ют­ся до Кас­пий­ских Ворот, и те, что еще даль­ше на восток, сопри­ка­са­ясь с Ари­ей, назы­ва­ют­ся Пара­хо­аф­рой. Север­ные горы носят такое назва­ние, а южные, на дру­гой сто­роне Евфра­та, про­сти­ра­ю­щи­е­ся к восто­ку от Кап­па­до­кии и Ком­ма­ге­ны, вна­ча­ле назы­ва­ют­ся Тав­ром, кото­рый отде­ля­ет Софе­ну и осталь­ную Арме­нию от Месо­по­та­мии. Неко­то­рые назы­ва­ют эти горы Гор­ди­ей­ски­ми гора­ми. К чис­лу послед­них при­над­ле­жит и Масий — гора, воз­вы­ша­ю­ща­я­ся над Ниси­би­ей и Тиг­ра­но­кер­та­ми. Затем Тавр под­ни­ма­ет­ся еще выше и назы­ва­ет­ся Нифа­том. Здесь где-то на южной сто­роне гор­ной стра­ны нахо­дят­ся исто­ки Тиг­ра. Далее, от Нифа­та гор­ная цепь про­сти­ра­ет­ся все даль­ше и даль­ше и обра­зу­ет гору Загрий, отде­ля­ю­щую Мидию от Вави­ло­нии. После Загрия над Вави­ло­ни­ей сле­ду­ет гор­ная стра­на эли­ме­ев и паре­та­ке­нов, а над Миди­ей — стра­на кос­се­ев. В сере­дине нахо­дят­ся Мидия и Арме­ния, кото­рая охва­ты­ва­ет мно­го гор, плос­ко­го­рий, так же как рав­нин и боль­ших долин, и мно­же­ство оби­та­ю­щих в окрест­но­стях с. 493 гор­ных народ­но­стей, боль­шей частью мел­ких и раз­бой­ни­чьих. Таким обра­зом, я поме­щаю по эту сто­ро­ну Тав­ра Мидию (к кото­рой отно­сят­ся Кас­пий­ские Воро­та) и Арме­нию.

5. С нашей точ­ки зре­ния, эти народ­но­сти отно­сят­ся к север­ным, так как они оби­та­ют еще по эту сто­ро­ну Тав­ра; одна­ко Эра­то­сфен, уста­но­вив­ший деле­ние Азии на южную и север­ную и на так назы­ва­е­мые им «сфра­ги­ды»4 (назы­вая одни «сфра­ги­ды» север­ны­ми и дру­гие — южны­ми), пред­став­ля­ет Кас­пий­ские Воро­та гра­ни­цей меж­ду обо­и­ми «кли­ма­та­ми». Поэто­му южны­ми он может счи­тать части южнее Кас­пий­ских Ворот (сре­ди них Мидия и Арме­ния), а части север­нее Кас­пий­ских Ворот — север­ны­ми, так как это зави­сит от раз­лич­ных спо­со­бов деле­ния стра­ны, кото­рые при­ме­ня­ют. Быть может, Эра­то­сфе­ну не при­шло в голо­ву, что за Тав­ром к югу не лежит ни одной части Арме­нии или Мидии.


XIII

1. Мидия делит­ся на 2 части. Одну часть назы­ва­ют Вели­кой Миди­ей, глав­ный город кото­рой Экба­та­ны, боль­шой город и сто­ли­ца Мидий­ской дер­жа­вы (еще и теперь он слу­жит пар­фя­нам сто­ли­цей, а их цари про­во­дят здесь по край­ней мере лето, так как Мидия — стра­на холод­ная; зимой C. 523они пре­бы­ва­ют в Селев­кии на Тиг­ре, неда­ле­ко от Вави­ло­на). Вто­рая часть — это Атро­па­тий­ская Мидия; свое имя она полу­чи­ла от вое­на­чаль­ни­ка1 Атро­па­та, кото­рый не допу­стил, чтобы эта стра­на, как часть Вели­кой Мидии, так­же ста­ла под­власт­ной маке­до­ня­нам. Дей­стви­тель­но, про­воз­гла­шен­ный царем Атро­пат сде­лал по соб­ствен­но­му реше­нию эту стра­ну неза­ви­си­мой, и еще теперь насле­до­ва­ние сохра­ня­ет­ся в его семье, так как его потом­ки всту­па­ли в бра­ки с армян­ски­ми и сирий­ски­ми царя­ми, а позд­нее — с пар­фян­ски­ми.

2. Стра­на эта рас­по­ло­же­на к восто­ку от Арме­нии и Мати­а­ны, к запа­ду от Вели­кой Мидии и к севе­ру от обе­их стран; с юга она при­мы­ка­ет к обла­стям око­ло впа­ди­ны Гир­кан­ско­го моря и к Мати­ане. Это доволь­но зна­чи­тель­ная в смыс­ле воен­ной силы стра­на, так как она может, по сло­вам Апол­ло­ни­да, выста­вить 10 000 всад­ни­ков и 40 000 пехо­тин­цев. В Мидии нахо­дит­ся озе­ро Капав­та, где про­ис­хо­дят кри­стал­ли­за­ция и отло­же­ние солей. Эти соли вызы­ва­ют зуд и болез­нен­ное ощу­ще­ние; цели­тель­ным сред­ством от этой болез­ни слу­жит олив­ко­вое мас­ло, а прес­ная вода очи­ща­ет загряз­нен­ную солью одеж­ду, если ее по неве­де­нию опу­стят в озе­ро для стир­ки. У атро­па­тий­цев есть, прав­да, могу­ще­ствен­ные сосе­ди — армяне и пар­фяне, кото­рые неред­ко опу­сто­ша­ют их стра­ну. Одна­ко они ока­зы­ва­ют сопро­тив­ле­ние и отби­ра­ют назад захва­чен­ную у них зем­лю; так, напри­мер, они захва­ти­ли у армян Сим­ба­ку, когда те попа­ли под власть рим­лян, и всту­пи­ли в дру­же­ствен­ные дого­вор­ные отно­ше­ния с Цеза­рем; вме­сте с тем они ста­ра­ют­ся уго­дить и пар­фя­нам.

3. Лет­няя сто­ли­ца их — Газа­ка, рас­по­ло­жен­ная на рав­нине, а зим­ней слу­жит силь­ная кре­пость Вера, кото­рую оса­дил Анто­ний во вре­мя похо­да с. 494 про­тив пар­фян. Эта кре­пость нахо­дит­ся в 2400 ста­ди­ях от реки Арак­са, отде­ля­ю­щей Арме­нию от Атро­па­те­ны, как сооб­ща­ет Дел­лий, друг Анто­ния, опи­сав­ший его пар­фян­ский поход, в кото­ром ему само­му дове­лось участ­во­вать в каче­стве лега­та. Все обла­сти этой стра­ны пло­до­род­ны, а север­ная — гор­ная — суро­ва и холод­на; здесь оби­та­ют гор­ные пле­ме­на каду­си­ев, амар­дов, тапи­ров, кир­ти­ев и дру­гих бро­дя­чих и раз­бой­ни­чьих народ­но­стей. Ведь эти народ­но­сти рас­се­я­ны по горам Загру и Нифа­ту: кир­тии и мар­ды — в Пер­си­де (ведь амар­ды носят и такое назва­ние), а так­же еще и теперь живу­щие в Арме­нии и одно­имен­ные им пле­ме­на; все это люди по внеш­не­му виду оди­на­ко­вые.

4. Каду­сии немно­го усту­па­ют ари­а­нам по коли­че­ству пехо­тин­цев; они пре­вос­ход­ные мета­те­ли дро­ти­ков; в гори­стых местах они сра­жа­ют­ся C. 524вме­сто всад­ни­ков. Одна­ко не при­род­ные усло­вия мест­но­сти затруд­ни­ли поход Анто­ния, но его про­вод­ник, армян­ский царь Арта­ва­сд, кото­ро­го Анто­ний необ­ду­ман­но (хотя тот тай­но зло­умыш­лял про­тив него) сде­лал сво­им совет­ни­ком и вер­ши­те­лем сво­их воен­ных пла­нов. Анто­ний, прав­да, нака­зал царя, но слиш­ком позд­но, после того как тот ока­зал­ся винов­ни­ком мно­гих бед для рим­лян, и не толь­ко сам Арта­ва­сд, но и дру­гой про­вод­ник, кото­рый повел Анто­ния от Зевг­мы на Евфра­те до гра­ниц Атро­па­те­ны, по пути дли­ной в 8000 ста­дий через горы, по без­до­ро­жью и обхо­да­ми, т. е. по пути вдвое боль­ше­му, чем пря­мая доро­га.

5. Вели­кая Мидия в древ­но­сти, после того как раз­ру­ши­ла дер­жа­ву сирий­цев, гос­под­ство­ва­ла над всей Ази­ей. Впо­след­ствии, одна­ко, при Асти­а­ге, Кир и пер­сы лиши­ли ее столь вели­ко­го могу­ще­ства, тем не менее она про­дол­жа­ла в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни сохра­нять пра­де­дов­скую сла­ву. Экба­та­ны были зим­ней2 сто­ли­цей пер­сид­ских царей, рав­но как и маке­до­нян, кото­рые после под­чи­не­ния пер­сов вла­де­ли Сири­ей; и еще в наше вре­мя город этот предо­став­ля­ет пар­фян­ским царям те же удоб­ства и без­опас­ность.

6. На восто­ке Вели­кая Мидия гра­ни­чит с Пар­фи­ей и с гора­ми кос­се­ев, раз­бой­ни­чье­го пле­ме­ни, кото­рое неко­гда выста­ви­ло 13 000 стрел­ков из лука, воюя в сою­зе с эли­ме­я­ми про­тив сусий­цев и вави­ло­нян. Неарх сооб­ща­ет, что здесь было 4 раз­бой­ни­чьих пле­ме­ни: из них мар­ды гра­ни­чи­ли с пер­са­ми, уксии и эли­меи — с мар­да­ми и сусий­ца­ми, кос­сеи — с мидя­на­ми. Все они застав­ля­ли царей пла­тить им дань, а кос­сеи даже полу­ча­ли дары, когда царь, про­во­дя лето в Экба­та­нах, воз­вра­щал­ся в Вави­ло­нию. Алек­сандр напал на них зимой и поло­жил конец их вели­кой дер­зо­сти. Итак, на восто­ке Вели­кая Мидия гра­ни­чит с этим пле­ме­нем, а так­же с паре­та­ке­на­ми (гор­ным и раз­бой­ни­чьим пле­ме­нем), кото­рые при­мы­ка­ют к пер­сам. На севе­ре она гра­ни­чит с живу­щи­ми над Гир­кан­ским морем каду­си­я­ми и с про­чи­ми пле­ме­на­ми, о кото­рых я толь­ко что рас­ска­зы­вал. На юге она при­мы­ка­ет к Апол­ло­ни­а­ти­де (кото­рую древ­ние назы­ва­ли Сита­ке­ной) и к горе Загру, где рас­по­ло­же­на Мас­са­ба­ти­ка, отно­ся­ща­я­ся к Мидии (по дру­гим, к Эли­мее) Нако­нец, на запа­де Мидия гра­ни­чит с атро­па­тий­ца­ми и частью армян. В Мидии есть и гре­че­ские горо­да, с. 495 осно­ван­ные маке­до­ня­на­ми; сре­ди этих горо­дов назо­ву Лаоди­кею, Апа­мею, город око­ло Раг3, и саму Рагу4, осно­ван­ную Селев­ком Ника­то­ром. Послед­ний назвал ее Евро­пом, а пар­фяне — Арса­ки­ей. По сло­вам Апол­ло­до­ра C. 525из Арте­ми­ты, этот город лежит при­бли­зи­тель­но на 500 ста­дий южнее Кас­пий­ских Ворот.

7. Мидия боль­шей частью высо­ко­гор­ная и холод­ная стра­на. Тако­вы горы, воз­вы­ша­ю­щи­е­ся над Экба­та­на­ми, горы око­ло Раг и Кас­пий­ских Ворот и вооб­ще все север­ные обла­сти отсю­да до Мати­а­ны и Арме­нии. Область же ниже Кас­пий­ских Ворот, лежа­щая в низи­нах и впа­ди­нах, напро­тив, чрез­вы­чай­но пло­до­род­на и про­из­во­дит все­воз­мож­ные пло­ды, кро­ме мас­ли­ны. Если мас­ли­на даже кое-где и рас­тет, то она не содер­жит мас­ла и сухая. Как эта стра­на, так и Арме­ния исклю­чи­тель­но «обиль­ны коня­ми». Какой-то луг здесь носит назва­ние «Коне­обиль­но­го»5; через него про­хо­дят путе­ше­ству­ю­щие из Пер­си­ды и Вави­ло­на к Кас­пий­ским Воро­там, а в пер­сид­ские вре­ме­на, как гово­рят, на этом лугу пас­лось 50 000 кобы­лиц. Это были цар­ские табу­ны. Что каса­ет­ся нисей­ских коней, кото­ры­ми поль­зо­ва­лись цари как самы­ми луч­ши­ми и самы­ми боль­ши­ми, то одни утвер­жда­ют, что поро­да их отсю­да, а дру­гие — что из Арме­нии. Подоб­но пар­фян­ским лоша­дям они отли­ча­ют­ся свое­об­раз­ной ста­тью по срав­не­нию с эллад­ски­ми и про­чи­ми лошадь­ми в нашей стране. Далее, тра­ве, кото­рая явля­ет­ся луч­шим кор­мом для лоша­дей, мы даем спе­ци­аль­ное назва­ние «мидий­ской», пото­му что она рас­тет там в боль­шом коли­че­стве. Мидий­ская зем­ля про­из­во­дит так­же силь­фий, отку­да добы­ва­ет­ся так назы­ва­е­мый «мидий­ский» сок, во мно­гом усту­па­ю­щий «кирен­ско­му», а ино­гда и пре­вос­хо­дя­щий его или бла­го­да­ря мест­ным усло­ви­ям, или в силу изме­не­ния вида рас­те­ния, или же, нако­нец, бла­го­да­ря ста­ра­нию соби­ра­те­лей и изго­то­ви­те­лей сока, кото­рые дости­га­ют того, что сок сохра­ня­ет­ся дли­тель­ное вре­мя впрок и для упо­треб­ле­ния.

8. Таков харак­тер стра­ны. Что каса­ет­ся вели­чи­ны, то дли­на и шири­на ее при­бли­зи­тель­но оди­на­ко­вы. Наи­боль­шей шири­ны Мидия, по-види­мо­му, дости­га­ет на про­стран­стве от пере­ва­ла через Загр (назы­ва­е­мо­го Мидий­ски­ми Воро­та­ми) до Кас­пий­ских Ворот через Сигри­а­ну — 4100 ста­дий. Вели­чине и могу­ще­ству стра­ны соот­вет­ству­ют и дан­ные о раз­ме­рах соби­ра­е­мой с нее пода­ти: дей­стви­тель­но, если Кап­па­до­кия еже­год­но достав­ля­ла пер­сам (кро­ме денеж­но­го нало­га) 1500 лоша­дей, 2000 мулов и 50 000 овец, то мидий­цы пла­ти­ли почти что вдвое бо́льшую дань.

9. Обы­чаи мидий­цев боль­шей частью те же, что и у армян, по при­чине сход­ства их стран. Мидий­цы, одна­ко, как гово­рят, явля­ют­ся родо­на­чаль­ни­ка­ми обы­ча­ев армян и еще рань­ше пер­сов, их вла­дык и пре­ем­ни­ков гос­под­ства в Азии. Напри­мер, так назы­ва­е­мая теперь пер­сид­ская «сто́ла»6, их страсть к стрель­бе из лука и вер­хо­вой езде, слу­же­ние царям, цар­ские C. 526обла­че­ния и боже­ствен­ное почи­та­ние царей под­дан­ны­ми пере­шли к пер­сам от мидий­цев. Что это вер­но, яснее все­го вид­но на при­ме­ре их одеж­ды: тиа­ра7, кита­ра8, вой­лоч­ная шап­ка, хито­ны с рука­ва­ми и шта­ны — эта одеж­да удоб­на для ноше­ния в таких холод­ных и север­ных стра­нах, как с. 496 мидий­ские, но вовсе не под­хо­дит к южным мест­но­стям. Бо́льшая же часть посе­ле­ний пер­сов нахо­ди­лась на Крас­ном море, южнее стра­ны вави­ло­нян и сусий­цев, а после сокру­ше­ния Мидий­ской дер­жа­вы пер­сы при­со­еди­ни­ли к сво­им вла­де­ни­ям неко­то­рые обла­сти, погра­нич­ные с Миди­ей. Одна­ко обы­чаи побеж­ден­но­го наро­да пока­за­лись побе­ди­те­лям столь достой­ны­ми ува­же­ния и под­хо­дя­щи­ми для цар­ской пыш­но­сти, что они реши­ли, вме­сто того чтобы ходить полу­го­лы­ми или лег­ко оде­ты­ми, носить жен­ские одеж­ды и заку­ты­вать­ся в пла­щи.

10. Соглас­но неко­то­рым, ноше­ние такой одеж­ды вве­ла в упо­треб­ле­ние Медея, когда она вме­сте с Иасо­ном власт­во­ва­ла в этой стране. Медея, как гово­рят, даже закры­ва­ла лицо, выхо­дя к наро­ду вме­сто царя. Памят­ни­ка­ми Иасо­на слу­жат свя­ти­ли­ща в честь героя Иасо­на, весь­ма чти­мые вар­ва­ра­ми (а над Кас­пий­ски­ми Воро­та­ми, на пра­вой сто­роне, нахо­дит­ся боль­шая гора под назва­ни­ем Иасо­ний); вос­по­ми­на­ни­ем же о Медее явля­ют­ся одеж­да и назва­ние стра­ны. Утвер­жда­ют, что сын ее, Мид, насле­до­вал ее власть и оста­вил стране свое имя. С эти­ми сооб­ще­ни­я­ми согла­су­ют­ся суще­ство­ва­ние свя­ти­лищ Иасо­на в Арме­нии, имя стра­ны и мно­гое дру­гое, о чем я ска­жу далее.

11. Выби­рать царем само­го храб­ро­го чело­ве­ка — так­же мидий­ский обы­чай; но этот обы­чай свой­ствен не всем мидий­цам, а толь­ко гор­ным. Более общим явля­ет­ся обы­чай мно­го­жен­ства царей. У гор­ных мидий­цев этот обы­чай рас­про­стра­ня­ет­ся на всех, и им не раз­ре­ша­ет­ся иметь мень­ше 5 жен. Так же и жен­щи­ны, как гово­рят, счи­та­ют за честь иметь как мож­но боль­ше мужей и пола­га­ют несча­стьем, если у них мень­ше 5 мужей9. Хотя осталь­ная Мидия чрез­вы­чай­но пло­до­род­на, север­ная, гор­ная часть ее отли­ча­ет­ся бед­но­стью. Жите­ли ее пита­ют­ся дре­вес­ны­ми пло­да­ми, при­го­тов­ля­ют лепеш­ки из суше­ных и тол­че­ных яблок, а хлеб — из под­жа­рен­но­го мин­да­ля; из неко­то­рых кор­ней они выжи­ма­ют вино; они упо­треб­ля­ют в пищу мясо зве­рей, но не дер­жат домаш­не­го ско­та. Столь­ко све­де­ний у меня о мидий­цах. Что же каса­ет­ся до общих всей Мидии обы­ча­ев, то они оди­на­ко­вы с пер­сид­ски­ми вслед­ствие пер­сид­ско­го заво­е­ва­ния, и я буду гово­рить о них в моем рас­ска­зе о пер­сах.


XIV

1. Южные части Арме­нии при­кры­ва­ет Тавр, отде­ля­ю­щий ее от всей C. 527обла­сти меж­ду Евфра­том и Тиг­ром, кото­рую назы­ва­ют Месо­по­та­ми­ей; восточ­ные части гра­ни­чат с Вели­кой Миди­ей и Атро­па­те­ной; север­ные части — это горы Пара­хо­аф­ра, лежа­щие над Кас­пий­ским морем, Алба­ния, Ибе­рия и Кав­каз, кото­рый окру­жа­ет эти народ­но­сти и при­мы­ка­ет к Арме­нии; он при­мы­ка­ет так­же к Мосхским и Колхским горам вплоть до так назы­ва­е­мых тиба­ра­нов; на запа­де нахо­дят­ся эти народ­но­сти, горы Пари­адр и Ски­дис до Малой Арме­нии и реч­ной обла­сти Евфра­та, кото­рая отде­ля­ет Арме­нию от Кап­па­до­кии и Ком­ма­ге­ны.

с. 497 2. Евфрат берет нача­ло на север­ной сто­роне Тав­ра; сна­ча­ла он течет на запад через Арме­нию, затем пово­ра­чи­ва­ет к югу и пере­се­ка­ет Тавр меж­ду Арме­ни­ей, Кап­па­до­ки­ей и Ком­ма­ге­ной; про­рвав­шись за Тавр и достиг­нув Сирии, река пово­ра­чи­ва­ет к зим­не­му вос­хо­ду1 до Вави­ло­на, обра­зуя вме­сте с Тиг­ром Месо­по­та­мию. Обе реки окан­чи­ва­ют­ся в Пер­сид­ском зали­ве. Тако­вы стра­ны, окру­жа­ю­щие Арме­нию; почти все они гори­сты и неров­ны, за исклю­че­ни­ем неболь­шой части, обра­щен­ной к Мидии. Но так как упо­мя­ну­тый выше2 Тавр сно­ва начи­на­ет­ся на дру­гом бере­гу Евфра­та про­тив Ком­ма­ге­ны и Мели­ти­ны (обла­стей, обра­зу­е­мых Евфра­том), то Масий — это гора, воз­вы­ша­ю­ща­я­ся на юге над мигдо­на­ми в Месо­по­та­мии, в обла­сти кото­рых нахо­дит­ся Ниси­бия, тогда как Софе­на лежит в север­ных частях меж­ду Маси­ем и Анти­тав­ром. Анти­тавр начи­на­ет­ся у Евфра­та и Тав­ра и окан­чи­ва­ет­ся в восточ­ной части Арме­нии; на одной сто­роне он вклю­ча­ет сере­ди­ну Софе­ны3, а на дру­гой нахо­дит­ся Аки­ли­се­на, рас­по­ло­жен­ная меж­ду Анти­тав­ром и реч­ной обла­стью Евфра­та, до пово­ро­та послед­не­го на юг. Цар­ская сто­ли­ца в Софене — Кар­ка­фи­о­кер­та. Про­тив Гор­ди­е­ны, к восто­ку, над горой Маси­ем воз­вы­ша­ет­ся гора Нифат; затем идет гора Аб, отку­да выте­ка­ют Евфрат и Аракс, пер­вый — на запад, а послед­ний — на восток; нако­нец гора Нибар, про­сти­ра­ю­ща­я­ся до Мидии.

3. Тече­ние Евфра­та я уже опи­сал. Что каса­ет­ся Арак­са, то он течет сна­ча­ла на восток до Атро­па­те­ны, затем пово­ра­чи­ва­ет на запад и на север и течет сна­ча­ла мимо Азар, а потом мимо Артак­са­ты — армян­ских горо­дов; нако­нец, прой­дя через рав­ни­ну Арак­се­ны, впа­да­ет в Кас­пий­ское море.

C. 5284. В самой Арме­нии мно­го гор и плос­ко­го­рий, где с тру­дом рас­тет даже вино­град­ная лоза; мно­го там и долин, при­чем одни из них не отли­ча­ют­ся осо­бен­ным пло­до­ро­ди­ем, дру­гие же, напро­тив, чрез­вы­чай­но пло­до­род­ны, напри­мер рав­ни­на Арак­са, по кото­рой река Аракс течет до гра­ниц Алба­нии, впа­дая в Кас­пий­ское море. За этой рав­ни­ной идет Сака­се­на, тоже гра­ни­ча­щая с Алба­ни­ей и с рекой Киром; еще далее идет Гога­ре­на. Вся эта стра­на пол­на дики­ми пло­да­ми и пло­да­ми дере­вьев, выра­щен­ных чело­ве­ком, и веч­но­зе­ле­ны­ми рас­те­ни­я­ми; здесь рас­тет даже мас­ли­на. Про­вин­ци­ей Арме­нии явля­ют­ся Фаве­на4, а так­же Коми­се­на и Орхи­сте­на, выстав­ля­ю­щая наи­боль­шее чис­ло всад­ни­ков. Хор­зе­на и Кам­би­се­на — самые север­ные и боль­ше всех покры­ты сне­гом; они нахо­дят­ся на гра­ни­це с Кав­каз­ски­ми гора­ми, с Ибе­ри­ей и Кол­хи­дой. Как гово­рят, здесь на гор­ных пере­ва­лах при силь­ном сне­го­па­де целые кара­ва­ны гиб­нут в сне­гу. На слу­чай такой опас­но­сти путе­ше­ствен­ни­ки име­ют шесты, кото­рые вре­мя от вре­ме­ни высо­вы­ва­ют на поверх­ность из-под сне­га, делая отду­ши­ну в сне­гу и пода­вая знак про­хо­жим, чтобы им при­шли на помощь, отко­па­ли и спас­ли. В сне­гу, как гово­рят, обра­зу­ют­ся полые ледя­ные глы­бы, содер­жа­щие как бы в обо­лоч­ке из льда хоро­шую воду; там же заво­дят­ся даже живые суще­ства, кото­рые Апол­ло­нид назы­ва­ет чер­вя­ми, а Фео­фан — дре­во­точ­ца­ми. Гово­рят, что в этих ледя­ных глы­бах с. 498 содер­жит­ся хоро­шая вода, кото­рую упо­треб­ля­ют для питья, рас­ко­лов их обо­лоч­ку. Воз­ник­но­ве­ние этих живых существ, как пола­га­ют, подоб­но воз­ник­но­ве­нию кома­ров из пла­ме­ни и искр в руд­ни­ках.

5. Далее рас­ска­зы­ва­ют, что Арме­нию, в преж­ние вре­ме­на быв­шую малень­кой стра­ной, уве­ли­чи­ли вой­ны Артак­сия и Зари­а­д­рия. Они были пер­во­на­чаль­но пол­ко­вод­ца­ми Антио­ха Вели­ко­го, а впо­след­ствии, после его пора­же­ния, ста­ли царя­ми (пер­вый — царем Софе­ны, Аки­се­ны, Одо­ман­ти­ды и неко­то­рых дру­гих обла­стей, а послед­ний — царем стра­ны вокруг Артак­са­ты); они рас­ши­ри­ли сов­мест­но свои вла­де­ния, отре­зав часть обла­стей окру­жа­ю­щих народ­но­стей, а имен­но: у мидян они отня­ли Кас­пи­а­ну, Фав­ни­ти­ду и Басо­ро­пе­ду; у ибе­ров — пред­го­рье Пари­а­д­ра, Хор­зе­ну и Гога­ре­ну, кото­рая нахо­дит­ся на дру­гой сто­роне реки Кира; у хали­бов и моси­не­ков — Каре­ни­ти­ду и Ксерк­се­ну, кото­рая гра­ни­чит с Малой Арме­ни­ей или явля­ет­ся ее частью; у ката­о­нов — Аки­ли­се­ну и область вокруг Анти­тав­ра; нако­нец, у сирий­цев — Таро­ни­ти­ду. Поэто­му все эти народ­но­сти теперь гово­рят на одном язы­ке.

6. Горо­да Арме­нии сле­ду­ю­щие: Артак­са­та (кото­рую назы­ва­ют так­же C. 529Артак­си­а­са­той), осно­ван­ная Ган­ни­ба­лом для царя Артак­сия, и Арк­са­та; оба горо­да лежат на реке Арак­се: Арк­са­та — побли­зо­сти от гра­ни­цы Атро­па­тии, Артак­са­та — неда­ле­ко от рав­ни­ны Арак­се­ны; это бла­го­устро­ен­ный город и сто­ли­ца стра­ны. Она рас­по­ло­же­на на схо­жем с полу­ост­ро­вом высту­пе, а перед ее сте­на­ми кру­гом про­хо­дит река, за исклю­че­ни­ем про­стран­ства на пере­шей­ке, кото­рое ого­ро­же­но рвом и часто­ко­лом. Непо­да­ле­ку от горо­да нахо­дят­ся сокро­вищ­ни­цы Тиг­ра­на и Арта­ва­сда — силь­ные укреп­ле­ния Бабир­са и Ола­на. На Евфра­те были и дру­гие кре­по­сти. Арта­ге­ры скло­нил к вос­ста­нию ее началь­ник Адор, но пол­ко­вод­цы Цеза­ря взя­ли кре­пость после дли­тель­ной оса­ды и раз­ру­ши­ли сте­ны.

7. В стране течет несколь­ко рек. Самые извест­ные из них — Фасис и Лик — впа­да­ют в Пон­тий­ское море (Эра­то­сфен непра­виль­но пишет вме­сто Лика Фер­мо­донт), тогда как Кир и Аракс — в Кас­пий­ское море, а Евфрат и Тигр — в Крас­ное.

8. Есть в Арме­нии так­же боль­шие озе­ра. Одно носит назва­ние Ман­ти­а­на5, что в пере­во­де зна­чит «синее». Как гово­рят, оно самое боль­шое после Мео­ти­ды соле­ное озе­ро; про­сти­ра­ет­ся оно до Атро­па­тии; на нем устро­е­ны соле­вар­ни. Дру­гое — Арсе­на, назы­ва­е­мое так­же Фопи­ти­дой. Оно содер­жит соду, очи­ща­ет и вос­ста­нав­ли­ва­ет одеж­ду. Одна­ко в силу этой при­ме­си соды вода озе­ра негод­на для питья. Река Тигр, стре­ми­тель­но низ­вер­га­ю­ща­я­ся из пре­де­лов гор­ной стра­ны у Нифа­та, про­те­ка­ет через озе­ро, сохра­няя, в силу быст­ро­ты сво­е­го тече­ния, воды несме­шан­ны­ми с вода­ми озе­ра, отсю­да и назва­ние реки, так как мидий­цы назы­ва­ют стре­лу «тиг­рис». В этой реке водит­ся раз­но­об­раз­ная рыба, тогда как озер­ная рыба толь­ко одной поро­ды. В самой отда­лен­ной части озе­ра река пада­ет в про­пасть и, прой­дя зна­чи­тель­ное рас­сто­я­ние под зем­лей, сно­ва выхо­дит на поверх­ность у Хало­ни­ти­ды6. Отсю­да река Тигр течет уже по направ­ле­нию к Опию и к так назы­ва­е­мой стене Семи­ра­ми­ды, остав­ляя с. 499 впра­во область гор­ди­е­ев и всю Месо­по­та­мию, тогда как Евфрат, наобо­рот, остав­ля­ет эту же стра­ну нале­во. Сбли­зив­шись друг с дру­гом, реки обра­зу­ют Месо­по­та­мию, а затем Тигр течет через Селев­кию в Пер­сид­ский залив, а Евфрат — через Вави­лон, как я уже ска­зал где-то выше7, воз­ра­жая Эра­то­сфе­ну и Гип­пар­ху.

9. В Сис­пи­ри­ти­де, непо­да­ле­ку от Кабалл, нахо­дят­ся золо­тые руд­ни­ки; туда Алек­сандр послал Мено­на с отря­дом вои­нов, но тузем­цы взя­ли его в плен и уве­ли внутрь8 стра­ны. Есть там и дру­гие руд­ни­ки, в том чис­ле где добы­ва­ют так назы­ва­е­мый «сан­дик»9, кото­рый носит имя «армян­ской» крас­ки и похож на пур­пур. Стра­на эта настоль­ко «обиль­на коня­ми» (не C. 530усту­пая Мидии), что даже нисей­ские лоша­ди, кото­рые слу­жи­ли пер­сид­ским царям, выра­щи­ва­лись и здесь. Сатрап Арме­нии еже­год­но посы­лал пер­сид­ско­му царю 20 000 жере­бят на празд­ник, назы­ва­е­мый Мит­ра­ки­на­ми. При втор­же­нии в Мидию вме­сте с Анто­ни­ем Арта­ва­сд выста­вил на смотр, кро­ме про­чей кон­ни­цы, еще 6000 покры­тых бро­ней лоша­дей, постро­ив их в бое­вой поря­док. Люби­те­ля­ми тако­го рода кон­ни­цы явля­ют­ся не толь­ко мидяне и армяне, но и албан­цы, так как и они поль­зу­ют­ся на войне покры­ты­ми бро­ней лошадь­ми.

10. Нема­ло­важ­ным при­зна­ком богат­ства и могу­ще­ства этой стра­ны слу­жит сле­ду­ю­щее обсто­я­тель­ство. Пом­пей назна­чил Тиг­ра­ну, отцу Арта­ва­сда, дань в 6000 талан­тов сереб­ра, но тот тот­час же роз­дал рим­ско­му вой­ску эту сум­му: каж­до­му вои­ну по 50 драхм, цен­ту­ри­о­нам — по 1000 драхм, а гип­пар­хам и хили­ар­хам — по талан­ту.

11. Вели­чи­ну стра­ны Фео­фан опре­де­ля­ет так: шири­на 100 схе­нов, дли­на же вдвое боль­ше, при­ни­мая схен рав­ным 40 ста­ди­ям. Одна­ко он слиш­ком пре­уве­ли­чи­ва­ет. Бли­же к истине будет счи­тать дли­ной циф­ру, дан­ную им для шири­ны, а за шири­ну при­нять поло­ви­ну этой циф­ры или немно­гим боль­ше. Тако­вы при­род­ные свой­ства Арме­нии и ее могу­ще­ство.

12. Древ­няя исто­рия этой народ­но­сти при­бли­зи­тель­но тако­ва. Как я уже ска­зал10, Армен из фес­са­лий­ско­го горо­да Арме­ния, рас­по­ло­жен­но­го меж­ду Фера­ми и Лари­сой на озе­ре Беба, отпра­вил­ся похо­дом в Арме­нию вме­сте с Иасо­ном. Кир­сил из Фар­са­ла и Мидий из Лари­сы, участ­ни­ки похо­да Алек­сандра, утвер­жда­ют, что Арме­ния полу­чи­ла от него свое имя. Часть спут­ни­ков Арме­на посе­ли­лась в Аки­ли­сене (кото­рая в преж­ние вре­ме­на была под­власт­на софе­нам), тогда как дру­гие — в Сис­пи­ри­ти­де вплоть до Кала­хе­ны и Адиа­бе­ны за Армян­ски­ми гора­ми. Рас­ска­зы­ва­ют далее, что одеж­да армян — фес­са­лий­ская; так, напри­мер, длин­ные хито­ны, назы­ва­е­мые в тра­ге­ди­ях фес­са­лий­ски­ми, пере­тя­ну­тые поя­сом око­ло гру­ди, и верх­няя одеж­да на застеж­ках, так что даже тра­ги­че­ские акте­ры под­ра­жа­ли фес­са­лий­цам; ведь им нуж­но было ино­зем­ное укра­ше­ние в таком роде; но так как фес­са­лий­цы как раз носи­ли длин­ные одеж­ды (веро­ят­но пото­му, что из всех гре­ков они жили в самой север­ной и наи­бо­лее холод­ной обла­сти), то эти одеж­ды пред­став­ля­ли акте­рам самый под­хо­дя­щий обра­зец для под­ра­жа­ния в их сце­ни­че­ских пере­во­пло­ще­ни­ях. Страсть C. 531к вер­хо­вой езде у армян и мидий­цев — от фес­са­лий­цев. О похо­де Иасо­на с. 500 сви­де­тель­ству­ют свя­ти­ли­ща Иасо­на; неко­то­рые из них воз­двиг­ли вла­сти­те­ли стра­ны, подоб­но тому как Пар­ме­ни­он постро­ил храм Иасо­на в Абде­рах.

13. Как пола­га­ют, Армен и его спут­ни­ки назва­ли Аракс одним име­нем с Пене­ем из-за сход­ства его с этой рекой; ведь и Пеней назы­ва­ет­ся Арак­сом пото­му, что он «отко­лол»11 Оссу от Олим­па, про­рыв Тем­пей­скую доли­ну. Пере­да­ют, что в древ­но­сти армян­ский Аракс в сво­ем стре­ми­тель­ном тече­нии с гор раз­лил­ся на широ­ком про­стран­стве ниже­ле­жа­щих рав­нин и, не имея выхо­да, обра­зо­вал море. Иасон же про­бил рас­се­ли­ну в ска­ле по образ­цу Тем­пей­ской доли­ны, через кото­рую теперь воды реки низ­вер­га­ют­ся12 в Кас­пий­ское море. Вслед­ствие это­го высох­ла рав­ни­на Арак­се­ны, по кото­рой река течет до ее кру­то­го паде­ния13 в море. Этот рас­сказ о реке Арак­се содер­жит кое-что досто­вер­ное; Герод­о­то­во же сооб­ще­ние вовсе неве­ро­ят­но. По сло­вам Герод­о­та, Аракс выте­ка­ет из обла­сти мати­е­нов, а затем раз­ветв­ля­ет­ся на 40 рука­вов, отде­ляя ски­фов от бак­трий­цев14. Кал­ли­сфен тоже после­до­вал за Герод­о­том.

14. Пере­да­ют так­же, что неко­то­рая часть эни­а­нов посе­ли­лась в Витии, дру­гая же — над армя­на­ми за гора­ми Абом и Ниба­ром. Эти горы явля­ют­ся частя­ми Тав­ра; из них Аб нахо­дит­ся побли­зо­сти от доро­ги, иду­щей на Экба­та­ны мимо хра­ма Бари­ды. По рас­ска­зам, какие-то фра­кий­цы, так назы­ва­е­мые сара­па­ры, «отру­ба­ю­щие голо­вы», посе­ли­лись над Арме­ни­ей по сосед­ству с гура­ни­я­ми и мидя­на­ми; это зве­ро­по­доб­ное, неукро­ти­мое пле­мя гор­цев, сди­ра­ю­щих кожу с чере­пов и отру­ба­ю­щих голо­вы, так как это и зна­чит «сара­па­ры». Мифы о Медее я уже упо­мя­нул в опи­са­нии Мидии. Поэто­му, сопо­став­ляя все эти изве­стия, выво­дят заклю­че­ние о род­стве мидян и армян в какой-то сте­пе­ни с фес­са­лий­ца­ми и с потом­ка­ми Иасо­на и Медеи.

15. Тако­во древ­нее ска­за­ние. Более новый рас­сказ о собы­ти­ях со вре­мен пер­сид­ско­го вла­ды­че­ства и сле­ду­ю­щих за ним вплоть до наше­го вре­ме­ни, быть может, сто­ит изло­жить вкрат­це так. Сна­ча­ла Арме­ни­ей завла­де­ли пер­сы и маке­до­няне; после это­го — те, кому были под­власт­ны Сирия и Мидия; послед­ним вла­сти­те­лем Арме­нии был Оронт, пото­мок Гидар­на, один из 7 пер­сов15. Затем Артак­сий и Зари­а­дрий, пол­ко­вод­цы Антио­ха Вели­ко­го, вое­вав­ше­го с рим­ля­на­ми, раз­де­ли­ли стра­ну на 2 части. Они пра­ви­ли стра­ной по пору­че­нию царя. После того как царь потер­пел пора­же­ние, C. 532они пере­шли на сто­ро­ну рим­лян и, про­воз­гла­шен­ные царя­ми, полу­чи­ли неза­ви­си­мость. Потом­ком Артак­сия был Тиг­ран, вла­дев­ший в соб­ствен­ном смыс­ле сло­ва Арме­ни­ей; эта область гра­ни­чит с Миди­ей, Алба­ни­ей и Ибе­ри­ей вплоть до Кол­хи­ды и Кап­па­до­кии на Евк­син­ском Пон­те; потом­ком же Зари­а­д­рия был софе­нец Артан16, кото­ро­му были под­власт­ны южные обла­сти и те, что лежат запад­нее их. Послед­не­го побе­дил Тиг­ран, кото­рый стал вла­ды­кой всей стра­ны. Тиг­ра­ну выпа­ло на долю испы­тать раз­лич­ные пре­врат­но­сти судь­бы. Вна­ча­ле он жил залож­ни­ком у пар­фян; затем ему уда­лось полу­чить от них доз­во­ле­ние вер­нуть­ся на роди­ну, при­чем пар­фяне взя­ли выкуп — 70 долин в Арме­нии. Потом, уси­лив свое с. 501 могу­ще­ство, Тиг­ран не толь­ко отнял у пар­фян эти обла­сти, но даже опу­сто­шил их соб­ствен­ную стра­ну — обла­сти око­ло Нина и Арбел. Далее, он поко­рил вла­сти­те­лей Атро­па­те­ны и Гор­ди­еи и с их помо­щью осталь­ную часть Месо­по­та­мии. Перей­дя Евфрат, он силой овла­дел самой Сири­ей и Фини­ки­ей. Воз­нес­шись столь высо­ко в сво­ем могу­ще­стве, Тиг­ран осно­вал город неда­ле­ко от Ибе­рии17, меж­ду этой мест­но­стью и Зевг­мой на Евфра­те. Собрав сюда насе­ле­ние 12 разо­рен­ных им гре­че­ских горо­дов, он назвал этот город Тиг­ра­но­кер­та­ми. Но Лукулл, кото­рый вел вой­ну с Мит­ри­да­том, при­был рань­ше завер­ше­ния построй­ки горо­да. Лукулл не толь­ко рас­пу­стил жите­лей по род­ным местам, но при штур­ме раз­ру­шил напо­ло­ви­ну закон­чен­ное соору­же­ние, оста­вив на месте толь­ко малень­кое селе­ние18. Затем Лукулл изгнал Тиг­ра­на так­же из Сирии и Фини­кии. Наслед­ник его Арта­ва­сд пре­успе­вал, пока состо­ял в сою­зе с рим­ля­на­ми, но когда Арта­ва­сд изме­нил Анто­нию во вре­мя вой­ны с пар­фя­на­ми, он понес за это нака­за­ние. Анто­ний при­вез его в Алек­сан­дрию, в три­ум­фаль­ной про­цес­сии его про­ве­ли свя­зан­ным по горо­ду и неко­то­рое вре­мя содер­жа­ли под стра­жей, но потом уби­ли, когда нача­лась Актий­ская вой­на. После Арта­ва­сда стра­ной управ­ля­ли несколь­ко царей под вла­стью Цеза­ря и рим­лян; и теперь еще стра­на суще­ству­ет, управ­ля­е­мая на таких же нача­лах.

16. Мидий­цы и армяне почи­та­ют все свя­щен­ные обря­ды пер­сов. В осо­бом поче­те культ Ана­и­ти­ды у армян, кото­рые в честь этой боги­ни постро­и­ли свя­ти­ли­ща в раз­ных местах, в том чис­ле и в Аки­ли­сене. Они посвя­ща­ют здесь на слу­же­ние богине рабов и рабынь. В этом нет ниче­го уди­ви­тель­но­го. Одна­ко знат­ней­шие люди пле­ме­ни так­же посвя­ща­ют богине сво­их доче­рей еще девуш­ка­ми. У послед­них в обы­чае выхо­дить замуж толь­ко после того, как в тече­ние дол­го­го вре­ме­ни они отда­ва­лись за день­ги в хра­ме боги­ни, при­чем никто не счи­та­ет недо­стой­ным всту­пать в брак с такой жен­щи­ной. Нечто подоб­ное рас­ска­зы­ва­ет Герод­от19 о мидий­ских C. 533жен­щи­нах. По его сло­вам, все они пре­да­ют­ся раз­вра­ту. При этом они так лас­ко­во обра­ща­ют­ся со сво­и­ми любов­ни­ка­ми, что не толь­ко ока­зы­ва­ют им госте­при­им­ство и обме­ни­ва­ют­ся подар­ка­ми, но неред­ко дают боль­ше, чем полу­ча­ют, так как они про­ис­хо­дят из бога­тых семей, снаб­жа­ю­щих их для это­го сред­ства­ми. Впро­чем, они при­ни­ма­ют любов­ни­ка­ми не пер­вых встреч­ных из чуже­зем­цев, но пре­иму­ще­ствен­но рав­ных себе по обще­ствен­но­му поло­же­нию.

ПРИМЕЧАНИЯ


с. 823

К гла­ве I (стр. 466—468)


1 III, II, 5, 31.

2 В Азии по эту сто­ро­ну Тав­ра.

3 За Тав­ром.

4 Сре­ди­зем­ное море.

5 Евк­син­ско­го Пон­та.

6 Т. е. к запа­ду.


К гла­ве II (стр. 468—474)


1 Длин­но­бо­ро­дые.

2 Поеда­те­ли вшей.

3 О «кли­ма­тах» см. I, I, 12.

4 Поле­мон I, царь Бос­по­ра (око­ло 16 г. до н. э.; см.: Дион Кас­сий LIV, 24).

5 Т. е. устье Танаи­са.

6 За ходом рыбы.

7 См. XII, IV, 5.

8 См. VII, IV, 4.

9 Т. е. до узко­го про­ли­ва.

10 По-гре­че­ски apatē.

11 Т. е. «кры­тые лод­ки».

12 В руко­пи­си Rhekas; конъ­ек­ту­ра Мей­не­ке.

13 Букв. «воз­ни­цы».

14 «Жез­ло-» или «скип­т­ро­нос­цы».

15 См. II, V, 22; VII, IV, 3.

16 Тер­ри­то­ри­аль­ные деле­ния, во гла­ве кото­рых сто­я­ли «скеп­ту­хи».

17 Элли­ни­сти­че­ские при­двор­ные титу­лы.

18 XII, 28 сл.

19 Лев­ко­феи (см. § 17).

20 См. XI, II, 1.

21 Т. е. про­мы­ва­ют золо­той песок.


К гла­ве III (стр. 474—475)


1 XI, II, 15.


К гла­ве IV (стр. 475—477)


1 В част­но­сти, Фео­фан Мити­лен­ский (см. XI, II, 2).

2 Жизнь мифи­че­ских кик­ло­пов в «Одис­сее» носит чер­ты пер­во­быт­но­го ком­му­низ­ма и «золо­то­го века».

3 Ср. XI, XIV, 9.

4 По Плу­тар­ху (Пом­пей, 35), 12 000.

5 По-види­мо­му, име­ют­ся в виду таран­ту­лы.

6 См. XI, XIV, 12.


К гла­ве V (стр. 477—480)


1 См. XIII, I, 55.

2 Т. е. 10 меся­цев в году.

3 Ина­че Мер­мо­да­ли­да (см. § 1).

4 XI, II, 16.

5 Букв. «спя­щие на зем­ле».

6 Обжо­ры.

с. 824


К гла­ве VI (стр. 480—481)


1 О деле­нии Азии см. XI, I, 5.

2 Север­но­го оке­а­на (см. XI, I, 5).

3 XI, II, 1.

4 О войне Кира с мас­са­ге­та­ми см. Герод­от I, 201 сл.


К гла­ве VII (стр. 481—483)


1 Т. е. веру­ю­щие полу­ча­ют про­ри­ца­ния во вре­мя сна в хра­ме.

2 Pinus maritima, Pinus picea и Pinus pinea.

3 Ср. XI, XIII, 7.

4 Из Арте­ми­ты.


К гла­ве VIII (стр. 483—486)


1 XI, VII, 1.

2 Т. е. отда­лен­ные вер­ши­ны Тав­ра.

3 Или хра­мо­вым рабам (hieroduloi).

4 Север­ный оке­ан.

5 См. XI, V, 1.

6 Напри­мер, VII, III, 7—8.

7 См.: Арри­ан. Поход Алек­сандра III, 28, 16; 29, 12; 30, 1.

8 Этот невер­ный итог повто­рен XV, II, 8.


К гла­ве IX (стр. 486—487)


1 От кор­ня rhag- — «ломать».


К гла­ве X (стр. 487)


1 Текст испор­чен.

2 Оче­вид­но, в дли­ну.


К гла­ве XI (стр. 488—491)


1 См. X, V, 6.

2 Апол­ло­на.

3 Оче­вид­но, когда слу­чит­ся их най­ти.

4 Об изме­не­нии дли­ны схе­на см. XVII, I, 24.

5 К севе­ру от Тав­ра.

6 I, IV, 5; II, I, 35; II, IV, 3.

7 См. II, V, 6.

8 6000 ста­дий (II, I, 17).


К гла­ве XII (стр. 491—493)


1 См. XI, I, 1—5.

2 Т. е. к широт­но­му кру­гу.

3 Руко­пись E дает «боль­шие».

4 См. II, I, 35.


К гла­ве XIII (стр. 493—496)


1 В бит­ве при Арбе­лах (331 г. до н. э.).

2 Веро­ят­но, ошиб­ка вме­сто «лет­ней» (см. § 1).

3 Герак­лея.

4 Имя горо­да упо­треб­ля­лось в един­ствен­ном и во мно­же­ствен­ном чис­ле.

5 Hippobótos — гоме­ров­ский эпи­тет Аргоса (Од. IV, 99).

6 Длин­ное пла­тье.

7 Цар­ская повяз­ка.

8 Пер­сид­ский голов­ной убор, напо­ми­на­ю­щий пету­ши­ный гре­бень (ср.: Ари­сто­фан. Пти­цы 497).

9 Текст, по-види­мо­му, испор­чен.


К гла­ве XIV (стр. 496—501)


1 См. II, V, 6.

2 XI, XII, 4.

3 Т. е. вклю­чая Софе­ну меж­ду Анти­тав­ром и Тав­ром.

4 Назва­ние испор­че­но; быть может, «Фане­на».

5 Или «Мати­а­на».

6 По-види­мо­му, ошиб­ка, так как по XVI, I, 21 Хало­ни­ти­да «нахо­ди­лась неда­ле­ко от Гор­ди­еи».

7 II, I, 27.

8 Текст испор­чен.

9 Руда, содер­жа­щая мышьяк, из кото­рой добы­ва­ют крас­ную крас­ку.

10 XI, IV, 8.

11 Букв. aparaxai.

12 Kataraxai.

13 Опять игра слов с кор­нем arax.

14 Герод­от I, 202.

15 См.: Герод­от III, 70.

16 По Сте­фа­ну Визан­тий­ско­му (Sophenē s. v.), Арсак.

17 Сло­во, по-види­мо­му, испор­че­но: горо­да Ибе­рии в этой обла­сти не было.

18 В 69 г. до н. э.

19 I, 93, 199.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
1267351018 1267351008 1267467187 1267870250 1267880676 1268389941

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.