Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. Т. II, годы 51—46.
Издательство Академии Наук СССР, Москва—Ленинград, 1950.
Перевод и комментарии В. О. Горенштейна.
1 2 3 4 5 6

219. Кон­су­лам, пре­то­рам, народ­ным три­бу­нам и сена­ту

[Fam., XV, 1]

Кили­кия, вбли­зи Киби­ст­ры, меж­ду 19 и 21 сен­тяб­ря 51 г.

Про­кон­сул Марк Тул­лий Цице­рон шлет боль­шой при­вет кон­су­лам, пре­то­рам, народ­ным три­бу­нам, сена­ту.

1. Если вы здрав­ству­е­те, хоро­шо; я здрав­ствую. Хотя меня и с досто­вер­но­стью изве­ща­ли, что пар­фяне пере­шли через Евфрат почти все­ми сво­и­ми сила­ми, тем не менее, пола­гая, что про­кон­сул Марк Бибул может напи­сать вам об этом более опреде­лен­но, я счи­тал для себя необя­за­тель­ным писать офи­ци­аль­но о том, что сооб­ща­ли о про­вин­ции дру­го­го. Одна­ко после того как я полу­чил изве­стия из самых вер­ных источ­ни­ков — от послов, послан­цев и из писем, то, и пото­му что это было столь важ­ным делом, и пото­му что мы еще не слы­ха­ли о при­езде Бибу­ла в Сирию, и пото­му что началь­ство­ва­ние в этой войне для меня с Бибу­лом почти общее дело, я счел нуж­ным напи­сать вам о том, о чем мне донес­ли.

2. Послы царя Антио­ха Ком­ма­ген­ско­го пер­вы­ми изве­сти­ли меня о том, что боль­шие силы пар­фян нача­ли пере­прав­лять­ся через Евфрат. Так как после полу­че­ния это­го изве­стия неко­то­рые пола­га­ли, что это­му царю не следу­ет осо­бен­но дове­рять, я решил выждать, не посту­пят ли более надеж­ные сведе­ния. За две­на­дцать дней до октябрь­ских календ, когда я вел вой­ско в Кили­кию, на гра­ни­це Лика­о­нии и Кап­па­до­кии мне было вру­че­но пись­мо от Тар­кон­ди­мо­та1, счи­та­ю­ще­го­ся по ту сто­ро­ну Тав­ра самым вер­ным союз­ни­ком и луч­шим дру­гом рим­ско­го наро­да, с изве­ще­ни­ем, что Пакор, сын пар­фян­ско­го царя Оро­да, с очень мно­го­чис­лен­ной пар­фян­ской кон­ни­цей пере­шел через Евфрат и рас­по­ло­жил­ся лаге­рем в Тибе и что в про­вин­ции Сирии воз­ник­ла боль­шая тре­во­га. В этот же день мне вру­чи­ли пись­мо о том же самом от араб­ско­го филар­ха Иам­вли­ха, кото­ро­го счи­та­ют чело­ве­ком чест­ных взглядов и дру­гом наше­го государ­ства.

3. После этих доне­се­ний я, хотя и пони­мал, что союз­ни­ки настро­е­ны нетвер­до и колеб­лют­ся в чая­нии пере­мен, все-таки наде­ял­ся, что те, до кого я уже дое­хал и кто уже понял мою мяг­кость и бес­ко­ры­стие, ста­ли более дру­же­ствен­ны рим­ско­му наро­ду и что Кили­кия будет более надеж­ной, если и она узна­ет мою спра­вед­ли­вость. И по этой при­чине, и чтобы пода­вить тех из кили­кий­ско­го пле­ме­ни, кото­рые взя­лись за ору­жие2, и чтобы тот враг, кото­рый нахо­дил­ся в Сирии, знал, что по полу­че­нии этих изве­стий вой­ско рим­ско­го наро­да не толь­ко не отхо­дит, но даже под­хо­дит бли­же, я решил вести вой­ско к Тав­ру.

4. Но если мой авто­ри­тет име­ет у вас какой-нибудь вес, осо­бен­но в том, о чем вы слы­ха­ли, а я почти вижу, то я убеди­тель­ней­шим обра­зом и сове­тую и напо­ми­наю вам, — хотя и поз­же, чем сле­до­ва­ло, но все же когда-нибудь поза­бо­тить­ся об этих про­вин­ци­ях. Как я сна­ря­жен и какой обо­ро­ной обес­пе­чен, будучи послан в пред­виде­нии столь боль­шой вой­ны, — вам хоро­шо извест­но. Это­го пору­че­ния я не отверг не пото­му, чтобы меня ослеп­ля­ла глу­пость, но пото­му, что меня удер­жа­ла доб­ро­со­вест­ность. Ведь я нико­гда не счи­тал какую-либо опас­ность столь боль­шой, чтобы пред­по­честь укло­нить­ся от нее, вме­сто того, чтобы пови­но­вать­ся ваше­му авто­ри­те­ту.

5. Но в насто­я­щее вре­мя поло­же­ние тако­во, что если вы спеш­но не пошле­те в эти про­вин­ции вой­ска такой чис­лен­но­сти, какое вы обыч­но посы­ла­е­те на вели­чай­шую вой­ну, то есть чрез­вы­чай­ная опас­ность поте­рять все эти про­вин­ции, кото­ры­ми обес­пе­чи­ва­ют­ся дохо­ды рим­ско­го наро­да3. Воз­ла­гать какую-то надеж­ду на набор в этой про­вин­ции у вас нет ника­ких осно­ва­ний: и насе­ле­ние мало­чис­лен­но, и те, кто нали­цо, раз­бе­га­ют­ся при пер­вом же испу­ге. Что это за сол­да­ты, оце­нил в Азии Марк Бибул, очень храб­рый муж, не поже­лав­ший про­из­ве­сти набор, когда вы ему раз­ре­ши­ли: ведь вспо­мо­га­тель­ные вой­ска союз­ни­ков, вслед­ствие сви­ре­по­сти и неспра­вед­ли­во­стей наше­го вла­ды­че­ства, либо настоль­ко сла­бы, что не могут ока­зать нам боль­шой помо­щи, либо настоль­ко враж­деб­ны нам, что, по-види­мо­му, не следу­ет ни ожидать от них чего-либо, ни что-либо пору­чать им.

6. Что же каса­ет­ся наме­ре­ний царя Дей­о­та­ра и его вой­ска, какой бы чис­лен­но­сти оно ни было, они, по-мое­му, наши. Кап­па­до­кия пуста. Про­чие цари и тира­ны4 недо­ста­точ­но надеж­ны и в смыс­ле средств и в смыс­ле настро­е­ния. Мне же, при этой мало­чис­лен­но­сти сол­дат, при­сут­ствие духа, конеч­но, не изме­нит; не изме­нит, наде­юсь, и преду­смо­т­ри­тель­ность. Что про­изой­дет, не извест­но. О, если б мы мог­ли поза­бо­тить­ся о сво­ей без­опас­но­сти! О сво­ем досто­ин­стве мы, конеч­но, поза­бо­тим­ся.

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1Царь гор­ной обла­сти Аман; воз­веден на пре­стол Пом­пе­ем в 64 г., сра­жал­ся на его сто­роне под Фар­са­лом в 48 г.
  • 2Насе­ле­ние горы Ама­на.
  • 3Про­вин­ции Азия, Кили­кия и Сирия были источ­ни­ком важ­ных государ­ствен­ных дохо­дов.
  • 4Бого­ди­а­тар в Гала­тии, Аттал в Пафла­го­нии, Ари­старх в Кол­хиде, Пто­ло­мей в Ливане, Арет в Дамас­ке.
  • ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
    1327007045 1327003017 1327007043 1345960220 1345960221 1345960222

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.