Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. Т. I, годы 68—51.
Издательство Академии Наук СССР, Москва—Ленинград, 1949.
Перевод и комментарии В. О. Горенштейна.
1 2 3

62. Титу Пом­по­нию Атти­ку, в Рим

[Att., III, 7]

Брун­ди­сий, 29 апре­ля 58 г.

1. В Брун­ди­сий я при­е­хал за три­на­дцать дней до май­ских календ. В этот день твои рабы вру­чи­ли мне твое пись­мо, а через день дру­гие рабы доста­ви­ли дру­гое твое пись­мо. Ты про­сишь и сове­ту­ешь мне оста­но­вить­ся у тебя в Эпи­ре. Твое дру­же­ское рас­по­ло­же­ние меня чрез­вы­чай­но раду­ет и хоро­шо мне извест­но. Но такое реше­ние было бы для меня желан­ным, если бы мож­но было про­ве­сти там все вре­мя1 (ведь я не пере­но­шу мно­го­люд­ных мест, избе­гаю людей, едва в силах смот­реть на свет; уеди­не­ние, осо­бен­но в такой дру­же­ской обста­нов­ке, не было бы горь­ким для меня); но если это толь­ко из-за утом­ле­ния в пути, ради при­ва­ла, то, во-пер­вых, — это в сто­роне, затем, я буду на рас­сто­я­нии четы­рех­днев­но­го пути от Автро­ния2 и про­чих, затем — без тебя. Укреп­лен­ная усадь­ба, прав­да, при­го­ди­лась бы для того, чтобы жить в ней, но для оста­нов­ки в пути она не нуж­на. Если бы я осме­лил­ся, я отпра­вил­ся бы в Афи­ны3. Это было бы имен­но то, чего я хотел бы; но теперь и мои вра­ги там, и тебя я лишен, и опа­са­юсь, как бы не ука­за­ли, что и этот город недо­ста­точ­но уда­лен от Ита­лии, и ты не пишешь, когда ожидать тебя.

2. При­зы­вая меня к жиз­ни, ты дости­га­ешь толь­ко того, что я не нало­жу на себя рук, но не в тво­ей вла­сти дру­гое, — чтобы я не рас­ка­и­вал­ся в сво­ем реше­нии жить. И в самом деле, что может удер­жать меня, осо­бен­но когда нет той надеж­ды4, кото­рая сопро­вож­да­ла меня при моем отъ­езде? Не ста­ну пере­чис­лять все несча­стья, постиг­шие меня вслед­ст­вие чрез­вы­чай­ной неспра­вед­ли­во­сти и пре­ступ­ле­ния не столь­ко моих вра­гов, сколь­ко недоб­ро­же­ла­те­лей5, чтобы не уси­ли­вать сво­ей печа­ли и не наво­дить на тебя такой же скор­би. Утвер­ждаю одно: такое тяж­кое бед­ст­вие нико­гда нико­го не пора­жа­ло, и ни для кого смерть не была более желан­ной. Слу­чай уме­реть с вели­чай­шей честью6 упу­щен; оста­ет­ся вре­мя уже не для лече­ния, а для окон­ча­ния стра­да­ния.

3. Что каса­ет­ся государ­ст­вен­ных дел, то ты, я вижу, соби­ра­ешь все, что, по тво­е­му мне­нию, может при­не­сти мне какую-нибудь надеж­ду на пере­ме­ну. Хотя все это и ничтож­но, одна­ко, раз тебе так угод­но, подо­ждем.

Если ты пото­ро­пишь­ся, то все же7 дого­нишь меня, ибо я или при­бу­ду в Эпир, или поеду, не спе­ша, через Кан­да­вию8. Коле­бать­ся насчет поезд­ки в Эпир застав­ля­ло меня не мое непо­сто­ян­ство, а то, что я не знал, где уви­жусь с бра­том. Пра­во, не знаю не толь­ко, как я встре­чусь с ним, но и как отпу­щу его. Это самое боль­шое и самое бед­ст­вен­ное из всех моих бед­ст­вий.

Я писал бы тебе и чаще и боль­ше, если бы мое горе не отня­ло у меня всех сто­рон мое­го ума и осо­бен­но этой спо­соб­но­сти. Жаж­ду видеть тебя. Бере­ги здо­ро­вье. Напи­са­но в канун май­ских календ.

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1Бутрот нахо­дил­ся бли­же 500 миль от бере­гов Ита­лии.
  • 2См. прим. 2 к пись­му LVI.
  • 3Рас­сто­я­ние меж­ду Афи­на­ми и Брун­ди­си­ем было мень­ше 500 миль.
  • 4На быст­рое воз­вра­ще­ние.
  • 5Гор­тен­сий и Катон. Ср. пись­ма LXV, § 2; LXXII, § 2; LXVI, § 8.
  • 6Намек на мысль о воору­жен­ном сопро­тив­ле­нии Кло­дию.
  • 7Хотя Цице­рон и не дол­жен ездить во вла­де­ния Атти­ка в Бутро­те.
  • 8Кан­да­вия — гор­ная мест­ность в Илли­рии, на пути из Дирра­хия в Фес­са­ло­ни­ку.
  • ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
    1260010409 1327008012 1327008013 1345960063 1345960064 1345960065

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.