География

Книга XVI

Текст приводится по изданию: Страбон. ГЕОГРАФИЯ в 17 книгах. Репринтное воспроизведение текста издания 1964 г. М.: «Ладомир», 1994.
Перевод, статья и комментарии Г. А. Стратановского под общей редакцией проф. С. Л. Утченко.
Редактор перевода проф. О. О. Крюгер.
Цифры на полях означают страницы первого критического издания Казобона (Париж, 1587), по которому принято цитировать «Географию» Страбона.
Внутри текста обозначены страницы согласно их нумерации в книге. По ним же составлен Указатель собственных имен и географических названий.
Цитаты из Гомера даны в переводах Н. И. Гнедича и В. А. Жуковского, из трагиков — в переводах Ф. Ф. Зелинского, И. Ф. Анненского и А. И. Пиотровского, из Гесиода — в переводе В. В. Вересаева; цитаты из остальных авторов — в нашем переводе.

с. 684

I

1. С Пер­си­ей и Суси­а­ной гра­ни­чит стра­на асси­рий­цев. Так назы­ва­ют Вави­ло­нию и зна­чи­тель­ную часть окру­жа­ю­щей обла­сти, к кото­рой частич­но отно­сит­ся Ату­рия, где нахо­дят­ся Нин, Апол­ло­ни­а­ти­да, эли­меи, паре­та­ки, Хало­ни­ти­да, лежа­щая вокруг горы Загра, рав­ни­ны вокруг Нина, Доло­ме­на, Кала­хе­на, Хазе­на, Адиа­бе­на, пле­ме­на Месо­по­та­мии побли­зо­сти от гор­ди­е­ев и мигдо­ны вокруг Ниси­би­ды вплоть до Зевг­мы1 на Евфра­те; нако­нец, зна­чи­тель­ная часть обла­сти за Евфра­том, кото­рую зани­ма­ют ара­бы и так назы­ва­е­мые наши­ми совре­мен­ни­ка­ми соб­ствен­но C. 737сирий­цы, [чьи зем­ли] про­сти­ра­ют­ся до кили­кий­цев, фини­ки­ян, иуде­ев и моря, кото­рое напро­тив Еги­пет­ско­го моря и Исско­го зали­ва.

2. Имя Сирии, как кажет­ся, рас­про­стра­ня­лось не толь­ко на обла­сти от Вави­ло­нии до Исско­го зали­ва, но в древ­но­сти так­же от это­го зали­ва до Евк­син­ско­го моря. Во вся­ком слу­чае обе кап­па­до­кий­ские народ­но­сти (те, что на Тав­ре, и те, что на Пон­те) назы­ва­ют­ся до насто­я­ще­го вре­ме­ни «белы­ми сирий­ца­ми», как буд­то бы суще­ство­ва­ли и какие-то чер­ные сирий­цы. Это — сирий­цы, живу­щие за Тав­ром. Когда я гово­рю «Тавр», я рас­про­стра­няю это имя до Ама­на. Когда исто­ри­ки сирий­ской дер­жа­вы сооб­ща­ют, что мидян поко­ри­ли пер­сы, а сирий­цев — мидяне, они име­ют в виду не каких-либо дру­гих сирий­цев, но имен­но тех, кото­рые постро­и­ли в Вави­лоне и Нине свою сто­ли­цу. Одним из этих сирий­цев был Нин, кото­рый осно­вал город Нин2 в Ату­рии. Супру­гой Нина была Семи­ра­ми­да, став­шая пре­ем­ни­цей мужа; она осно­ва­ла Вави­лон. Они оба ста­ли вла­ды­ка­ми всей Азии. Что же каса­ет­ся Семи­ра­ми­ды, то, кро­ме ее соору­же­ний в Вави­лоне, пока­зы­ва­ют и мно­го дру­гих памят­ни­ков, раз­бро­сан­ных почти по всей зем­ле, посколь­ку она вхо­дит в этот мате­рик; кур­га­ны — так назы­ва­е­мые Кур­га­ны Семи­ра­ми­ды, сте­ны, кре­пост­ные соору­же­ния с водо­про­во­да­ми в них, водо­хра­ни­ли­ща, лест­ни­цы, высе­чен­ные в ска­лах, кана­лы на реках и озе­рах, доро­ги и мосты. Они оста­ви­ли свою дер­жа­ву с. 685 пре­ем­ни­кам вплоть до вре­мен Сар­да­на­па­ла и Арба­ка. Впо­след­ствии их цар­ство пере­шло к мидя­нам.

3. Город Нин был раз­ру­шен тот­час после паде­ния Сирий­ско­го цар­ства3. Он был гораз­до боль­ше Вави­ло­на и лежал на рав­нине Ату­рии. Ату­рия же при­мы­ка­ет к обла­сти Арбел; меж­ду эти­ми обла­стя­ми течет река Лик. Арбе­лы, рас­по­ло­жен­ные про­тив Вави­ло­нии, отно­сят­ся уже к этой стране. На про­ти­во­по­лож­ном бере­гу реки Лика вокруг Нина лежат рав­ни­ны Ату­рии. В Ату­рии нахо­дит­ся селе­ние Гав­га­ме­лы, где Дарий был побеж­ден и поте­рял свою дер­жа­ву. Это заме­ча­тель­ное место, так же как и его назва­ние, ибо в пере­во­де оно озна­ча­ет «дом вер­блю­да». Назвал его так Дарий, сын Гис­тас­па; Дарий отдал это селе­ние в соб­ствен­ность на содер­жа­ние того вер­блю­да, кото­рый осо­бен­но помог ему совер­шить тягост­ный путь через скиф­скую пусты­ню, неся на себе вьюк со съест­ны­ми при­па­са­ми для царя. Тем не менее маке­до­няне, видя, что это жал­кая дере­вуш­ка, а Арбе­лы — зна­чи­тель­ное посе­ле­ние (как гово­рят, осно­ван­ное Арбе­лом, сыном Афмо­нея), пусти­ли вер­сию, что побе­до­нос­ное сра­же­ние про­изо­шло близ Арбел, и пере­да­ли в таком виде свой рас­сказ исто­ри­кам.

4. За Арбе­ла­ми и горой Ника­то­ри­ем4 (так назвал эту гору Алек­сандр после побе­ды в бит­ве при Арбе­лах) сле­ду­ет река Капр, про­те­ка­ю­щая C. 738на рав­ном рас­сто­я­нии от Арбел, как и Лик. Область эта назы­ва­ет­ся Арта­ке­ной5. Око­ло Арбел нахо­дит­ся город Демет­ри­а­да; потом сле­ду­ют неф­тя­ной источ­ник, под­зем­ные огни, свя­ти­ли­ще Анеи6, Сандра­ки, дво­рец Дария, сына Гис­тас­па, Кипа­риссон и пере­пра­ва через реку Капр уже близ Вави­ло­на и Селев­кии.

5. Вави­лон так­же рас­по­ло­жен на рав­нине: его сте­ны име­ют в окруж­но­сти 385 ста­дий, тол­щи­на стен 32 фута, высо­та их меж­ду баш­ня­ми 50 лок­тей7, а высо­та самих башен 60 лок­тей; доро­га по вер­шине стен настоль­ко широ­ка, что колес­ни­цы в чет­вер­ку лоша­дей лег­ко могут разъ­е­хать­ся. Вот поче­му эта сте­на и вися­чий сад счи­та­ют­ся одним из чудес све­та. Вися­чий сад име­ет фор­му четы­рех­уголь­ни­ка со сто­ро­на­ми в 4 пле­ф­ра дли­ной; его под­дер­жи­ва­ют свод­ча­тые арки, рас­по­ло­жен­ные одна над дру­гой на кубо­вид­ных цоко­лях. Эти цоко­ли, полые внут­ри, наби­ты зем­лей так, что вме­ща­ют в себе огром­ные дере­вья; сами цоко­ли и арки со сво­да­ми соору­же­ны из обо­жжен­но­го кир­пи­ча и асфаль­та. Подъ­ем на верх­ние тер­ра­сы идет по сту­пен­ча­тым лест­ни­цам, вдоль кото­рых рас­по­ло­же­ны вин­то­вые насо­сы, кото­ры­ми непре­рыв­но нака­чи­ва­ют в сад воду из Евфра­та люди, при­став­лен­ные для это­го. Ведь река шири­ной в ста­дию про­те­ка­ет через сере­ди­ну горо­да, а сад рас­по­ло­жен на бере­гу реки. Здесь нахо­дит­ся так­же гроб­ни­ца Бела, теперь раз­ру­шен­ная; как гово­рят, ее срыл Ксеркс. Это была четы­рех­уголь­ная пира­ми­да, соору­жен­ная из обо­жжен­но­го кир­пи­ча, высо­той в ста­дию, так же как и каж­дая сто­ро­на ее была дли­ной в ста­дию. Алек­сандр хотел вос­ста­но­вить эту пира­ми­ду; одна­ко для это­го тре­бо­ва­лось мно­го тру­да и про­дол­жи­тель­ное вре­мя (толь­ко одна рас­чист­ка мусо­ра заня­ла бы 10 000 чело­век в тече­ние двух меся­цев), поэто­му царь не успел окон­чить пред­при­я­тие, так как вско­ре его постиг­ли недуг и с. 686 кон­чи­на. Никто из его пре­ем­ни­ков не забо­тил­ся об этом. Да и то, что оста­лось от горо­да, было забро­ше­но и раз­ру­ша­лось частью пер­са­ми, частью от вре­ме­ни и в силу пре­не­бре­жи­тель­но­го отно­ше­ния маке­до­нян к подоб­ным соору­же­ни­ям, в осо­бен­но­сти же после того как Селевк Ника­тор укре­пил Селев­кию на Тиг­ре, побли­зо­сти от Вави­ло­на, при­бли­зи­тель­но в 300 ста­ди­ях. Дей­стви­тель­но, как он сам, так и все его пре­ем­ни­ки уде­ля­ли мно­го вни­ма­ния Селев­кии и пере­нес­ли в нее цар­скую рези­ден­цию. А в насто­я­щее вре­мя Селев­кия ста­ла боль­ше Вави­ло­на, послед­ний же в зна­чи­тель­ной части опу­стел, так что без коле­ба­ния мож­но повто­рить о нем ска­зан­ное одним из коми­че­ских поэтов отно­си­тель­но Мега­ло­по­ля8 в Арка­дии:


Вели­кая пусты­ня теперь Вели­кий град.

C. 739В силу недо­стат­ка лес­ных мате­ри­а­лов для постро­ек здесь при­ме­ня­ют дос­ки и бал­ки из паль­мо­во­го дере­ва. Вокруг балок обо­ра­чи­ва­ют витые из трост­ни­ка кана­ты, кото­рые затем белят и рас­кра­ши­ва­ют в раз­ные цве­та, а две­ри покры­ва­ют асфаль­том. Две­ри дела­ют высо­ки­ми, так же как и дома, кото­рые все свод­ча­тые из-за недо­стат­ка леса. Стра­на по боль­шей части лише­на рас­ти­тель­но­сти, за исклю­че­ни­ем фини­ко­вой паль­мы и кустар­ни­ков. В боль­шом коли­че­стве рас­тет фини­ко­вая паль­ма в Вави­ло­нии, мно­го ее в Сусах, на побе­ре­жье Пер­си­ды и в Кар­ма­нии. Чере­пи­ца у них не в ходу, так как дожди здесь ред­ки. Подоб­ные же построй­ки есть в Сусах и в Сита­кене.

6. В Вави­ло­нии выде­ле­ны осо­бые посе­ле­ния для мест­ных фило­со­фов, так назы­ва­е­мых хал­де­ев, кото­рые зани­ма­ют­ся пре­иму­ще­ствен­но аст­ро­но­ми­ей. Неко­то­рые из них выда­ют себя за аст­ро­ло­гов, хотя дру­гие их не при­зна­ют. Суще­ству­ет какое-то пле­мя хал­де­ев и даже область в Вави­ло­нии, где они живут, побли­зо­сти от ара­бов и так назы­ва­е­мо­го Пер­сид­ско­го моря. Есть несколь­ко родов хал­де­ев-аст­ро­но­мов: одни назы­ва­ют­ся орхе­на­ми, дру­гие — бор­сип­пе­на­ми и несколь­ко дру­гих — раз­ны­ми име­на­ми; они делят­ся как бы на раз­ные сек­ты с раз­лич­ны­ми уче­ни­я­ми по одним и тем же вопро­сам. Мате­ма­ти­ки упо­ми­на­ют неко­то­рых из этих людей, напри­мер Киде­на, Набу­ри­а­на и Суди­на. Селевк из Селев­кии — так­же хал­дей, как и несколь­ко дру­гих заме­ча­тель­ных людей.

7. Бор­сип­па — это свя­щен­ный город Арте­ми­ды и Апол­ло­на с боль­ши­ми мастер­ски­ми по обра­бот­ке льна. В этом горо­де мно­го лету­чих мышей, зна­чи­тель­но боль­шей вели­чи­ны, чем в дру­гих местах; этих живот­ных ловят, упо­треб­ля­ют в пищу и заса­ли­ва­ют впрок.

8. Стра­ну вави­ло­нян с восто­ка окру­жа­ют сусий­цы, эли­меи и паре­та­ке­ны; с юга — Пер­сид­ский залив и хал­деи вплоть до месен­ских ара­бов; с запа­да — ара­бы-ске­ни­ты9 до Адиа­бе­ны и Гор­ди­еи; с севе­ра — армяне и мидий­цы до реки Загра и пле­мен, живу­щих око­ло нее.

9. Через эту стра­ну про­те­ка­ет несколь­ко рек; самые боль­шие реки — это Евфрат и Тигр. Как гово­рят, обе реки после индий­ских рек сто­ят по вели­чине на вто­ром месте в южной части Азии. Они судо­ход­ны вверх по тече­нию: Тигр — до Опи­са и совре­мен­ной Селев­кии (селе­ние Опис C. 740с. 687 явля­ет­ся тор­го­вым цен­тром окрест­ной обла­сти); Евфрат — до Вави­ло­на боль­ше чем на 3000 ста­дий. Одна­ко пер­сы из стра­ха перед напа­де­ни­ем извне, желая нароч­но поме­шать судо­ход­ству вверх по этим рекам, устро­и­ли там искус­ствен­ные водо­па­ды. Когда при­шел Алек­сандр, он, насколь­ко было воз­мож­но, раз­ру­шил водо­па­ды, в осо­бен­но­сти на пути до Опи­са. Алек­сандр забо­тил­ся так­же о кана­лах. Дело в том, что Евфрат в нача­ле лета раз­ли­ва­ет­ся, при­чем вода начи­на­ет при­бы­вать с вес­ны во вре­мя тая­ния сне­гов в Арме­нии, поэто­му река неиз­беж­но обра­зу­ет боло­та и зали­ва­ет паш­ни, если не отве­сти раз­лив­ши­е­ся по поверх­но­сти воды вышед­шей из бере­гов реки при помо­щи рвов и кана­лов, подоб­но тому как это дела­ют с вода­ми Нила в Егип­те. Вот поче­му и воз­ник­ли кана­лы. Впро­чем, содер­жа­ние кана­лов в поряд­ке тре­бу­ет боль­шо­го тру­да. Дело в том, что здесь поч­ва настоль­ко глу­бо­кая, мяг­кая и рых­лая, что лег­ко смы­ва­ет­ся река­ми, и рав­ни­ны обна­жа­ют­ся, кана­лы напол­ня­ют­ся илом, кото­рый лег­ко засо­ря­ет устья. Это сно­ва вызы­ва­ет раз­лив вод по при­мор­ским рав­ни­нам и обра­зо­ва­ние озер, болот и заро­с­лей трост­ни­ка, из кото­ро­го пле­тут все­воз­мож­ные сосу­ды. В одни из этих сосу­дов, обма­зав их асфаль­том, мож­но нали­вать воду, тогда как дру­гие упо­треб­ля­ют необ­ма­зан­ны­ми. Из трост­ни­ка изго­тов­ля­ют так­же пару­са, подоб­ные цинов­кам или матам.

10. Совер­шен­но изба­вить­ся от подоб­ных навод­не­ний, быть может, невоз­мож­но, но все же долг хоро­ших пра­ви­те­лей ока­зы­вать посиль­ную помощь. Эта помощь состо­ит в том, чтобы пло­ти­ной удер­жать силь­ный раз­лив и, наобо­рот, поме­шать напол­не­нию кана­лов, кото­рое вызы­ва­ет­ся скоп­ле­ни­ем ила, путем рас­чист­ки этих кана­лов и откры­тия устьев. Рас­чи­стить кана­лы, прав­да, нетруд­но, но воз­ве­де­ние пло­ти­ны тре­бу­ет мно­го рабо­чих рук. Но так как зем­ля здесь рых­лая и мяг­кая, то она не выдер­жи­ва­ет нано­сов ила, но, усту­пая дав­ле­нию, увле­ка­ет его вме­сте с собой и дела­ет устье труд­но закры­ва­е­мым. И дей­стви­тель­но, при­хо­дит­ся рабо­тать спеш­но и быст­ро закры­вать кана­лы, чтобы не допу­стить пол­ной утеч­ки воды из них. Ведь если летом кана­лы высох­нут, то они высу­шат и реку. Когда же уро­вень воды в реке пони­жен, то нель­зя своевре­мен­но пода­вать воду для оро­ше­ния в кана­лы, да и летом, когда зем­ля рас­ка­ле­на и горит от зноя, она боль­ше все­го нуж­да­ет­ся в оро­ше­нии. Совер­шен­но без­раз­лич­но, будет ли уро­жай затоп­лен огром­ны­ми мас­са­ми воды или погибнет при ее недо­стат­ке от засу­хи. В то же вре­мя и судо­ход­ство вверх по реке, при­но­ся­щее боль­шие выго­ды и посто­ян­но нару­ша­е­мое по двум упо­мя­ну­тым при­чи­нам, невоз­мож­но уре­гу­ли­ро­вать; так, во-пер­вых, если устье кана­лов быст­ро не откры­вать и не закры­вать и, во-вто­рых, если вода в кана­лах не сто­ит все­гда на сред­нем уровне — не пере­ли­ва­ет­ся [в них] через край и не отсут­ству­ет вовсе.

C. 74111. Как рас­ска­зы­ва­ет Ари­сто­бул, Алек­сандр под­ни­мал­ся вверх по реке с боль­шой сви­той, сам управ­лял суд­ном и осмат­ри­вал кана­лы и очи­щал их; точ­но так же он откры­вал одни устья, а дру­гие закры­вал. Заме­тив, что устье одно­го кана­ла (кото­рый шел глав­ным обра­зом в сто­ро­ну болот и озер перед Ара­ви­ей) труд­но­до­ступ­но и его нелег­ко закрыть, Алек­сандр с. 688 велел открыть дру­гое новое устье в 30 ста­ди­ях; выбрав место с каме­ни­стым грун­том, он отвел туда поток. Он при­ни­мал эти меры для того, чтобы Ара­вия не ока­за­лась недо­ступ­ной для напа­де­ния через озе­ра и боло­та, так как оби­лие вод пре­вра­ща­ет эту стра­ну в ост­ров. По сло­вам Ари­сто­бу­ла, Алек­сандр наме­ре­вал­ся захва­тить Ара­вию и уже под­го­тов­лял флот и опор­ные пунк­ты для похо­да, постро­ив часть кораб­лей в Фини­кии и на Кип­ре; эти кораб­ли, раз­би­ра­е­мые на части и ско­ла­чи­ва­е­мые дере­вян­ны­ми скре­па­ми, достав­ля­лись за 7 дней в Фап­сак, а затем вниз по реке шли до Вави­ло­на; дру­гую часть кораб­лей он постро­ил в Вави­ло­нии из кипа­ри­со­вых дере­вьев, рос­ших в рощах и пар­ках: ведь в этой стране не хва­та­ет кора­бель­но­го леса, хотя в обла­сти кос­се­ев и в неко­то­рых дру­гих зем­лях лес­ных мате­ри­а­лов доста­точ­но. Ари­сто­бул утвер­жда­ет, что Алек­сандр объ­явил при­чи­ной вой­ны то, что ара­бы были един­ствен­ным наро­дом на све­те, кото­рый не посы­лал к нему послов, одна­ко истин­ной при­чи­ной было стрем­ле­ние маке­дон­ско­го царя к все­мир­но­му гос­под­ству. Когда он узнал, что ара­бы почи­та­ют толь­ко двух богов — Зев­са и Дио­ни­са, кото­рые дару­ют людям самое необ­хо­ди­мое для жиз­ни, он рас­счи­ты­вал, что в слу­чае побе­ды ара­бы будут почи­тать его тре­тьим богом, если он оста­вит им дедов­скую неза­ви­си­мость, кото­рой они поль­зо­ва­лись преж­де. Тако­вы, добав­ля­ет этот писа­тель, были хло­по­ты Алек­сандра по устрой­ству кана­лов, а кро­ме того, он тща­тель­но иссле­до­вал гроб­ни­цы царей и вла­сти­те­лей; ведь боль­шин­ство гроб­ниц нахо­ди­лось сре­ди озер.

12. Эра­то­сфен сооб­ща­ет в свя­зи с упо­ми­на­ни­ем озер близ Ара­вии, что вода их, не нахо­дя выхо­да, откры­ла под­зем­ные про­хо­ды и по ним шла вплоть до Келе­си­рии; там она про­ры­ва­ет­ся на поверх­ность в мест­но­сти око­ло Рино­ко­лу­ры и горы Касия, обра­зуя озе­ра и про­па­сти. Одна­ко я не знаю, досто­вер­но ли это сооб­ще­ние. Дей­стви­тель­но, раз­ли­вы Евфра­та обра­зу­ют озе­ра близ Ара­вии и суще­ству­ют боло­та око­ло Пер­сид­ско­го моря, но пере­ше­ек, отде­ля­ю­щий их, не широк и не ска­лист, поэто­му более веро­ят­но, C. 742что вода имен­но здесь с силой про­рва­лась к морю (будь то под зем­лей или по поверх­но­сти), чем то, что она по столь без­вод­ной и сухой зем­ле про­шла боль­ше 6000 ста­дий, при­чем на пути еще нахо­дят­ся горы, имен­но Ливан, Анти­ли­ван и Касий. Тако­вы сооб­ще­ния Ари­сто­бу­ла и Эра­то­сфе­на.

13. Поли­к­лит, одна­ко, утвер­жда­ет, что Евфрат не раз­ли­ва­ет­ся, пото­му что течет через обшир­ные рав­ни­ны; одни горы нахо­дят­ся от него на рас­сто­я­нии 2000 ста­дий, а Кос­сей­ские — едва на 1000; послед­ние не высо­ки, не покры­ты глу­бо­ки­ми сне­га­ми и не вызы­ва­ют вне­зап­но­го тая­ния боль­шой мас­сы сне­га. По его сло­вам, вер­ши­ны этих гор нахо­дят­ся в обла­сти над Экба­та­на­ми по направ­ле­нию к севе­ру, а в обла­сти по направ­ле­нию к югу они раз­де­ля­ют­ся и по мере рас­ши­ре­ния ста­но­вят­ся зна­чи­тель­но ниже; в то же вре­мя бо́льшая часть вод попа­да­ет в Тигр и река высту­па­ет из бере­гов. Послед­нее утвер­жде­ние явно неле­по, так как Тигр спус­ка­ет­ся с гор в те же рав­ни­ны, что и Евфрат, а упо­мя­ну­тые выше вер­ши­ны гор неоди­на­ко­вой высо­ты: север­ные вер­ши­ны в одних местах выше, а южные, напро­тив, с. 689 кое-где идут вширь. Что каса­ет­ся сне­га, то его мас­су опре­де­ля­ют не толь­ко вер­ши­ны, но и их широ­ты: на север­ной сто­роне одной и той же горы боль­ше сне­га, чем на южной, и пер­вая доль­ше послед­ней оста­ет­ся под сне­гом. А Тигр напол­ня­ет­ся вода­ми сне­гов из самых южных обла­стей Арме­нии, что неда­ле­ко от Вави­ло­нии; сне­га эти неглу­бо­ки, так как они схо­дят с южной сто­ро­ны, и Тигр раз­ли­ва­ет­ся поэто­му мень­ше. Евфрат же, напро­тив, при­ни­ма­ет воды с обе­их сто­рон и не толь­ко с одной, но со мно­гих гор, как я уже пока­зал это в опи­са­нии Арме­нии10. При этом я доба­вил дли­ну Евфра­та: сна­ча­ла дли­ну его тече­ния по Вели­кой и Малой Арме­нии, затем дли­ну от Малой Арме­нии и Кап­па­до­кии через Тавр до Фап­са­ка, где река отде­ля­ет Ниж­нюю Сирию от Месо­по­та­мии, и нако­нец осталь­ную дли­ну до Вави­ло­на и до устьев, а все­го 36 000 ста­дий. Тако­вы мои све­де­ния о кана­лах в Вави­ло­нии.

14. В этой стране про­из­рас­та­ет ячме­ня так мно­го, как нигде в дру­гой мест­но­сти (гово­рят, ячмень даже дает уро­жаи сам-три­ста); потреб­но­сти во всем осталь­ном удо­вле­тво­ря­ет фини­ко­вая паль­ма, пото­му что она дает хлеб, вино, уксус, мед и муку; из это­го дере­ва так­же изго­тов­ля­ют все­воз­мож­ные пле­те­ные изде­лия; зер­на пло­дов паль­мы куз­не­цы упо­треб­ля­ют вме­сто углей; вымо­чен­ные зер­на идут в пищу откарм­ли­ва­е­мым быкам и овцам. Есть, гово­рят, даже пер­сид­ская пес­ня, в кото­рой пере­чис­ля­ет­ся C. 743360 спо­со­бов при­ме­не­ния паль­мы. Чаще все­го насе­ле­ние упо­треб­ля­ет сеса­мо­вое мас­ло; в осталь­ных обла­стях это рас­те­ние встре­ча­ет­ся ред­ко.

15. В Вави­ло­нии в боль­шом коли­че­стве нахо­дят асфальт. Об асфаль­те Эра­то­сфен сооб­ща­ет сле­ду­ю­щее: жид­кий асфальт, назы­ва­е­мый нефтью, встре­ча­ет­ся в Суси­де, а сухой, спо­соб­ный затвер­де­вать, — в Вави­ло­нии. Источ­ник сухо­го асфаль­та нахо­дит­ся побли­зо­сти от Евфра­та. При раз­ли­ве этой реки во вре­мя тая­ния сне­гов источ­ник асфаль­та так­же напол­ня­ет­ся и изли­ва­ет­ся в реку. Здесь обра­зу­ют­ся боль­шие асфаль­то­вые глы­бы, при­год­ные для построй­ки домов, соору­жа­е­мых из обо­жжен­но­го кир­пи­ча. По сло­вам дру­гих, в Вави­ло­нии есть и жид­кий асфальт. О сухом асфаль­те было уже ска­за­но, что он поле­зен пре­иму­ще­ствен­но при построй­ке домов, но гово­рят, что пле­тен­ные из камы­ша лод­ки и обма­зан­ные асфаль­том ста­но­вят­ся водо­не­про­ни­ца­е­мы­ми. Жид­кий асфальт, назы­ва­е­мый нефтью, отли­ча­ет­ся стран­ны­ми при­род­ны­ми свой­ства­ми: если нефть под­не­сти близ­ко к огню, то она заго­ра­ет­ся, а если при­дви­нуть к огню нама­зан­ный нефтью пред­мет, то послед­ний вос­пла­ме­ня­ет­ся. Поту­шить водой горя­щую нефть нель­зя (так как она начи­на­ет гореть еще силь­нее), раз­ве толь­ко очень боль­шим коли­че­ством воды, но ее мож­но поту­шить, заглу­шив гли­ной, уксу­сом, квас­ца­ми и пти­чьим кле­ем. Как гово­рят, Алек­сандр ради опы­та велел облить раба нефтью в бане, а потом под­не­сти све­тиль­ник с огнем. Тот­час пла­мя охва­ти­ло раба, и он чуть не погиб, если бы сто­я­щие вокруг люди, вылив на него гро­мад­ное коли­че­ство воды, не спра­ви­лись с огнем и не спас­ли его. По сооб­ще­нию Поси­до­ния, в Вави­ло­нии есть неф­тя­ные источ­ни­ки — белой и чер­ной неф­ти. Неко­то­рые из этих источ­ни­ков, я имею в виду источ­ни­ки белой неф­ти, содер­жат жид­кую серу (эти-то источ­ни­ки при­тя­ги­ва­ют с. 690 пла­мя), тогда как источ­ни­ки чер­ной неф­ти содер­жат жид­кий асфальт, кото­рый жгут в све­тиль­ни­ках вме­сто мас­ла.

16. В древ­но­сти Вави­лон был сто­ли­цей Асси­рии; теперь сто­ли­ца — Селев­кия, так назы­ва­е­мая Селев­кия на Тиг­ре. Побли­зо­сти от нее нахо­дит­ся боль­шое селе­ние Кте­си­фон. Пар­фян­ские цари пре­вра­ти­ли это селе­ние в свою зим­нюю сто­ли­цу, так как они щади­ли селев­кий­цев, боясь, как бы те не постра­да­ли от постоя скиф­ско­го пле­ме­ни или сол­дат. Могу­ще­ство пар­фян пре­вра­ти­ло Кте­си­фон из селе­ния в город; послед­ний так обши­рен, что вме­ща­ет боль­шое насе­ле­ние, при­чем сами цари воз­ве­ли в нем зда­ния, снаб­ди­ли това­ра­ми и поза­бо­ти­лись о ремес­лах, потреб­ных для их изго­тов­ле­ния. Дей­стви­тель­но, пар­фян­ские цари обыч­но про­во­дят там зиму из-за мяг­ко­го кли­ма­та; летом они живут в Экба­та­нах и в Гир­ка­нии, пред­по­чи­тая древ­нюю сла­ву этих мест. Подоб­но тому как мы назы­ва­ем эту стра­ну Вави­ло­ни­ей, так и жите­лей ее назы­ва­ем вави­ло­ня­на­ми — не по име­ни горо­да, а по име­ни C. 744стра­ны. По име­ни Селев­кии мы назы­ва­ем людей еще реже, если они даже и про­ис­хо­ди­ли отту­да, как напри­мер фило­соф Дио­ген Сто­ик11.

17. Арте­ми­та — зна­чи­тель­ный город в 500 ста­ди­ях от Селев­кии, почти что пря­мо на восток, как и Сита­ке­на. Послед­няя — обшир­ная и пло­до­род­ная мест­ность — рас­по­ло­же­на меж­ду Вави­ло­ном и Суси­дой, так что весь путь для еду­щих из Вави­ло­на в Сусы идет на восток через Сита­ке­ну. На восток идет путь и еду­щих из Сус во внут­рен­ние обла­сти Пер­си­ды через Уксию и из Пер­си­ды во внут­рен­нюю Кар­ма­нию. С севе­ра Кар­ма­нию охва­ты­ва­ет обшир­ная Пер­си­да. К послед­ней при­мы­ка­ет Паре­та­ке­на и Кос­сея до Кас­пий­ских Ворот, где оби­та­ют гор­ные и раз­бой­ни­чьи пле­ме­на. С Суси­дой гра­ни­чит Эли­ма­и­да — боль­шей частью суро­вая стра­на с раз­бой­ни­чьим насе­ле­ни­ем; нако­нец, с Эли­ма­и­дой гра­ни­чат область Загра и Мидия.

18. Кос­сеи, как и сосед­ние гор­ные пле­ме­на, в боль­шин­стве стрел­ки из лука, посто­ян­но зани­ма­ю­щи­е­ся гра­бе­жом. Дей­стви­тель­но, оби­тая в неболь­шой и бед­ной стране, они вынуж­де­ны жить за счет чужо­го добра. Они долж­ны обла­дать и силой, так как все они бой­цы. Во вся­ком слу­чае они высту­пи­ли на помощь эли­ме­ям, вое­вав­шим с вави­ло­ня­на­ми и сусий­ца­ми, с 13-тысяч­ным вой­ском. Паре­та­ке­ны, прав­да, боль­ше зани­ма­ют­ся зем­ле­де­ли­ем, чем кос­сеи, но все же и они не отка­зы­ва­ют­ся от раз­бой­ни­че­ства. Эли­меи вла­де­ют более обшир­ной и раз­но­об­раз­ной обла­стью, чем паре­та­ке­ны. Всю пло­до­род­ную часть ее насе­ля­ют зем­ле­дель­цы, а гор­ная часть выра­щи­ва­ет вои­нов, боль­шей частью стрел­ков из лука. Вви­ду обшир­но­сти гор­ная часть выстав­ля­ет так мно­го вои­нов, что их царь, вла­дея столь боль­ши­ми воен­ны­ми сила­ми, не счи­та­ет себя обя­зан­ным под­чи­нять­ся наравне с осталь­ны­ми пар­фян­ско­му царю. Тако­во же было его отно­ше­ние и к маке­до­ня­нам, кото­рые преж­де вла­де­ли Сири­ей. Во вся­ком слу­чае когда Антиох Вели­кий пытал­ся огра­бить свя­ти­ли­ще Бела, то сосед­ние вар­ва­ры сами по сво­е­му почи­ну напа­ли на него и уби­ли. Впо­след­ствии пар­фян­ский царь, научен­ный несча­стьем Антио­ха, слы­ша о богат­ствах их свя­ти­лищ и видя, что они не склон­ны к под­чи­не­нию, вторг­ся с боль­шим вой­ском в их стра­ну. Он захва­тил свя­ти­ли­ща Афи­ны и Арте­ми­ды (послед­нее назы­ва­ет­ся с. 691 Аза­ры) и похи­тил отту­да сокро­ви­ща на сум­му 10 000 талан­тов. Он взял так­же боль­шой город Селев­кию на реке Геди­фон­те, преж­де назы­вав­ший­ся Соло­кой. Суще­ству­ют 3 удоб­ных досту­па в эту стра­ну: один — из Мидии C. 745и обла­сти Загра через Мас­са­ба­ти­ку; дру­гой — из Суси­ды через Габи­а­ну (эти обла­сти — Габи­а­на и Мас­са­ба­ти­ка — про­вин­ции Эли­меи) и тре­тий — из Пер­си­ды. Кор­би­а­на — так­же про­вин­ция Эли­ма­и­ды. По сосед­ству с эти­ми обла­стя­ми нахо­дят­ся зем­ли сага­пе­нов и сила­ке­нов — неболь­шие вла­де­ния. Столь­ко пле­мен и тако­го харак­те­ра рас­по­ло­же­но над Вави­ло­ни­ей к восто­ку; к севе­ру же, как я уже ска­зал, лежат Мидия и Арме­ния, а на запа­де — Адиа­бе­на и Месо­по­та­мия.

19. Адиа­бе­на — боль­шей частью рав­ни­на. Хотя эта область явля­ет­ся частью Вави­ло­нии, но все же у нее свой осо­бый пра­ви­тель; в неко­то­рых пунк­тах она гра­ни­чит с Арме­ни­ей. Мидий­цы, армяне и вави­ло­няне, самые боль­шие пле­ме­на в этой части све­та, с само­го нача­ла посто­ян­но были в таких отно­ше­ни­ях меж­ду собой, что все они, когда им это удоб­но было, напа­да­ли друг на дру­га и затем вновь при­ми­ря­лись. Такое поло­же­ние про­дол­жа­лось до вла­ды­че­ства пар­фян. Теперь пар­фяне, прав­да, гос­под­ству­ют над мидий­ца­ми и вави­ло­ня­на­ми, но армяне нико­гда не были им под­власт­ны. Дей­стви­тель­но, армяне неред­ко под­вер­га­лись напа­де­ни­ям, но пар­фяне нико­гда не мог­ли одо­леть их силой; а Тиг­ран даже ока­зал им энер­гич­ное сопро­тив­ле­ние, как я уже рас­ска­зы­вал в опи­са­нии Арме­нии12. Тако­вы харак­тер­ные осо­бен­но­сти Адиа­бе­ны. Жите­лей Адиа­бе­ны назы­ва­ют так­же сак­ко­по­да­ми13. Опи­са­ние Месо­по­та­мии и южных пле­мен я дам тот­час же после крат­ко­го обо­зре­ния обы­ча­ев асси­рий­цев.

20. Обы­чаи асси­рий­цев вооб­ще похо­жи на пер­сид­ские обы­чаи; впро­чем, свое­об­раз­ным у них явля­ет­ся обы­чай ста­вить во гла­ве каж­до­го пле­ме­ни трех муд­рых людей, кото­рые выво­дят на народ деву­шек, достиг­ших брач­но­го воз­рас­та, и про­да­ют их с тор­гов жени­хам, при­чем все­гда в первую оче­редь деву­шек более знат­ных. Таким обра­зом там заклю­ча­ют­ся бра­ки. После поло­во­го обще­ния муж и жена вся­кий раз вста­ют и каж­дый отдель­но выхо­дит, чтобы вос­ку­рить фими­ам. Утром, преж­де чем кос­нуть­ся како­го-нибудь сосу­да, они обмы­ва­ют­ся. Дей­стви­тель­но, у них в обы­чае такое же обмы­ва­ние после поло­во­го обще­ния, как после при­кос­но­ве­ния к покой­ни­ку. Соглас­но неко­е­му изре­че­нию ора­ку­ла, у всех вави­ло­ня­нок вошло в обы­чай всту­пать в поло­вое обще­ние с чуже­зем­ца­ми, при­дя в какой-нибудь храм Афро­ди­ты в сопро­вож­де­нии мно­же­ства слуг и тол­пы наро­да. Каж­дая жен­щи­на обви­ва­ет себе голо­ву повяз­кой из вере­воч­но­го жгу­та. Под­хо­дя­щий к жен­щине муж­чи­на отво­дит ее дале­ко от свя­щен­но­го участ­ка и кла­дет ей на коле­ни столь­ко денег, сколь­ко счи­та­ет спра­вед­ли­вым дать. День­ги эти счи­та­ют­ся посвя­ще­ни­ем Афро­ди­те. У них суще­ству­ет 3 выс­ших судеб­ных учре­жде­ния, кро­ме уста­нов­лен­но­го царем. В состав одно­го вхо­дят лица, уже осво­бож­ден­ные от воен­ной служ­бы, дру­гое состо­ит из знат­ней­ших людей и тре­тье — C. 746из стар­цев. Обя­зан­ность послед­не­го [суди­ли­ща] — выда­вать деву­шек замуж и раз­би­рать жало­бы о пре­лю­бо­де­я­нии; дру­гое веда­ет дела­ми о воров­стве, тре­тье — о наси­ли­ях. Боль­ных они выно­сят на пере­крест­ки и с. 692 спра­ши­ва­ют про­хо­жих, не зна­ет ли кто како­го-нибудь лечеб­но­го сред­ства про­тив болез­ни; и сре­ди про­хо­жих не встре­тишь ни одно­го столь небла­го­род­но­го чело­ве­ка, кото­рый, повстре­чав­шись, не посо­ве­то­вал бы, если пом­нит, како­го-либо цели­тель­но­го сред­ства. Одеж­да вави­ло­нян состо­ит из льня­но­го хито­на, дохо­дя­ще­го до ног, шер­стя­но­го верх­не­го пла­тья и бело­го гима­тия; они носят длин­ные воло­сы и обувь вро­де туфель. Они носят так­же коль­ца с печат­ка­ми и пал­ку, но не глад­кую, а с изоб­ра­же­ни­ем навер­ху ябло­ка, розы, лилии или чего-нибудь в таком роде. Они ума­ща­ют­ся сеса­мом. Покой­ни­ков опла­ки­ва­ют подоб­но егип­тя­нам и мно­гим дру­гим наро­дам; хоро­нят в меду, обле­пив вос­ком. 3 пле­ме­ни у них не име­ют хле­ба. Это — жите­ли болот, пита­ю­щи­е­ся рыбой, по обра­зу жиз­ни схо­жие с оби­та­те­ля­ми Гед­ро­сии.

21. Месо­по­та­мия14 полу­чи­ла имя от сво­е­го поло­же­ния. Как я уже ска­зал, эта область рас­по­ло­же­на меж­ду Евфра­том и Тиг­ром; Тигр омы­ва­ет толь­ко восточ­ную ее сто­ро­ну, тогда как Евфрат — запад­ную и южную; на севе­ре воз­вы­ша­ет­ся Тавр, отде­ля­ю­щий от Месо­по­та­мии Арме­нию. Наи­боль­шее рас­сто­я­ние, отде­ля­ю­щее эти реки, нахо­дит­ся око­ло гор. Это, быть может, то самое рас­сто­я­ние, кото­рое дает Эра­то­сфен от Фап­са­ка (там в древ­но­сти был мост через Евфрат) до пере­пра­вы через Тигр, где Алек­сандр пере­шел эту реку, — 2400 ста­дий. Наи­мень­шее же рас­сто­я­ние меж­ду эти­ми река­ми нахо­дит­ся где-то око­ло Селев­кии и Вави­ло­на и состав­ля­ет несколь­ко боль­ше 200 ста­дий. Тигр про­те­ка­ет через сере­ди­ну озе­ра под назва­ни­ем Фопи­ти­да в направ­ле­нии его шири­ны. Дой­дя до про­ти­во­по­лож­но­го бере­га озе­ра, река со страш­ным шумом, извер­гая пену и водя­ную пыль, ухо­дит под зем­лю; прой­дя под зем­лей скры­то зна­чи­тель­ное про­стран­ство, Тигр сно­ва появ­ля­ет­ся на поверх­но­сти неда­ле­ко от Гор­ди­еи. Река пере­се­ка­ет озе­ро, по сло­вам Эра­то­сфе­на, так стре­ми­тель­но, что оно, будучи в дру­гих местах соле­ным и лишен­ным рыбы, в этой части ста­но­вит­ся прес­ным, течет как река и пол­но рыбы.

22. Имея сужен­ную фор­му, отча­сти похо­жую на корабль, Месо­по­та­мия на зна­чи­тель­ном про­тя­же­нии выда­ет­ся впе­ред. Наи­боль­шая часть ее окруж­но­сти обра­зо­ва­на Евфра­том. Соглас­но Эра­то­сфе­ну, рас­сто­я­ние от Фап­са­ка C. 747до Вави­ло­на состав­ля­ет 4800 ста­дий, рас­сто­я­ние же от Зевг­мы в Ком­ма­гене (у нача­ла Месо­по­та­мии) до Фап­са­ка не мень­ше 2000 ста­дий.

23. Область вдоль гор доволь­но пло­до­род­ная. Части этой обла­сти, что близ Евфра­та и моста (у совре­мен­но­го моста в Ком­ма­гене и у древ­не­го моста у Фап­са­ка), зани­ма­ют мигдо­ны, назван­ные так маке­до­ня­на­ми. В их стране нахо­дит­ся Ниси­би­да, кото­рую так­же назы­ва­ют Антио­хи­ей, что в Мигдо­нии. Город лежит у подош­вы горы Масия, так же как Тиг­ра­но­кер­ты, обла­сти Карр и Нике­фо­рия, Хор­ди­ра­за и Син­на­ка, где погиб Красс15, измен­ни­че­ски захва­чен­ный в плен пар­фян­ским вое­на­чаль­ни­ком Суре­ной.

24. Побли­зо­сти от Тиг­ра нахо­дят­ся обла­сти гор­ди­е­ев, кото­рых древ­ние назы­ва­ли кар­ду­ха­ми; горо­да их были: Сари­са, Сатал­ка и Пина­ка, весь­ма силь­ная кре­пость с тре­мя крем­ля­ми, обне­сен­ны­ми каж­дый осо­бой сте­ной, так что они обра­зу­ют как бы трой­ной город. Одна­ко этот послед­ний город с. 693 под­чи­нил себе не толь­ко армян­ский царь, но и рим­ляне взя­ли его силой, невзи­рая на то что гор­ди­еи счи­та­лись заме­ча­тель­но искус­ны­ми стро­и­те­ля­ми укреп­ле­ний и опыт­ны­ми масте­ра­ми осад­ных машин, поче­му они и выпол­ня­ли эти рабо­ты у Тиг­ра­на. И осталь­ная часть Месо­по­та­мии под­па­ла под власть рим­лян. Бо́льшую ее часть, имен­но все сколь­ко-нибудь зна­чи­тель­ные мест­но­сти, Пом­пей отдал Тиг­ра­ну. Стра­на эта бога­та паст­би­ща­ми и рас­ти­тель­но­стью настоль­ко, что в ней про­из­рас­та­ют веч­но­зе­ле­ные дере­вья и души­стое рас­те­ние амом16. Здесь водят­ся так­же львы, добы­ва­ют нефть и камень ган­ги­тид17, от кото­ро­го убе­га­ют пре­смы­ка­ю­щи­е­ся.

25. Гор­ди­е­ну, как гово­рят, засе­лил Гор­дий, сын Трип­то­ле­ма; впо­след­ствии здесь посе­ли­лись так­же эре­три­ей­цы, захва­чен­ные пер­са­ми. О Трип­то­ле­ме я рас­ска­жу в опи­са­нии Сирии18.

26. Части Месо­по­та­мии, обра­щен­ные к югу и более уда­лен­ные от гор, без­вод­ные и скуд­ные, зани­ма­ют ара­бы-ске­ни­ты — раз­бой­ни­че­ское и пас­ту­ше­ское пле­мя, кото­рое лег­ко пере­хо­дит с места на место, когда не хва­та­ет паст­бищ или добы­чи. Таким обра­зом, не толь­ко ске­ни­ты при­чи­ня­ют ущерб насе­ле­нию обла­стей, рас­по­ло­жен­ных вдоль гор, но и армяне, кото­рые живут над ними и при­тес­ня­ют их сво­ей мощью. В кон­це кон­цов они боль­шей частью под­власт­ны армя­нам или пар­фя­нам, так как пар­фяне так­же живут по окра­и­нам этой стра­ны, вла­дея Миди­ей и Вави­ло­ни­ей.

27. Меж­ду Евфра­том и Тиг­ром течет еще одна река — Баси­лей, а око­ло C. 748Анфе­му­сии дру­гая — Абор­ра. Для еду­щих из Сирии в Селев­кию и Вави­лон путь про­хо­дит через область ске­ни­тов (кото­рых теперь неко­то­рые назы­ва­ют мали­я­ми) и через их пусты­ню. Пере­прав­ля­ют­ся через Евфрат путе­ше­ствен­ни­ки близ Анфе­му­сии, мест­но­сти в Месо­по­та­мии. Над рекой в 4 схе­нах рас­по­ло­же­на Бам­би­ка, кото­рая так­же назы­ва­ет­ся Эдес­сой и Гиера­по­лем19; здесь почи­та­ют сирий­скую боги­ню Атар­га­тис. После пере­пра­вы путь лежит через пусты­ню до Ске­нов, круп­но­го горо­да, рас­по­ло­жен­но­го на кана­ле в сто­ро­ну вави­лон­ской гра­ни­цы. От пере­пра­вы до Ске­нов 25 дней кара­ван­но­го пути. На этом пути есть погон­щи­ки вер­блю­дов, содер­жа­щие посто­я­лые дво­ры, ино­гда с обиль­ны­ми водо­е­ма­ми, обыч­но — цистер­на­ми, хотя иной раз погон­щи­ки вер­блю­дов поль­зу­ют­ся при­воз­ной водой. Ске­ни­ты миро­лю­би­вы и взи­ма­ют уме­рен­ную дань, вслед­ствие чего куп­цы избе­га­ют область вдоль реки, идя на риск путе­ше­ствия через пусты­ню и остав­ляя реку напра­во на рас­сто­я­нии почти трех­днев­но­го пути. Дело в том, что вожди пле­мен, оби­та­ю­щих по обе­им сто­ро­нам реки, вла­де­ют зем­лей, прав­да небо­га­той, но менее скуд­ной, чем у дру­гих; каж­дый из них к тому же обле­чен само­сто­я­тель­ной вла­стью и име­ет осо­бый пункт для сбо­ра дани, при­том неуме­рен­ной. Дей­стви­тель­но, труд­но уста­но­вить общую и выгод­ную для куп­цов нор­му дани сре­ди столь­ких людей, к тому же отли­ча­ю­щих­ся свое­во­ли­ем. Ске­ны нахо­дят­ся от Селев­кии в 18 схе­нах.

28. Пре­де­ла­ми пар­фян­ской дер­жа­вы явля­ют­ся Евфрат и обла­сти на той сто­роне реки. Зем­ли же на этой сто­роне реки при­над­ле­жат рим­ля­нам и вождям араб­ских пле­мен вплоть до Вави­ло­нии; одни из этих вождей рас­по­ло­же­ны боль­ше к пар­фя­нам, а дру­гие — к рим­ля­нам, с кото­ры­ми они с. 694 живут по сосед­ству; менее дру­же­ствен­но отно­сят­ся к рим­ля­нам ске­ни­ты-кочев­ни­ки, оби­та­ю­щие вбли­зи реки, зато более рас­по­ло­же­ны к ним живу­щие вда­ли от реки и побли­зо­сти от Счаст­ли­вой Ара­вии. Что каса­ет­ся пар­фян, то они и преж­де стре­ми­лись к «друж­бе»20 с рим­ля­на­ми, но им при­шлось обо­ро­нять­ся про­тив Крас­са, кото­рый начал с ними вой­ну21. Впро­чем, их постиг­ла та же участь, когда они сами нача­ли вой­ну и посла­ли Пако­ра22 про­тив Азии. Одна­ко Анто­ний, поль­зу­ясь сове­та­ми армян­ско­го царя23, стал жерт­вой пре­да­тель­ства с его сто­ро­ны и потер­пел неуда­чу на войне. Пре­ем­ник Пако­ра Фра­ат так стре­мил­ся к «друж­бе» с Цеза­рем Авгу­стом, что даже ото­слал ему тро­феи, кото­рые пар­фяне воз­двиг­ли в память побе­ды над рим­ля­на­ми. При­гла­сив для пере­го­во­ров тогдаш­не­го пре­фек­та Сирии Тития, Фра­ат выдал ему в каче­стве залож­ни­ков четы­рех сво­их закон­ных сыно­вей: Серас­па­да­на, Родас­па, Фра­ата и Боно­на с дву­мя жена­ми и четырь­мя их сыно­вья­ми; [сде­лал он это] из стра­ха воз­му­ще­ния и поку­ше­ний. Пар­фян­ский царь пони­мал, что никто само­сто­я­тель­но не смо­жет C. 749успеш­но бороть­ся с ним без помо­щи кого-нибудь из рода Арса­ки­дов, так как пар­фяне исклю­чи­тель­но пре­да­ны это­му роду. Поэто­му, уда­лив сво­их сыно­вей, он стре­мил­ся отнять эту надеж­ду у людей, зло­умыш­ляв­ших про­тив него. Остав­ши­е­ся еще в живых из его детей живут на государ­ствен­ный счет в Риме, окру­жен­ные цар­ски­ми поче­стя­ми. Про­чие цари пар­фян24 так­же все­гда посы­ла­ют в Рим посоль­ства и при­хо­дят для пере­го­во­ров [с пре­фек­та­ми].


II

1. Сирия гра­ни­чит на севе­ре с Кили­ки­ей и горой Ама­ном. Рас­сто­я­ние от моря до моста на Евфра­те (от Исско­го зали­ва до моста в Ком­ма­гене), кото­рый состав­ля­ет гра­ни­цу упо­мя­ну­той сто­ро­ны, не мень­ше 1400 ста­дий. На восто­ке гра­ни­цу ее обра­зу­ют Евфрат и область ара­бов-ске­ни­тов на этой сто­роне Евфра­та; на юге — Счаст­ли­вая Ара­вия и Еги­пет; на запа­де — Еги­пет­ское и Сирий­ское моря до Исса.

2. Части Сирии я беру начи­ная от Кили­кии и горы Ама­на: это Ком­ма­ге­на и так назы­ва­е­мая «Селев­ки­да Сирий­ская», Келе­си­рия и, нако­нец, на побе­ре­жье Фини­кия, а внут­ри стра­ны — Иудея. Неко­то­рые делят всю Сирию на стра­ну келе­си­рий­цев, сирий­цев и фини­ки­ян и утвер­жда­ют, что с эти­ми пле­ме­на­ми сме­ша­ны еще 4 — иудеи, иду­меи, газеи и азо­тии; они частью зем­ле­дель­цы, как сирий­цы и келе­си­рий­цы, а частью зани­ма­ют­ся тор­гов­лей, как фини­ки­яне.

3. Тако­вы наши све­де­ния о Сирии в целом. Что же каса­ет­ся ее частей в отдель­но­сти, то Ком­ма­ге­на не осо­бен­но боль­шая область; в ней есть укреп­лен­ный есте­ствен­ны­ми усло­ви­я­ми город Само­са­ты, где была цар­ская сто­ли­ца. Теперь Ком­ма­ге­на ста­ла рим­ской про­вин­ци­ей. Зем­ля вокруг горо­да весь­ма пло­до­род­на, но ее недо­ста­точ­но. Теперь здесь нахо­дит­ся мост через Евфрат; вбли­зи моста рас­по­ло­же­на Селев­кия — кре­пость Месо­по­та­мии, кото­рую Пом­пей вклю­чил в пре­де­лы Ком­ма­ге­ны. Здесь Тиг­ран с. 695 каз­нил Селе­ну, про­зван­ную Клео­патрой, заклю­чив ее на неко­то­рое вре­мя в тем­ни­цу после изгна­ния из Сирии.

4. Селев­ки­да — не толь­ко луч­шая из упо­мя­ну­тых частей Сирии, но она назы­ва­ет­ся (и есть) Тет­ра­по­лис1 по коли­че­ству нахо­дя­щих­ся в ней горо­дов. Прав­да, этих горо­дов несколь­ко, но самых круп­ных 4: Антио­хия близ Даф­ны, Селев­кия в Пиерии, Апа­мея и Лаоди­кея. Эти горо­да назы­ва­лись сест­ра­ми из-за их согла­сия друг с дру­гом; все они были осно­ва­ны Селев­ком Ника­то­ром. Самый боль­шой город2 он назвал име­нем сво­е­го отца, наи­бо­лее C. 750укреп­лен­ный — сво­им име­нем; из осталь­ных Апа­мею — по име­ни супру­ги, Апа­мы, Лаоди­кею — по име­ни мате­ри. Соот­вет­ствен­но четы­рем горо­дам Селев­ки­да была, по сло­вам Поси­до­ния, раз­де­ле­на на 4 сатра­пии, на столь­ко же была раз­де­ле­на и Келе­си­рия, хотя Месо­по­та­мия име­ла все­го одну сатра­пию3. Антио­хия — тоже Тет­ра­по­лис, так как состо­ит из четы­рех частей: она обве­де­на общей сте­ной, как и каж­дое из четы­рех посе­ле­ний укреп­ле­но осо­бой сте­ной. Пер­вое посе­ле­ние осно­вал Ника­тор, пере­ве­дя сюда посе­лен­цев из Анти­го­нии, кото­рую постро­ил побли­зо­сти неза­дол­го перед этим Анти­гон, сын Филип­па; вто­рое посе­ле­ние осно­вал кол­лек­тив посе­лен­цев, тре­тье — Селевк Кал­ли­ник, чет­вер­тое — Антиох Эпи­фан.

5. Кро­ме того, Антио­хия — сто­ли­ца Сирии, и здесь была устро­е­на цар­ская сто­ли­ца пра­ви­те­лей стра­ны. По могу­ще­ству или раз­ме­рам Антио­хия немно­гим усту­па­ет Селев­кии на Тиг­ре или Алек­сан­дрии еги­пет­ской. Ника­тор посе­лил здесь потом­ков Трип­то­ле­ма, о кото­ром я уже упо­мя­нул немно­го выше4. Поэто­му-то антио­хий­цы почи­та­ют Трип­то­ле­ма как героя и справ­ля­ют празд­ник в его честь на горе Касии близ Селев­кии. Как гово­рят, арги­вяне посла­ли его на розыс­ки Ио, кото­рая сна­ча­ла исчез­ла в Тире, и он блуж­дал по Кили­кии. Здесь несколь­ко спут­ни­ков Трип­то­ле­ма, поки­нув­ших его, осно­ва­ли Тарс. Осталь­ные после­до­ва­ли за ним до бли­жай­ше­го побе­ре­жья и, поте­ряв надеж­ду разыс­кать Ио, оста­лись вме­сте с ним в обла­сти, лежа­щей у реки Орон­та. Сын Трип­то­ле­ма Гор­дий вме­сте с неко­то­ры­ми людь­ми сво­е­го отца пере­се­лил­ся в Гор­ди­ею, а потом­ки осталь­ных ста­ли сожи­те­ля­ми антио­хий­цев.

6. В 40 ста­ди­ях над Антио­хи­ей лежит Даф­на — сред­ней вели­чи­ны посе­ле­ние с боль­шой тени­стой рощей, через кото­рую про­те­ка­ют источ­ни­ки; в сере­дине рощи нахо­дит­ся свя­щен­ный уча­сток с убе­жи­щем и свя­ти­ли­ще Апол­ло­на и Арте­ми­ды. Здесь по обы­чаю антио­хий­цы вме­сте с сосе­дя­ми справ­ля­ют все­на­род­ный празд­ник. Окруж­ность рощи 80 ста­дий.

7. Вбли­зи горо­да про­те­ка­ет река Оронт. Эта река берет нача­ло из Келе­си­рии, затем ухо­дит под зем­лю и сно­ва появ­ля­ет­ся на поверх­но­сти, потом, прой­дя через зем­ли апа­ме­ев в Антио­хий­скую область, река близ­ко под­хо­дит к Антио­хии и впа­да­ет в море побли­зо­сти от Селев­кии. Преж­де C. 751река назы­ва­лась Тифо­ном, но впо­след­ствии ей было дано имя стро­и­те­ля моста через нее — Орон­та. Где-то здесь было место дей­ствия мифи­че­ских исто­рий, свя­зан­ных с пора­же­ни­ем Тифо­на мол­нией и с ари­ма­ми, о кото­рых я уже упо­ми­нал5. Тифон, как пере­да­ют (а он был дра­кон), пора­жен­ный мол­нией, искал убе­жи­ща под зем­лей; он не толь­ко при этом избо­роз­дил с. 696 зем­лю и обра­зо­вал рус­ло реки, но, про­ник­нув под зем­лю, заста­вил источ­ни­ки про­рвать­ся на поверх­ность, отче­го и река полу­чи­ла свое имя. На запа­де ниже Антио­хии, про­тив Селев­кии, лежит море; побли­зо­сти от Селев­кии Оронт обра­зу­ет устья. Селев­кия нахо­дит­ся в 40 ста­ди­ях от устьев реки и в 120 ста­ди­ях от Антио­хии. Путе­ше­ствие от моря вверх по реке до Антио­хии зани­ма­ет один день. К восто­ку от Антио­хии про­те­ка­ет Евфрат, а так­же нахо­дят­ся Бам­би­ка, Берея и Герак­лея — малень­кие город­ки, кото­ры­ми пра­вил неко­гда тиран Дио­ни­сий, сын Герак­лео­на. Герак­лея лежит в 20 ста­ди­ях от свя­ти­ли­ща Афи­ны Кир­ре­сти­ды.

8. Затем вплоть до Антио­хий­ской обла­сти идет Кир­ре­сти­ка. На севе­ре побли­зо­сти от нее воз­вы­ша­ет­ся гора Аман и лежит Ком­ма­ге­на. Кир­ре­сти­ка при­мы­ка­ет к этим обла­стям, про­сти­ра­ясь до них. Здесь нахо­дят­ся город Гин­дар — акро­поль Кир­ре­сти­ки и укреп­лен­ное при­ро­дой раз­бой­ни­чье гнез­до; неда­ле­ко лежит какое-то место под назва­ни­ем Герак­лей. У этих мест Вен­ти­ди­ем был убит стар­ший сын пар­фян­ско­го царя Пакор, когда он пошел похо­дом на Сирию6. С Гин­да­ром гра­ни­чат Паг­ры, при­над­ле­жа­щие к Антио­хий­ской обла­сти; это — укреп­лен­ное при­ро­дой место у пере­ва­ла через Аман, веду­ще­го из Аман­ских Ворот в Сирию. Ниже Пагр про­сти­ра­ет­ся рав­ни­на антио­хий­цев, по кото­рой про­те­ка­ют реки Аркевф, Оронт и Лабо­та. На этой рав­нине нахо­дит­ся так­же обне­сен­ное часто­ко­лом укреп­ле­ние Меле­а­г­ра и течет река Эно­па­ра, где Пто­ле­мей Фило­ме­тор одер­жал побе­ду в сра­же­нии с Алек­сан­дром Балой, но сам скон­чал­ся от раны7. Над эти­ми места­ми воз­вы­ша­ет­ся холм Тра­пе­зонт (назван­ный так от сход­ства по фор­ме со сто­лом), где Вен­ти­дий сра­жал­ся с пар­фян­ским пол­ко­вод­цем Фра­ни­ка­том8. Здесь неда­ле­ко от моря лежит Селев­кия и воз­вы­ша­ют­ся Пиерия — гора, при­мы­ка­ю­щая к Ама­ну, и Рос — меж­ду Иссом и Селев­ки­ей. В преж­нее вре­мя Селев­кия назы­ва­лась Гида­тос-Пота­мой9. Город явля­ет­ся зна­чи­тель­ной кре­по­стью, настоль­ко мощ­ной, что неодо­лим ника­кой силой; поэто­му Пом­пей, отре­зав от него Тиг­ра­на, про­воз­гла­сил город сво­бод­ным. К югу от обла­сти антио­хий­цев лежит Апа­мея, нахо­дя­ща­я­ся внут­ри стра­ны, а на юг от Селев­кий­ской обла­сти воз­вы­ша­ют­ся горы Касий и Анти­ка­сий. Еще даль­ше за Селев­ки­ей нахо­дят­ся устья Орон­та; затем сле­ду­ют Ним­фей — что-то вро­де свя­щен­ной пеще­ры, потом Касий и непо­сред­ствен­но за ним — горо­док Поси­дий и Герак­лея.

9. Даль­ше сле­ду­ет Лаоди­кея — при­мор­ский город, весь­ма живо­пис­но постро­ен­ный, с пре­крас­ной гава­нью; область горо­да, кро­ме изоби­лия про­чих пло­дов, еще очень бога­та вином. Этот город достав­ля­ет алек­сан­дрий­цам C. 752бо́льшую часть вина, так как жите­ли заса­ди­ли вино­град­ни­ка­ми всю гору, воз­вы­ша­ю­щу­ю­ся над горо­дом, почти что до вер­шин. Эти вер­ши­ны уда­ле­ны от Лаоди­кеи на доволь­но зна­чи­тель­ное рас­сто­я­ние и мед­лен­но и посте­пен­но под­ни­ма­ют­ся вверх, тогда как над Апа­ме­ей они воз­вы­ша­ют­ся отвес­но. Нема­ло вре­да при­чи­нил Лаоди­кее Дола­бел­ла, кото­рый бежал в этот город в поис­ках убе­жи­ща. Кас­сий оса­ждал Дола­бел­лу здесь до самой смер­ти послед­не­го, при­чем во вре­мя оса­ды были уни­что­же­ны вме­сте с ним мно­гие части горо­да10.

с. 69710. В Апа­мее так­же есть акро­поль11, в общем хоро­шо ограж­ден­ный. Это — пре­крас­но укреп­лен­ный холм, воз­вы­ша­ю­щий­ся на углуб­лен­ной рав­нине. Река Оронт и лежа­щее вокруг боль­шое озе­ро обра­ща­ют этот холм в полу­ост­ров; озе­ро, раз­ли­ва­ясь, пере­хо­дит в широ­кие боло­та и огром­ной вели­чи­ны луга, слу­жа­щие паст­би­ща­ми для рога­то­го ско­та и лоша­дей. Город, таким обра­зом, не толь­ко без­опас­но рас­по­ло­жен (его назы­ва­ли Хер­со­не­сом12 по харак­те­ру мест­но­сти), но и обла­да­ет весь­ма обшир­ной и пло­до­род­ной тер­ри­то­ри­ей, через кото­рую про­те­ка­ет Оронт и где нахо­дят­ся мно­го­чис­лен­ные зави­си­мые город­ки. Здесь Селевк Ника­тор содер­жал 500 сло­нов и бо́льшую часть сво­е­го вой­ска, так же как и позд­ней­шие цари. Неко­гда пер­вые посе­лен­цы — маке­до­няне — назы­ва­ли эту область Пел­лой, пото­му что боль­шин­ство маке­до­нян, участ­во­вав­ших в похо­де, посе­ли­лось здесь и пото­му что Пел­ла — роди­на Филип­па и Алек­сандра — ста­ла как бы мет­ро­по­ли­ей маке­до­нян. Здесь поме­ща­лись так­же воен­ное управ­ле­ние и кон­ский завод, где было более 30 000 цар­ских кобы­лиц и 300 жереб­цов. Здесь жили и объ­езд­чи­ки лоша­дей, люди, обу­чав­шие обра­ще­нию с тяже­лым ору­жи­ем, и все опла­чи­ва­е­мые учи­те­ля воен­но­го дела. Могу­ще­ство Апа­меи ясно пока­зы­ва­ют воз­вы­ше­ние Три­фо­на, про­зван­но­го Дио­до­том, и его попыт­ка захва­та Сирий­ско­го цар­ства; он пре­вра­тил этот город в опор­ный пункт. Дей­стви­тель­но, Три­фон родил­ся в Каси­а­нах, в одном из укреп­ле­ний Апа­мей­ской обла­сти, вос­пи­тан в Апа­мее и пред­став­лен царю и царе­двор­цам. Заду­мав под­нять вос­ста­ние, Три­фон полу­чил сред­ства от это­го горо­да, а так­же от зави­си­мых от послед­не­го город­ков — от Лари­сы, Каси­ан, Мегар, Апол­ло­нии и дру­гих месте­чек; все они пла­ти­ли дань Апа­мее. Таким обра­зом, Три­фон был про­воз­гла­шен царем этой стра­ны и дол­го удер­жи­вал свою власть. Цеци­лий Басс во гла­ве двух когорт под­нял вос­ста­ние в Апа­мее; оса­жден­ный затем в горо­де дву­мя боль­ши­ми C. 753отря­да­ми рим­ско­го вой­ска, он столь упор­но и дол­го ока­зы­вал сопро­тив­ле­ние, что пере­шел под власть рим­лян, сдав­шись доб­ро­воль­но и толь­ко на выстав­лен­ных им самим усло­ви­ях. Дело в том, что эта стра­на снаб­жа­ла вой­ско Бас­са про­до­воль­стви­ем и у него было мно­го союз­ни­ков имен­но сре­ди вождей сосед­них пле­мен, вла­дев­ших хоро­шо укреп­лен­ны­ми местеч­ка­ми. Сре­ди этих послед­них были Лиси­а­да, рас­по­ло­жен­ная над озе­ром вбли­зи Апа­меи, а так­же Аре­фу­са, кото­рой вла­де­ли Самп­си­ке­рам и его сын Ямб­лих, вожди пле­ме­ни эми­се­нов; неда­ле­ко нахо­ди­лись так­же Гели­у­поль и Хал­ки­да, под­власт­ная Пто­ле­мею, сыну Мен­нея, кото­рый вла­дел Мас­си­ем и гор­ной обла­стью иту­ре­ев. В чис­ле союз­ни­ков Бас­са был и Алхе­дамн, царь рам­бе­ев, кочев­ни­ков на этой сто­роне Евфра­та. Он был рань­ше «дру­гом»13 рим­лян, но, счи­тая, что рим­ские пра­ви­те­ли посту­па­ют с ним неспра­вед­ли­во, уда­лил­ся в Месо­по­та­мию и затем посту­пил наем­ни­ком на служ­бу к Бас­су. Из Апа­меи родом Поси­до­ний Сто­ик — самый уче­ный фило­соф наше­го вре­ме­ни.

11. Погра­нич­ная с Апа­ме­ей стра­на на восто­ке — это так назы­ва­е­мая Пара­по­та­мия, область араб­ских пле­мен­ных вождей, а так­же мест­ность Хал­ки­ди­ка, про­сти­ра­ю­ща­я­ся от Мас­сия, и вся стра­на к югу от апа­мей­цев, с. 698 при­над­ле­жа­щая боль­шей частью ске­ни­там. Послед­ние схо­жи с кочев­ни­ка­ми в Месо­по­та­мии. Народ­но­сти, живу­щие бли­же к сирий­цам, все­гда более куль­тур­ны, менее циви­ли­зо­ва­ны ара­бы и ске­ни­ты. У пер­вых государ­ствен­ное устрой­ство луч­ше, чем напри­мер в Аре­фу­се под вла­стью Самп­си­ке­ра­ма, во вла­де­ни­ях Гам­ба­ра и Фемел­лы и дру­гих подоб­ных пле­мен­ных вождей.

12. Тако­ва внут­рен­няя часть Селев­ки­ды. Осталь­ное побе­ре­жье от Лаоди­кеи сле­ду­ю­щее: неда­ле­ко от Лаоди­кеи нахо­дят­ся город­ки Поси­дий, Герак­лей и Габа­лы; далее уже идет побе­ре­жье ара­ди­ев, где рас­по­ло­же­ны Пальт, Бала­нея и Карн; послед­ний — якор­ная сто­ян­ка Ара­да с гава­нью. Затем сле­ду­ют Энид­ра и Мараф — древ­ний фини­кий­ский город, теперь раз­ру­шен­ный. Его область раз­де­ли­ли меж­ду собой ара­дии, рав­но как и Сими­ры, мест­ность, лежа­щую рядом. К этим мест­но­стям при­мы­ка­ет область Орфо­сия, так же как и Элев­фер, река, теку­щая побли­зо­сти, кото­рую неко­то­рые счи­та­ют гра­ни­цей Селев­ки­ды со сто­ро­ны Фини­кии и Келе­си­рии.

13. Арад лежит перед ска­ли­стым побе­ре­жьем, лишен­ным гава­ней, как раз в сере­дине меж­ду сво­ей якор­ной сто­ян­кой и Мара­фом, в 20 ста­ди­ях от мате­ри­ка. Это — ска­ла, омы­ва­е­мая морем, око­ло 7 ста­дий в окруж­но­сти; на ней мно­го жилищ. Насе­ле­ние Ара­да до наше­го вре­ме­ни столь вели­ко, что люди живут в мно­го­этаж­ных домах. Город осно­ва­ли, как гово­рят, сидон­ские C. 754изгнан­ни­ки. Воду жите­ли горо­да полу­ча­ют частью дож­де­вую и из водо­хра­ни­лищ, частью же с про­ти­во­по­лож­но­го бере­га. В воен­ное вре­мя они доста­ют воду из про­ли­ва, непо­да­ле­ку перед горо­дом; в про­ли­ве есть обиль­ный источ­ник питье­вой воды. В этот источ­ник с лод­ки, в кото­рой ездят за водой, опро­ки­ды­ва­ют свин­цо­вую с широ­ким рас­тру­бом ворон­ку; послед­няя в сво­ей верх­ней части сужи­ва­ет­ся до осно­ва­ния со сред­ней вели­чи­ны отвер­сти­ем в нем. К осно­ва­нию при­креп­ле­на кожа­ная труб­ка (или, так ска­зать, раз­ду­валь­ные мехи), кото­рая при­ни­ма­ет нагне­та­е­мую вверх через ворон­ку воду источ­ни­ка. Сна­ча­ла нагне­та­ет­ся мор­ская вода; дождав­шись поступ­ле­ния чистой и питье­вой воды, добы­ва­ю­щие воду нали­ва­ют ее сколь­ко нуж­но в при­го­тов­лен­ные сосу­ды и везут в город.

14. В древ­но­сти ара­ди­я­ми управ­ля­ли неза­ви­си­мые цари, как это было и в про­чих фини­кий­ских горо­дах. Впо­след­ствии пер­сы, затем маке­до­няне и в насто­я­щее вре­мя рим­ляне при­ве­ли их к совре­мен­но­му государ­ствен­но­му устрой­ству. Как бы то ни было, ара­дии вме­сте с осталь­ны­ми фини­кий­ца­ми под­чи­ни­лись сирий­ским царям, всту­пив с ними в друж­бу. Потом, во вре­мя раз­до­ров меж­ду дву­мя бра­тья­ми — Кал­ли­ни­ком Селев­ком и так назы­ва­е­мым Антиохом Гиерак­сом, ара­дии при­со­еди­ни­лись к Кал­ли­ни­ку и заклю­чи­ли с ним дого­вор; по это­му дого­во­ру они полу­чи­ли доз­во­ле­ние при­ни­мать у себя изгнан­ни­ков из его цар­ства и не выда­вать их про­тив воли. Одна­ко изгнан­ни­кам не раз­ре­ша­лось отплы­вать с ост­ро­ва без поз­во­ле­ния царя. Этот дого­вор с царем при­нес им боль­шие выго­ды. Дей­стви­тель­но, изгнан­ни­ки, искав­шие у них убе­жи­ща, не были рядо­вы­ми людь­ми; преж­де они были обле­че­ны выс­шей вла­стью и поэто­му боя­лись страш­ных послед­ствий. Встре­тив у ара­ди­ев радуш­ный при­ем, изгнан­ни­ки почи­та­ли их сво­и­ми с. 699 бла­го­де­те­ля­ми и спа­си­те­ля­ми, пом­ня об ока­зан­ном бла­го­де­я­нии, в осо­бен­но­сти по воз­вра­ще­нии на роди­ну. Таким спо­со­бом ара­дии при­об­ре­ли мно­го зем­ли на мате­ри­ке, даже теперь про­дол­жа­ют вла­деть боль­шей ее частью и вооб­ще достиг­ли бла­го­со­сто­я­ния. С таки­ми счаст­ли­вы­ми обсто­я­тель­ства­ми они соче­та­ли бла­го­ра­зум­ную преду­смот­ри­тель­ность и пред­при­им­чи­вость в мор­ском деле. Так, напри­мер, видя, что их сосе­ди кили­кий­цы ста­ли соби­рать пират­ские шай­ки, они ни разу не при­ни­ма­ли уча­стия в подоб­ных пред­при­я­ти­ях.

15. После Орфо­сии и реки Элев­фе­ра идет Три­по­лис14, кото­рый полу­чил свое имя от фак­ти­че­ско­го поло­же­ния, имен­но пото­му, что осно­ван тре­мя горо­да­ми: Тиром, Сидо­ном и Ара­дом. К Три­по­ли­су при­мы­ка­ет Феу­про­со­пон15, где окан­чи­ва­ет­ся гора Ливан. Меж­ду ними лежит укреп­лен­ное место Три­е­рес.

16. Две почти что парал­лель­но воз­вы­ша­ю­щи­е­ся горы — Ливан и Анти­ли­ван — обра­зу­ют так назы­ва­е­мую Келе­си­рию. Обе они начи­на­ют­ся C. 755немно­го выше моря: Ливан — побли­зо­сти от Три­по­ли­са, как раз неда­ле­ко от Феу­про­со­по­на, а Анти­ли­ван — близ Сидо­на. Окан­чи­ва­ют­ся эти горы где-то непо­да­ле­ку от Ара­вий­ских гор, что воз­вы­ша­ют­ся над Дамас­ке­ной и так назы­ва­е­мы­ми там Тра­хо­на­ми16, пере­хо­дя в дру­гие горы — пес­ча­ные и пло­до­род­ные хол­мы. Меж­ду ними оста­ет­ся глу­бо­кая рав­ни­на шири­ной в 200 ста­дий вбли­зи моря, а дли­ной от моря до внут­рен­ней части стра­ны при­бли­зи­тель­но вдвое боль­ше. Рав­ни­ну пере­се­ка­ют реки, оро­ша­ю­щие бла­го­дат­ную область, даю­щую все­воз­мож­ные пло­ды; самая боль­шая река сре­ди них — Иор­дан. На этой рав­нине есть озе­ро, где, так же как и на боло­тах, про­из­рас­та­ют паху­чий трост­ник и камыш. Назы­ва­ет­ся озе­ро Ген­ни­са­ри­ти­да. Рав­ни­на про­из­во­дит так­же баль­зам. Одна из рек — Хри­сор­ро­ас, кото­рая начи­на­ет­ся от горо­да и обла­сти дамас­ке­нов, почти что цели­ком отда­ет свои воды кана­лам, пото­му что она оро­ша­ет обшир­ную стра­ну, покры­тую весь­ма тол­стым сло­ем поч­вы. Напро­тив, Лик и Иор­дан судо­ход­ны вверх по тече­нию для гру­зо­вых судов, глав­ным обра­зом при­над­ле­жа­щих ара­ди­ям.

17. Что каса­ет­ся рав­нин, то пер­вая из них, что идет от моря, назы­ва­ет­ся Мак­рас, или рав­ни­на Мак­ра. Здесь, по сооб­ще­нию Поси­до­ния, виде­ли мерт­во­го дра­ко­на дли­ной в пле­фр и такой шири­ны, что 2 всад­ни­ка стоя по обе­им сто­ро­нам его, не виде­ли друг дру­га; зев его был так велик, что вме­щал всад­ни­ка вме­сте с конем, а каж­дая пла­сти­на чешуи пре­вы­ша­ла дли­ну щита.

18. После Мак­ры идет рав­ни­на Мас­сий, где есть несколь­ко гор­ных частей и сре­ди них Хал­ки­да, явля­ю­ща­я­ся как бы акро­по­лем Мас­сия. Начи­на­ет­ся эта рав­ни­на в Лаоди­кее на Ливане. Все гор­ные части зани­ма­ют иту­реи и ара­бы — все раз­бой­ни­ки; напро­тив, жите­ли рав­нин — зем­ле­дель­цы. Раз­бой­ни­ки при­тес­ня­ют зем­ле­дель­цев, и послед­ние вынуж­де­ны обра­щать­ся за помо­щью в раз­ные сто­ро­ны. Опор­ны­ми пунк­та­ми раз­бой­ни­кам слу­жат укреп­ле­ния. Так, напри­мер, оби­та­те­ли Лива­на зани­ма­ют на вер­шине горы Син­ну и Бор­ра­мы и дру­гие подоб­ные укреп­ле­ния, с. 700 вни­зу же у них Ботрис и Гигарт, при­мор­ские пеще­ры и укреп­ле­ние, воз­двиг­ну­тое на Феу­про­со­поне. Пом­пей раз­ру­шил все эти укреп­ле­ния. Отсю­да раз­бой­ни­ки совер­ша­ли набе­ги на Библ и на сле­ду­ю­щий за ним город Берит. Эти горо­да рас­по­ло­же­ны меж­ду Сидо­ном и Феу­про­со­по­ном. Библ — цар­ская сто­ли­ца Кини­ра, посвя­щен Адо­ни­су. Пом­пей осво­бо­дил город от тира­нии, обез­гла­вив тира­на. Город рас­по­ло­жен на воз­вы­шен­но­сти, неда­ле­ко от моря.

19. После Биб­ла сле­ду­ют река Адо­нис, гора Кли­макс и Пале­библ. C. 756Затем идут река Лик и город Берит. Послед­ний был раз­ру­шен Три­фо­ном, но теперь вос­ста­нов­лен рим­ля­на­ми. Горо­ду при­шлось при­нять 2 леги­о­на, поме­щен­ные здесь Агрип­пой, кото­рый при­со­еди­нил к нему зна­чи­тель­ную часть обла­сти Мас­сия до исто­ков Орон­та. Эти исто­ки нахо­дят­ся близ Лива­на, Пара­ди­са и еги­пет­ско­го укреп­ле­ния, что око­ло Апа­мей­ской обла­сти. Тако­вые мои све­де­ния о при­мор­ских обла­стях.

20. Над Мас­си­ем про­сти­ра­ют­ся так назы­ва­е­мая Цар­ская Доли­на и весь­ма про­слав­ля­е­мая Дамас­ская область. Дамаск — зна­чи­тель­ный город, был, мож­но ска­зать, даже самым слав­ным горо­дом в этой части све­та во вре­мя пер­сид­ско­го вла­ды­че­ства. Над ним рас­по­ло­же­ны 2 так назы­ва­е­мых Тра­хо­на17. В сто­ро­ну обла­сти, насе­лен­ной ара­ба­ми впе­ре­меж­ку с иту­ре­я­ми, воз­вы­ша­ют­ся труд­но­про­хо­ди­мые горы с пеще­ра­ми, име­ю­щи­ми глу­бо­кие вхо­ды; одна из этих пещер может вме­стить 4000 чело­век во вре­мя напа­де­ний, кото­рым дамас­ке­ны под­вер­га­ют­ся с раз­ных сто­рон. Дей­стви­тель­но, вар­ва­ры обыч­но гра­бят куп­цов из Счаст­ли­вой Ара­вии, что, впро­чем, теперь слу­ча­ет­ся реже, после того как были уни­что­же­ны раз­бой­ни­чьи шай­ки под пред­во­ди­тель­ством Зено­до­ра бла­го­да­ря вве­ден­но­му рим­ля­на­ми закон­но­му поряд­ку и без­опас­но­сти, вос­ста­нов­лен­ной рим­ски­ми вои­на­ми, рас­квар­ти­ро­ван­ны­ми в Сирии.

21. Вся стра­на, лежа­щая над Селев­ки­дой и про­сти­ра­ю­ща­я­ся при­бли­зи­тель­но в сто­ро­ну Егип­та и Ара­вии, назы­ва­ет­ся Келе­си­ри­ей. Одна­ко в соб­ствен­ном смыс­ле это имя носит толь­ко часть ее, огра­ни­чен­ная Лива­ном и Анти­ли­ва­ном. Из осталь­ной части18 узкая при­мор­ская поло­са побе­ре­жья от Орфо­сии до Пелу­сия назы­ва­ет­ся Фини­ки­ей; внут­рен­няя же область над Фини­ки­ей до обла­сти ара­бов, меж­ду Газой и Анти­ли­ва­ном, носит назва­ние Иудеи.

22. Так как я уже опи­сал так назы­ва­е­мую соб­ствен­но Келе­си­рию, то теперь перей­ду к Фини­кии, хотя и ее часть от Орфо­сии до Бери­та я опи­сал выше. После Бери­та, при­бли­зи­тель­но в 400 ста­ди­ях, идет Сидон. Меж­ду эти­ми дву­мя горо­да­ми течет река Тами­ра и нахо­дят­ся рощи Аскле­пия и Леон­то­поль. После Сидо­на сле­ду­ет Тир, самый боль­шой и древ­ний город фини­ки­ян, сопер­ни­ча­ю­щий с ним вели­чи­ной, сла­вой и древ­но­стью, о кото­рой гово­рит нам мно­же­ство мифов. Хотя поэты боль­ше тру­бят о Сидоне (а Гомер даже вовсе не упо­ми­на­ет Тира), но коло­нии, выслан­ные в Ливию и Ибе­рию и даже по ту сто­ро­ну Стол­пов, вос­пе­ва­ют боль­ше Тир. Оба горо­да были зна­ме­ни­ты и слав­ны как в древ­но­сти, так еще и в наше вре­мя. Кото­рый из этих двух горо­дов сле­ду­ет счи­тать с. 701 мет­ро­по­ли­ей фини­ки­ян, об этом у них идет спор. Сидон нахо­дит­ся близ удоб­ной по сво­е­му есте­ствен­но­му поло­же­нию гава­ни.

23. Тир весь — ост­ров; он постро­ен почти оди­на­ко­во с Ара­дом; с мате­ри­ком C. 757город соеди­нен зем­ля­ной насы­пью, кото­рую воз­вел Алек­сандр во вре­мя оса­ды. В горо­де 2 гава­ни: одна — закры­тая, а дру­гая, так назы­ва­е­мая «еги­пет­ская» — откры­тая. Как гово­рят, дома здесь мно­го­этаж­ные, даже выше домов в Риме. Поэто­му в резуль­та­те зем­ле­тря­се­ний город едва не был цели­ком уни­что­жен. На свою беду Тир был взят Алек­сан­дром после оса­ды. Тем не менее горо­ду уда­лось пре­одо­леть такие несча­стья и вос­ста­но­вить свое зна­че­ние отча­сти бла­го­да­ря искус­ству море­пла­ва­ния (в нем фини­ки­яне все­гда пре­вос­хо­ди­ли все дру­гие наро­ды), отча­сти же бла­го­да­ря сво­им кра­силь­ным заве­де­ни­ям, изго­тов­ляв­шим пур­пур­ную крас­ку. Дей­стви­тель­но, тирий­ский пур­пур счи­та­ет­ся без­услов­но самым кра­си­вым из всех. Лов­ля рако­вин баг­рян­ки про­из­во­дит­ся побли­зо­сти, и все про­чее, что необ­хо­ди­мо для кра­ше­ния, лег­ко доступ­но. Прав­да, мно­го­чис­лен­ные кра­силь­ные заве­де­ния дела­ют город непри­ят­ным для жиз­ни в нем, но такое высо­кое мастер­ство жите­лей обо­га­ща­ет его. Неза­ви­си­мость Тира при­зна­ва­ли не толь­ко цари, но и рим­ляне под­твер­ди­ли цар­ские поста­нов­ле­ния об этом, при­чем горо­ду при­шлось поне­сти лишь незна­чи­тель­ные издерж­ки. Почи­та­ние Герак­ла19 у них чрез­вы­чай­но рас­про­стра­не­но. Дока­за­тель­ством зна­че­ния их мор­ских похо­дов слу­жат боль­шое чис­ло и вели­чи­на их горо­дов-коло­ний. Тако­вы тирий­цы.

24. Пре­да­ние изоб­ра­жа­ет сидо­нян масте­ра­ми во мно­гих изящ­ных искус­ствах, как об этом ясно гово­рит и Гомер20. Кро­ме это­го, они зани­ма­лись науч­ны­ми иссле­до­ва­ни­я­ми в обла­сти аст­ро­но­мии и ариф­ме­ти­ки, начав со счет­но­го искус­ства и ноч­ных пла­ва­ний. Ведь каж­дая из этих отрас­лей зна­ния необ­хо­ди­ма куп­цу и корабле­вла­дель­цу. Так, напри­мер, гово­рят, что гео­мет­рия изоб­ре­те­на егип­тя­на­ми и воз­ник­ла от изме­ре­ния земель­ных участ­ков, необ­хо­ди­мость кото­ро­го вызы­ва­лась сме­ше­ни­ем гра­ниц во вре­мя раз­ли­вов Нила. Эта нау­ка, таким обра­зом, как дума­ют, пере­шла от егип­тян к гре­кам, а аст­ро­но­мия и ариф­ме­ти­ка — от фини­ки­ян. В насто­я­щее вре­мя, одна­ко, мож­но почерп­нуть от этих горо­дов гораз­до более обшир­ный запас зна­ний в каж­дой науч­ной обла­сти. Если верить Поси­до­нию, то и древ­нее уче­ние об ато­мах про­ис­хо­дит от сидо­ня­ни­на Моха, жив­ше­го еще до Тро­ян­ской вой­ны. Одна­ко оста­вим древ­ность. В наше вре­мя родом из Сидо­на были сле­ду­ю­щие зна­ме­ни­тые фило­со­фы: Боеф, вме­сте с кото­рым мне при­шлось зани­мать­ся фило­со­фи­ей Ари­сто­те­ля, и Дио­дот, его брат. Из Тира — Анти­патр, а неза­дол­го до мое­го вре­ме­ни — Апол­ло­ний, кото­рый издал пере­чень фило­со­фов Зено­но­вой шко­лы со спис­ком их книг. — Тир нахо­дит­ся от Сидо­на на рас­сто­я­нии не C. 758боль­ше 200 ста­дий; меж­ду ними рас­по­ло­жен горо­док под назва­ни­ем Орни­фо­поль21. Даль­ше идет река, впа­да­ю­щая в море неда­ле­ко от Тира, а после Тира — Пале­тир22, в 30 ста­ди­ях от него.

25. Затем сле­ду­ет Пто­ле­ма­и­да — боль­шой город, преж­де носив­ший назва­ние Ака. Город этот слу­жил пер­сам опор­ным пунк­том для воен­ных с. 702 дей­ствий про­тив Егип­та. Меж­ду Акой и Тиром тянет­ся пес­ча­ный берег, даю­щий песок для изго­тов­ле­ния стек­ла. Песок, как гово­рят, здесь не пла­вят, но достав­ля­ют для плав­ки в Сидон. Неко­то­рые утвер­жда­ют, что у сидо­нян есть год­ный для плав­ки стек­ла крем­ни­стый песок, хотя, соглас­но дру­гим, всю­ду мож­но пла­вить вся­кий песок. В Алек­сан­дрии мне при­шлось слы­шать от стек­ло­ду­вов, что и в Егип­те встре­ча­ет­ся крем­ни­стая зем­ля, без кото­рой нель­зя изго­тов­лять мно­го­цвет­ные дра­го­цен­ные сосу­ды, подоб­но тому как в раз­ных стра­нах нуж­ны для это­го раз­лич­ные при­ме­си. И в Риме, как пере­да­ют, так­же изоб­ре­те­но мно­го подоб­ных при­ме­сей как для окрас­ки, так и для облег­че­ния рабо­ты, как напри­мер при изго­тов­ле­нии про­зрач­но­го, как хру­сталь, стек­ла, так что там мож­но купить стек­лян­ную чашу и кубок для питья за 1 халк.

26. Стран­ное и весь­ма ред­кое явле­ние про­изо­шло, по рас­ска­зам, на этом побе­ре­жье меж­ду Тиром и Пто­ле­ма­и­дой. Пто­ле­меи, всту­пив в сра­же­ние с пол­ко­вод­цем Сар­пе­до­ном, были раз­би­ты в этой мест­но­сти и обра­ще­ны в бег­ство23. В этот момент мор­ская вол­на, подоб­ная при­ли­ву, обру­ши­лась на бег­ле­цов; одни из них были уне­се­ны ею в море, а тру­пы дру­гих лежа­ли в глу­бо­ких местах. Насту­пив­ший затем отлив сно­ва обна­жил берег, открыв тру­пы погиб­ших, лежа­щие впе­ре­меж­ку сре­ди мерт­вой рыбы. Подоб­ные явле­ния про­ис­хо­дят и око­ло горы Касия в Егип­те. Зем­ля там при вне­зап­ном и рез­ком коле­ба­нии разом изме­ня­ет свое поло­же­ние в обо­их направ­ле­ни­ях (до выс­ше­го или низ­ше­го уров­ня). Поэто­му под­няв­ша­я­ся часть ее оттес­ня­ет море; напро­тив, опу­стив­ша­я­ся часть при­ни­ма­ет море. Обрат­ный тол­чок вос­ста­нав­ли­ва­ет преж­нее поло­же­ние мест­но­сти, при­чем ино­гда про­ис­хо­дит пол­ное сме­ще­ние уров­ней, а ино­гда нет24. Быть может, подоб­ные явле­ния свя­за­ны с неко­то­ры­ми, нам неиз­вест­ны­ми пери­о­ди­че­ски­ми зако­но­мер­но­стя­ми, подоб­но тому как это утвер­жда­ют отно­си­тель­но раз­ли­вов Нила: ведь послед­ние, хотя и раз­но­об­раз­ны, но под­чи­не­ны како­му-то неяс­но­му нам зако­но­мер­но­му поряд­ку.

27. После Аки идет Баш­ня Стра­то­на25 с при­ча­лом для судов. Меж­ду эти­ми места­ми нахо­дят­ся гора Кар­мел и город­ки, о кото­рых ниче­го, кро­ме имен, неиз­вест­но: Сика­ми­но­поль, Буко­ло­поль, Кро­ко­ди­ло­поль и дру­гие. Затем идет боль­шой лес.

C. 75928. Далее сле­ду­ет Иопа, где бере­го­вая линия, вытя­ну­тая перед тем от Егип­та на восток, замет­но пово­ра­чи­ва­ет на север. Здесь, по рас­ска­зам неко­то­рых сочи­ни­те­лей мифов, Андро­ме­да была бро­ше­на на съе­де­ние мор­ско­му чудо­ви­щу. Мест­ность эта рас­по­ло­же­на на зна­чи­тель­ной высо­те, так что, гово­рят, отсю­да виден Иеру­са­лим — сто­ли­ца иуде­ев. Дей­стви­тель­но, это место слу­жит иуде­ям гава­нью, когда они спус­ка­ют­ся к морю; одна­ко раз­бой­ни­чьи гава­ни явля­ют­ся вме­сте с тем и раз­бой­ни­чьи­ми при­то­на­ми26. Иудеи вла­де­ли преж­де не толь­ко Кар­ме­лом, но и лесом; эта мест­ность была так густо насе­ле­на, что из сосед­не­го селе­ния Иам­нии и окрест­ных месте­чек она мог­ла выста­вить 40 000 вои­нов. Отсю­да до горы Касия, что око­ло Пелу­сия, немно­гим боль­ше 1000 ста­дий, а еще 300 ста­дий до само­го Пелу­сия.

с. 703 29. В про­ме­жут­ке нахо­дит­ся область Гада­ри­да, кото­рой так­же завла­де­ли иудеи. Затем идут Азот и Аска­лон. От Иам­нии до Азо­та и Аска­ло­на око­ло 200 ста­дий. Область аска­ло­ни­тов весь­ма при­год­на для выра­щи­ва­ния лука, а сам город незна­чи­те­лен. Родом отсю­да фило­соф Антиох, жив­ший неза­дол­го до наше­го вре­ме­ни. Из Гада­ри­ды про­ис­хо­ди­ли Фило­дем Эпи­ку­ре­ец, Меле­агр, Менипп сати­рик и мой совре­мен­ник ритор Фео­дор.

30. Близ Аска­ло­на идут гавань жите­лей Газы и город Газа, лежа­щий в 7 ста­ди­ях от нее внут­ри стра­ны. Неко­гда город был зна­ме­нит, но после раз­ру­ше­ния Алек­сан­дром забро­шен. Отсю­да, как гово­рят, пере­ход сухим путем до Элы состав­ля­ет 1260 ста­дий. Эла — это город, рас­по­ло­жен­ный в углуб­ле­нии Ара­вий­ско­го зали­ва. Углуб­ле­ние состо­ит из двух частей. Одна из них про­сти­ра­ет­ся к обла­сти у Ара­вии и Газы (ее назы­ва­ют Эла­ни­той по име­ни горо­да, рас­по­ло­жен­но­го в ней); дру­гая тянет­ся до обла­сти близ Егип­та у Геро­он­по­ля; пере­езд до нее сухим путем из Пелу­сия коро­че. Пере­ез­ды эти совер­ша­ют на вер­блю­дах через пусты­ню и пес­ки; в пути попа­да­ет­ся так­же мно­го пре­смы­ка­ю­щих­ся.

31. После Газы сле­ду­ет Рафия, где про­изо­шла бит­ва меж­ду Пто­ле­ме­ем IV и Антиохом Вели­ким. Затем идет Рино­ко­лу­ра27, назван­ная так от насе­ляв­ших ее в древ­но­сти людей с отре­зан­ны­ми носа­ми. Дей­стви­тель­но, какой-то эфи­оп­ский царь совер­шил напа­де­ние на Еги­пет и, вме­сто того чтобы убить пре­ступ­ни­ков, отре­зал им носы и посе­лил здесь; он пола­гал, что они из сты­да за свое без­об­ра­зие боль­ше не осме­лят­ся совер­шать зло­де­я­ния.

32. Вся область, начи­ная от Газы, скуд­ная и пес­ча­ная; но еще боль­ше C. 760таки­ми же свой­ства­ми отли­ча­ет­ся стра­на, непо­сред­ствен­но лежа­щая над ней. В этой стране нахо­дит­ся озе­ро Сир­бо­ни­да, лежа­щее почти парал­лель­но морю, в про­ме­жут­ке оно остав­ля­ет неболь­шой про­ход вплоть до так назы­ва­е­мой Экрег­мы28. Дли­на Сир­бо­ни­ды око­ло 100 ста­дий, а наи­боль­шая шири­на — 50. Теперь Экрег­ма засы­па­на зем­лей. Далее идет дру­гая, подоб­но­го рода мест­ность вплоть до Касия, а отту­да до Пелу­сия.

33. Касий — это пес­ча­ный без­вод­ный холм, обра­зу­ю­щий мыс. Здесь погре­бе­но тело Пом­пея Вели­ко­го и сто­ит свя­ти­ли­ще Зев­са Касия. Неда­ле­ко от это­го места был убит Пом­пей Вели­кий, измен­ни­че­ски умерщ­влен­ный егип­тя­на­ми. Затем сле­ду­ет доро­га на Пелу­сий; на ней лежат Гер­ры, так назы­ва­е­мое Укреп­ле­ние Хаб­рия и глу­бо­кие ямы под­ле Пелу­сия, обра­зо­ван­ные раз­ли­ва­ми Нила, так как эта область по при­ро­де углуб­лен­ная и боло­ти­стая. Тако­ва Фини­кия. Соглас­но Арте­ми­до­ру, от Орфо­сии до Пелу­сия 3650 ста­дий, вклю­чая изги­бы зали­вов; от Мелен же, или Мела­ний, что в Кили­кии близ Келен­де­ри­ды, до гра­ниц Кили­кии и Сирии — 1900 ста­дий; отсю­да до реки Орон­та — 520, до Орфо­сии — 1130 ста­дий.

34. Что каса­ет­ся Иудеи, то у ее запад­ных гра­ниц в сто­ро­ну Касия нахо­дят­ся область иду­ме­ев и озе­ро. Иду­меи — это наба­теи, изгнан­ные с. 704 отту­да29 вслед­ствие вос­ста­ния; они при­со­еди­ни­лись к иуде­ям и пере­ня­ли их обы­чаи. Бо́льшую часть при­мор­ской обла­сти зани­ма­ют озе­ро Сир­бо­ни­да и при­мы­ка­ю­щая к нему стра­на до Иеру­са­ли­ма, так как город нахо­дит­ся неда­ле­ко от моря. Дей­стви­тель­но, как я уже ска­зал30, город виден из гава­ни Иопы. Эта область лежит к севе­ру. Как вооб­ще в этой стране, так и в каж­дой отдель­ной мест­но­сти насе­ле­ние сме­шан­ное из еги­пет­ских, араб­ских и фини­кий­ских пле­мен. Тако­вы оби­та­те­ли Гали­леи, Гиери­кун­та, Фила­дель­фии и Сама­рии (кото­рую Ирод [Вели­кий] назвал Себастой). Хотя насе­ле­ние здесь, таким обра­зом, раз­но­шерст­ное, но пре­об­ла­да­ю­щее [из заслу­жи­ва­ю­щих дове­рия] ска­за­ний о иеру­са­лим­ском хра­ме изоб­ра­жа­ет пред­ков так назы­ва­е­мых теперь иуде­ев егип­тя­на­ми.

35. Мои­сей31, один из еги­пет­ских жре­цов, вла­дел частью так назы­ва­е­мо­го Ниж­не­го Егип­та. Недо­воль­ный суще­ство­вав­шим там поло­же­ни­ем дел, он пере­се­лил­ся в Иудею в сопро­вож­де­нии мно­го­чис­лен­ных почи­та­те­лей боже­ства. Дей­стви­тель­но, Мои­сей утвер­ждал и учил, что у егип­тян и ливий­цев непра­виль­ное пред­став­ле­ние о боже­стве, так как они изоб­ра­жа­ют его в обра­зах диких зве­рей и домаш­не­го ско­та32; оши­ба­ют­ся и C. 761гре­ки, пред­став­ля­ю­щие богов в чело­ве­че­ском обра­зе. Ведь, по его мне­нию, бог есть одно, еди­ное суще­ство, кото­рое объ­ем­лет всех нас, зем­лю и море — то, что мы назы­ва­ем небом или все­лен­ной, или при­ро­дой все­го суще­го. Кто, будучи в здра­вом уме, дерзнет создать изоб­ра­же­ние тако­го бога, похо­жее на какой-нибудь из окру­жа­ю­щих нас пред­ме­тов? Напро­тив, сле­ду­ет оста­вить изго­тов­ле­ние вся­че­ских изоб­ра­же­ний боже­ства и, отде­лив свя­щен­ный уча­сток и подо­ба­ю­щее свя­ти­ли­ще, почи­тать его без изоб­ра­же­ния. И те, кто име­ет вещие сны, долж­ны спать в свя­ти­ли­ще, не толь­ко они сами ради сво­ей поль­зы, но и дру­гие ради [поль­зы] осталь­ных. Живу­щие воз­дер­жан­но, пра­вед­ной жиз­нью все­гда могут ожи­дать от боже­ства како­го-нибудь бла­га, дара или зна­ме­ния, но про­чие пусть не ожи­да­ют ниче­го.

36. Изла­гая тако­го рода уче­ние, Мои­сей убе­дил нема­лое чис­ло разум­ных людей и увел их вме­сте с собой в то место, где теперь нахо­дит­ся посе­ле­ние Иеру­са­ли­ма. Зем­лей этой ему уда­лось лег­ко завла­деть, так как она была неза­вид­но­го каче­ства и за нее никто не стал бы серьез­но бороть­ся. В самом деле, это ска­ли­стая стра­на, прав­да обиль­ная водой, но окрест­ные обла­сти бед­ны и без­вод­ны, а внут­рен­няя часть стра­ны на 60 ста­дий име­ет так­же каме­ни­стый слой под поверх­но­стью поч­вы. В то же вре­мя Мои­сей вме­сто ору­жия выстав­лял впе­ред свя­ты­ню и боже­ство, кото­ро­му он желал най­ти место для почи­та­ния33; наро­ду он обе­щал уста­но­вить культ и свя­щен­ные обря­ды тако­го рода, чтобы те, кто при­нял его, не тяго­ти­лись рас­хо­да­ми, одер­жи­мо­стью боже­ством или дру­ги­ми неле­пы­ми дей­стви­я­ми. Подоб­ны­ми сред­ства­ми Мои­сей снис­кал себе ува­же­ние и уста­но­вил необыч­но­го рода власть, так как все окрест­ные народ­но­сти охот­но при­со­еди­ня­лись к нему ради таких поуче­ний и обе­ща­ний.

37. Пре­ем­ни­ки Мои­сея неко­то­рое вре­мя оста­ва­лись вер­ны его уче­нию, ведя пра­вед­ную и истин­но бла­го­че­сти­вую жизнь. Впо­след­ствии жре­че­ская с. 705 долж­ность ока­за­лась сна­ча­ла в руках людей суе­вер­ных, а затем — само­власт­ных. От суе­ве­рия пошло воз­дер­жа­ние от неко­то­рых родов пищи, от кото­рых даже и теперь у них суще­ству­ет обы­чай воз­дер­жи­вать­ся; обре­за­ние маль­чи­ков и выре­за­ние у дево­чек и неко­то­рые дру­гие обря­ды тако­го рода, уста­нов­лен­ные зако­ном. Из тира­ний воз­ник­ли раз­бой­ни­чьи шай­ки34. Мятеж­ни­ки разо­ря­ли стра­ны, как свою, так и сосед­нюю; дру­гие же, дей­ствуя заод­но с пра­ви­те­ля­ми, гра­би­ли чужое доб­ро и под­чи­ни­ли себе зна­чи­тель­ную часть Сирии и Фини­кии. Тем не менее, они сохра­ня­ли извест­ное ува­же­ние к сво­е­му глав­но­му горо­ду, так как не чув­ство­ва­ли к нему отвра­ще­ния как к место­пре­бы­ва­нию тира­нов, но чти­ли и ува­жа­ли его как свя­ты­ню.

38. Таков ход вещей и таков обы­чай, общий для гре­ков и вар­ва­ров. Ведь объ­еди­нен­ные в граж­дан­ские общи­ны, они живут по обще­му зако­ну. Дей­стви­тель­но, иным путем народ­ным мас­сам в какой-нибудь стране было бы невоз­мож­но делать одно и то же в согла­сии друг с дру­гом (в чем имен­но и состо­ит граж­дан­ский союз) или вооб­ще вести обще­ствен­ную C. 762жизнь. Закон же этот дво­я­кий, так как исхо­дит или от богов, или от людей. Древ­ние по край­ней мере боже­ствен­ный закон счи­та­ли выше и свя­щен­нее, поэто­му того, кто вопро­шал ора­ку­ла, весь­ма ува­жа­ли; он при­хо­дил в Додо­ну, чтобы


Волю Зеве­са услы­шать с дуба с высо­кой лист­вою,
(Од. XIV, 328)

обра­ща­ясь к Зев­су как к совет­ни­ку; а в Дель­фы


Под­ки­ну­то­го сына ста­ра­ясь отыс­кать,
Или нет его на све­те;
(Еври­пид. Фини­ки­ян­ки 36)

а сын сам


Отпра­вил­ся, роди­те­лей желая отыс­кать,
В жили­ще Феба.
(Еври­пид. Фини­ки­ян­ки 34)

И Минос из кри­тян


…цар­ство­вал
Каж­дый девя­тый год собе­сед­ник Кро­ни­о­на муд­рый,
(Од. X, 19)

кото­рый, по сло­вам Пла­то­на, каж­дые 9 лет под­ни­мал­ся в пеще­ру Зев­са, полу­чая от него при­ка­за­ния, и затем при­но­сил их людям. То же самое делал и Ликург35, под­ра­жа­тель Мино­са; ведь Ликург часто, по-види­мо­му, уез­жал с роди­ны и вопро­шал Пифию, какие пове­ле­ния ему нуж­но пере­дать лаке­де­мо­ня­нам.

с. 706 39. Какая бы доля исти­ны ни содер­жа­лась в этих ска­за­ни­ях, в них вери­ли и при­ни­ма­ли как закон. Поэто­му и про­ри­ца­те­ли были в таком поче­те, что счи­та­лись даже достой­ны­ми цар­ской вла­сти, так как они объ­яв­ля­ют нам не толь­ко при жиз­ни, но и после смер­ти веле­ния и ука­за­ния богов. Так, напри­мер, Тире­сий:


Разум ему сохра­нен Пер­се­фо­ной и мерт­во­му; в Аде
Он лишь с умом; все дру­гие безум­ны­ми теня­ми веют.
(Од. X, 494)

Тако­вы Амфи­а­рай, Тро­фо­ний, Орфей, Мусей и бог у гетов, кото­рым в древ­но­сти был какой-то пифа­го­ре­ец Замолк­сий36, а в наше вре­мя Деке­ней37, про­ри­ца­тель у Бере­би­ста; у бос­пор­цев — Аха­и­кар, у индий­цев — гим­но­со­фи­сты, у пер­сов — маги и некро­ман­ты, а так­же лека­но­ман­ты и гид­ро­ман­ты; у асси­рий­цев — хал­деи, у рим­лян — тир­рен­ские соста­ви­те­ли горо­ско­пов38. Таки­ми же, как эти люди, были Мои­сей и его пре­ем­ни­ки, кото­рые впо­след­ствии извра­ти­ли непло­хое нача­ло.

40. Итак, когда Иуде­ей уже откры­то управ­ля­ли тира­ны, пер­вым Алек­сандр объ­явил себя царем вме­сто жре­ца. Сыно­вья­ми его были Гир­кан и Ари­сто­бул. Во вре­мя рас­прей меж­ду ними из-за вла­сти при­шел Пом­пей, низ­ло­жил их обо­их, раз­ру­шил кре­по­сти и взял штур­мом Иеру­са­лим. Послед­ний пред­став­лял собой хоро­шо укреп­лен­ную кре­пость на ска­ле; C. 763внут­ри кре­по­сти воды было мно­го, зато мест­ность за сте­на­ми явля­лась совер­шен­но без­вод­ной. Вокруг кре­по­сти был про­ве­ден ров, про­би­тый в ска­ле, 60 футов глу­би­ной и 250 шири­ной. Из выло­ман­но­го [из ска­лы] кам­ня была воз­двиг­ну­та хра­мо­вая сте­на с баш­ня­ми. Пом­пей, как гово­рят, взял город, вос­поль­зо­вав­шись днем поста39, когда иудеи воз­дер­жи­ва­лись от вся­кой рабо­ты; он велел засы­пать ров и свер­ху набро­сить штур­мо­вые лест­ни­цы. Он при­ка­зал раз­ру­шить все сте­ны и, насколь­ко воз­мож­но, уни­что­жить раз­бой­ни­чьи гнез­да и каз­но­хра­ни­ли­ща тира­нов. 2 таких раз­бой­ни­чьих при­то­на пред­став­ля­ли собой кре­по­сти, рас­по­ло­жен­ные в гор­ных про­хо­дах по направ­ле­нию к Гиери­кун­ту, — Фрекс и Тавр; дру­гие — Алек­сан­дрий, Гир­ка­ний, Махе­рунт и Лиси­а­да и те, что око­ло Фила­дель­фии, а так­же Ски­фо­поль близ Гали­леи.

41. Гиери­кунт — это рав­ни­на, окру­жен­ная чем-то вро­де гор­ной обла­сти, кото­рая при­мы­ка­ет к ней в виде теат­раль­ной сце­ны. Здесь нахо­дит­ся паль­мо­вая роща, где, прав­да, впе­ре­меж­ку рас­тут и дру­гие садо­вые и пло­до­вые дере­вья, но в боль­шин­стве паль­мы. Дли­на рощи 100 ста­дий; вся роща оро­ша­ет­ся пото­ка­ми и пол­на жилищ. Здесь нахо­дят­ся так­же цар­ский дво­рец40 и сад с куста­ми баль­за­ма. Баль­зам — души­стое кустар­ни­ко­вое рас­те­ние, похо­жее на китис41 и тер­м­инф42. Кору его над­ре­за­ют, а сок в виде густо­го моло­ка соби­ра­ют в сосу­ды; в малень­ких коли­че­ствах баль­зам затвер­де­ва­ет. Сок этот уди­ви­тель­ным обра­зом исце­ля­ет голов­ные боли, ката­рак­ты в началь­ной ста­дии, а так­же бли­зо­ру­кость. Как бы то ни было, сок баль­за­ма ценит­ся очень высо­ко, тем более что он добы­ва­ет­ся толь­ко здесь. Тако­ва и паль­мо­вая роща, где толь­ко и про­из­рас­та­ет с. 707 фини­ко­вая паль­ма с пло­да­ми в виде грец­ко­го оре­ха (за исклю­че­ни­ем вави­лон­ской рощи и рощ за пре­де­ла­ми Вави­ло­нии на восток). Поэто­му эти рас­те­ния при­но­сят боль­шой доход. Баль­за­мо­вое дере­во упо­треб­ля­ют так­же в каче­стве души­стой при­пра­вы.

42. Озе­ро Сир­бо­ни­да вели­ко43. Дей­стви­тель­но, неко­то­рые утвер­жда­ют, что оно 1000 ста­дий в окруж­но­сти. Одна­ко в дли­ну оно про­сти­ра­ет­ся вдоль побе­ре­жья немно­го боль­ше 200 ста­дий; у бере­гов озе­ро глу­бо­ко, вода его настоль­ко тяже­ла, что здесь не нуж­но уме­ния пла­вать: чело­век, погру­зив­ший­ся в озе­ро до пупа, немед­лен­но под­ни­ма­ет­ся. Озе­ро пол­но асфаль­та. От вре­ме­ни до вре­ме­ни асфальт извер­га­ет­ся на поверх­ность из самой глу­би­ны с пузырь­ка­ми, как буд­то про­ис­хо­дит кипе­ние воды. Поверх­ность воды, взду­ва­ясь, полу­ча­ет вид хол­ма. Вме­сте с асфаль­том под­ни­ма­ет­ся на поверх­ность боль­шое коли­че­ство похо­жей на дым копо­ти, но неза­мет­ной для гла­за. От этой копо­ти ржа­ве­ет медь, сереб­ро, все бле­стя­щие пред­ме­ты и даже золо­то. Окрест­ные жите­ли, как толь­ко их сосу­ды покры­ва­ют­ся ржав­чи­ной, зна­ют, что начи­на­ет­ся извер­же­ние асфаль­та; затем они при­го­тов­ля­ют­ся к добы­ва­нию его с помо­щью пло­тов, соору­жа­е­мых C. 764из камы­ша. Асфальт пред­став­ля­ет собой глы­бу зем­ли, кото­рая сна­ча­ла под вли­я­ни­ем теп­ла ста­но­вит­ся жид­кой, а затем извер­га­ет­ся нару­жу, раз­ли­ва­ясь по поверх­но­сти. Потом от дей­ствия холод­ной воды (ибо тако­ва и есть вода в озе­ре) зем­ля эта сно­ва пере­хо­дит в твер­дое состо­я­ние, так что ее нуж­но резать и рубить. Асфальт пла­ва­ет на поверх­но­сти бла­го­да­ря тому есте­ствен­но­му свой­ству воды, в силу кото­ро­го, как я уже ска­зал, здесь не нуж­но уме­ния пла­вать. Никто, погру­зив­шись в озе­ро, не может уто­нуть, но под­ни­ма­ет­ся водой на поверх­ность44. Жите­ли под­плы­ва­ют на пло­тах, выру­ба­ют асфальт и уво­зят такое коли­че­ство, сколь­ко каж­дый может взять.

43. Тако­во свой­ство это­го явле­ния. Одна­ко, по сооб­ще­нию Поси­до­ния, мест­ные жите­ли, будучи кол­ду­на­ми, при­ме­ня­ют закли­на­ния, а так­же поль­зу­ют­ся мочой и дру­ги­ми зло­вон­ны­ми жид­ко­стя­ми, кото­ры­ми они обли­ва­ют асфальт, затем его выжи­ма­ют, дают затвер­деть и раз­ре­за­ют на кус­ки. Быть может, в самой моче уже зало­же­но какое-то свой­ство подоб­но­го рода, как напри­мер в моче­вом пузы­ре стра­да­ю­щих камен­ной болез­нью обра­зу­ет­ся хри­со­кол­ла45, а так­же обна­ру­жи­ва­ет­ся в дет­ской моче. То, что это явле­ние про­ис­хо­дит в сере­дине озе­ра, понят­но, пото­му что и источ­ник огня и асфаль­та нахо­дит­ся посе­ре­дине. Одна­ко извер­же­ние про­ис­хо­дит нере­гу­ляр­но, пото­му что дви­же­ние огня, как и мно­гих дру­гих токов воз­ду­ха, не под­чи­ня­ет­ся извест­но­му нам поряд­ку. Подоб­ные же явле­ния мож­но наблю­дать у Апол­ло­нии в Эпи­ро­ти­де46.

44. В поль­зу того, что эта зем­ля насы­ще­на огнем, при­во­дят мно­го дру­гих дока­за­тельств. Так, око­ло Моасад пока­зы­ва­ют обры­ви­стые обо­жжен­ные ска­лы и во мно­гих местах рас­се­ли­ны и подоб­ную пеп­лу поч­ву: из глад­ких скал кап­ля­ми стру­ит­ся смо­ла, и кипя­щие пото­ки изда­ли рас­про­стра­ня­ют зло­во­ние; там и сям попа­да­ют­ся раз­ру­шен­ные жили­ща. Поэто­му при­хо­дит­ся верить весь­ма рас­про­стра­нен­ным сре­ди мест­ных с. 708 жите­лей пре­да­ни­ям о том, что неко­гда здесь было 13 насе­лен­ных горо­дов, из кото­рых глав­ный город — Содо­мы — имел око­ло 60 ста­дий в окруж­но­сти. От зем­ле­тря­се­ний, извер­же­ний огня и горя­чих асфаль­то­вых и сер­ни­стых вод озе­ро вне­зап­но вышло из бере­гов, и огонь охва­тил ска­лы; что же каса­ет­ся горо­дов, то одни были погло­ще­ны зем­лей, а дру­гие поки­ну­ли жите­ли, еще имев­шие воз­мож­ность бежать. По сло­вам Эра­то­сфе­на, кото­рый утвер­жда­ет про­тив­ное, тер­ри­то­рия эта неко­гда была озе­ром и бо́льшая ее часть обна­жи­лась, под­няв­шись над водой вслед­ствие извер­же­ний, как это име­ло место и в Фес­са­лии47.

45. В Гада­ри­де так­же есть вре­до­нос­ная озер­ная вода; если скот напьет­ся ее, то теря­ет шерсть, копы­та и рога. В озе­ре, в так назы­ва­е­мых Тари­хе­ях, встре­ча­ет­ся пре­крас­ная рыба для засо­ла; в этой мест­но­сти про­из­рас­та­ют пло­до­вые дере­вья, похо­жие на ябло­ни. Егип­тяне при­ме­ня­ют асфальт для баль­за­ми­ро­ва­ния покой­ни­ков.

C. 76546. Пом­пей отде­лил от Иудеи неко­то­рые обла­сти, захва­чен­ные иуде­я­ми силой, и отдал Гир­ка­ну48 вер­хов­ное жре­че­ство. Впо­след­ствии Ирод, один из его потом­ков, чело­век мест­но­го про­ис­хож­де­ния, про­лез в долж­ность вер­хов­но­го жре­ца. Ирод настоль­ко выде­лял­ся сре­ди пред­ше­ствен­ни­ков, в осо­бен­но­сти бла­го­да­ря сво­им свя­зям с рим­ля­на­ми и муд­ро­му управ­ле­нию государ­ствен­ны­ми дела­ми, что был про­воз­гла­шен царем, при­чем эту власть он полу­чил сна­ча­ла от Анто­ния, а затем от Цеза­ря Авгу­ста. Одних сво­их сыно­вей он сам умерт­вил за то, что они буд­то бы зло­умыш­ля­ли про­тив него, а дру­гих после смер­ти назна­чил наслед­ни­ка­ми, отдав им части сво­е­го цар­ства. Цезарь почтил сыно­вей Иро­да, его сест­ру Сало­мею и ее дочь Бере­ни­ку. Сыно­вья его не были счаст­ли­вы. Они под­верг­лись обви­не­ни­ям, и один из них49 окон­чил жизнь в изгна­нии, най­дя при­ста­ни­ще у гала­тов-алло­бро­гов, тогда как дру­гие50, про­явив вели­чай­шую угод­ли­вость, доби­лись (и то с тру­дом) воз­вра­ще­ния, при­чем каж­дый полу­чил в управ­ле­ние тет­рар­хию.


III

1. Вся Ара­вия, кро­ме обла­сти ске­ни­тов в Месо­по­та­мии, лежит над Иуде­ей и Келе­си­ри­ей вплоть до Вави­ло­нии и реч­ной обла­сти Евфра­та по направ­ле­нию к югу. Итак, я уже ска­зал1 о Месо­по­та­мии и об оби­та­ю­щих в ней пле­ме­нах. Что же каса­ет­ся обла­стей на дру­гой сто­роне Евфра­та, то зем­ли вбли­зи его устьев зани­ма­ют вави­ло­няне и пле­мя хал­де­ев, о кото­рых я тоже уже упо­мя­нул2; зем­ля­ми же, непо­сред­ствен­но сле­ду­ю­щи­ми за Месо­по­та­ми­ей до Келе­си­рии, имен­но частью близ реки, как и самой Месо­по­та­ми­ей, вла­де­ют ара­бы-ске­ни­ты, кото­рые раз­де­ле­ны на мел­кие само­сто­я­тель­ные кня­же­ства; живут ара­бы в бес­плод­ных из-за недо­стат­ка воды мест­но­стях; зем­ле­де­ли­ем они вовсе не зани­ма­ют­ся или же очень мало, но зато дер­жат домаш­ний скот все­воз­мож­ной поро­ды, глав­ным обра­зом вер­блю­дов. Над ара­ба­ми-ске­ни­та­ми нахо­дит­ся обшир­ная пусты­ня; обла­сти с. 709 еще даль­ше к югу от ара­бов зани­ма­ют жите­ли так назы­ва­е­мой Счаст­ли­вой Ара­вии. Север­ную сто­ро­ну Счаст­ли­вой Ара­вии обра­зу­ет упо­мя­ну­тая пусты­ня, восточ­ную — Пер­сид­ский залив, запад­ную — Ара­вий­ский залив, южную — боль­шое море (вне этих обо­их зали­вов), кото­рое все цели­ком назы­ва­ет­ся Крас­ным морем.

2. Пер­сид­ский залив назы­ва­ет­ся так­же Пер­сид­ским морем. Эра­то­сфен дает такое опи­са­ние его. Вход в залив, гово­рит он, настоль­ко узок, что от Гар­мо­зов, мыса Кар­ма­нии, мож­но видеть мыс у Мак в Ара­вии. Побе­ре­жье напра­во от вхо­да в залив, будучи круг­лым, вна­ча­ле скло­ня­ет­ся от Кар­ма­нии немно­го к восто­ку, а потом к севе­ру, затем — к запа­ду вплоть до Тере­до­на и устьев Евфра­та. Побе­ре­жье охва­ты­ва­ет берег кар­ма­ни­ев C. 766и частич­но пер­сов, сусий­цев и вави­ло­нян на про­тя­же­нии при­бли­зи­тель­но 10 000 ста­дий. Об этих народ­но­стях я уже гово­рил3. Отсю­да даль­ше до устьев побе­ре­жье идет еще на 10 000 ста­дий, как, соглас­но Эра­то­сфе­ну, сооб­ща­ет Анд­ро­сфен фаси­ец, кото­рый не толь­ко сопро­вож­дал в пла­ва­нии Неар­ха, но и само­сто­я­тель­но пла­вал вдоль побе­ре­жья Ара­вии. Отсю­да ясно, что это море толь­ко немно­го усту­па­ет по вели­чине Евк­син­ско­му морю. Анд­ро­сфен, совер­шив­ший с фло­том пла­ва­ние вокруг зали­ва, по сло­вам Эра­то­сфе­на, сооб­ща­ет, что если плыть вдоль бере­га, дер­жа мате­рик на пра­вой сто­роне, то непо­сред­ствен­но за Тере­до­ном встре­тишь лежа­щий перед бере­гом ост­ров Икар и на нем храм, посвя­щен­ный Апол­ло­ну, с ора­ку­лом Тав­ро­по­лы4.

3. Про­плыв вдоль бере­гов Ара­вии 2400 ста­дий, встре­тишь рас­по­ло­жен­ный в глу­бо­ком зали­ве город Гер­ры — посе­ле­ние хал­дей­ских изгнан­ни­ков из Вави­ло­на, живу­щих в мест­но­сти с соле­ной поч­вой и в домах, постро­ен­ных из камен­ной соли. Но так как посто­ян­но отде­ля­ю­щи­е­ся из-за сол­неч­но­го жара пла­стин­ки соли отпа­да­ют, жите­ли поли­ва­ют сте­ны водой, сохра­няя таким обра­зом их плот­ны­ми. Город нахо­дит­ся от моря в 200 ста­ди­ях. Гер­рей­цы зани­ма­ют­ся тор­гов­лей, пере­во­зя сухим путем глав­ным обра­зом ара­вий­ские това­ры и бла­го­во­ния. Одна­ко Ари­сто­бул, напро­тив, утвер­жда­ет, что гер­рей­цы бо́льшую часть това­ров вво­зят в Вави­ло­нию на пло­тах; отсю­да они плы­вут с това­ра­ми вверх по Евфра­ту до Фап­са­ка, а затем раз­во­зят по суше по всем частям стра­ны.

4. Про­плыв далее, встре­ча­ем дру­гие ост­ро­ва — Тир и Арад, где нахо­дят­ся свя­ти­ли­ща, похо­жие на фини­кий­ские. По край­ней мере жите­ли ост­ро­вов утвер­жда­ют, что одно­имен­ные фини­кий­ские ост­ро­ва и горо­да явля­ют­ся их коло­ни­я­ми. Эти ост­ро­ва нахо­дят­ся на рас­сто­я­нии деся­ти­днев­но­го пути от Тере­до­на и в одном дне пути от мыса близ устья зали­ва у Мак.

5. Неарх и Орфа­гор сооб­ща­ют, что в 2000 ста­дий к югу от Кар­ма­нии в откры­том море лежит ост­ров Оги­рис, на кото­ром пока­зы­ва­ют моги­лу Эри­ф­ры — боль­шой кур­ган, обса­жен­ный дики­ми паль­ма­ми. Эри­ф­ра был царем этой стра­ны, и от него полу­чи­ло свое назва­ние Эри­фрей­ское море5. По сло­вам Неар­ха, об этом сооб­щил им Миф­ро­паст, сын фри­гий­ско­го сатра­па Арси­та; Миф­ро­паст, изгнан­ный Дари­ем, жил на этом ост­ро­ве и с. 710 при­со­еди­нил­ся к маке­до­ня­нам, когда те выса­ди­лись в Пер­сид­ском зали­ве, и искал воз­мож­но­сти воз­вра­тить­ся с их помо­щью на роди­ну.

6. Вдоль все­го побе­ре­жья Крас­но­го моря в глу­бине моря рас­тут дере­вья, похо­жие на лавр и мас­ли­ну; во вре­мя отли­вов дере­вья эти пол­но­стью высту­па­ют из воды, а во вре­мя при­ли­вов ино­гда совсем скры­ты6, в то вре­мя как лежа­щая над морем зем­ля лише­на дере­вьев; так что это C. 767явле­ние ста­но­вит­ся тем более стран­ным. Тако­вы сооб­ще­ния Эра­то­сфе­на о Пер­сид­ском море, кото­рое, как я ска­зал, обра­зу­ет восточ­ную сто­ро­ну Счаст­ли­вой Ара­вии.

7. По сло­вам Неар­ха, они встре­ти­ли Миф­ро­па­с­та вме­сте с Мазе­ном. Этот Мазен был пра­ви­те­лем како­го-то ост­ро­ва в Пер­сид­ском зали­ве. Ост­ров назы­вал­ся Оарак­та. Миф­ро­паст нашел на этом ост­ро­ве убе­жи­ще и радуш­ный при­ем после сво­е­го бег­ства из Оги­ри­са. Кро­ме того, Миф­ро­паст дого­во­рил­ся с Мазе­ном о том, что тот реко­мен­ду­ет его маке­до­ня­нам во флот. Мазен стал даже про­вод­ни­ком в их пла­ва­нии. Неарх сооб­ща­ет так­же, что в нача­ле пла­ва­ния вдоль бере­гов Пер­сид­ско­го зали­ва лежит ост­ров, где нахо­дят дра­го­цен­ный жем­чуг в боль­шом коли­че­стве, а на дру­гих ост­ро­вах встре­ча­ют­ся про­зрач­ные и бле­стя­щие дра­го­цен­ные кам­ни. На ост­ро­вах перед устьем Евфра­та про­из­рас­та­ют дере­вья, изда­ю­щие аро­мат лада­на; раз­ло­ман­ные кор­ни этих дере­вьев испус­ка­ют сок. Неарх упо­ми­на­ет так­же о боль­шой вели­чи­ны кра­бах и мор­ских ежах, что, впро­чем, пред­став­ля­ет общее явле­ние во всем Внеш­нем море. Дей­стви­тель­но, по его сло­вам, мор­ские ежи там боль­ше кав­сий7, а кра­бы весом в 2 коти­лы. Видел он и выбро­шен­но­го на берег кита 50 лок­тей дли­ны.


IV

1. Нача­лом Ара­вии со сто­ро­ны Вави­ло­нии явля­ет­ся Меке­на. Перед Меке­ной на одной сто­роне лежит Ара­вий­ская пусты­ня, а на дру­гой — боло­та про­тив [обла­сти] хал­де­ев, обра­зу­е­мые раз­ли­ва­ми вод Евфра­та; на тре­тьей сто­роне нахо­дит­ся Пер­сид­ское море. Стра­на эта отли­ча­ет­ся нездо­ро­вым воз­ду­хом, покры­та тума­на­ми, под­вер­же­на дождям и вме­сте с тем паля­ще­му зною, но все-таки про­из­во­дит пре­крас­ные пло­ды. Вино­град­ная лоза там про­из­рас­та­ет на боло­тах, если насы­пать зем­лю на камы­шо­вые пле­тен­ки в коли­че­стве, нуж­ном для рас­те­ния. Поэто­му лозу неред­ко отно­сит водой, и тогда ее, под­пе­рев шеста­ми, сно­ва воз­вра­ща­ют на свое место.

2. Одна­ко вер­нем­ся к даль­ней­шим све­де­ни­ям об Ара­вии в изло­же­нии Эра­то­сфе­на. О север­ной, или пустын­ной, части Ара­вии (меж­ду Счаст­ли­вой Ара­ви­ей, Келе­си­ри­ей и Иуде­ей до углуб­ле­ния Ара­вий­ско­го зали­ва) Эра­то­сфен гово­рит, что рас­сто­я­ние от Геро­он­по­ли­са, обра­зу­ю­ще­го впа­ди­ну Ара­вий­ско­го зали­ва у Нила, в сто­ро­ну Пет­ры в зем­ле наба­те­ев до Вави­ло­на — 5600 ста­дий; при этом весь путь идет по направ­ле­нию к лет­не­му вос­хо­ду солн­ца1 через при­ле­га­ю­щие зем­ли араб­ских пле­мен, имен­но наба­те­ев, хав­ло­те­ев и агре­ев. Над эти­ми зем­ля­ми нахо­дит­ся Счаст­ли­вая с. 711 Ара­вия. Она про­сти­ра­ет­ся на 12 000 ста­дий к югу до Атлан­ти­че­ско­го моря. Пер­вы­ми оби­та­те­ля­ми этой стра­ны после сирий­цев и иуде­ев явля­ют­ся зем­ле­дель­цы2. После них идет сплошь пес­ча­ная и бес­плод­ная C. 768зем­ля, где ред­ко рас­тет паль­ма, аканф3 и тама­риск, а вода добы­ва­ет­ся из колод­цев, как и в Гед­ро­сии. Оби­та­ют в этой зем­ле ара­бы-ске­ни­ты и вер­блю­жьи пас­ту­хи. Самые край­ние обла­сти к югу, нахо­дя­щи­е­ся про­тив Эфи­о­пии, оро­ша­ют­ся лет­ни­ми дождя­ми; посев про­из­во­дит­ся здесь, как и в Индии, 2 раза в год, а реки теря­ют­ся в рав­ни­нах и озе­рах. Стра­на вооб­ще отли­ча­ет­ся пло­до­ро­ди­ем, в осо­бен­но­сти же она бога­та пче­ли­ны­ми пасе­ка­ми; мно­го в ней домаш­не­го ско­та, за исклю­че­ни­ем лоша­дей, мулов и сви­ней; есть мно­го пти­цы, кро­ме гусей и кур. Самую край­нюю часть упо­мя­ну­той стра­ны насе­ля­ют 4 самых боль­ших пле­ме­ни: во-пер­вых, минеи — в части, лежа­щей на Крас­ном море; самый боль­шой город у них Кар­на, или Кар­на­на; затем к ним при­мы­ка­ют сабеи, сто­ли­ца кото­рых Мари­а­ба; тре­тье пле­мя — кат­та­ба­ны, область кото­рых про­сти­ра­ет­ся до про­ли­ва и пере­пра­вы через Ара­вий­ский залив; цар­ская сто­ли­ца их назы­ва­ет­ся Там­на. Нако­нец, даль­ше все­го на восток оби­та­ют хатра­мо­ти­ты; город у них Саба­та.

3. Все эти горо­да управ­ля­ют­ся еди­но­лич­но пра­ви­те­ля­ми и про­цве­та­ют; они укра­ше­ны пыш­ны­ми свя­ти­ли­ща­ми и цар­ски­ми двор­ца­ми. Жилые дома похо­жи на еги­пет­ские по спо­со­бу соеди­не­ния балок. Из этих четы­рех окру­гов каж­дый охва­ты­ва­ет бо́льшую тер­ри­то­рию, чем еги­пет­ская Дель­та. Цар­ство у них насле­ду­ет не сын от отца, но сын како­го-нибудь знат­но­го чело­ве­ка, пер­вым родив­ший­ся после избра­ния царя. Поэто­му вме­сте с избра­ни­ем кого-нибудь на цар­ство состав­ля­ют спи­сок бере­мен­ных жен знат­ных людей и при­став­ля­ют к ним стра­жу для наблю­де­ния, кото­рая из них пер­вой родит; по зако­ну сына этой жен­щи­ны царь усы­нов­ля­ет и его вос­пи­ты­ва­ют по-цар­ски, как буду­ще­го наслед­ни­ка.

4. Кат­та­ба­ния про­из­во­дит ладан, а Хатра­мо­ти­ти­да — смир­ну. Эти и дру­гие бла­го­во­ния жите­ли обме­ни­ва­ют куп­цам. Послед­ние при­ез­жа­ют к ним из Элан в Минею за 70 дней пути. (Эла­ны — это город в дру­гом углу Ара­вий­ско­го зали­ва, близ Газы, кото­рый, как я уже ска­зал выше4, назы­ва­ет­ся Эла­нит­ским). Меж­ду тем гер­реи при­ез­жа­ют в Хатра­мо­ти­ти­ду за 40 дней. Часть Ара­вий­ско­го зали­ва, про­сти­ра­ю­ща­я­ся вдоль Ара­вии, начи­ная от Эла­нит­ской впа­ди­ны, зани­ма­ет про­стран­ство в 14 000 ста­дий, как пишут спут­ни­ки Алек­сандра и Анак­си­крат. Но эта циф­ра слиш­ком пре­уве­ли­че­на. Часть же это­го зали­ва про­тив Тро­гло­ди­ти­ки (кото­рая лежит на пра­вой сто­роне, если плыть от Геро­он­по­ля) до Пто­ле­ма­и­ды и места охо­ты на сло­нов зани­ма­ет 9000 ста­дий к югу и немно­го на восток. C. 769Отсю­да далее на восток до про­ли­ва око­ло 4500 ста­дий. Про­лив этот обра­зу­ет в сто­ро­ну Эфи­о­пии мыс под назва­ни­ем Дира с одно­имен­ным город­ком, где живут ихтио­фа­ги. Здесь, как гово­рят, сто­ит столп Сесо­стри­са Еги­пет­ско­го; начер­тан­ные на нем иеро­гли­фы сооб­ща­ют о пере­хо­де царя через залив. По-види­мо­му, этот царь пер­вый поко­рил Эфи­о­пию и Тро­гло­ди­ти­ку; затем он пере­пра­вил­ся в Ара­вию, а отту­да про­шел всю Азию. с. 712 Поэто­му во мно­гих местах нахо­дят­ся так назы­ва­е­мые укреп­ле­ния Сесо­стри­са и копии хра­мов еги­пет­ских богов. Про­лив у Диры сужи­ва­ет­ся до 60 ста­дий. Впро­чем, это место теперь не назы­ва­ет­ся боль­ше про­ли­вом, но [место], лежа­щее на пути даль­ше, где рас­сто­я­ние меж­ду мате­ри­ка­ми состав­ля­ет око­ло 200 ста­дий; там нахо­дят­ся сле­ду­ю­щие непо­сред­ствен­но один за дру­гим 6 ост­ро­вов, кото­рые запол­ня­ют про­лив, остав­ляя толь­ко весь­ма узкий про­ход; через него про­во­зят това­ры на пло­тах с одно­го мате­ри­ка на дру­гой. Этот-то про­ход и назы­ва­ет­ся теперь про­ли­вом. За эти­ми ост­ро­ва­ми даль­ней­шее пла­ва­ние идет по изги­бам зали­вов вдоль стра­ны, про­из­во­дя­щей смир­ну, по направ­ле­нию на юг и восток до Стра­ны кори­цы почти на 5000 ста­дий. До насто­я­ще­го вре­ме­ни, как гово­рят, никто не про­ни­кал даль­ше этой стра­ны. Хотя на этом побе­ре­жье горо­да встре­ча­ют­ся ред­ко, зато внут­ри стра­ны мно­го горо­дов густо насе­лен­ных. Тако­вы све­де­ния Эра­то­сфе­на об Ара­вии. Сле­ду­ет доба­вить к ним и сооб­ще­ния про­чих писа­те­лей.

5. Соглас­но Арте­ми­до­ру, мыс на ара­вий­ской сто­роне про­тив Диры назы­ва­ет­ся Аки­лой. У муж­чин, жите­лей окрест­но­стей Диры, поло­вые чле­ны изу­ве­че­ны. Если плыть от Геро­он­по­ля вдоль Тро­гло­ди­ти­ки, то встре­тишь город Фило­те­ру, кото­рый полу­чил назва­ние от име­ни сест­ры Пто­ле­мея II. Осно­вал город Сатир, послан­ный для обсле­до­ва­ния охо­ты на сло­нов и Тро­гло­ди­ти­ки; затем идет дру­гой город — Арси­ноя, потом — клю­чи горя­чих вод, соле­ных и горь­ких, низ­вер­га­ю­щи­е­ся с высо­кой ска­лы в море. Побли­зо­сти на рав­нине воз­вы­ша­ет­ся гора, крас­ная, как сурик. Потом сле­ду­ет Мыши­ная гавань5, назы­ва­е­мая так­же гава­нью Афро­ди­ты, — боль­шая гавань с изо­гну­тым вхо­дом. Перед ней лежат 3 ост­ро­ва; 2 из них покры­ты тени­сты­ми мас­ли­на­ми, а тре­тий — менее тенист, но полон цеса­рок6. Затем еще даль­ше идет залив Ака­фарт7, кото­рый, как и Мыши­ная гавань, лежит про­тив Фива­и­ды и дей­стви­тель­но явля­ет­ся «нечи­стым», C. 770пото­му что из-за под­вод­ных скал и рифов и веч­но бушу­ю­щих вет­ров на нем царит дикое вол­не­ние. Здесь в глу­бине зали­ва рас­по­ло­жен город Бере­ни­ка.

6. За этим зали­вом идет ост­ров Офи­о­да8, назы­ва­е­мый так от дей­стви­тель­но­го про­ис­ше­ствия: ост­ров очи­стил от змей царь как из-за того, что они при­чи­ня­ли смерть при­ста­вав­шим к ост­ро­ву, так и ради нахо­ди­мых здесь топа­зов. Топаз — это про­зрач­ный камень, свер­ка­ю­щий золо­ти­стым блес­ком; днем его заме­тить нелег­ко, так как он отра­жа­ет сол­неч­ные лучи, но соби­ра­те­ли видят его ночью. Послед­ние ста­вят сосуд над местом нахож­де­ния кам­ня в каче­стве зна­ка и днем выка­пы­ва­ют камень. На ост­ро­ве нахо­дил­ся отряд людей, назна­чен­ных еги­пет­ски­ми царя­ми для охра­ны и соби­ра­ния это­го дра­го­цен­но­го кам­ня; цари снаб­жа­ли этот отряд про­до­воль­стви­ем.

7. После это­го ост­ро­ва сле­ду­ет мно­го пле­мен ихтио­фа­гов и кочев­ни­ков. Затем идет Гавань Соти­ры9, кото­рую так назва­ли от дей­стви­тель­но­го про­ис­ше­ствия неко­то­рые корм­чие кораб­лей, спас­ши­е­ся от гроз­ной опас­но­сти. Далее харак­тер побе­ре­жья силь­но меня­ет­ся. Путь вдоль побе­ре­жья с. 713 уже боль­ше не ска­лист и неко­то­рым обра­зом при­мы­ка­ет к Ара­вии; море ста­но­вит­ся таким мел­ким, что едва дости­га­ет 2 оргий в глу­би­ну. Поверх­ность моря покры­та водо­рос­ля­ми и мор­ским мохом, кото­рые вид­ны под водой — явле­ние частое в этом про­ли­ве, где меж­ду рас­те­ни­я­ми под водой рас­тут даже дере­вья. В про­ли­ве встре­ча­ет­ся мно­го мор­ских псов. Даль­ше идут Тав­ры10 — 2 горы, изда­ли име­ю­щие очер­та­ния, похо­жие на этих живот­ных. Затем дру­гая гора со свя­ти­ли­щем Иси­ды — копи­ей еги­пет­ско­го хра­ма, постро­ен­но­го Сесо­стри­сом. Потом сле­ду­ет ост­ров, обса­жен­ный мас­ли­на­ми и зали­ва­е­мый морем. После это­го ост­ро­ва идет Пто­ле­ма­и­да, побли­зо­сти от места охо­ты на сло­нов; город осно­ван Евме­дом, кото­рый был послан туда Фила­дель­фом11 для охо­ты на сло­нов. Евмед тай­но окру­жил полу­ост­ров рвом и сте­ной, а потом сумел снис­кать рас­по­ло­же­ние жите­лей (кото­рые ста­ра­лись поме­шать рабо­там) и пре­вра­тить их из про­тив­ни­ков в дру­зей.

8. В этом про­ме­жут­ке впа­да­ет в море при­ток так назы­ва­е­мой реки Аста­бо­ры. Река эта берет нача­ло из озе­ра и частью сво­их вод впа­да­ет в залив, но бо́льшую часть вод при­со­еди­ня­ет к Нилу. Затем идут 6 ост­ро­вов под назва­ни­ем Лато­мии12. После них сле­ду­ют так назы­ва­е­мое Саба­ит­ское устье и кре­пость внут­ри стра­ны, постро­ен­ная Тосу­хом. Далее — гавань по име­ни Элея и ост­ров Стра­то­на. Потом — гавань Саба и место охо­ты на сло­нов того же назва­ния. Область в глу­бине стра­ны меж­ду эти­ми места­ми назы­ва­ет­ся Тенес­сис; насе­ля­ют ее егип­тяне, изгнан­ни­ки, C. 771вос­став­шие про­тив Псам­ми­ти­ха. Их назы­ва­ют сем­бри­та­ми, т. е. при­шель­ца­ми. Над ними цар­ству­ет жен­щи­на, под вла­стью кото­рой нахо­дит­ся так­же и Мерое — ост­ров на Ниле вбли­зи этих мест. Над этим ост­ро­вом в неда­ле­ком рас­сто­я­нии нахо­дит­ся дру­гой ост­ров на реке — посе­ле­ние этих же изгнан­ни­ков. Для хоро­шо под­по­я­сан­но­го путе­ше­ствен­ни­ка путь от Мерое до это­го моря13 состав­ля­ет 15 дней. Око­ло Мерое — сли­я­ние Аста­бо­ры, Аста­па, а так­же Аста­со­бы с Нилом.

9. Вдоль этих рек живут ризо­фа­ги14 и гелеи15. Их назы­ва­ют так пото­му, что они выка­пы­ва­ют кор­ни из сосед­не­го боло­та, тол­кут кам­ня­ми и дела­ют лепеш­ки, затем высу­ши­ва­ют на солн­це и упо­треб­ля­ют в пищу. В этой мест­но­сти водят­ся львы. Впро­чем, при вос­хо­де Пса боль­шие кома­ры изго­ня­ют зве­рей из этих мест. Побли­зо­сти живут так­же спер­мо­фа­ги16, кото­рые в слу­чае недо­стат­ка хлеб­ных семян пита­ют­ся оре­ха­ми, при­го­тов­ляя их тем же спо­со­бом, каким ризо­фа­ги при­го­тов­ля­ют кор­ни. После Элеи идут Сто­ро­же­вые выш­ки Демет­рия и Жерт­вен­ни­ки Коно­на. Во внут­рен­ней части стра­ны про­из­рас­та­ет мно­го индий­ско­го камы­ша. Мест­ность эта носит назва­ние зем­ли Кора­кия. В глу­бине стра­ны нахо­ди­лось место Энде­ра — посе­ле­ние голых людей, кото­рые воору­же­ны лука­ми из камы­ша и стре­ла­ми, зака­лен­ны­ми на огне. Они стре­ля­ют в диких живот­ных глав­ным обра­зом с дере­вьев, толь­ко ино­гда с зем­ли. У них водит­ся мно­го диких быков; пита­ют­ся они мясом этих и дру­гих диких живот­ных. Когда охо­та быва­ет совер­шен­но неудач­ной, они под­жа­ри­ва­ют на углях сухие кожи и доволь­ству­ют­ся подоб­но­го рода пищей. По обы­чаю с. 714 они устра­и­ва­ют состя­за­ния в стрель­бе из лука для несо­вер­шен­но­лет­них маль­чи­ков. После Жерт­вен­ни­ков Коно­на идет гавань Мели­на. Над ней лежат так назы­ва­е­мая кре­пость Корая, место охо­ты Корая, и дру­гая кре­пость, а так­же несколь­ко мест охо­ты. Потом сле­ду­ет гавань Анти­фи­ла и над ней — кре­офа­ги17, у кото­рых муж­чи­ны18 име­ют изу­ве­чен­ные поло­вые чле­ны, а жен­щи­ны — выре­зан­ные поло­вые орга­ны по иудей­ско­му обы­чаю.

10. Еще выше их, при­бли­зи­тель­но к югу, нахо­дят­ся кина­мол­ги19, кото­рых мест­ные жите­ли назы­ва­ют «агри­я­ми»20. Они носят длин­ные воло­сы и боро­ды и дер­жат очень боль­ших собак. С эти­ми соба­ка­ми кина­мол­ги охо­тят­ся на индий­ских быков, кото­рые захо­дят к ним с сосед­ней тер­ри­то­рии, тес­ни­мые дики­ми зве­ря­ми или недо­стат­ком кор­мов. Появ­ля­ют­ся здесь эти живот­ные в про­ме­жут­ке от лет­не­го солн­це­сто­я­ния до сере­ди­ны зимы. После Гава­ни Анти­фи­ла идет гавань под назва­ни­ем роща Коло­бов, Бере­ни­ка — сабей­ский город и Сабы — весь­ма зна­чи­тель­ный город. Затем сле­ду­ет роща Евме­на. Над этой рощей рас­по­ло­же­ны город Дара­ба C. 772и место охо­ты на сло­нов под назва­ни­ем «У колод­ца». Здесь живут эле­фан­то­фа­ги21, кото­рые охо­тят­ся на сло­нов таким обра­зом. Зави­дев с дере­вьев про­би­ра­ю­ще­е­ся сквозь лес­ную чащу ста­до, они не напа­да­ют, а, неза­мет­но при­бли­зив­шись сза­ди, пере­ре­за­ют жилы у заблу­див­ших­ся живот­ных. Неко­то­рые охот­ни­ки тем не менее пора­жа­ют сло­нов стре­ла­ми, отрав­лен­ны­ми ядом зме­и­ной жел­чи. Стре­ля­ют из лука 3 чело­ве­ка: двое дер­жат лук, высту­пив впе­ред, а один натя­ги­ва­ет тети­ву. Дру­гие, заме­тив дере­вья, к кото­рым сло­ны обыч­но при­хо­дят на отдых, под­хо­дят к ним с дру­гой сто­ро­ны и сни­зу под­ру­ба­ют ство­лы. Затем, когда живот­ное под­хо­дит к дере­ву и при­сло­ня­ет­ся к нему, дере­во пада­ет, а вме­сте с ним и слон. Так как живот­ное не может под­нять­ся, пото­му что ноги у него сплош­ные, лише­ны суста­вов и не сги­ба­ют­ся, то охот­ни­ки соска­ки­ва­ют с дере­вьев и рас­се­ка­ют сло­на на кус­ки. Кочев­ни­ки назы­ва­ют этих охот­ни­ков ака­фар­та­ми22.

11. Над эти­ми эле­фан­то­фа­га­ми рас­по­ло­же­но неболь­шое пле­мя стру­то­фа­гов23. В стране стру­то­фа­гов водят­ся пти­цы вели­чи­ной с оле­ня, кото­рые не могут летать, но бега­ют быст­ро, подоб­но стра­у­сам. Охо­тят­ся на них или с лука­ми, или же покрыв­шись шку­ра­ми стра­у­сов: пря­чут пра­вую руку в шей­ную часть шку­ры и про­из­во­дят дви­же­ние, похо­жее на пово­ро­ты шеи птиц; левой рукой охот­ни­ки бро­са­ют перед собой хлеб­ные зер­на из сум­ки, при­ве­шен­ной на боку; эти­ми зер­на­ми они при­ма­ни­ва­ют птиц и сго­ня­ют в овра­ги, где сто­я­щие наго­то­ве с дуби­на­ми люди уби­ва­ют их. Шку­ры эти слу­жат для одеж­ды и для под­стил­ки. С эти­ми стру­то­фа­га­ми ведут вой­ну эфи­о­пы, назы­ва­е­мые сима­ми, ору­жи­ем кото­рых слу­жат рога анти­лоп.

12. По сосед­ству с этим пле­ме­нем оби­та­ют акри­до­фа­ги24; они чер­нее осталь­ных, мень­ше ростом и отли­ча­ют­ся мень­шей про­дол­жи­тель­но­стью жиз­ни. Дей­стви­тель­но, они ред­ко живут боль­ше 40 лет, так как их мясо зажи­во пожи­ра­ют чер­ви. Пита­ют­ся они саран­чой, кото­рую зано­сят в эти обла­сти силь­но дую­щие вес­ной юго-запад­ные и запад­ные вет­ры. Они с. 715 бро­са­ют в овра­ги дымя­щи­е­ся кус­ки дере­ва и мед­лен­но сжи­га­ют их (и таким обра­зом ловят саран­чу), так как насе­ко­мые, про­ле­тая над дымом, пада­ют ослеп­лен­ные. Затем саран­чу тол­кут вме­сте с солью и при­го­тов­ля­ют лепеш­ки, кото­рые и упо­треб­ля­ют в пищу. Над этим пле­ме­нем лежит обшир­ная необи­та­е­мая область с обиль­ны­ми паст­би­ща­ми. Она поки­ну­та людь­ми из-за мно­же­ства скор­пи­о­нов и таран­ту­лов, так назы­ва­е­мых тет­ра­г­на­фов25. Живот­ные эти неко­гда чрез­вы­чай­но раз­мно­жи­лись, что и вызва­ло пол­ное бег­ство жите­лей.

13. После гава­ни Евме­на вплоть до Диры и про­ли­ва, что напро­тив C. 773шести ост­ро­вов, идет стра­на, насе­лен­ная ихтио­фа­га­ми, кре­офа­га­ми и коло­ба­ми26, кото­рая тянет­ся до Внут­рен­ней обла­сти. Здесь нахо­дит­ся несколь­ко мест охо­ты на сло­нов, незна­чи­тель­ные горо­да и ост­ров­ки, лежа­щие перед побе­ре­жьем. Боль­шин­ство жите­лей — кочев­ни­ки, толь­ко немно­гие зани­ма­ют­ся зем­ле­де­ли­ем. В неко­то­рых частях этой стра­ны рас­тет доволь­но мно­го сти­рак­са27. Ихтио­фа­ги соби­ра­ют рыбу во вре­мя отли­вов, бро­са­ют28 ее на кам­ни и под­жа­ри­ва­ют на солн­це; про­жа­рив рыбу, кости соби­ра­ют в кучи, а мяси­стые части топ­чут нога­ми и при­го­тов­ля­ют лепеш­ки; потом сно­ва жарят их на солн­це и упо­треб­ля­ют в пищу. В бур­ную пого­ду, когда невоз­мож­но соби­рать рыбу, они тол­кут сва­лен­ные в кучи кости, дела­ют из них лепеш­ки и поеда­ют. Све­жие кости они обса­сы­ва­ют. Неко­то­рые едят мясо, содер­жа­ще­е­ся в рако­ви­нах: они поме­ща­ют рако­ви­ны в овра­ги или в лужи с мор­ской водой; затем бро­са­ют туда в пищу им мел­кую рыб­ку и при нехват­ке рыбы упо­треб­ля­ют [мясо рако­вин] в пищу. Есть у них и все­воз­мож­ные сад­ки для рыб, из кото­рых они эко­ном­но чер­па­ют запа­сы. Неко­то­рые жите­ли без­вод­но­го побе­ре­жья каж­дые 5 дней с пени­ем пэа­нов отправ­ля­ют­ся внутрь стра­ны всей семьей к водо­е­мам; там они бро­са­ют­ся навз­ничь и пьют воду, как быки, пока живо­ты у них не взду­ют­ся бара­ба­на­ми; затем они сно­ва воз­вра­ща­ют­ся к морю. Живут они в пеще­рах или хижи­нах, покры­тых бал­ка­ми и стро­пи­ла­ми из кито­вых и рыбьих костей или вет­вя­ми мас­ли­ны.

14. Хело­но­фа­ги29 живут под кры­ша­ми из чере­па­шьих пан­ци­рей столь боль­шой вели­чи­ны, что они даже пла­ва­ют в них как в лод­ках. Море выбра­сы­ва­ет здесь мно­го водо­рос­лей, кото­рые обра­зу­ют высо­кие кучи, похо­жие на хол­мы, неко­то­рые жите­ли под­ка­пы­ва­ют эти кучи и живут там. Покой­ни­ков они выбра­сы­ва­ют на съе­де­ние рыбам; тру­пы под­хва­ты­ва­ют и уно­сят мор­ские при­ли­вы. Из ост­ро­вов 3 лежат непо­сред­ствен­но друг за дру­гом: так назы­ва­е­мые Чере­па­ший, Тюле­ний и Яст­ре­би­ный ост­ров. На всем побе­ре­жье про­из­рас­та­ют паль­мы, рощи мас­лин и лав­ров не толь­ко в обла­сти по эту сто­ро­ну про­ли­ва, но так­же в боль­шей части зем­ли по ту сто­ро­ну его. Есть здесь и ост­ров Филип­па, напро­тив кото­ро­го над побе­ре­жьем рас­по­ло­же­но так назы­ва­е­мое Пифан­ге­ло­во место охо­ты на сло­нов. Затем идут город и гавань Арси­ноя, а после него — Дира. Над ними рас­по­ло­же­но место охо­ты на сло­нов. За Дирой сле­ду­ет область, про­из­во­дя­щая бла­го­во­ния, пер­вая, где добы­ва­ют смир­ну (в ней так­же живут ихтио­фа­ги и кре­офа­ги); здесь про­из­рас­та­ют пер­сея30 и еги­пет­ская с. 716 смо­ков­ни­ца31. Над этой обла­стью рас­по­ло­же­но место охо­ты на сло­нов Лихи. Во C. 774мно­гих местах здесь встре­ча­ют­ся лужи дож­де­вой воды; когда эти лужи высы­ха­ют, сло­ны сво­и­ми хобо­та­ми и бив­ня­ми роют места, где есть источ­ни­ки, и нахо­дят воду. На этом побе­ре­жье до мыса Пифо­лая лежат 2 боль­ших озе­ра; одно из них, назы­ва­е­мое морем, содер­жит соле­ную воду. Дру­гое — прес­ную; в послед­нем водят­ся гип­по­по­та­мы и кро­ко­ди­лы, а по бере­гам рас­тет папи­рус. В окрест­но­стях мож­но видеть так­же иби­сов. У пле­мен, живу­щих близ мыса Пифо­лая, поло­вые части уже не изуро­до­ва­ны. За эти­ми пле­ме­на­ми идет область, где про­из­рас­та­ет ладан. Здесь нахо­дят­ся мыс и свя­ти­ли­ще с тополе­вой рощей. Во внут­рен­ней части стра­ны лежат так назы­ва­е­мая реч­ная доли­на Иси­ды и дру­гая реч­ная доли­на под назва­ни­ем Нил; в обе­их доли­нах по бере­гам про­из­рас­та­ют смир­на и ладан. Здесь нахо­дит­ся так­же нечто вро­де водо­е­ма, напол­нен­но­го водой с гор. После это­го сле­ду­ет Сто­ро­же­вая выш­ка Льва и гавань Пифан­ге­ла. Далее идет стра­на, где рас­тет лож­ная кас­сия. Непо­сред­ствен­но сле­ду­ют несколь­ко реч­ных долин, порос­ших вдоль рек лада­ном, и реки вплоть до обла­сти, про­из­во­дя­щей кори­цу. Река, обра­зу­ю­щая гра­ни­цу этой обла­сти, дает мно­го камы­ша. Затем про­те­ка­ет дру­гая река и идут гавань Даф­нунт и так назы­ва­е­мая реч­ная доли­на Апол­ло­на, где, кро­ме лада­на и смир­ны, добы­ва­ют кори­цу. Впро­чем, кори­ца чаще встре­ча­ет­ся вбли­зи мест­но­стей в глу­бине стра­ны. Потом сле­ду­ют выда­ю­ща­я­ся в море гора Эле­фант и канал; далее — боль­шая гавань Псиг­ма и так назы­ва­е­мый Коло­дец Кино­ке­фа­лов32, нако­нец, послед­ний мыс на этом побе­ре­жье — Ноту-Керас33. Если обо­гнуть этот мыс к югу, гово­рит Арте­ми­дор, то даль­ше у нас нет уже опи­са­ний гава­ней или мест­но­стей за отсут­стви­ем све­де­ний. То же самое отно­сит­ся к непо­сред­ствен­но сле­ду­ю­ще­му побе­ре­жью.

15. На извест­ном побе­ре­жье от Диры до Ноту-Керас нахо­дят­ся так­же стол­пы и жерт­вен­ни­ки Пифо­лая, Лихи, Пифан­ге­ла, Льва, Хари­мор­та, одна­ко рас­сто­я­ние неиз­вест­но. В этой стране очень мно­го сло­нов и львов, назы­ва­е­мых мура­вья­ми34. Поло­вые орга­ны послед­них обра­ще­ны назад; цвет шер­сти у них золо­ти­стый, но шерсть менее густая, чем у араб­ских львов. Здесь водят­ся так­же сви­ре­пые лео­пар­ды и носо­ро­ги. Эти послед­ние по вели­чине немно­го усту­па­ют сло­нам, одна­ко не так, как гово­рит Арте­ми­дор «по длине от голо­вы до хво­ста» (хотя он утвер­жда­ет, что видел это живот­ное в Алек­сан­дрии), но при­бли­зи­тель­но […]35 высо­той, судя по край­ней мере по тому экзем­пля­ру, кото­рый мне уда­лось видеть. Цвет кожи носо­ро­га не похож на сам­шит, а ско­рее похож на сло­но­вый. Вели­чи­ной он с быка, по внеш­не­му виду очень напо­ми­на­ет веп­ря, в осо­бен­но­сти мор­дой, за исклю­че­ни­ем носа, на кото­ром нахо­дит­ся вздер­ну­тый рог твер­же вся­кой кости. Рог этот слу­жит зве­рю ору­жи­ем, подоб­но тому как у веп­ря для этой цели клы­ки. От хреб­та до брю­ха у них идут вокруг C. 775тела 2 кожа­ные склад­ки, как бы зме­и­ные коль­ца: одна — на загрив­ке, дру­гая — на пояс­ни­це. Я даю это опи­са­ние по виден­но­му мною экзем­пля­ру живот­но­го. Арте­ми­дор, кро­ме того, рас­ска­зы­ва­ет, что это живот­ное осо­бен­но склон­но к борь­бе со сло­ном из-за паст­би­ща; под­де­вая мор­дой с. 717 брю­хо сло­на, он вспа­ры­ва­ет его рогом, если толь­ко слон не опе­ре­дит его, дей­ствуя хобо­том и бив­ня­ми.

16. В этих местах водят­ся и каме­ло­пар­ды36, кото­рые вовсе не похо­жи на лео­пар­дов, пото­му что пест­рым цве­том сво­ей шку­ры они ско­рее напо­ми­на­ют поло­са­то-пят­ни­стых моло­дых оле­ней. Зад­ние части этих живот­ных гораз­до коро­че перед­них, так что живот­ное кажет­ся сидя­щим на хво­сто­вой части, высо­та кото­рой как у быка, хотя перед­ние ноги у них не коро­че вер­блю­жьих. Шея вытя­ну­та пря­мо вверх, а голо­ва под­ня­та гораз­до выше, чем у вер­блю­да. Я счи­таю, что в силу такой несо­раз­мер­но­сти стро­е­ния тела живот­ное не может обла­дать такой быст­ро­той, как это утвер­жда­ет Арте­ми­дор, счи­та­ю­щий ее непре­взой­ден­ной. Кро­ме того, это даже не дикое, а ско­рее домаш­нее живот­ное, так как у него неза­мет­ны при­зна­ки дико­сти. Здесь водят­ся, по сло­вам Арте­ми­до­ра, сфинк­сы37, кино­ке­фа­лы38 и кебы39 с льви­ной мор­дой и с туло­ви­щем пан­те­ры, вели­чи­ной с анти­ло­пу. Есть в этой стране и дикие, и пло­то­яд­ные быки, вели­чи­ной и быст­ро­той зна­чи­тель­но пре­вос­хо­дя­щие наших, и крас­но­го цве­та. Как гово­рит Арте­ми­дор, здесь встре­ча­ют­ся и кро­кут­ты40 — помесь вол­ка и соба­ки. Впро­чем, рас­ска­зы Мет­ро­до­ра Скеп­сий­ца в его кни­ге «О при­выч­ке» похо­жи на сказ­ку, и ими сле­ду­ет пре­не­бречь. Арте­ми­дор упо­ми­на­ет так­же змей дли­ной в 30 лок­тей, кото­рые одоле­ва­ют сло­нов и быков; он про­яв­ля­ет сдер­жан­ность, по край­ней мере опре­де­ляя раз­ме­ры змей в этой части све­та, пото­му что гораз­до более ска­зоч­ны индий­ские змеи41, а так­же ливий­ские, на кото­рых, гово­рят, рас­тет даже тра­ва42.

17. Тро­гло­ди­ты ведут коче­вой образ жиз­ни. Во гла­ве каж­до­го отдель­но­го пле­ме­ни сто­ит неогра­ни­чен­ный вла­сти­тель. Жен­щи­ны и дети у них общие, кро­ме при­над­ле­жа­щих вла­сти­те­лям. Тот, кто соблаз­нит жену вла­сти­те­ля, в нака­за­ние дол­жен отдать овцу. Жен­щи­ны тща­тель­но чер­нят себе бро­ви крас­кой «сти­би»43 и носят на шее рако­ви­ны вме­сто аму­ле­тов. Тро­гло­ди­ты вою­ют из-за паст­бищ; сна­ча­ла они про­би­ва­ют себе доро­гу, дей­ствуя кула­ка­ми, потом каме­нья­ми, а как толь­ко нане­сут рану, то берут­ся за луки и мечи. Пре­кра­ща­ют вой­ну жен­щи­ны, кото­рые выхо­дят впе­ред, в сере­ди­ну бой­цов, обра­ща­ясь к ним с моль­ба­ми. Пища их состо­ит C. 776из мяса и костей, кото­рые сна­ча­ла тол­кут вме­сте, потом заво­ра­чи­ва­ют в шку­ры и жарят; ино­гда пищу при­го­тов­ля­ют пова­ра, кото­рых они назы­ва­ют «нечи­сты­ми»44, раз­ны­ми дру­ги­ми спо­со­ба­ми. Таким обра­зом, они едят не толь­ко мясо, но и кости и кожу; пьют они смесь кро­ви с моло­ком. Что каса­ет­ся напит­ков, то бо́льшая часть их пьет настой из пали­ура45, тогда как их вла­сти­те­ли упо­треб­ля­ют мед, сме­шан­ный с водой, при­чем мед выжи­ма­ют из цвет­ка осо­бо­го рода. Когда начи­на­ют дуть пас­са­ты, у них насту­па­ет зима (тогда идут дожди); в осталь­ное вре­мя года у них лето. Ходят они все­гда наги­ми, надев на себя шку­ры, и носят дуби­ны. Они не толь­ко уро­ду­ют свое тело, но неко­то­рые даже обре­за­ны подоб­но егип­тя­нам. Эфи­оп­ские мега­ба­ры оби­ва­ют свои дуби­ны желез­ны­ми шипа­ми, носят копья и щиты из сыро­мят­ной бычьей кожи, тогда как осталь­ные эфи­о­пы воору­же­ны лука­ми и копья­ми. Неко­то­рые тро­гло­ди­ты с. 718 погре­ба­ют сво­их покой­ни­ков, при­вя­зав шею тру­пов к ногам пру­тья­ми из пали­ура, затем с весе­лым сме­хом они тот­час забра­сы­ва­ют тру­пы каме­нья­ми, пока тела не станет вид­но; потом, поло­жив на кучу кам­ней козий рог, ухо­дят. Путе­ше­ству­ют они ночью, наве­сив коло­коль­чи­ки на сам­цов вьюч­ных живот­ных, чтобы ото­гнать диких зве­рей зво­ном, про­тив кото­рых они при­ме­ня­ют так­же факе­лы и луки; ночи они про­во­дят без сна, кара­у­ля свои ста­да и рас­пе­вая какую-то пес­ню у кост­ра.

18. Опи­сав тро­гло­ди­тов и их сосе­дей эфи­о­пов, Арте­ми­дор воз­вра­ща­ет­ся к ара­бам. Начав с Поси­дия, он при­сту­па­ет к опи­са­нию ара­бов, гра­ни­ча­щих с Ара­вий­ским зали­вом, кото­рые живут про­тив тро­гло­ди­тов. По его сло­вам, Поси­дий нахо­дит­ся еще даль­ше Эла­нит­ско­го зали­ва. К Поси­дию при­ле­га­ет хоро­шо оро­ша­е­мая паль­мо­вая роща, кото­рая тем более высо­ко ценит­ся, что вся окрест­ная область выжже­на, без­вод­на и лише­на тени. Пло­до­ро­дие пальм здесь изу­ми­тель­но. Для ухо­да за рощей постав­ле­ны муж­чи­на и жен­щи­на, назна­ча­е­мые на эту долж­ность в силу сво­ей при­над­леж­но­сти к извест­но­му роду. Они носят шку­ры и живут пита­ясь пло­да­ми пальм. Из-за мно­же­ства диких зве­рей им при­хо­дит­ся стро­ить шала­ши на дере­вьях и спать там. Затем идет Тюле­ний ост­ров, назван­ный так от боль­шо­го коли­че­ства оби­та­ю­щих на нем этих живот­ных. Близ ост­ро­ва лежит мыс, про­сти­ра­ю­щий­ся до так назы­ва­е­мой «Ска­лы» наба­тей­ских ара­бов и до Пале­стин­ской обла­сти, куда минеи и гер­реи и все сосед­ние пле­ме­на достав­ля­ют гру­зы бла­го­во­ний. Затем сле­ду­ет дру­гое C. 777побе­ре­жье, кото­рое рань­ше носи­ло назва­ние побе­ре­жья мара­ни­тов; из послед­них одни зем­ле­дель­цы, а дру­гие — оби­та­те­ли пала­ток. Теперь оно назы­ва­ет­ся побе­ре­жьем гарин­де­ев, кото­рые измен­ни­че­ски истре­би­ли мара­ни­тов. Они напа­ли на послед­них, когда те справ­ля­ли какое-то народ­ное празд­не­ство, отме­ча­е­мое каж­дые 4 года, и не толь­ко истре­би­ли всех участ­ни­ков празд­не­ства, но и уни­что­жи­ли цели­ком осталь­ное пле­мя. Потом идут Эла­нит­ский залив и Наба­тея — густо насе­лен­ная область с пре­крас­ны­ми паст­би­ща­ми. Наба­теи живут на ост­ро­вах, лежа­щих побли­зо­сти перед побе­ре­жьем. Преж­де они жили мир­ной жиз­нью, но впо­след­ствии ста­ли гра­бить на сво­их пло­тах тех, кто плыл из Егип­та. За это они, впро­чем, и попла­ти­лись, когда к ним при­был флот и опу­сто­шил их стра­ну. Далее идет рав­ни­на, бога­тая лесом и водой и пол­ная все­воз­мож­но­го домаш­не­го ско­та, меж­ду про­чим мулов. Здесь водит­ся мно­го диких вер­блю­дов, оле­ней и анти­лоп, а так­же львов, лео­пар­дов и вол­ков46. Перед этой рав­ни­ной лежит ост­ров под назва­ни­ем Дия. Потом идет залив око­ло 500 ста­дий, замкну­тый гора­ми, с труд­но­до­ступ­ным вхо­дом. Вокруг зали­ва живут охот­ни­ки, кото­рые охо­тят­ся на дичь на мате­ри­ке. Затем сле­ду­ют 3 пустын­ных ост­ро­ва, пол­ные мас­лин, но не тех, что рас­тут у нас, а тузем­ной поро­ды; эти мас­ли­ны мы назы­ва­ем эфи­оп­ски­ми; сок их име­ет и целеб­ное свой­ство. Непо­сред­ствен­но за ними идет каме­ни­стый берег, а после него — обры­ви­стое побе­ре­жье, про­сти­ра­ю­ще­е­ся при­бли­зи­тель­но на 1000 ста­дий, пла­ва­ние вдоль кото­ро­го труд­но из-за недо­стат­ка гава­ней и якор­ных сто­я­нок, так как вдоль него тянет­ся обры­ви­стая и высо­кая с. 719 гора. Далее идут ска­ли­стые, тяну­щи­е­ся до моря пред­го­рья, пред­став­ля­ю­щие для море­хо­дов опас­ность, ибо от них нет спа­се­ния, в осо­бен­но­сти в пору пас­сат­ных вет­ров и дождей. Далее сле­ду­ет залив с раз­бро­сан­ны­ми в нем ост­ро­ва­ми; к зали­ву при­ле­га­ют 3 очень высо­ких хол­ма чер­но­го пес­ка. За ними рас­по­ло­же­на гавань Хар­мо­фа око­ло 100 ста­дий в окруж­но­сти с узким и опас­ным вхо­дом для вся­ко­го рода судов. В гавань впа­да­ет река, в сере­дине бух­ты лежит весь­ма леси­стый ост­ров, при­год­ный для зем­ле­де­лия. Затем идет суро­вое побе­ре­жье. После него сле­ду­ют несколь­ко зали­вов и область кочев­ни­ков, добы­ва­ю­щих сред­ства к жиз­ни от вер­блю­дов. Дей­стви­тель­но, на вер­блю­дах они сра­жа­ют­ся, разъ­ез­жа­ют на них, пита­ют­ся их моло­ком и мясом. Через их зем­лю про­те­ка­ет река, несу­щая золо­той песок, одна­ко жите­ли не уме­ют его обра­ба­ты­вать. Жите­лей этой стра­ны назы­ва­ют деба­ми, они частью кочев­ни­ки, частью зем­ле­дель­цы. Бо́льшую часть назва­ний этих пле­мен я опус­каю по незна­чи­тель­но­сти и в то же вре­мя из-за их стран­ных назва­ний. После дебов сле­ду­ют пле­ме­на более циви­ли­зо­ван­ные, живу­щие в обла­сти более уме­рен­но­го C. 778кли­ма­та, так как их стра­на бога­та водой и под­вер­га­ет­ся частым лив­ням. Есть у них и добы­ва­е­мое из зем­ли золо­то, но не в виде золо­то­го пес­ка, а в виде само­род­ков, тре­бу­ю­щих лишь незна­чи­тель­ной очист­ки от при­ме­сей; самый малень­кий само­ро­док вели­чи­ной с фини­ко­вое зер­ныш­ко, сред­ний — с зер­но кизи­ла, а самый боль­шой — с грец­кий орех. Из таких само­род­ков жите­ли дела­ют оже­ре­лья, про­свер­ли­вая их и нани­зы­вая на нит­ки впе­ре­меж­ку с про­зрач­ны­ми каме­нья­ми; оже­ре­лья эти они носят вокруг шеи и запя­стий. Они про­да­ют так­же золо­то сосе­дям по деше­вой цене, отда­вая его за трой­ное коли­че­ство меди и двой­ное — сереб­ра в силу сво­е­го неуме­ния обра­ба­ты­вать золо­то и недо­стат­ка слу­жа­щих для обме­на вещей, кото­рые более необ­хо­ди­мы для удо­вле­тво­ре­ния жиз­нен­ных потреб­но­стей.

19. С обла­стью это­го пле­ме­ни гра­ни­чит очень пло­до­род­ная стра­на весь­ма боль­шо­го пле­ме­ни сабе­ев, где про­из­рас­та­ют смир­на, ладан и кори­ца. На побе­ре­жье встре­ча­ют­ся баль­зам и дру­гое очень души­стое рас­те­ние, быст­ро теря­ю­щее свой запах. Есть там бла­го­вон­ные паль­мы и камыш, водят­ся тем­но-крас­но­го цве­та змеи дли­ной в пядень, они пры­га­ют до поя­са, укус их неиз­ле­чим. Вви­ду изоби­лия пло­дов народ этот пре­да­ет­ся празд­но­сти и ведет без­за­бот­ный образ жиз­ни. Про­стые люди спят, под­сти­лая кор­ни дере­вьев, кото­рые они выру­ба­ют47. Живу­щие побли­зо­сти все­гда полу­ча­ют това­ры и затем пере­да­ют их даль­ше, сле­ду­ю­щим за ними пле­ме­нам, вплоть до Сирии и Месо­по­та­мии. Одур­ма­ни­вая себя бла­го­во­ни­я­ми, они уда­ля­ют дур­ман оку­ри­ва­ни­ем асфаль­том и козло­бо­род­ни­ком48. Город сабе­ев — Мари­а­ба — рас­по­ло­жен на горе, покры­той густым лесом. В нем живет царь, кото­рый реша­ет тяж­бы и про­чие дела. Поки­дать цар­ский дво­рец ему не доз­во­ле­но; если [царь вый­дет из двор­ца], то по пове­ле­нию ора­ку­ла тол­па тот­час же побьет его кам­ня­ми. Сам царь и его окру­жа­ю­щие живут по-жен­ски в изне­жен­ной рос­ко­ши. Часть про­сто­го наро­да заня­та зем­ле­де­ли­ем, а дру­гая часть — тор­гов­лей бла­го­во­ни­я­ми, как с. 720 мест­но­го про­из­вод­ства, так и достав­ля­е­мы­ми из Эфи­о­пии, при­чем они пла­ва­ют за этим това­ром через про­лив в кожа­ных лод­ках. Бла­го­во­ний в этой стране так мно­го, что кори­цу, кас­сию и про­чие аро­ма­ти­че­ские рас­те­ния жите­ли упо­треб­ля­ют вме­сто хво­ро­ста и горю­че­го мате­ри­а­ла. В стране сабе­ев про­из­рас­та­ет так­же лари­мн49 — самое души­стое бла­го­во­ние. Тор­гов­ля эти­ми това­ра­ми сде­ла­ла сабе­ев и гер­ре­ев самы­ми бога­ты­ми из всех пле­мен; они вла­де­ют мно­же­ством золо­тых и сереб­ря­ных пред­ме­тов, таких, как ложа, тре­нож­ни­ки, куб­ки, чаши. Убран­ство их домов отли­ча­ет­ся рос­ко­шью: две­ри, сте­ны и потол­ки домов инкру­сти­ро­ва­ны сло­но­вой костью, золо­том и сереб­ром с дра­го­цен­ны­ми каме­нья­ми. Тако­вы све­де­ния Арте­ми­до­ра об этих пле­ме­нах. В осталь­ном он согла­сен с Эра­то­сфе­ном, частич­но же он заим­ству­ет из дру­гих исто­ри­ков50.

C. 77920. Так, напри­мер, он гово­рит, что неко­то­рые назы­ва­ют это море Крас­ным по цве­ту воды, про­ис­хо­дя­ще­му от пре­лом­ле­ния све­та сто­я­ще­го в зени­те солн­ца, или от гор, окра­шен­ных в крас­ный цвет паля­щим жаром, пото­му что, про­дол­жа­ет он, пред­по­ла­га­ют, что это про­ис­хо­дит от обе­их при­чин. Кте­сий кни­ди­ец, напро­тив, сооб­ща­ет об источ­ни­ке крас­ной (цве­та сури­ка) воды, кото­рый впа­да­ет в море. Ага­фар­хид, зем­ляк Кте­сия, рас­ска­зы­ва­ет со слов како­го-то Бок­са, родом пер­са, сле­ду­ю­щее: некий Эри­ф­ра (так­же перс), когда его табун лоша­дей, пре­сле­ду­е­мый беше­ной льви­цей до само­го моря, пере­пра­вил­ся отту­да на какой-то ост­ров, постро­ил плот и пер­вым пере­шел на ост­ров. Уви­дев, что ост­ров очень удо­бен для посе­ле­ния, отвел табун назад в Пер­си­ду, отпра­вил посе­лен­цев на этот ост­ров, рав­но как и на дру­гие ост­ро­ва и на побе­ре­жье, а самое море назвал сво­им име­нем. Дру­гие объ­яв­ля­ют Эри­ф­ру сыном Пер­сея и царем этой стра­ны. Неко­то­рые опре­де­ля­ют рас­сто­я­ние от узкой части Ара­вий­ско­го зали­ва до око­неч­но­сти Стра­ны кори­цы в 5000 ста­дий, не раз­ли­чая ясно, в каком направ­ле­нии — на юг или на восток. Рас­ска­зы­ва­ют, что в золо­тых руд­ни­ках нахо­дят сма­раг­ды и берил­лы. По сло­вам Поси­до­ния, в зем­ле ара­бов есть бла­го­вон­ная соль.

21. Пер­вы­ми пле­ме­на­ми над Сири­ей, оби­та­ю­щи­ми в Счаст­ли­вой Ара­вии, явля­ют­ся наба­теи и сабеи. Они неред­ко опу­сто­ша­ли набе­га­ми Сирию, пока эту стра­ну не под­чи­ни­ли рим­ляне. В насто­я­щее вре­мя и они, и сирий­цы под­власт­ны рим­ля­нам. Глав­ный город наба­те­ев — так назы­ва­е­мая Пет­ра51, так как он рас­по­ло­жен на глад­ком и ров­ном месте, но защи­щен­ном кру­гом ска­лой; с внеш­ней сто­ро­ны это место отвес­ное и кру­тое, а внут­ри нахо­дят­ся источ­ни­ки, бога­тые водой, год­ной как для домаш­не­го упо­треб­ле­ния, так и для полив­ки садов. Мест­ность за сте­на­ми горо­да боль­шей частью пустын­на, в осо­бен­но­сти же в сто­ро­ну Иудеи. Здесь идет самый корот­кий путь — трех­днев­ный или четы­рех­днев­ный — до Гиери­кун­та, а до паль­мо­вой рощи — 5 дней. Горо­дом все­гда управ­ля­ет царь, про­ис­хо­дя­щий из цар­ско­го рода. У царя есть пра­ви­тель — один из его дру­зей, кото­ро­го назы­ва­ют «бра­том». Город име­ет пре­крас­ное государ­ствен­ное устрой­ство. Афи­но­дор, фило­соф и мой спут­ник, кото­ро­му слу­ча­лось побы­вать у пет­рей­цев, опи­сы­ва­ет их государ­ствен­ное устрой­ство с удив­ле­ни­ем. По его с. 721 сло­вам, он застал там мно­же­ство рим­лян и дру­гих чуже­стран­цев. Ему при­шлось наблю­дать там, как чуже­стран­цы вели тяж­бы друг с дру­гом и с мест­ны­ми жите­ля­ми, но мест­ные жите­ли нико­гда не обви­ня­ли друг дру­га в суде, а жили меж­ду собой в пол­ном мире.

C. 78022. Мно­го свое­об­раз­ных осо­бен­но­стей Ара­вии ста­ло извест­но нам бла­го­да­ря недав­не­му похо­ду рим­лян про­тив ара­бов, кото­рый был совер­шен в наше вре­мя под пред­во­ди­тель­ством Элия Гал­ла. Август Цезарь послал Гал­ла для изу­че­ния этих пле­мен и мест не толь­ко в Ара­вии, но и в Эфи­о­пии. Август видел, что смеж­ная с Егип­том Тро­гло­ди­ти­ка нахо­дит­ся по сосед­ству с ара­ба­ми и что Ара­вий­ский залив, отде­ля­ю­щий ара­бов от тро­гло­ди­тов, совсем узок. Поэто­му он возы­мел наме­ре­ние сде­лать ара­бов дру­зья­ми или же поко­рить их. Было у него, впро­чем, еще одно важ­ное сооб­ра­же­ние: рас­про­стра­нен­ная с дав­них пор мол­ва об их огром­ных богат­ствах, так как они-де обме­ни­ва­ли свои бла­го­во­ния и дра­го­цен­ней­шие кам­ни на сереб­ро и золо­то, но сами нико­гда ниче­го не тра­ти­ли из полу­чен­но­го в обмен. Таким обра­зом, Август рас­счи­ты­вал при­об­ре­сти бога­тых дру­зей или же одо­леть бога­тых вра­гов. Кро­ме того, реши­мо­сти при­да­ла Авгу­сту ожи­да­е­мая помощь наба­те­ев, так как они были «дру­зья­ми» и обе­ща­ли все­мер­ное содей­ствие рим­ля­нам.

23. При таких обсто­я­тель­ствах Галл пред­при­нял поход. Одна­ко пра­ви­тель наба­те­ев Сил­лей обма­нул его. Сил­лей, хотя и обе­щал Гал­лу быть про­вод­ни­ком в похо­де, снаб­жать вой­ско всем необ­хо­ди­мым и во всем помо­гать, меж­ду тем всю­ду дей­ство­вал измен­ни­че­ски: он не ука­зы­вал ни без­опас­но­го мор­ско­го пути вдоль бере­га, ни сухо­пут­ной доро­ги; напри­мер, на суше он вел рим­лян по без­до­рож­ной мест­но­сти, околь­ны­ми путя­ми через совер­шен­но бес­плод­ные обла­сти, а по морю — вдоль ска­ли­стых бере­гов, лишен­ных гава­ней, по мел­ко­во­дью или сре­ди под­вод­ных кам­ней. Одна­ко осо­бен­ный вред в таких местах при­чи­ня­ли рим­ля­нам мор­ские при­ли­вы и отли­вы. Пер­вой ошиб­кой Гал­ла было то, что он при­ка­зал постро­ить воен­ные кораб­ли, хотя не было и не ожи­да­лось ника­кой мор­ской вой­ны. Да и на суше ара­бы не были осо­бен­но храб­ры­ми вои­на­ми, будучи ско­рее тор­га­ша­ми и куп­ца­ми, а тем более — на море. Меж­ду тем Галл велел постро­ить не менее 80 судов — бирем, три­рем и лег­ких судов — в Клео­пат­ри­де око­ло древ­не­го кана­ла из Нила в залив. Как толь­ко Галл понял обман, он постро­ил 130 гру­зо­вых кораб­лей и отплыл на них с 10 000 пехо­тин­цев из чис­ла рим­лян, нахо­див­ших­ся в Егип­те, а так­же союз­ни­ков; сре­ди послед­них было 500 иуде­ев и 1000 наба­те­ев под пред­во­ди­тель­ством Сил­лея. Пре­тер­пев мно­го мук и лише­ний, Галл на пят­на­дца­тый день при­был к Лев­ке Коме52, боль­шо­му тор­го­во­му цен­тру в зем­ле наба­те­ев. Из-за несчаст­но­го пла­ва­ния, а не от како­го-нибудь вра­га он поте­рял мно­го судов, при­чем несколь­ко даже погиб­ло вме­сте с эки­па­жем. Эти бед­ствия были вызва­ны веро­лом­ством Сил­лея, кото­рый C. 781объ­явил, что по суше вой­ску нет доро­ги к Лев­ке Коме, хотя куп­цы с вер­блю­жьи­ми кара­ва­на­ми туда и отту­да — из Пет­ры и в Пет­ру — лег­ко и без­опас­но ходят с таким коли­че­ством людей и вер­блю­дов, что эти кара­ва­ны ничем не отли­ча­ют­ся от вой­ска.

с. 722 24. Впро­чем, это про­изо­шло пото­му, что царь Обо­да не слиш­ком усерд­но зани­мал­ся обще­ствен­ны­ми дела­ми и в осо­бен­но­сти воен­ны­ми (в этом общая сла­бость ара­вий­ских царей), но все предо­ста­вил на про­из­вол пра­ви­те­ля Сил­лея. Послед­ний во всем дей­ство­вал ковар­но и, как я думаю, ста­рал­ся раз­ве­дать эту стра­ну, чтобы поко­рить вме­сте с рим­ля­на­ми несколь­ко их горо­дов и пле­мен, а затем само­му сде­лать­ся вла­ды­кой над все­ми после гибе­ли рим­лян от голо­да, утом­ле­ния, болез­ней и про­чих бед­ствий, кото­рые он измен­ни­че­ски им под­стро­ил. Тем не менее Галл выса­дил­ся в Лев­ке Коме, при­чем его вой­ско уже стра­да­ло дву­мя мест­ны­ми болез­ня­ми — цин­гой и сла­бо­стью в ногах53; пер­вая про­яв­ля­лась в виде пара­ли­ча рта, а вто­рая — в пара­ли­че ног вслед­ствие губи­тель­ных свойств мест­ной воды и трав. Во вся­ком слу­чае он был вынуж­ден про­ве­сти там лето и зиму в ожи­да­нии выздо­ров­ле­ния боль­ных. Из Лев­ке Коме гру­зы бла­го­во­ний достав­ля­ют в Пет­ру, а отту­да в Рино­ко­лу­ры, что в Фини­кии близ Егип­та, а затем к дру­гим наро­дам. Теперь, одна­ко, эти гру­зы идут боль­шей частью по Нилу в Алек­сан­дрию; из Ара­вии и Индии их везут в Миос Гор­мос54, затем пере­прав­ля­ют на вер­блю­дах в Копт в Фива­и­де, рас­по­ло­жен­ный на ниль­ском кана­ле, а потом — в Алек­сан­дрию. Высту­пив сно­ва из Лев­ке Коме, Галл шел по таким мест­но­стям, что из-за веро­лом­ства про­вод­ни­ков даже воду при­хо­ди­лось под­во­зить на вер­блю­дах. Поэто­му ему уда­лось толь­ко спу­стя мно­го дней при­быть в зем­лю Аре­ты, род­ствен­ни­ка Обо­ды. Аре­та, прав­да, ока­зал ему дру­же­ствен­ный при­ем и под­нес подар­ки, но из-за изме­ны Сил­лея пере­ход через эту стра­ну ока­зал­ся так­же затруд­ни­тель­ным. Во вся­ком слу­чае Гал­лу при­шлось потра­тить 30 дней, чтобы прой­ти через стра­ну, где мож­но было достать толь­ко пол­бу, немно­го фини­ков и коро­вье­го мас­ла вме­сто олив­ко­во­го, так как они шли по мест­но­сти, лишен­ной дорог. Сле­ду­ю­щую область, куда при­был рим­ский пол­ко­во­дец, зани­ма­ли кочев­ни­ки, но на самом деле бо́льшая ее часть пред­став­ля­ла насто­я­щую пусты­ню. Она назы­ва­лась Ара­ре­ной; царем ее был Саб. Через эту зем­лю Гал­лу при­шлось про­би­рать­ся непро­хо­ди­мы­ми путя­ми, потра­тив 50 дней, до горо­да Негран в стране мир­ной и пло­до­род­ной. Царь стра­ны бежал, и город был взят при­сту­пом. Отсю­да вой­ско через C. 7826 дней при­бы­ло к реке, где и про­изо­шла бит­ва рим­лян с вар­ва­ра­ми, при­чем послед­них пало око­ло 10 000, а со сто­ро­ны рим­лян — толь­ко 2 чело­ве­ка. Будучи совер­шен­но нево­ин­ствен­ны­ми, вар­ва­ры не уме­ли обра­щать­ся с ору­жи­ем, имен­но лука­ми, копья­ми, меча­ми и пра­ща­ми; боль­шин­ство их было воору­же­но обо­ю­до­ост­ры­ми секи­ра­ми. Тот­час после сра­же­ния был взят город под назва­ни­ем Аска, поки­ну­тый царем. Отсю­да Галл при­был в город Афру­лы; овла­дев им без боя, он оста­вил там охра­ни­тель­ный отряд. Затем, заго­то­вив хле­ба и фини­ков на доро­гу, он достиг Мар­сиа­бы, кото­рый при­над­ле­жал пле­ме­ни рам­ма­ни­тов, под­власт­но­му Ила­са­ру. Напав на город, Галл 6 дней вел оса­ду, но вынуж­ден был отсту­пить из-за недо­стат­ка воды. Он нахо­дил­ся, по сооб­ще­ни­ям плен­ни­ков, на рас­сто­я­нии двух­днев­но­го пути от стра­ны, про­из­во­дя­щей бла­го­во­ния, а ему при­шлось потра­тить 6 меся­цев на пере­хо­ды из-за сквер­ных про­вод­ни­ков. Слиш­ком с. 723 позд­но, лишь на воз­врат­ном пути, он понял, что стал жерт­вой зло­го умыс­ла и пошел назад по дру­гим доро­гам. На девя­тый день он при­был в Негра­ны, где про­изо­шла бит­ва, а отсю­да на один­на­дца­тый день в Геп­та Фре­а­та55 — место, назван­ное так, пото­му что там 7 колод­цев. Отсю­да, дви­га­ясь по мир­ной стране, он при­был в селе­ние Хаал­лы и затем в дру­гое селе­ние — Мало­фа, лежа­щее у реки. Даль­ней­ший путь шел через пустын­ную мест­ность, где было мало водо­е­мов, до селе­ния Эгры. Это селе­ние нахо­дит­ся в стране Обо­ды у моря. На обрат­ный путь Галл затра­тил 60 дней, упо­тре­бив на пер­вое путе­ше­ствие 6 меся­цев. Отсю­да он пере­пра­вил свое вой­ско в Миос Гор­мос за 11 дней; затем, пере­ло­жив багаж на вьюч­ных живот­ных, про­шел сухим путем в Копт, и со все­ми, кому доста­лось сча­стье выжить, при­был в Алек­сан­дрию. Осталь­ных вои­нов он поте­рял, но не от руки вра­гов, а от болез­ней, бед­ствий, голо­да и без­до­ро­жья; от вой­ны погиб­ло толь­ко 7 чело­век. По этим при­чи­нам этот поход не при­нес боль­шой поль­зы для позна­ния этих обла­стей, хотя все же ока­зал это­му неко­то­рое содей­ствие. Винов­ник неуда­чи похо­да — Сил­лей — понес нака­за­ние в Риме; хотя он при­ки­ды­вал­ся дру­гом, но, кро­ме этой изме­ны, был ули­чен еще и в дру­гих пре­ступ­ле­ни­ях и обез­глав­лен.

25. Стра­ну бла­го­во­ний делят на 4 части, как я уже ска­зал56. Из бла­го­во­ний ладан и смир­ну, как гово­рят, добы­ва­ют из дере­вьев, а кас­сию — на боло­тах. Бо́льшая часть этой послед­ней, по сло­вам неко­то­рых, идет из Индии, а самый луч­ший ладан добы­ва­ют близ Пер­си­ды. По дру­го­му мне­нию, вся Счаст­ли­вая Ара­вия рас­па­да­ет­ся на 5 царств, в одном из них оби­та­ют вои­ны, кото­рые сра­жа­ют­ся за всех; в дру­гом — зем­ле­дель­цы, кото­рые снаб­жа­ют осталь­ных хле­бом; в тре­тьем — ремес­лен­ни­ки; чет­вер­тое и C. 783пятое — цар­ства, про­из­во­дя­щие смир­ну и ладан; в них же добы­ва­ет­ся кас­сия, кори­ца и нард. Заня­тия у них не пере­хо­дят от одних к дру­гим, но каж­дый оста­ет­ся при отцов­ских заня­ти­ях. Бо́льшую часть вина они добы­ва­ют из пальм. Бра­тья у них в боль­шем поче­те, чем дети. Потом­ки цар­ско­го рода по пра­ву пер­во­род­ства полу­ча­ют не толь­ко цар­скую власть, но и дру­гие выс­шие долж­но­сти. Все роди­чи вла­де­ют иму­ще­ством сооб­ща, но стар­ше­му в роде при­над­ле­жит гла­вен­ство. У всех чле­нов рода одна жена. Пер­вый вошед­ший в дом име­ет с ней поло­вое обще­ние, поста­вив свою трость у две­ри (по обы­чаю каж­дый там дол­жен носить трость). Одна­ко ночь жена про­во­дит с самым стар­шим из чле­нов рода. Поэто­му все дети явля­ют­ся бра­тья­ми. Они име­ют поло­вое обще­ние даже с соб­ствен­ны­ми мате­ря­ми. За пре­лю­бо­де­я­ние пола­га­ет­ся смерт­ная казнь. Пре­лю­бо­дей — это вся­кий пред­ста­ви­тель дру­го­го рода. У доче­ри одно­го царя, уди­ви­тель­ной кра­са­ви­цы, было 15 бра­тьев, кото­рые все ее люби­ли и поэто­му бес­пре­стан­но при­хо­ди­ли к ней, пока она, истом­лен­ная их лас­ка­ми, не при­ду­ма­ла, как гово­рят, такую хит­рость. Она сде­ла­ла себе тро­сти, похо­жие на тро­сти бра­тьев. Вся­кий раз, когда кто-нибудь из бра­тьев ухо­дил от нее, она все­гда ста­ви­ла перед две­рью трость, похо­жую на трость ушед­ше­го бра­та, и немно­го спу­стя — дру­гую, ста­ра­ясь, одна­ко, чтобы тот, кто соби­рал­ся прий­ти к ней, не нашел тро­сти, похо­жей на свою. Но вот одна­жды, когда с. 724 все бра­тья были на город­ской пло­ща­ди, один из них подо­шел к ее две­ри и, уви­дев трость перед две­рью, решил, что кто-то есть у нее. Но так как все бра­тья оста­ва­лись на рын­ке, то он пред­по­ло­жил, что у сест­ры пре­лю­бо­дей. Тогда он побе­жал к отцу и, при­ве­дя его в дом, убе­дил­ся, что лож­но обви­нил сест­ру.

26. Наба­теи — разум­ный и хозяй­ствен­ный народ. Поэто­му они под­вер­га­ют рас­то­чи­те­ля иму­ще­ства пуб­лич­но­му нака­за­нию, а тому, кто уве­ли­чил его, дают награ­ды. Так как рабы у них — ред­кость, то боль­шей частью они поль­зу­ют­ся услу­га­ми род­ствен­ни­ков или же слу­жат друг дру­гу; этот обы­чай рас­про­стра­ня­ет­ся даже на царей. Они устра­и­ва­ют уго­ще­ние на 13 чело­век, при­чем на каж­дой пируш­ке при­сут­ству­ет по 2 музы­кан­та. Царь часто зате­ва­ет попой­ки с боль­шой пыш­но­стью, при­чем никто из участ­ни­ков не пьет боль­ше 11 куб­ков, каж­дый раз из дру­го­го золо­то­го сосу­да. Царь дер­жит­ся настоль­ко близ­ко к наро­ду, что не толь­ко обхо­дит­ся без слуг, но даже сам ино­гда в свою оче­редь ока­зы­ва­ет ответ­ную услу­гу. Неред­ко он отда­ет отчет в народ­ном собра­нии, а ино­гда там под­вер­га­ют рас­смот­ре­нию и самый образ его жиз­ни. Жили­ща наба­те­ев сто­ят доро­го, так как постро­е­ны из кам­ня. Горо­да у них, отто­го что они живут в мире, не обне­се­ны сте­на­ми. Бо́льшая часть стра­ны бога­та пло­да­ми, кро­ме мас­ли­ны; вме­сто олив­ко­во­го мас­ла у них в ходу мас­ло из сеса­ма. Овцы там бело­рун­ные, C. 784быки боль­шой вели­чи­ны, но в стране нет лоша­дей, рабо­ту кото­рых выпол­ня­ют вер­блю­ды. Жите­ли ходят без хито­нов, под­вя­зав вокруг бедер перед­ни­ки, и в сан­да­ли­ях — даже сами цари, кото­рые обле­ка­ют­ся в пур­пур. Неко­то­рые това­ры совер­шен­но сво­бод­но вво­зят­ся к ним из дру­гих стран, а дру­гих не вво­зят совсем, в осо­бен­но­сти, если они мест­но­го про­из­вод­ства, как напри­мер золо­то, сереб­ро и боль­шин­ство бла­го­вон­ных про­дук­тов. Напро­тив, медь, желе­зо, а так­же пур­пур­ные одеж­ды, сти­ракс, шафран, белая кори­ца, чекан­ные изде­лия, кар­ти­ны, ста­туи не про­из­во­дят­ся на месте. Мерт­вые тела они счи­та­ют наво­зом, соглас­но изре­че­нию Герак­ли­та, кото­рый гово­рит:


Мерт­вых ско­рей, чем навоз, уда­лять подо­ба­ет.

Поэто­му-то они погре­ба­ют даже царей у навоз­ных куч. Они почи­та­ют солн­це, воз­дви­гая жерт­вен­ник навер­ху дома; еже­днев­но совер­ша­ют воз­ли­я­ние и вос­ку­ря­ют ладан.

27. Когда Гомер гово­рит:


К чер­ным про­ник эфи­о­пам, гостил у сидо­нян, эрем­бов,
(Од. IV, 84)

то у тол­ко­ва­те­лей воз­ни­ка­ет затруд­не­ние преж­де все­го отно­си­тель­но сидо­нян: сле­ду­ет ли счи­тать их каким-то пле­ме­нем, оби­та­ю­щим в Пер­сид­ском зали­ве, коло­ни­ста­ми кото­ро­го были сидо­няне, живу­щие в нашей части све­та, подоб­но тому как гово­рят о каких-то там ост­ров­ных тирий­цах и ара­бах, коло­ни­сты кото­рых, гово­рят, живут в нашей части све­та, или же их при­хо­дит­ся счи­тать сами­ми сидо­ня­на­ми. Далее, вопрос об эрем­бах еще с. 725 менее ясен: сле­ду­ет ли пола­гать, что здесь име­ют­ся в виду тро­гло­ди­ты (как это дела­ют те, кто про­из­во­дит наси­лие над эти­мо­ло­ги­ей «эрем­бов», счи­тая, что это сло­во про­ис­хо­дит от eran embainein, т. е. «идти в зем­лю») или же ара­бы? Так, наш Зенон57 изме­ня­ет текст таким обра­зом:


…гостил у сидо­нян, ара­бов.

Поси­до­ний же чита­ет этот стих более убе­ди­тель­но, толь­ко с незна­чи­тель­ным изме­не­ни­ем:


…гостил у сидо­нян, арам­бов,

пред­по­ла­гая, что Гомер так назвал совре­мен­ных ара­бов, так же как их назы­ва­ли и про­чие писа­те­ли его вре­ме­ни. По сло­вам Поси­до­ния, ара­бы состав­ля­ли 3 пле­ме­ни, (чьи зем­ли) рас­по­ло­же­ны под­ряд друг за дру­гом, что ука­зы­ва­ет на их общее про­ис­хож­де­ние; поэто­му их назы­ва­ли похо­жи­ми име­на­ми; так, одно пле­мя носи­ло имя «армян», дру­гое — «ара­ме­ев», тре­тье — «арам­бов». Как мож­но себе пред­ста­вить, что ара­бы дели­лись на 3 пле­ме­ни соот­вет­ствен­но раз­ли­чию широт­ных кру­гов (кото­рые посто­ян­но все более и более изме­ня­ют­ся), так мож­но при­нять пред­по­ло­же­ние, что вме­сто одно­го име­ни у них было несколь­ко имен. Не может вызвать одоб­ре­ния и чте­ние неко­то­рых «эрем­ны»58, пото­му что такое имя более свой­ствен­но эфи­о­пам. Гомер упо­ми­на­ет так­же об «ари­мах»59, под кото­ры­ми, по сло­вам Поси­до­ния, поэт, нуж­но думать, под­ра­зу­ме­вал вовсе не какое-либо место в Сирии, Кили­кии или в какой-нибудь дру­гой стране, но самое Сирию. C. 785Ведь народ, живу­щий в Сирии, — это и есть ара­меи, хотя, быть может, гре­ки назы­ва­ли их ари­ме­я­ми или ари­ма­ми. Изме­не­ния в име­нах и осо­бен­но в име­нах вар­вар­ских у гре­ков очень часты. Так, напри­мер, они назы­ва­ли Дария «Дарие­ком», Пари­са­ти­ду — «Фар­зи­ри­дой», Афа­ру — «Атар­га­тис», хотя Кте­сий назы­ва­ет ее «Дер­ке­то». Что каса­ет­ся «сча­стья» ара­бов, то в дока­за­тель­ство это­го мож­но даже при­ве­сти наме­ре­ние Алек­сандра, кото­рый, как гово­рят, хотел сде­лать Ара­вию сво­ей цар­ской рези­ден­ци­ей по воз­вра­ще­нии из Индии. Одна­ко все его пла­ны были нару­ше­ны вне­зап­ной кон­чи­ной. В один из его пла­нов во вся­ком слу­чае вхо­ди­ло так­же и это: посмот­реть, при­мут ли ара­бы его доб­ро­воль­но, а если нет, то идти вой­ной про­тив них. Поэто­му, когда Алек­сандр уви­дел, что ара­бы не посла­ли к нему послов ни до, ни после его похо­да на Индию, он начал, как я уже ска­зал60, гото­вить­ся к войне.

ПРИМЕЧАНИЯ


с. 830

К гла­ве I (стр. 684—694)


1 Букв. «Мост».

2 Нине­вия.

3 608 г. до н. э.

4 «Гора побе­ды».

5 Веро­ят­но, ошиб­ка, вме­сто «Адиа­бе­на».

6 Ина­че «Ана­ит».

7 Герод­от (I, 178) дает зна­чи­тель­но бо́льшие раз­ме­ры.

8 «Вели­кий Город».

9 Живу­щие в палат­ках.

10 См. XI, XII, 3 и XI, XIV, 2.

11 Дио­ген Вави­лон­ский.

12 См. XI, XIV, 15.

13 Сло­во, по-види­мо­му, испор­че­но.

14 Букв. «Меж­ду­ре­чье».

15 51 г. до н. э.

16 Amomum subulatum Roxb. — аро­мат­ное рас­те­ние (Фео­фраст. Иссле­до­ва­ние о рас­те­ни­ях IX, 7, 2).

17 Камень «гагат», упо­ми­на­е­мый Пли­ни­ем (X, 3; XXXVI, 19).

18 XVI, II, 5.

19 «Свя­щен­ный город».

20 Тер­мин рим­ско­го меж­ду­на­род­но­го пра­ва. «Дру­гом рим­ско­го наро­да» (amicus populi Romani) мог­ло быть как отдель­ное лицо, так и госу­дар­ство. Поня­тие «друг» (amicus) было более широ­ким и вклю­ча­ло поня­тие «союз­ник» (socius). Amicus не обя­зан был высту­пать на помощь с ору­жи­ем во вре­мя вой­ны, как socius. Госу­дар­ство, свя­зан­ное с Римом amicitiā (друж­бой), поль­зо­ва­лось для сво­их граж­дан и послов пра­вом госте­при­им­ства и предо­став­ля­ло госте­при­им­ство рим­ским граж­да­нам (RE, Amicus, стлб. 1882—1883).

21 54 г. до н. э.

22 Пакор, сын царя Оро­да, вме­сте с Лаби­е­ном захва­тил Сирию и часть Малой Азии, но в 39 г. до н. э. был раз­бит Вен­ти­ди­ем, лега­том Анто­ния. В 38 г. до н. э. Пакор вновь совер­шил втор­же­ние в Сирию, но потер­пел пора­же­ние и пал в бит­ве.

23 Арта­ва­сда IV (см. XI, XIII, 4).

24 Т. е. пре­ем­ни­ки Фра­ата.


К гла­ве II (стр. 694—708)


1 Четы­рех­гра­дье.

2 Антио­хию.

3 Текст испор­чен.

4 XVI, I, 25.

5 XII, VIII, 19.

6 См. XVI, I, 28.

7 В 146 г. до н. э.

8 По Дио­ну Кас­сию (XLVIII, 41) и Плу­тар­ху (Анто­ний 33), имя его было Фар­на­пат.

9 Букв. «Реки воды».

10 Чтобы не отдать­ся в плен Кас­сию, Дола­бел­ла велел сол­да­ту убить себя (43 г. до н. э.).

11 Конъ­ек­ту­ра Грос­кур­да вме­сто «город».

12 Полу­ост­ро­вом.

13 «Друг» (amicus) — тер­мин рим­ско­го меж­ду­на­род­но­го пра­ва (см. XVI, 1, прим. 20).

14 «Трех­гра­дье».

15 «Божий лик».

16 Тра­хо­ны — неров­ная, ска­ли­стая мест­ность.

17 См. прим. 16.

18 Келе­си­рии.

19 Т. е. фини­кий­ско­го Мель­кар­та.

20 Ил. XXIII, 743.

21 «Пти­чий город».

22 «Ста­рый Тир».

23 По сооб­ще­нию Афи­нея (VIII, 2, р. 333), в этой бит­ве при­ни­ма­ли уча­стие Сар­пе­дон, пол­ко­во­дец Демет­рия, и Три­фон-Дио­дот. Три­фон одер­жал побе­ду, но его вои­ны были затоп­ле­ны при­лив­ной вол­ной.

24 См. I, 3—4; X, 13.

25 На этом месте Ирод постро­ил город Кеса­рию в честь Авгу­ста.

26 См. § 37 сл.

27 Город «Отре­зан­ных носов».

28 «Раз­рыв».

29 Т. е. из Ара­вии Пет­реи (XVI, IV, 21).

30 XVI, 28.

31 Экс­курс о Мои­сее и осно­ва­нии Иеру­са­ли­ма взят Стра­бо­ном из Поси­до­ни­е­вой «Исто­рии Пом­пея». Мане­ра Поси­до­ния ясно вид­на из срав­ни­тель­но­го мето­да, отсут­ствия враж­деб­ной иуде­ям тра­ди­ции, нали­чия излюб­лен­ной мыс­ли о посте­пен­ном вырож­де­нии народ­но­стей и соци­аль­но-поли­ти­че­ских и рели­ги­оз­ных уста­нов­ле­ний. Из пер­во­на­чаль­но откры­то­го куль­та «все­об­ще­го» боже­ства воз­ник­ли отдель­ные рели­ги­оз­ные «суе­ве­рия»; древ­няя «спра­вед­ли­вость» посте­пен­но усту­па­ла стрем­ле­нию к власт­во­ва­нию и пер­во­быт­ная сво­бо­да пре­вра­ща­лась в тира­нию (ср. RE, Poseidonios, стлб. 639).

32 Стра­бон, по-види­мо­му, име­ет в виду почи­та­ние быка у егип­тян. Бык счи­тал­ся в древ­нем Егип­те сим­во­лом могу­ще­ства боже­ства.

33 Т. е. осно­вать город и постро­ить храм.

34 См. XVI, II, 28.

35 См. X, IV, 18.

36 См. XII, III, 5.

37 См. VII, III, 5.

38 XVII, I, 43.

39 Т. е. в суб­бо­ту.

40 Постро­ен­ный Иро­дом Вели­ким.

41 Китис — Medico arborea.

42 Тере­бин­то­вое дере­во — Pistacia terebinthus.

43 Стра­бон сме­ши­ва­ет Мерт­вое море с Сир­бо­ни­дой. Опи­са­ние Сир­бо­ни­ды отно­сит­ся к Мерт­во­му морю и взя­то из трак­та­та Поси­до­ния («Об оке­ане»).

44 Пра­виль­ность опи­са­ния Стра­бо­на под­твер­жда­ют совре­мен­ные уче­ные (H. L. Jones. с. 831 The geography of Strabo, VII. London, 1933, стр. 294).

45 Хри­со­кол­ла — букв. «золо­той при­пой», быть может мала­хит (?).

46 См. VII, V, 8.

47 Конъ­ек­ту­ра Корэ и Кра­ме­ра вме­сто «море» (thalatta).

48 Конъ­ек­ту­ра Корэ вме­сто «Иро­ду».

49 Архе­лай.

50 Анти­па и Филипп.


К гла­ве III (стр. 708—710)


1 XVI, I, 26, сл.

2 XVI, I, 6.

3 XV, II, 14 сл.

4 Арте­ми­ды Тав­ро­по­лы.

5 Т. е. Крас­ное море.

6 Стра­бон, по-види­мо­му, име­ет в виду корал­ло­вые рифы.

7 Кав­сий — широ­ко­по­лая вой­лоч­ная маке­дон­ская шля­па.


К гла­ве IV (стр. 710—725)


1 Т. е. к севе­ро-восто­ку.

2 Веро­ят­но, ара­бы-зем­ле­дель­цы.

3 Mimosa Nilotica.

4 XVI, II, 30.

5 Myos hormon.

6 Numida Meleagris.

7 «Гряз­ный».

8 «Зме­и­ный».

9 Боги­ни Спа­си­тель­ни­цы.

10 «Быки».

11 Пто­ле­ме­ем Фила­дель­фом.

12 «Каме­но­лом­ни».

13 Т. е. Крас­но­го моря.

14 Пита­ю­щи­е­ся коре­нья­ми.

15 Живу­щие на боло­тах.

16 Поеда­ю­щие семе­на.

17 Мясо­еды.

18 Букв. koloboi — «с изу­ве­чен­ны­ми поло­вы­ми частя­ми».

19 «Дои­те­ли собак».

20 Дика­ри.

21 «Поеда­ю­щие сло­нов».

22 Т. е. гряз­ны­ми.

23 Поеда­ю­щие птиц.

24 Пита­ю­щи­е­ся саран­чой.

25 «С четырь­мя челю­стя­ми».

26 «Изу­ве­чен­ны­ми» (см. § 5).

27 Сти­ракс, или сто­ракс, — кустар­ник, из кото­ро­го добы­ва­ют бла­го­вон­ную смо­лу.

28 Быть может, для того, чтобы убить.

29 Поеда­ю­щие чере­пах.

30 Mimusops Schimperi Hochst. Дере­во с соч­ны­ми пло­да­ми, при­ве­зен­ное Кам­би­сом в Пер­сию (см.: Дио­дор I, 34).

31 Туто­вое дере­во.

32 Люди с соба­чьи­ми голо­ва­ми.

33 Южный рог.

34 См. XV, I, 44.

35 Про­пуск в руко­пи­си.

36 Т. е. вер­блю­ды-лео­пар­ды.

37 Боль­шой пави­ан — Papio sphinx.

38 «Песье­глав­цы» — пави­ан Papio hamadryas.

39 Пави­а­ны — Papio cebus (см. XVII, I, 40).

40 По-види­мо­му, род гие­ны.

41 Ср. II, I, 9 и XV, I, 28.

42 См. XVII, III, 5.

43 По-латы­ни stibium — полу­то­ра-суль­фид сурь­мы.

44 akathartoi.

45 Ramnus paliurus.

46 Может быть, шака­лов.

47 Текст, по-види­мо­му, испор­чен.

48 Tragopogon porrifolius L. — овощ (см.: Фео­фраст. Иссле­до­ва­ние о рас­те­ни­ях VII, 7, 1).

49 Неиз­вест­ное рас­те­ние (см.: Фотий 459, 15).

50 Под сло­вом «дру­гие» Стра­бон име­ет в виду Кте­сия и Ага­фар­хи­да из Кни­да (RE, Strabon, стлб. 101).

51 Ска­ла.

52 «Белое селе­ние».

53 По-види­мо­му, симп­том той же цин­ги, а не осо­бая болезнь.

54 Мыши­ная Гавань.

55 «Семь колод­цев».

56 XVI, IV, 2.

57 Т. е. сто­ик Зенон.

58 Т. е. чер­ные.

59 Ил. II, 783.

60 XVI, I, 11.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
1268389941 1269590670 1268765383 1270954404 1271028413 1271386796

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.