Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. Т. I, годы 68—51.
Издательство Академии Наук СССР, Москва—Ленинград, 1949.
Перевод и комментарии В. О. Горенштейна.
1 2 3

77. Титу Пом­по­нию Атти­ку, в Рим

[Att., III, 19]

Фес­са­ло­ни­ка, 15 сен­тяб­ря 58 г.

1. Так как я полу­чал от вас пись­ма тако­го рода, что на осно­ва­нии их сле­до­ва­ло чего-то ожидать, надеж­да и нетер­пе­ние удер­жи­ва­ли меня в Фес­са­ло­ни­ке; после того как все уси­лия, пред­при­ня­тые в этом году, как мне каза­лось, закон­чи­лись, я не поже­лал ехать в Азию1, ибо и мно­го­люд­ство нена­вист­но мне и я не хотел нахо­дить­ся дале­ко на слу­чай, если новые долж­ност­ные лица сде­ла­ют что-нибудь. Поэто­му я решил поехать к тебе в Эпир, — не пото­му, чтобы при­ро­да это­го места име­ла зна­че­ние для меня, совер­шен­но избе­гаю­ще­го све­та2, а пото­му, что мне будет очень при­ят­но отпра­вить­ся в путь — к избав­ле­нию — из тво­е­го пор­та. Если же он будет отре­зан, то нигде в дру­гом месте мне не будет лег­че либо вла­чить эту несчаст­ней­шую жизнь, либо, что гораздо луч­ше, покон­чить с нею. Со мной будет мало людей, боль­шин­ство я ото­шлю.

2. Твои пись­ма нико­гда не пода­ва­ли мне такой боль­шой надеж­ды, как пись­ма дру­гих; и все же моя надеж­да все­гда была сла­бее, чем выра­жен­ная в тво­их пись­мах. Одна­ко, раз нача­ли дей­ст­во­вать, каким бы обра­зом и по како­му бы пово­ду ни начи­на­ли, я не отвер­нусь ни от вызы­ваю­щих жалость и горест­ных просьб луч­ше­го и един­ст­вен­но­го бра­та, ни от обе­ща­ний Сестия3 и дру­гих, ни от надежд несчаст­ней­шей жен­щи­ны Терен­ции, ни от закли­на­ний пора­жен­ной тяг­чай­шим горем Тул­лио­лы, ни от тво­их пол­ных пре­дан­но­сти писем. Либо Эпир откро­ет мне путь к избав­ле­нию, либо про­изой­дет то, о чем я напи­сал выше.

3. Тебя умо­ляю и закли­наю, Тит Пом­по­ний, если ты видишь, что я лишил­ся вслед­ст­вие люд­ско­го веро­лом­ства все­го само­го цен­но­го, само­го доро­го­го и само­го при­ят­но­го, что мои совет­чи­ки пре­да­ли и бро­си­ли меня, если ты пони­ма­ешь, что меня заста­ви­ли погу­бить себя само­го и сво­их, — помо­гать мне из состра­да­нья, под­дер­жи­вать бра­та Квин­та, кото­рый может быть спа­сен, обе­ре­гать Терен­цию и моих детей. Дождись меня, если счи­та­ешь, что ты увидишь меня там4; если же нет, то посе­ти меня, если можешь, а из сво­ей зем­ли уде­ли мне столь­ко, сколь­ко я смо­гу занять сво­им телом, и шли ко мне рабов с пись­ма­ми воз­мож­но ско­рее и чаще. Напи­са­но за пят­на­дцать дней до октябрь­ских календ.

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1Т. е. в Кизик.
  • 2Ср. пись­мо LXII, § 1.
  • 3Пуб­лий Сестий был избран народ­ным три­бу­ном на следу­ю­щий, 57 г.
  • 4В Риме.
  • ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
    1327008058 1327008059 1327009001 1345960078 1345960079 1345960080

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.