Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. Т. II, годы 51—46.
Издательство Академии Наук СССР, Москва—Ленинград, 1950.
Перевод и комментарии В. О. Горенштейна.
1 2 3

259. Квин­ту Мину­цию Фер­му, в про­вин­цию Азию

[Fam., II, 18]

Лаоди­кея, нача­ло мая 50 г.

Импе­ра­тор1 Марк Тул­лий Цице­рон шлет при­вет про­пре­то­ру Квин­ту Фер­му.

1. Я чрез­вы­чай­но рад, что услу­га, ока­зан­ная мной Родо­ну, и про­чие мои ста­ра­ния по отно­ше­нию к тебе и тво­им при­ят­ны тебе, при­ят­ней­ше­му чело­ве­ку, и знай, что я с каж­дым днем все боль­ше забо­чусь о тво­ем досто­ин­ст­ве, кото­рое, впро­чем, ты сам настоль­ко воз­ве­ли­чил сво­ей непод­куп­но­стью и мяг­ко­стью, что, кажет­ся, ниче­го невоз­мож­но при­ба­вить.

2. Но я, изо дня в день раз­мыш­ляя о тво­ем обра­зе дей­ст­вий, все боль­ше и боль­ше одоб­ряю тот мой совет, кото­рый я вна­ча­ле выска­зал наше­му Ари­сто­ну, как толь­ко он при­е­хал ко мне: ты навле­чешь на себя жесто­кую враж­ду, если нане­сешь бес­че­стие вли­я­тель­но­му и знат­но­му моло­до­му чело­ве­ку2. А бес­че­стию он, кля­нусь, под­верг­нет­ся без сомне­ния, ибо у тебя нет нико­го, кто был бы выше его по долж­но­сти; он же, не гово­ря уже о знат­ном про­ис­хож­де­нии, тем и пре­вос­хо­дит тво­их лега­тов, чест­ней­ших мужей и бес­ко­рыст­ней­ших людей, что он кве­стор и твой кве­стор. Вижу, тебе никто не может повредить, раз­гне­вав­шись на тебя, одна­ко не хочу, чтобы трое бра­тьев очень высо­ко­го про­ис­хож­де­ния, дея­тель­ных и не лишен­ных крас­но­ре­чия, были на тебя в гне­ве, осо­бен­но в закон­ном. В тече­ние трех­ле­тия они, как вижу, один за дру­гим будут народ­ны­ми три­бу­на­ми.

3. Кто зна­ет, как сло­жат­ся обсто­я­тель­ства в государ­ст­ве? Мне пред­став­ля­ет­ся, что они будут тре­вож­ны­ми. Поче­му бы мне желать, чтобы ты испы­тал страх перед три­бу­ном, осо­бен­но когда ты, без упре­ка с чьей бы то ни было сто­ро­ны, можешь пред­по­честь кве­сто­ра лега­там из чис­ла быв­ших кве­сто­ров? Если он ока­жет­ся достой­ным сво­их пред­ков, на что я наде­юсь и чего желаю, то в какой-то сте­пе­ни сла­ва падет на тебя; если же он в чем-нибудь погре­шит, то погре­шит все­це­ло во вред себе, вовсе не во вред тебе.

Так как я выез­жаю в Кили­кию, я счел нуж­ным напи­сать тебе, что мне при­хо­ди­ло на ум, как важ­ное для тебя, по мое­му мне­нию. Я бы хотел, чтобы то, что ты совер­шишь, одоб­ри­ли боги. Но если ты послу­ша­ешь меня, ты будешь избе­гать недру­же­лю­бия и забо­тить­ся о покое в буду­щем.

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1См. прим. 1 к пись­му XV.
  • 2Гай Анто­ний был народ­ным три­бу­ном в 49 г.; это брат три­ум­ви­ра Мар­ка Анто­ния. Луций. Анто­ний был народ­ным три­бу­ном в 44 г. В 50 г. Гай Анто­ний был кве­сто­ром в про­вин­ции Азии, и Цице­рон сове­то­вал Фер­му оста­вить его во гла­ве про­вин­ции, соглас­но обы­чаю.
  • ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
    1327007027 1327007030 1327007032 1345960260 1345960261 1345960262

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.